1. Предмет философии науки. Наука и современный мир



страница5/22
Дата29.01.2013
Размер2.75 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

11. Наука и философия.

4 концепции взаимодействия науки и философии.

1) метафизическая. Аристотель: философия – более фундаментальная область, чем наука, самодостаточная. Наука наук. Меньше аксиом.

2) позитивизм (Конт). Наука – сама себе философия. Общая методология науки – философия. Мах – психология научного творчества. Карнап – язык науки.

3) наука и философия – независимы друг от друга. Экзистенциализм.

4) диалектическая – наука (более специализированная) и философия (более общая и рефлексивная) – единый континуум. Динамический обмен. Оба противопоставляются мнению. В Греции имели один корень.

В современной литературе по ф.н. все ее проблемы делятся на:

1. Те вопросы, проблемы, которые ведут от самой философии к науке, отталкиваются от специфики философского знания.

Философия стремится к универсальному постижению мира и познанию его общих принципов. Это характерно и для ф.н. Она занимается рефлексией в ее предельных глубинах и подлинных первоначалах.

Здесь не используется концептуальный аппарат философии и необходимо наличие определенной мировоззренческой позиции.

2. Вторая группа проблем возникает внутри самой науки. Они также нуждаются в философии. Здесь переплетаются проблемы познавательной деятельности как токовой, теории отражения «собственно философские подсказки» решение парадоксальных проблем.

3. Проблема взаимодействия науки и философии с учетом их фундаментальных взаимодействий.

Как показывают исследования по истории науки, философское мировоззрение играет огромную роль в самой истории науки. Особенно это заметно в периоды научных революций.

Ф.н. может быть по-разному ориентирована.

Например, у Уайтхеда она онтологически ориентирована, а у Поппера – методологически.

У 1-го больше внимания уделяется процедурам анализа и обобщения научных знаний с целью построения единой картины мира, у 2-го – главной является рассмотрение многообразия процедур научного исследования: обоснования, идеализации, фальсификации, анализ содержательных предпосылок знания.

Ф.н. может быть сциентистки и антисциентиски ориентированной. Эти ориентации по разному оценивают статус науки в культурном континууме 20в.

Сциентисткая версии ф.н. пытается провести демаркацию науки и метафизики, свести качественно различные теоретические структуры к единому эмпирическому основанию.

По разному оценивают и место ф.н.: – одни видят в ней тип философствования, который основывает свои выводы исключительно на результатах и методах науки;

– другие видят в ф.н. посредствующее звено между естественно-научным и гуманитарным знанием (Франк); – третьи связывают с ф.н. задачи методологического анализа научного знания (Лакатос); – рассматривают ф.н. как идеологическую спекуляцию, вредную для науки и для общества.

В ф.н.
в последнее время широкое распространение получил дескриптивный подход, когда описываются разнообразные, имеющие место в науке ситуации. От гипотез для данного конкретного случая до типу Case Studias, ориентирующегося на анализ реального события науки или истории конкретного события в том или ином социокультурном контексте.

Периодизация проблематики философии науки.

В литературе по ф.н. обычно выделяют основную проблематику ф.н. по периодам:

1. Первая треть 20в.

– ф.н. занята построением целостной научной картины мира;

–исследование соотношений детерминизма и причинности в науке;

– изучение динамических и статистических закономерностей;

– исследуются структурные компоненты научного исследования;

– соотношение логики и интуиции, индукции и дедукции, анализа и синтеза, открытие и обоснование теории и факта.

2. Вторая треть 20в.

– анализ проблем эмпирического обоснования науки, выяснение того, достаточно ли для всего здания науки фундамента чисто эмпирического исследования; можно ли все теоретические термины свести к эмпирическим;

– в чем сложности проблемы теоретической загруженности опыта;

В этот период заявляют о себе сложности верификации, фальсификации, дедуктивно-номонологического объяснения. Предлагается анализ парадигмы научного знания, научно-исследовательского программа;

– проблема тематического анализа науки.

3. Последняя треть 20в. сейчас.

