1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма



страница1/6
Дата27.01.2013
Размер0.64 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6
Философские проблемы биологии и медицины:

материалы к кандидатскому экзамену


1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма.
Каждый человек очень хорошо чувствует различие между живым и мертвым, между собакой и камнем, между растением и почвой, на которой растет это растение, между рыбой и водой, в которой плавает рыба. Но как только человек пытается объяснить это различие, определить, что такое живое и чем оно отличается от мертвого, как тут же возникает очень много трудностей, которые современная наука до сих пор не смогла полностью разрешить. Мы легко чувствуем разницу живого и мертвого, но нам очень трудно объяснить эту разницу. В своей книге «Аксиомы биологии» известный биолог Б.М.Медников пишет: «Один остроумный человек заметил, что хотя мы можем затрудниться дать точное определение жизни, однако никто из нас не сомневается в реальности различия между живым и неживым, потому что за живую и за мертвую лошадь на рынке дают разную цену» (Б.М.Медников «Аксиомы биологии».М.,1982. – С.11).

Пытаясь выразить разницу живого и неживого, можно, например, сказать, что живые организмы способны двигаться сами, а неживые объекты могут двигаться только под действием внешних сил. Но что это значит «двигаться самостоятельно»? Например, если падает камень, то есть какая-то причина, которая привела к этому падению. Это может быть порыв ветра, землетрясение, падение другого камня, и т.д. В любом из этих случаев причина падения камня будет некоторой силой, которая извне подействовала на камень и привела к его падению. Когда же цветок раскрывает свои лепестки, то здесь также могут влиять внешние причины, например, количество солнечного света, температура окружающего воздуха, но все эти факторы не обязательно приведут к распусканию цветка, они образуют лишь благоприятные условия для распускания цветка. Мы чувствуем, что основная причина этого действия лежит внутри самого цветка, цветок сам совершает это действие. Но что это значит – «внутри» и «сам»? Как отличить самостоятельное действие от навязанного действия? Это уже очень непростые вопросы.

Или еще один пример объяснения различия между живым и мертвым: чтобы объяснить процессы в неживой природе, нужно задавать вопрос «почему?»; в то же время, чтобы объяснить процессы в живой природе, нужно задавать вопрос «для чего?». Например, мы спрашиваем, «почему падает камень?», но считаем бессмысленным спрашивать «для чего он падает?». Наоборот, когда, например, мы видим, что паук плетет паутину, нам гораздо важнее спросить, «для чего он это делает?», чем интересоваться, «почему» это происходит. Вопрос «почему?» предполагает, что была какая-то причина до возникновения следствия, например, сила, столкнувшая камень, возникла раньше падения камня.
Поэтому когда мы спрашиваем «почему?», мы предполагаем некоторую причину, которая предшествовала во времени следствию. Когда же мы спрашиваем «для чего?», то мы предполагаем, что процесс совершается ради какой-то цели, и сама эта цель предполагается осуществленной после процесса. Например, если мы считаем, что паук плетет свою паутину для того, чтобы поймать мух и бабочек и съесть их, то цель этого действия – поймать мух и бабочек, может наступить только после самого действия – создания паутины как средства осуществления этой цели. Одним из первых ввел различие этих двух видов причин великий древнегреческий философ Аристотель. Причину, предшествующую во времени своему следствию, он называл действующей причиной (causa efficiens), а причину как цель, способную наступить во времени лишь после действия-средства, Аристотель называл целевой, или финальной, причиной (causa finalis). Один и тот же процесс можно пытаться объяснить и с точки зрения действующих причин, и с точки зрения финальных причин. Например, тот же Аристотель полагал, что камень не только почему-то падает, но и для чего-то падает, т.е. у падения камня тоже есть цель. Такой целью для камня является его стремление достичь своего «естественного места» в мире, находящегося в центре Земли. Вот почему камень стремится падать именно вниз. Аристотель вообще считал, что в любом процессе есть всегда и действующая и финальная причина, но просто одна может быть выражена больше, чем другая. Спустя много лет после Аристотеля английский философ Фрэнсис Бэкон подверг критике это убеждение Аристотеля и призвал ученых вообще отказаться от объяснения процессов в природе с точки зрения финальных причин. Есть только действующие причины, даже в процессах живой природы. Поэтому мы должны перестать задавать вопрос «для чего паук плетет паутину?», но спрашивать только «почему он ее плетет?». У паука нет цели в этом действии, когда-то случайно предок пауков обрел эту способность и она оказалась удачной, помогла ему выжить и закрепилась в наследственности пауков (это уже объяснение Дарвина, который был вполне согласен с Бэконом). Современная биология также пытается придерживаться этой точки зрения, изгоняя из объяснения процессов в живой природе финальные причины и пытаясь объяснить их так же, как это делает физика при объяснении процессов в неживой природе, но, как мы увидим дальше, все обстоит не так просто в науке о жизни.

