Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка)



Скачать 331.17 Kb.
страница2/2
Дата26.01.2013
Размер331.17 Kb.
ТипАвтореферат
1   2
Cuándo + V finit! – по два значения. Лишь три фразеосхемы являются моносемичными: ¡No [y] qué [sino] no + V inf!, ¡Qué + N1 + ni qué + N1! (¡Qué + V inf + ni qué + V inf!), ¡ Cuánto [cuán] + N1 [V finit, Adv]!

Чаще всего фразеосхемы с опорным компонентом-вопросительным словом выражают значение отрицания (семь фразеосхем) или утверждения (шесть фразеосхем), например: 1) – ¿Y tú crees que yo haré un buen marido? – ¿Por qué no? – ¿A qué me voy a complicar la vida? – Tal vez sea eso lo que necesites… Se sintió como cogito en un brete. (S.A. Zunzunegui. Novelas de Bilbao). ● – А ты думаешь, что из меня выйдет хороший муж? – Почему бы и нет? – А зачем мне усложнять себе жизнь? – Может быть, это как раз то, что тебе нужно? Он почувствовал, что попался. (“Мне не следует усложнять себе жизнь + высокая степень уверенности, удивление, недоумение и т.д.”); 2) ¿Quién no ha visto a los Cabezudos hacerse misteriosos y dar a entender que todo se lo saben y de todo están al cabo…? (E. Rabasa. La bola y la gran ciencia). – Кто не встречал таких типов, как Кабесудо? Они напускают на себя загадочность и дают всем понять, что они все знают и обо всем осведомлены. (“Все встречали таких типов, как Кабесудо + высокая степень уверенности, негативное отношение к предмету речи и.т.п. ”). Четыре фразеосхемы выражают значение негативной оценки, еще четыре – высокой степени проявления предмета речи, например: 1) [Paco:] ¡Qué escalerita! Ya podía poner ascensor el ladrón del casero. Hueco no falta. Lo que falta son ganas de rascarse el bolsillo. (Teatro español 48/50). ● [Пако:] Ну и лестничка! Разбойник-домовладелец мог бы сделать лифт. Места хватает. Просто ему неохота выкладывать денежки. (“Это плохая лестница + возмущение, негодование, порицание и т.п.”); 2) – No se caliente la cabeza, señor… – ¡Dios mío! ¡qué bien te sienta el estado de viuda! ¡Y riquísima que me han dicho que eres!… Ocho años de destierro te ha costado, pero en fin, si estuviste como el ratón en el queso, ¡anda con Dios! (F. Caballero. Clemencia) ● – Боже, как тебе к лицу быть вдовой! И как мне сказали, богатой!… Конечно, это стоило тебе восьми лет изгнания, но, в конце концов, тебе там жилось очень неплохо, ей богу. (“Тебе к лицу быть вдовой” + высокая степень проявления предмета речи, восхищение, одобрение, положительная оценка предмета речи и т.п.”).
Значения положительной оценки, низкой степени проявления предмета речи и оценки предмета речи как предпочтительного, желаемого, целесообразного, одобряемого, но не существующего выражаются одной фразеосхемой каждое: 1) – ¡Qué chicas aquellas! Dos hermanas gemelas de Savannah, (Georgia), rubias, monísimas y verdaderamente gallinas. Buen trabajo le costó a mi virtud salir incólume… (F. Bermúdez de Castro. Pasos sin huellas). ● – Что это были за девчонки! Сестры – близнецы из Саванны (штат Джорджия), блондинки, красавицы, просто цыпочки. Можно считать чудом, что мне удалось сберечь свою добродетель… (“Это были замечательные девчонки + восхищение, одобрение и т.п.”); 2) – ¡Qué de gente hubo! Tú y yo. – Сколько было народу! Ты да я. (“Было мало народу + низкая степень проявления предмета речи, ирония, досада, негодование и т.д.”); 3) Sebastián aún se reía cuando puso el coche en marcha. ¡Quién tuviera veinte años menos! (F. Bermúdez de Castro. Pasos sin huellas). ● – Себастьян все еще смеялся, когда машина тронулась. – Эх, было бы мне на двадцать лет меньше!... (“Я хотел бы, чтобы мне было на двадцать лет меньше + сожаление, огорчение, досада и т.п.”).