– обсуждение нового расширенного понятия научной рациональности;

– обостряется конкуренция объяснительных моделей развития научного знания;

– новое содержание приобретают критерии научности, методологические нормы и понятий аппарат постнеклассической стадии науки.

Возникает стремление к историзации науки, выдвигается требование соотношения ф.н. с ее историей. Встает проблема истористской и методологической версии реконструкции истории науки. Данная проблематика возвращает нас к исходной позиции ф.н., то есть к анализу мировоззренческой и социальной проблем, сопровождая рост и развитие науки.

Вновь возникает вопрос о социальной детерминизации научного знания, актуальными оказываются проблемы гуманизации и гуманитаризации науки.

Ф.н. выполняет тем самым общекультурную функцию, не позволяя ученым стать невеждами при узкопрофессиональном подходе к явлениям и прцессам действительности.

Предлагает обращать внимание на философский план исследования проблем и следовательно на отношение мысли к действительности во всей ее полноте и многоаспектности.
12. Наука и искусство

57% открытий – уникальны и неповторимы.

Освоение действительности:

- когнитивный способ – наука (абстрактное, законы)

- образное, индивидуальное, субъективное, единичное, конкретное – искусство.

Наука – непрерывное абстрагирование, искусство – непрерывная конкретизация, дает интуицию форм, жизнь среди чистых форм. Искусство не лжет, а видит то, что другим увидеть не дано. Выражает отношение к жизни, способность создавать новые миры, воображать их. Учит воображать, а не только понимать, обогащает творческую деятельность ученого. Эстетический критерий научности идет от искусства.

Наука повлияла на искусство. Обоснование новых направлений в искусстве – через новые открытия. А. Бретон – сюрреализм: новые образцы через новые открытия в физике.

Искусство постмодерна – нарастание использования оксюморонов: «прекрасно болен», «холодный жар чисел». Чем абсурднее, тем эстетичнее. Новы виды искусства (оптическое, электронное).

Научное знание, творчество вплетено в прогресс, искусство – нет. Сделанное в науке быстро устаревает, новое в науке превосходит прошлое, но иногда задерживается надолго. Судьба ученого – быть превзойденным, это уходит в бесконечность.

Ценность науки (помимо технического):

Древняя Греция – путь к истинному бытию

Средневековье – путь к истинному искусству

Новое время – путь к истинной природе, счастью

Современная наука – не знает своей цели, не дает ответа на важные вопросы.

Современная философия:

1) культурологический сциентизм: наука – «Глатея» для ученого. Умеренный – культурно-научная деятельность человека абсолютизируется, другие формы человеческой культуры – по образцу науки, но сами приносят познавательное значение. Абсолютный сциентизм – только наука несет познавательное значение, остальное – изгнать.

2) культурологический антисциентизм: экзистенциализм (Хайдеггер) – наука ведет к исчезновению человека из бытия (через технику). Бердяев – наука противостоит духовному.

Общее основание – наука демонизируется.

Вообще – до Нового времени искусство считалось одной из основных форм познания. Традиционный взгляд на творца искусства как подражателя природы сформировался уже в ранней античности и доминировал в эстетике вплоть до ХIХ века. Природа предстает как образец для человеческого искусства. Важнейшей категорией, посредством которой античные авторы пытались выяснить сущность искусства, было «подражание» («мимезис»). В это время подражание представляется как изобразительная репрезентация, через искусство другие могут познать мир (хотя Платон не очень этому радовался, так как сама такая репрезентация рассматривалась как отдаление от мира идей через знаки – проблема истинности такого познания, но Аристотель был за – разное понимание места нахождения идей: Платон – отдельно от вещей, Аристотель - в самих вещах).

В Средневековье основным становится положение, что видимая реальность есть символ невидимой, художник становится посредником между божественным Логосом и людьми. Искусство становится необходимым составляющим религиозного культа.

В Возрождение искусство – ставится акцент и на внешней красоте. Рассматриваются разные направления в искусстве как более или менее высшие – то есть приближенные к реальности (на основе разделения знаков на искусственные и естественные).