Как видите, объяснить различие между живым и мертвым и понять, что такое живое и чем оно отличается от мертвого, совсем не просто. Здесь мы сталкиваемся уже не только с чисто научными проблемами, но и проблемами философскими, например, такими, как – что такое самостоятельное действие и действие, навязанное извне, протекают ли процессы в живой природе под влиянием финальных или действующих причин, и т.д.
Наука неоднородна, она представлена множеством более частных научных знаний, или научных дисциплин. Вначале все эти виды наук входили в состав философии, и лишь позднее они одна за другой начали «отпочковываться» от своей матери-философии, образуя дочерние виды знания. Еще в античности относительно самостоятельно существовали математика, астрономия и медицина. Потом был долгий период, пока наконец в эпоху Возрождения и Новое время не отделились от философии физика и химия. Наконец, в 19 веке произошел целый взрыв образования различных научных дисциплин, когда окончательно оформились как самостоятельные виды знания химия и биология, появились психология, социология и другие науки.

Многообразие научных знаний, по-видимому, не случайно, образуя некоторую систему. Многие мыслители не раз пытались понять эту систему и выразить ее основные принципы. Так возникали различные классификации наук. Наибольшей популярностью в 19 и начале 20 века пользовалась классификация французского философа Огюста Конта. Он классифицировал все науки по степени общности их предмета исследования.

Мы хотели бы предложить вашему вниманию один очень простой вариант системы научного знания, основанный на представленной выше концепции научного логоса (см. рис.1).



С этой точки зрения все науки, во-первых, можно разделить на структурные и опытные. Структурные науки (логика, математика) практически не используют уровень эмпирической реализации структур и исследуют структуры и их логические теории в чистом виде. Таким образом, в этих науках научный логос ограничен только своими двумя верхними уровнями. В опытных науках научный логос представлен во всей своей полноте, в том числе включая в себя и уровень эмпирической (опытной) реализации структур. Эти науки заинтересованы не просто в исследовании чистых структур, но еще и в приложимости их к материальному миру. Далее, среди опытных наук можно выделить науки естественные (физика, химия, биология), гуманитарные (история, этика, эстетика) и синтетические (кибернетика, синергетика, экология, теория систем). Что различает между собой естественные и гуманитарные науки ? В решении этой проблемы очень влиятельна точка зрения немецкого философа 19 века Вильгельма Дильтея.

Дильтей полагал, что в основе естественных и гуманитарных наук лежат два принципиально разных метода познания. Метод естественных наук он называл объяснением, метод гуманитарных наук – описанием. Оба метода предполагают, что в реальности есть два уровня – уровень феноменов (того, что может восприниматься органами чувств) и уровень ноуменов (что органами чувств непосредственно воспринять нельзя). Во всех науках предполагается, что структуры и их логические теории принадлежат уровню ноуменов, и они не могут быть восприняты обычными органами чувств. Но естественные науки ограничивают сферу подлинно научного знания только областью наблюдаемого. Отсюда вытекает, что ноумены для них есть нечто гипотетичное. Их никогда нельзя достоверно наблюдать, и по их поводу можно только строить гипотезы. Выдвижение такого рода гипотез о природе научных ноуменов (структур и их логики), их дальнейшая проверка на фактах – это и есть метод объяснения. Но даже тогда, когда гипотеза прошла все проверки, мы не можем быть уверенными, что ноумены именно таковы, как они представлены в этой гипотезе. Единственное, что могло бы положить конец сомнениям, - это непосредственное наблюдение ноуменов, но таковое невозможно. Таким образом, метод объяснения принципиально гипотетичен, он всегда предполагает действие с таким объектом познания, который совершенно сокрыт от глаз исследователя. Ноумены оказываются принципиально отделенными от феноменов в таком образе реальности.

Наоборот, в методе описания, который используется преимущественно гуманитарными науками, в основном, считал Дильтей, имеют дело с внутренним миром человека. В этом внутреннем мире так же есть феномены и ноумены, но, в отличие от внешнего мира естественных наук, во внутренней реальности сам человек так же непосредственно может воспринять ноумены, как и феномены. Позволяет ему это сделать особое чувство – интроспекция (самонаблюдение). Например, если человек помог другому человеку, то вместе с феноменами этого действия, которые можно наблюдать обычными органами чувств (движения тела, голос, мимика), сам человек непосредственно переживает и его ноумены – мотивы этого действия, т.е. те причины, которые привели его к оказанию помощи. Это может быть, например, сострадание к другому (бескорыстная помощь), либо желание в будущем использовать этого человека (корыстная помощь). Поэтому во внутреннем мире, считал Дильтей, ноумены так же хорошо воспринимаются внутренними органами чувств (интроспекцией), как и феномены воспринимаются внешними органами чувств во внешнем мире. Следовательно, здесь нет надобности гадать по поводу того, каковы ноумены, их можно непосредственно воспринять, и останется только аккуратно описать их. Отсюда название метода – метод описания. Ноумены не отделены принципиально от феноменов во внутреннем мире, здесь они хотя и лежат на разных уровнях, но и те и другие можно воспринять и описать.