Максимальной степенью экспрессивности характеризуются фразеосхемы, которые выражают значения оценки (особенно негативной) и высокой/низкой степени проявления предмета речи (таких значений десять из двадцати четырех). Их особая выразительность детерминирована особенностями смыслового наполнения обеих пропозиций – диктумной и модусной. Чуть менее экспрессивны фразеосхемы со значением утверждения или/и отрицания (таких значений тринадцать из двадцати четырех); их выразительность продуцируется лишь модусной составляющей значения, которая, однако, обладает большой воздействующей силой. Невысоким уровнем экспрессивности отличается лишь фразеосхема со значением оценки предмета речи как предпочтительного, желаемого, но не осуществившегося, модусная пропозиция которой представлена менее выразительными эмоциональными семами. Таким образом, двадцать три из двадцати четырех значений фразеосхем с опорным компонентом-вопросительным словом обладают высоким потенциалом экспрессивности. Данные показатели соответствуют природе фразеосинтаксических схем как фразеологических единиц, которые, помимо реализации коммуникативной функции, призваны воздействовать на эмоционально-волевую сферу собеседника. Перечисленные типы значений фразеосхем представляют собой фразеосинтаксическое значение, которое выражается не их лексико-семантическим наполнением, а синтаксической моделью в целом.

Все фразеосхемы обладают фразеологическими признаками воспро-изводимости, устойчивости, структурно-семантической целостности, идиоматичности, экспрессивности и относятся к разговорному стилю речи. Данные признаки являются интегральными для всех фразеосхем, однако характер их проявления в каждой из фразеосхем различен. Особую специфику составляет свойство идиоматичности, например: ¿Por qué aceptar que el marido toma a una como mueble de dominio absoluto, sin riesgos de viaje ni beneficio de inventario? (J. Fernández. Los que viven por sus manos). ● С какой стати муж получает жену в полное владение, словно какое-то движимое имущество, притом без страховых расходов и без всяких условий и оговорок? (“Муж не должен получать жену в полное владение + высокая степень уверенности, удивление, возмущение, негодование, негативная оценка предмета речи и т.д.”). Свойство идиоматичности может проявляться в нескольких измерениях: функциональном (значение восклицательности / повествовательности не выводится из вопросительной формальной организации фразеосхемы), семантическом (значение отрицания не выводится из утвердительной по форме фразеосхемы и наоборот; содержание модусной пропозиции также является формально не выраженным), стилистическом (фразеосхема характеризуется разговорной окраской в отличие от нейтральной окраски ее производящей, вопросительной синтаксической конструкции). Фразеосхемы ¡Qué + N1 + ni qué + N1! (¡Qué + V inf + ni qué + V inf!) и ¡Qué de + N1! обладают только тремя признаками идиоматичности, остальные фразеосхемы с опорным компонентом-вопросительным словом характеризуются наличием всех четырех идиоматичных элементов значения.

В третьей главе «Функционирование фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом в речи» описываются источники эстетической ценности фразеосхем, а также ее специфика.

Фразеосинтаксические схемы современного испанского языка с опорным компонентом-вопросительным словом относятся к экспрессивным средствам языка, поэтому обладают большим эстетическим потенциалом. Это связано с тем, что принципы организации и закономерности функционирования в речи данных синтаксических построений во многом отличаются от тех, которые действуют в рамках основной подсистемы языка, что вызывает особый интерес и внимание со стороны коммуникантов и выступает результатом стремления говорящего воздействовать на эмоционально-волевую сферу собеседника.