В Новое время – наука выходит ярко вперед и к искусству предъявляются те же требования рациональности, идеальное искусство – рациональное. Но очень скоро понимают, что это просто невозможно и появляются разные направления, обращенные на эмоциональную сторону искусства, интуитивное ее направление (например, «Буря и Натиск»), отказ от рационального в искусстве, разведения науки и искусства по особенностям познания. В ХIХ веке появляется философия искусства, в Новое время – эстетика как наука об искусстве. В ХХ веке появляются различные взгляды на связь науки и искусства, перечисленные выше (сциентизм и антисциентизм).

13. Наука и религия.

В те моменты научной деятельности, когда ученый отстраняется от философии, когда она ему мешает, он часто опирается на религию, на религиозное отношение к миру. Религия служит ему опорой в таких случаях, помогает ориентироваться в мире и оправдывать свое существование как ученого. Религия не отвечает на вопрос об истинности или неистинности научных теорий, которые решают задачу об устройстве мира. Если наука смотрит на мир, как если бы он был вечен и неизменен, без какого бы то ни было интереса к вопросу о цели мира, то религию интересует, как мир был создан и с какой целью. По этой линии проходит размежевание между религией и наукой, можно говорить об их <безразличии> к проблематике друг друга. Но ученый не просто безразличен к религии, она ему нужна, и тут можно выделить несколько пунктов.

1. Философия ставит исходные начала под вопрос, вечно дискутирует по их поводу, философия вещь рискованная, она ставит ум на грань сомнения. Ученый, однако, не может работать на базе такой неопределенности, ему нужна устойчивость, и именно религия позволяет ему верить в незыблемость начал. Для нормального научного

исследования такая вера в основания очень существенна.

2. Ученый относится к миру как к тому, что уже есть, существует. Когда мир воспринимается ученым через его органы чувств, ему важно быть уверенным, что это не иллюзия, не мираж, что мир существует не только для него, для его человеческого восприятия. Религиозная истина - в творении мира, в цели этого творения. Мир сотворен, значит, он есть. Такая религиозная вера в существование мира как сотворенного помогает ученому в его деятельности. Мир существует не только для него, но и для Бога, значит, он действительно есть.

3. Когда ученый познает мир умом, ему важно, чтобы мир не был хаосом, нужна интуитивная уверенность в том, что мир гармоничен. Мир не просто есть, но он устроен, устроен законосообразно. Такая космическая религиозность облегчает жизнь ученому. Для самого существования науки важна религиозная уверенность в существовании мира, в его гармоничности и устойчивости начал, в его познаваемости.

Современное отношение к науке религиозных деятелей:

  • рассматривают науку как одно из величайших достижений человечества

  • указывают на утрату «этического горизонта» - наука в военных целях, использование результатов во вред природе и человеку

  • наука способствует развитию только уже развитых государств (дороговизна исследований)

  • приносит больше власти власть имущим и больше денег богатым, не помогая беднейшей части населения

  • таким образом, отдаляясь от религии, наука становится бездуховной. Церковь д.б. «моральным посредником».

Наука меняет отношение людей к религии: если Декарт, Ньютон ещё оставляли место Богу в своих построениях, то в 19 веке (дарвинизм, достижения физики) «гипотеза Бога» стала ненужной. Результат: в умах прогресс связывается только с наукой, религия выступает как антитеза. Понимая это, богословы стараются интегрироваться с наукой.

Развитие моделей Бога под влиянием науки:

  • монархическая: Бог – единоличный, всемогущий властитель

  • деистическая: Бог – часовщик, пускающий природный механизм

  • фундаментализм: Бог запланировал всё заранее, и творение т.о. давно завершено

  • теистический эволюционолизм: универсум развивается согласно воле и целям Бога (отрицание роли случайности)

  • процессная модель: Бог участвует в мире на всех уровнях, улучшая его согласованность и поддерживая существование. Бог учится и растёт вместе со своим творением = становление и развитие мира есть становление и развитие Бога. Бог по отношению к миру имманентен и трансцендентен.


14. Наука и нравственность. Этика науки.