Разница этих образов реальности - в одном случае делающая ноумены недоступными для средств наблюдения, а в другом – доступными, и лежит, по мнению Дильтея, в основании различия естественных и гуманитарных наук. Они различны не столько по тому, что они изучают, сколько по тому, как они изучают что-либо. Одна и та же наука, например, психология, может строиться и как естественная и как гуманитарная наука.

В то же время, по-видимому, методы познания оказывают существенное влияние и на предмет познания, приводя к разным структурам предметности и их логическому выражению. Поэтому до некоторой степени можно говорить и о том, что есть области познания, где лучше применим тот или иной метод. Метод объяснения более адекватен в исследовании внешнего мира, когда мы хотим познать его как объект. Наоборот, метод описания более адекватен в познании человека и его внутреннего мира, когда мы познаем его как субъекта.

Появление синтетических наук, особенно во второй половине 20-го века, показывает, что деление Дильтея на метод описания и объяснения не абсолютно. В самом деле, в такой синтетической науке, как экология, например, речь уже может идти не только об экологии окружающей среды, но и об экологии мышления или жизни в целом. Все синтетические науки характеризуются тем, что они пытаются исследовать как материальный мир объектов, так и идеальный мир сознания и психики. Поэтому они не могут ограничиться только методом объяснения или описания и вынуждены искать какие-то более синтетические методологии познания. Усиление такого рода синтетических направлений – одна из основных тенденций развития современной науки.
Место биологии и медицины в системе наук в общем случае неоднозначно. Одни ученые считали, что медицина, как и биология, - это одна из естественнонаучных дисциплин. Другие полагали, что в медицине и биологии много признаков, сближающих эти научные направления с гуманитарными науками.

Это привело к существованию в биологии двух противоположных течений – витализма и редукционизма.

Слово «витализм» происходит от латинского «vita» (жизнь), и это направление в биологии всегда подчеркивало принципиальное отличие живых организмов от мертвых тел. Представители витализма (виталисты) считают, что в живом есть некоторое особое начало, «жизненная сила» (vis vitalis), которое отсутствует в неживой природе и принципиально отличает живое от неживого. Поэтому, например, в биологии неприменимы законы физики и химии, нужны новые, чисто биологические законы, чтобы объяснить поведение живых организмов. Внутри витализма всегда существовало еще много более частных направлений, из которых можно выделить два наиболее важных. Эти два направления можно условно называть рациональным и иррациональным витализмом. Иррациональный витализм считал, что «жизненная сила» непознаваема, и мы можем только утверждать, что она есть, но какова она и каковы ее свойства, познать невозможно. Это направление витализма по существу отрицало возможность биологии как науки и превращало биологию в мистику. Рациональный витализм, допуская принципиальное отличие живого от мертвого, тем не менее полагает, что возможно рациональное, научное познание этого отличия и построение биологии как научной дисциплины.

Направление, противоположное витализму, - это редукционизм. Слово «редукционизм» происходит от латинского слова «reductio» - «упрощение», сведение сложного к простому. Представители редукционизма (редукционисты) считают, что никаких принципиальных различий между живым и мертвым нет, различие здесь только количественное – живые организмы представляют из себя очень сложные, но физико-химические системы. Поэтому возможна биология как наука, законы биологии – это законы физики и химии, но проявляющие себя в специфических условиях. Таким образом, для редукционистов биология – одна из прикладных физико-химических наук. Внутри редукционизма, однако, также можно выделить два направления – сильный и слабый редукционизм. Сильный редукционизм полностью отрицает особенности живых организмов даже как физико-химических систем. Что же касается слабого редукционизма, то это направление в той или иной степени признает видоизменение законов физики и химии для живых организмов, хотя в любом случае это видоизменение не настолько велико, чтобы вообще отменить эти законы.