В этой связи изучение фразеосхем в функционально-коммуникативном и прагматическом аспектах представляет большую ценность для лингвистической науки. Такие исследования основываются на описании означающего и означаемого фразеосхем, производящего и производного, установлении внутренней формы, специфики соотношения языкового значения и актуального речевого смысла, а также закономерностей и условий их функционирования в тексте и т.д. Таким образом, воздействующая сила фразеосхем обусловлена их структурными, семантическими, этимологическими, парадигматическими и синтагматическими свойствами, иначе говоря, спецификой языковой организации и особенностями функционирования в речи.

Категория эстетики включает в себя весь спектр явлений, способных вызвать эмоциональные переживания человека – от прекрасного до безобразного. Эстетическая языковая информация способствует утонченности восприятия речи и повышению эффективности коммуникации в целом.

К системным предпосылкам эстетической ценности фразеосхем относятся следующие их свойства: асимметрия означающего и означаемого, которая проявляется в обязательном наличии идиоматичного компонента значения, контрасте между лаконичной формой и объемным содержанием, способности выражать энантиосемичные значения, использовании средств грамматической транспозиции, а также влияние внутренней формы, обязательное наличие эмоционально-экспрессивного компонента значения, совмещение диктумной и модусной пропозиций в содержании одного предложения, разговорная стилистическая маркированность.

Так, например, эстетическая ценность фразеосхем может продуцироваться благодаря контрасту (асимметрии) между лаконичной формой и объемным содержанием. Это достигается за счет одновременной реализации информативной и экспрессивной функций при использовании минимального набора формальных языковых средств, например: El doctor Juvenal Urbino, en cambio, le tenía bastante amor para verla con los ojos de la verdad. – Cómo será de noble esta ciudad – decía – que tenemos cuatrocientos años de estar tratando de acabar con ella, y todavía no lo logramos. (G.G. Márquez. El amor en los tiempos del cólera) ● – А у доктора Хувеналя Урбино хватало любви, чтобы видеть свой город трезвыми глазами. – Как же быть ему благородным, – говорил он, – если уже четыреста лет под­ряд мы пытаемся его прикончить и все еще не добились этого. (“Он не мо­жет быть благородным + высокая степень уверенности, удивление, неодобрение и т.д.”). Данная фразеосхема выражает предметное содержание, а также разнообразные эмоции и чувства, для экспликации которых потребовалось бы несколько предложений нефразеологизированного типа, например: «Он не может быть благородным. Это невозможно. Я удивлен тем, что вы так подумали. И т.д.». Противоречие между малым объемом формы и значительным объемом содержания, то есть формальной краткостью и информативной емкостью фразеосхемы придает ей эстетическую значимость, привлекает внимание, вызывает эмоциональный отклик слушающего и придает речи естественный, непринужденный характер.

Эстетические свойства фразеосхем с обязательным неизменяемым компонентом-вопросительным словом могут быть также детерминированы категорией энантиосемии, которая присуща некоторым фразеосхемам. Энантиосемия представляет собой столкновение двух противоположных признаков: «положительного» и «негативного» («отрицательного»). Коммуниканты в той или иной мере осознают это противоречие, порождающее дополнитель­ную экспрессию речи. Например: – Usted es el hombre del siglo. No puede negarse que su entendimiento es prodigioso, a todas luces prodigioso… ¡Qué cabeza la de este joven sobrino de usted! (B.Pérez Galdós. Doña Perfecta). ● – Вы – выдающийся человек. Нельзя отрицать, что ум у вас блистательный, совершенно блистательный. Что за голова у вашего племянника, сеньора донья Перфекта! Что за голова! (“Хорошая голова + удивление, восхищение, одобрение, похвала и т.д.”); Ср.: ¡Qué cabeza la de este joven sobrino de usted! No quiere estudiar, no quiere trabajar. A veses me parece tonto. Что за голова у вашего племянника! Он не хочет учиться, не хочет работать. Мне иногда кажется, что он ненормальный. (“Плохая голова + удивление, возмущение, неодобрение, досада и т.д.”).