На первый взгляд, наука и нравственность отстоят друг от друга очень далеко. Наука — это совокупность теоретических представлений о мире, ориентированная на выражение в понятиях и математических формулах объективных характеристик действительности, которые не зависят от сознания. Нравственность (мораль), напротив, является совокупностью ценностей и норм, регулирующих поведение и сознание людей с точки зрения противоположности добра и зла. Нравственность строится на человеческих оценках, повелевает действовать определенным образом в зависимости от наших жизненных ориентиров. Напр., тот факт, что газы при нагревании расширяются, не может быть морально оценен.; то, что на все предметы действует на земле закон притяжения, заставляя их падать, это тоже факт, о котором бессмысленно говорить, хороший он или плохой, нравственный или безнравственный. Это просто закон.

Однако все обстоит не так просто. Во-первых, нравственность проникает всюду, где встречаются два субъекта и где речь идет об их нуждах и угрозах для них, во-вторых, наука — дело вполне человеческое и касается огромного множества человеческих интересов.

Чтобы разобраться о взаимодействии наука и нравственность условно выделим 3 сферы их взаимодействия. Первая — соотношение науки и ученых с применением их открытий в практической повседневной жизни. Вторая — внутринаучная этика, т.е. те нормы, ценности и правила, которые регулируют поведение ученых в рамках их собственного сообщества. Третья — некое «срединное поле» между научным и ненаучным в самых разных областях.

Говоря о первой сфере, надо иметь в виду, что ученый — человек, который производит и выражает на научном языке объективное знание о реальности или отдельных ее областях и характеристиках. Известно, что крупные ученые доходят в своей жажде познания до фанатизма. Само по себе знание не несет никакой нравственной характеристики, но, лишь до того момента, когда оно, пройдя ряд стадий, не превращается в атомную бомбу, суперкомпьютер, приборы для тотального воздействия на чужую психику или для вмешательства в генетический аппарат. И тогда перед человеком-ученым встают, по крайней мере, две серьезные нравственные проблемы: 1. продолжать ли исследование, которое может нанести вред людям и человечеству; 2. брать ли на себя ответственность за использование результатов открытий «во зло» — для убийства, безраздельного господства над сознанием и судьбами других людей. Большинство ученых решают первый вопрос положительно: познающий разум не терпит границ, он стремится преодолеть все препятствия на пути к научной истине, к знанию о том, как именно устроены мир и человек. Ученые продолжают свои эксперименты даже тогда, когда их поиск оказывается под официальным запретом, они работают в подпольных лабораториях, делают опыты на самих себе. Нравственная сторона проблемы состоит в том, что открытые учеными законы могут навредить людям, принести им зло. Противники некоторых видов исследований считают, что человечество сегодня еще не готово к принятию некоторой информации (генетические законы, работа с бессознательным), ибо это позволит из корыстных соображений массово манипулировать другими людьми, а знание об устройстве нашей планеты или открытие новых источников энергии может быть использовано террористами, и т.д. Заступники же свободы науки отвечают, что так и топор недолго запретить — им ведь тоже можно кому-нибудь голову снести, а, между тем, в хозяйстве без него не обойтись. Так что дело не в самом знании а в том как его применять.

И здесь мы приходим непосредственно ко второму вопросу—о внутринаучной этике. По нему мнения тоже разделяются, и это разделение вызвано реальным противоречием. В одном отношении ученый не может отвечать за последствия своих исследований, т.к. в большинстве случаев не он принимает кардинальное решение о том, как применить его открытие на практике. Другие ученые, представляющие крыло прикладного знания и работающие непосредственно на заказ, могут использовать сформулированные им и законы для создания конкретных аппаратов и приборов, способных создать человечеству проблемы. С другой стороны, ученый не марионетка, а человек с ясным умом и твердой памятью, поэтому он не может не осознавать собственный вклад в изготовление тех или иных предметов и систем, опасных для людей. И вряд ли ученые, участвующие в подобных разработках, не понимают, что они делают. Поэтому, доля ответственности за происходящее в технике, технологии, медицине и других практических областях ложится на плечи ученого.