Одним из наиболее ярких проявлений позиции слабого редукционизма является готовность представителей этого направления расширить само понимание физики, если на основе старых законов физики невозможно будет описать те процессы, которые происходят в живых организмах. Например, известный физик 20-го столетия, один из создателей квантовой механики, Эрвин Шрёдингер в книге «Что такое жизнь?» пишет: «Развертывание событий в жизненном цикле организма обнаруживает удивительную регулярность и упорядоченность, не имеющих себе равных среди всего, с чем мы встречаемся в неодушевленных предметах... Нас не должны поэтому обескураживать трудности объяснения жизни с привлечением обыкновенных законов физики. Ибо это именно то, чего следует ожидать, исходя из наших знаний относительно структуры живой материи. Мы вправе предполагать, что живая материя подчиняется новому типу физического закона» (Э.Шредингер. «Что такое жизнь?».Ижевск, 1999. – С.79-83). В этом случае позиция слабого редукционизма уже вплотную приближается к позиции рационального витализма, и может оказаться, что спор между ними будет уже больше касаться терминов. Если для того, чтобы объяснить процессы в живой природе слабые редукционисты готовы изменить саму физику, возможно, даже качественным образом, то кто в этом случае может дать гарантию, что одно из таких изменений наконец не сможет удовлетворить и рациональных виталистов? Различие будет состоять лишь в том, что слабые редукционисты будут продолжать называть физикой не старую, а новую физику, а рациональные виталисты будут настаивать, что физикой следует называть только старую физику, в то время как то изменение, которое слабые редукционисты называют новой физикой, выходит уже за рамки физики вообще. Таким образом, по существу различие между этими направлениями исчезнет, и останется спор только о словах.

Если проследить историю биологии, то можно отметить следующую основную тенденцию развития этой науки: развитие биологии происходило от принятия крайних форм витализма и редукционизма к постепенному сближению их позиций. Вначале, когда в биологии господствовал либо витализм, либо редукционизм, это были крайние формы обоих направлений, иррациональный витализм и сильный редукционизм, не способные воспринять плодотворные идеи противоположного лагеря. Постепенно, особенно с развитием биологии в 20-м веке, ученые-биологи стали, с одной стороны, понимать, что множество биологических функций и структур имеют вполне реальную физико-химическую основу (это относится к структуре белков и хромосом, к процессам нервной проводимости и мышечного сокращения, и т.д.), а, с другой стороны, все эти процессы и состояния проявляют устойчивую своебразность по отношению к параметрам неорганических физико-химических процессов. Причем, эта своеобразность оказалась настолько выраженной, что для ее объяснения потребовалось изменить саму физику, например, объяснение молекулярной устойчивости наследственности живых организмов стало понятно только после открытия квантовой физики, а специфика физико-химических процессов в живых организмах стала получать свое объяснение только после построения основ неравновесной нелинейной термодинамики и синергетики. Так постепенно в биологии и расширяются области применения физики и химии, и одновременно изменяются сами эти науки, все более приспосабливаясь к особенностям живых организмов. В целом можно сказать, что происходит сближение рационального витализма и слабого редукционизма. Это можно понять только при том условии, что своя часть истины содержится в каждом из этих направлений (как в витализме, так и в редукционизме), и здесь нужно не выбирать, но соединять все то хорошее, что есть в каждой точке зрения.

Несомненно, что живые организмы достаточно сильно отличаются от неживых тел, и настоящая наука должна объяснить это различие, а не закрывать на него глаза, – в этом правда витализма. Но, с другой стороны, это отличие живого от мертвого познаваемо и проявляет себя в том числе через физико-химические процессы – в этом правда редукционизма.
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconМатериалы для студентов по философским проблемам биологии и медицины
Холизм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и холизма
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconНазвание издательства или провайдера
База данных политематического характера, мировой лидер информации в области фундаментальных, прикладных наук и медицины. В базе представлены...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconЭкзаменационные вопросы по биологии биология: определение, современный этап развития биологии, место и задачи биологии в системе подготовки врача
Определение понятия "жизнь". Признаки и свойства живого. Уровни организации живого
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconАннотация дисциплины «Биология почв»
Цели и задачи биологии почв. Основные разделы биологии почв. Объекты и методы биологии почв. Положение биологии почв в системе разделов...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconПрограмма дисциплины «философско-методологические проблемы биологии, экологии»
В процессе изучения материалов курса важно понять специфику биологии как науки, ее место в системе современного естествознания и...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconВ. В. Шевченко о некоторых возможностях прикладного использования конструктивной математики
Рассмотрены некоторые возможности конструктивного осмысления базовых представлений физики, биологии, физиологии и медицины, экономики,...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconБюллетень экспериментальной биологии и медицины 195) Вопросы медицинской химии 188) (с 2000 г.)

1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconУрок 1(1). Краткая история развития биологии
Цели: актуализировать знания учащихся о биологии как науке о живой природе, ее роли в жизни современного человека; расширить знания...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconПримерные программы дисциплин базовой части общенаучного цикла
Актуальные проблемы, методологические достижения и перспективные направления наук о биологическом многообразии, физиологии, молекулярной...
1. Место биологии и медицины в системе наук. Витализм и редукционизм в истории биологии и медицины. Виды редукционизма и витализма iconОсновное содержание учебной дисциплины
Предмет, задачи и методы общей и неорганической химии, ее место в системе естественных наук и фармацевтического образования, значение...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org