Максимальной степени экспрессивность фразеосхем достигает в тех случаях, когда актуализации подвергается энантиосемичное значение, которое является противоположным форме предложения по знаку. Это обусловлено тем, что информация, которая эксплицируется подобной синтаксической конструкцией, вступает в противоречие с ожиданиями собеседника, благодаря чему воздействует не только на разум, но и на эмоциональную сферу адресата. Например: – El abuelo era, yo no lo olvidaba, un viejo lobo de mar. ¿Por qué habría de temer ahora a este huracán inesperado..? (S. Mansisider. Se llamaba Cabalina). ● – Дедушка был старым морским волком. Ему ли бояться неожиданно налетевшего урагана? (“Он не боится неожиданно налетевшего урагана + высокая степень уверенности и т.д.”); Ср.: – El año pasado nuestra ciudad fue el ojo del huracán. La casa de este hombre fue destruida por completo. ¿Por qué no habría de temer ahora a este huracán inesperado? ● – В прошлом году наш город оказался в эпицентре урагана. Дом этого человека был полностью разрушен. Ему ли теперь не бояться неожиданно налетевшего урагана? (“Он теперь боится неожиданно налетевшего урагана + высокая степень уверенности и т.д.”).

В качестве речевых источников эстетической значимости фразеосхем с обязательным компонентом-вопросительным словом выступают такие стилистические приемы, как придание эмоционально-оценочной экспрессивной окрашенности тексту, ее изменение на противоположную или нейтральную, семантическая аппликация, интенсификация значения (в том числе, по модели градации), его акцентуализация, «отсрочка» реализации коммуникативного смысла, а также стилистические эффекты коллоквиализации, психологизации и импликации.

Так, например, при сочетании фразеосхемы с экспрессивно окрашенными синтаксическими конструкциями (например, при дублировании фразеосхемы или сочетании с другой фразеосхемой) происходит интенсификация коммуникативного смысла всего отрезка текста: 1) – A propósito, ¿sabe cuál es ahora la nota de escándalo en F…? ¡Qué leyes, señor, qué leyes! Es juzgado civil falló ́en favor de la viuda, la herencia pasa integra a sus manos. (M. Azuela. El desquite). ● – Между прочим, вы думаете, какая теперь главная скандальная сенсация в Ф…? Ну и законы, сеньор, ну и законы! Гражданский суд решил дело в пользу вдовы, наследство переходит целиком в её руки. (“Плохие законы + высокая степень проявления предмета речи, удивление, возмущение, неодобрение и т.п.”); 2) [D. Eduardo:] ¿Y por qué quiere usted que les tenga yo miedo? ¿Qué me pueden quitar por ventura? ¿La vida, que es lo único que me queda? [Bruno (aparte):] ¿Y es grano de anís? (M. Gorostiza. Contigo, pan y ceboila) ● [Дон Эдуардо:] А с какой стати я должен их бояться? Что могут они отнять у меня? Разве что жизнь. Это единственное, что у меня осталось. [Бруно (в сторону):] А разве это пустяк? (“Я не боюсь + высокая степень уверенности, удивление, возмущение, негативное отношение к предмету речи и т.д.”; “Они ничего не могут отнять у меня + высокая степень уверенности, удивление, возмущение, негативное отношение к предмету речи и т.д.”). Такой прием позволяет говорящему подчеркнуть свое (в данном случае крайне негативное) отношение к предмету речи. В результате экспрессивность и прагматическая ценность всего микротекста в целом заметно возрастает.