Особенно остро проблемы нравственности науки стоят для ученых, занятых в прикладных областях, а также для тех конструкторов и инженеров, которые призваны воплощать идеи в конкретных технологиях. Ярким примером являются острые дискуссии, развернувшиеся вокруг темы клонирования животных и человека. Клонирование как помощь в продлении жизни и улучшения здоровья людей и клонирование как способ для создания породы людей «второго сорта», людей-рабов и т.д. Моральную ответственность за собственные открытия, теории и концепции ученые-гуманитарии несут не в меньшей степени, чем физики, создающие бомбы, и биологи, выращивающие в лабораториях чуму. Примером здесь могут быть психологи, претендующие в отличие от философов на статус полноценных ученых. Человек, совмещающему в себе теоретика и практика, надо самому быть высоконравственным и чутким, чтобы исполнить важнейший врачебный принцип «Не навреди!». Не меньшую ответственность несут и такие ученые, как историки. Именно они формируют нашу коллективную память, и от их обычной порядочности зависит характер истолкования фактов. Для них очень важно не идти на поводу эмоций и амбиций, не потворствовать моде, а, как это положено в науке, искать истину: что было на самом деле. Распространение новых версий истории влечет за собой хаос в массовом сознании, оно может способствовать раздуванию социальных и этнических противоречий, конфликта между поколениями.

Итак, первая нравственная установка, необходимая для ученого, это установка на объективность. Объективность — то, что постоянно манит к себе исследователя, заставляет двигаться за собой, тем не менее, неуклонно отдаляясь. Объективность выражается в стремлении быть непредвзятым и видеть изучаемый предмет всесторонне, в целостности. Объективность — другой облик справедливости. Они обе выступают как подлинные добродетели ученого. Однако научные сообщества, нередко сражаются друг с другом, доказывая теоретическую несостоятельность соперника при этом в ход идут отнюдь не моральные средства, такие как напрасные обвинения, ложь, клевета, замалчивание результатов, полученных «противной стороной», игнорирование ее успехов, приписывание ученым иного направления практики подтасовки данных. Все это мешают понимать мир таким, как он есть

В связи со всем этим важнейшей добродетелью ученого наряду со стремлением к объективности—справедливости является самокритика, честность (т.е. не утаивание результатов исследования от своих коллег), порядочность (тесно связана с объективностью и честностью; подлинный ученый никогда не станет присваивать себе чужие открытия, недаром самым большим позором плагиат). Порядочность современного ученого проявляется в его отношениях с творческим научным коллективом. Крупные исследования и конструкторские работы не проводятся в наши дни одиночками, закрывшимися в «башне из слоновой кости». Любой более или менее продолжительный эксперимент предполагает участие десятков и сотен людей, их дружную, слаженную, целеустремленную работу.

Третья важная сфера проблем, касающихся науки и нравственности, это проблемы, с одной стороны, взаимодействия науки с сопредельными областями знания, а с другой — взаимодействия теории с экспериментальной областью в самой науке, где совершается выход за пределы теории — в жизнь.

О соотношении науки и других форм духовного освоения мира, вернее, о том, как ученые соотносятся в своем сознании с этими формами, можно сказать, что соотношение это не всегда пронизано добротой, благожелательностью и стремлением к взаимопониманию. Нередко ученые, особенно представляющие точные науки, в своем отношении ко всему иному (не научному) нередко бывают высокомерны и чванны, проявляют гордыню Рассуждения строятся примерно так: «Мы — ученые (математики, физики, химики), мы владеем секретами устройства мира, мы мыслим точно, наши открытия приносят весомые плоды в виде головокружительной техники, от которой нынче все зависят, поэтому мы — элита, и никто по своим достоинствам с нами не сравнится». При этом достается не только представителям искусства (этот конфликт когда-то вылился в нашей стране в дискуссию между «физиками и лириками»), но и собратьям-гуманитариям, дисциплины которых расцениваются как «болтовня». Впрочем, действительно талантливым и масштабным ученым подобный порок гордыни не присущ. Многие из них прекрасно осознают и понимают важность для человека не только музыки или изобразительного искусства, но и литературы, истории, философии — всей совокупности гуманитарного знания.