Эстетическая ценность фразеосхем с опорным компонентом-вопросительным словом может быть детерминирована таким приемом, как «отсрочка» («задержка») актуализации коммуникативного смысла высказывания. В блоке, состоящем из двух высказываний, первое (фразеосхема) оказывается контекстуально зависимым от второго высказывания. Первое предложение до момента продуцирования второго воспринимается в его прямом, нефразеологизированном значении, что вводит адресата в заблуждение. После репрезентации второго высказывания происходит актуализация вторичного, фразеологизированного значения первого высказывания. Например: – ¡Qué lista! – dijo la madre. – Tu consejo me ayudó mucho. ● – Какая умная! – сказала мать. – Ты мне очень помогла своим советом. (“Умная + высокая степень проявления предмета речи, одобрение, положительная оценка предмета речи и т.п.”); Ср.: – Isolina – dijo a su hija, – eres ya mayor, tienes que aprender cómo se guisan los conejos. Empieza por matarlo y despellejarlo y luego te diré lo que has de hacer. Isolina estaba leyendo una revista con historias románticas. – No – gruño, – empieza tú por matarlo y pelarlo, y luego ya mirará cómo lo guisas. – ¡Qué lista! – dijo la madre. – Para matarlo no tengo ánimos. Pero sé que es facilísimo, basta agarrarlo de las orejas y darle un golpe fuerte en el cogote. Para despellejarlo, ya veremos. (Italo Calvino. El conejo venenoso). ● – Изолина, – сказала она дочери, – ты уже взрослая, ты должна научиться, как готовятся кролики. Начни с того, что убьешь его и снимешь шкуру, а потом я скажу тебе, что нужно делать. – Изолина читала журнал с романтическими историями. – Нет, – проворчала она, – начни ты с того, что убьешь его и снимешь шкуру, а потом я посмотрю, как ты его приготовишь. – Какая умная! – сказала мать. – У меня нет решительности, чтобы убить его. Но я знаю, что это очень просто, достаточно схватить его за уши и сильно ударить по затылку. А как снять шкуру, потом посмотрим. (“Не умная + высокая степень проявления предмета речи, неодобрение, досада, негативное отношение к предмету речи и т.д.”).

Прием «отсрочки» актуализации коммуникативного смысла высказывания продуцирует эффект напряженности, акцентирует внимание читателя на предмете речи, а в случае реализации энантиосемичного значения придает тексту иронический характер. «Разрядка» напряжения, которая наступает после прояснения актуального смысла такого высказывания, приносит адресату облегчение и, как результат, удовлетворение и наслаждение от акта коммуникации. Все это значительно увеличивает экспрессивность и воздействующую силу текста.

Эстетическое начало является ведущим у фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом.

В целом следует отметить, что фразеосхемы с опорным компонентом-вопросительным словом соответствуют своему статусу единиц фразеологической подсистемы языка. Они представляют собой одно из наиболее эффективных средств разговорной речи и позволяют говорящему в полной мере реализовывать разнообразные коммуникативные интенции, что и составляет перспективу их изучения.

В заключении обобщаются основные результаты проведенного исследования фразеосхем с опорным компонентом-вопросительным словом.

Приложение включает «Испанско-русский толковый словарь фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом».

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Меликян, А.В. Фразеосинтаксические схемы с опорным компонентом qué в испанском языке [Текст] / А.В. Меликян // Гуманитарные и социально-экономические науки. (Ростов н/Д). 2006. № 6. 0,5 п.л.

2. Меликян, А.В. Фразеосинтаксические схемы с опорными компонентами "что за" и "que" в русском и испанском языках [Текст] / А.В. Меликян // Вестник Ставропольского государственного педагогического института. Выпуск 8. 2006. 0,43 п.л.

3. Меликян, А.В. Фразеосинтаксические схемы в аспекте структурно-семантической слитности компонентов [Текст] / А.В. Меликян // Наука и образование. Известия Южного отделения РАО и РГПУ. (Ростов н/Д). 2006. № 3. 0,6 п.л.

4. Меликян, А.В. Системный аспект описания фразеосинтаксической схемы ¡Qué + N1 [V inf] + qué + N1 [V inf]! [Текст] / А.В. Меликян // Журналистика: информационное пространство. (Краснодар). 2006. № 5. 0,4 п.л.

5. Меликян, А.В. Фразеосинтаксические схемы с опорным компонентом quién в современном испанском языке [Текст] / А.В. Меликян // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. (Ростов н/Д). 2006. Спецвыпуск «Вопросы филологии». 0,5 п.л.

6. Меликян, А.В. О фразеологизации синтаксических конструкций с лексическими компонентами dónde, cuándo, cuánto в современном испанском языке [Текст] / А.В. Меликян // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2006. № 4. 0,6 п.л.

7. Меликян, А.В. Фразеосинтаксические схемы современного испанского языка с опорным компонентом cómo [Текст] / А.В. Меликян // Научная мысль Кавказа. (Ростов н/Д). 2006. № 13. 0,45 п.л.

8. Меликян, А.В. Речевые источники эстетической значимости испанских фразеосхем [Текст] / А.В. Меликян // Актуальные вопросы филологии. Теория и методика преподавания иностранных языков. Ростов н/Д, 2007. №3. 0,6 п.л.

9. Меликян, А.В. Фразеосхемы с опорным компонентом-вопросительным словом: эстетический аспект (на материале испанского языка) [Текст] / А.В. Меликян // Гуманитарные и социально-экономические науки. (Ростов н/Д). 2007. № 1. 0,46 п.л.

10. Меликян, А.В. Этимология испанских фразеосхем с вопросительным компонентом [Текст] / А.В. Меликян // Личность, речь и юридическая практика: Мат-лы 9-ой междун. науч.-метод. конфер. Ростов н/Д, 2007. 0,4 п.л.

11. Меликян, А.В. Эстетические функции испанских фразеосхем с опорным компонентом-вопросительным словом [Текст] / А.В. Меликян // Язык. Дискурс. Текст: Мат-лы III-ей Междун. науч. конфер. Ростов н/Д, 2007. В соавт., 0,5/0,25 п.л.

12. Меликян, А.В. Функциональный аспект интерпретации фразеосхем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) [Электронный ресурс] / А.В. Меликян // Электронный вестник Центра переподготовки и повышения квалификации по филологии и лингвострановедению. Филологический факультет СПбГУ. http://evcppk.ru. № гос. регистрации: 0420600030. 2007. 0,44 п.л.


Подписано в печать 23.03.2007. Формат 60х84 1/16. Офсетная печать. Объем 1,0 усл. печ. л. Тираж 100 экз.

Заказ № ____.
Издательство Педагогического института

ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.
Ротапринтный участок ПИ ЮФУ:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

1   2

Похожие:

Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconКафедра испанского языка
Перспективы глобального мира сквозь призму испанского языка и культуры: исследования и преподавание
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconИспанский алфавит Особенности испанского произношения
В целом следует указать, что система гласных испанского языка отличается простотой, ясностью и точностью, что придает звуковому строю...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconЭкспресс-курс испанского языка с нуля для путешествий (А1)
Вы научитесь правильно читать по-испански и главное считать (а то ведь наверняка обсчитают!). Узнаете, чем отличается классический...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconМеждометные образования с компонентом «Бог»: структурно-семантический и когнитивный аспекты
Работа выполнена на кафедре русского языка, методики и общего языкознания гуманитарного факультета гоу впо «Восточно-Сибирской государственной...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconДвухкомпонентная теория вида: прогрессивно-лимитативный ракурс (на материале испанского языка)
Смит 1998 в качестве аспектуальной концепции, отличающейся ”системным подходом к виду”. ”Такой подход предполагает общую, относящуюся...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconКурсовая работа Особенности газетных заголовков на базе венесуэльского варианта испанского языка Студентки 4 курса испанского отделения
«Kultur und Presse»1, определяет газету, как появляющуюся периодически, благодаря способности размноже­ния путем печати, — общедоступную...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconСловом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести
Я считаю, что высказывание В. Шефнера очень точно характеризует главную особенность великого и могучего русского языка – разнообразие...
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconНоминативные единицы русского языка с культурным компонентом в учебных текстах (с позиции носителя китайского языка)
Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации Государственного института русского языка имени А. С....
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) iconЭлектронное научное издание «Труды мгта: электронный журнал»
К вопросу о процессе лексического обновления языка (на примере пиренейского варианта испанского языка)
Системный и функциональный аспекты интерпретации фразеосинтаксических схем с опорным компонентом-вопросительным словом (на материале испанского языка) icon«Составление описательного рассказа по опорным схемам»
Цель занятия: закрепить навык составления описательного рассказа по опорным схемам
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org