Научная этика в огромной степени связана с таким пластом исследований, как эксперимент, который есть не что иное, как проверка теоретической гипотезы на практике, ее всестороннее испытание с варьированием условий. Научный эксперимент предполагает в своем изначальном варианте, что субъект-экспериментатор воздействует на объект — природное нечто, не обладающее качествами субъективности. Камень, дерево, металл не могут откликнуться, отозваться, вступить с исследователем в диалог. Они безропотно переносят любое воздействие, сопротивляясь лишь пассивно, самим фактом своего существования. Чтобы упорно экспериментировать, надо быть уверенным, что у субстанций нет ощущений, подобных человеческим, что стихали — души стихий — это только сказка. Иначе говоря, научный эксперимент как бы по определению выносится за пределы нравственности. Широкомасштабное экспериментирование над природой в XX в., массированное воздействие техники и разнообразных технологий, ядерные испытания, отравление земли, воздуха и воды химическими отходами продолжают линию атаки на «бездушную природу», и практика эта все более приводит к нарушению экологического баланса и угрозе жизни человечества. Поэтому здесь обнаруживается выраженный нравственный мотив: не щадить природу — значит не щадить человека. Еще более остро стоит вопрос об экспериментах на животных (в лабораториях на кроликах, крысах и т.д., как бы для пользы человека и его здоровья, напр., собака Павлова) и людях (заключенные фашистских концлагерях, тюрем, и как ни странно психология). Не менее, а может быть, и более опасными в силу своего размаха являются социальные эксперименты. Даже локальные экономические и организационные эксперименты, проводимые, казалось бы, без фундаментальных потрясений и протекающие под контролем власти, все равно зачастую приносят огромные трудности тем, кто живет на «подопытных территориях»: они попадают в неудобное, необычное положение, начинают временно жить по другим правилам, чем вся остальная страна, в связи с чем без контроля с их собственной стороны меняется их повседневная жизнь, а порой и судьба. Именно поэтому при проведении любых социальных экспериментов и ученые, и организующие данный опыт власти, должны помнить о моральной стороне происходящего, о своей ответственности перед населением.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Предмет и функции философии науки. Наука и философия. Наука и политика
Понятие научного метода и его место в системе естественно научного и гуманитарного знания
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconИсследование философии науки как части философии составляет задачу метафилософии. Метафилософия есть философия философии, систематические размышления философии о природе философии, о природе философского мышления и познания
Мартынович С. Ф. Понятие философии науки как предмет метафилософского исследования // Наука и инновации, 2007 // Website :, 24 с.;...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПримерный перечень вопросов к экзамену
Философия как наука и мировоззрение. Предмет, функции философии. Взаимосвязь философии, науки и религии
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы для поступления в аспирантуру по «Истории и философии науки»
Предмет философии науки. Проблема определения предметных областей философии науки
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПрограмма по истории философии для студентов Православного Свято-Тихоновского богословского института Тема Предмет философии Что такое философия? Предмет и метод философии. Философия и наука. Философия и искусство
Что такое философия? Предмет и метод философии. Философия и наука. Философия и искусство. Философия и религия. Изучение истории философии...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПрограмма вступительных экзаменов в аспирантуру вгуэс для нефилософских специальностей Тема Предмет философии
Объект философского познания, его особенности. Духовные истоки философии: филосфия и мифология; философия и религия; философия и...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки»
Философия науки, её становление и развитие; объект, предмет, эмпирический материал и задачи философии науки
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconБольшая доля истины в том, что всякая философия есть идеализм. Ибо её предмет и средство – мир духа, а не мир материи, коим является наука
Познание Вселенной, наука начиналась с философии, с попытки осмысления Мира. Философия, в отличие от религии, где картина Мира изначально...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Общий блок Предмет философии науки. Концептуальная модель философии науки
Для представителей физики, химии, биологии и других разделов естествознания схема выглядит так: вопрос из общего блока + вопрос из...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки»
Предмет философии науки, ее место в системе философского и конкретно научного знания
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org