1. Предмет философии науки. Наука и современный мир



страница9/22
Дата29.01.2013
Размер2.75 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

25. Понятие картины мира. Роль науки и философии в формировании картины мира. Исторические типы научной картины мира.

Второй блок оснований науки составляет научная картина мира. В развитии современных научных дисциплин особую роль играют обобщенные схемы - образы предмета исследования, посредством которых фиксируются основные системные характеристики изучаемой реальности. Эти образы часто именуют специальными картинами мира. Термин "мир" применяется здесь в специфическом смысле - как обозначение некоторой сферы действительности, изучаемой в данной науке ("мир физики", "мир биологии" и т.п.). Чтобы избежать терминологических дискуссий, имеет смысл пользоваться иным названием - картина исследуемой реальности. Наиболее изученным ее образцом является физическая картина мира. Но подобные картины есть в любой науке, как только она конституируется в качестве самостоятельной отрасли научного знания.

Обобщенная характеристика предмета исследования вводится в картине реальности посредством представлений: 1) о фундаментальных объектах, из которых полагаются построенными все другие объекты, изучаемые соответствующей наукой; 2) о типологии изучаемых объектов; 3) об общих закономерностях их взаимодействия; 4) о пространственно-временной структуре реальности. Все эти представления могут быть описаны в системе онтологических принципов, посредством которых эксплицируется картина исследуемой реальности и которые выступают как основание научных теорий соответствующей дисциплины. Например, принципы: мир состоит из неделимых корпускул; их взаимодействие осуществляется как мгновенная передача сил по прямой; корпускулы и образованные из них тела перемещаются в абсолютном пространстве с течением абсолютного времени - описывают картину физического мира, сложившуюся во второй половине XVII в. и получившую впоследствии название механической картины мира.

Переход от механической к электродинамической (последняя четверть XIX в.), а затем к квантово-релятивистской картине физической реальности (первая половина XX в.) сопровождался изменением системы онтологических принципов физики. Особенно радикальным он был в период становления квантово-релятивистской физики (пересмотр принципов неделимости атомов, существования абсолютного пространства - времени, лапласовской детерминации физических процессов).

По аналогии с физической картиной мира можно выделить картины реальности в других науках (химии, биологии, астрономии и т.д.). Среди них также существуют исторически сменяющие друг друга типы картин мира, что обнаруживается при анализе истории науки. Например, принятый химиками во времена Лавуазье образ мира химических процессов был мало похож на современный. В качестве фундаментальных объектов полагались лишь некоторые из известных ныне химических элементов. К ним приплюсовывался ряд сложных соединений (например, извести), которые в то время относили к "простым химическим субстанциям".
После работ Лавуазье флогистон был исключен из числа таких субстанций, но теплород еще числился в этом ряду. Считалось, что взаимодействие всех этих "простых субстанций" и элементов, развертывающееся в абсолютном пространстве и времени, порождает все известные типы сложных химических соединений.

Такого рода картина исследуемой реальности на определенном этапе истории науки казалась истинной большинству химиков. Она целенаправляла как поиск новых фактов, так и построение теоретических моделей, объясняющих эти факты.

Каждая из конкретно-исторических форм картины исследуемой реальности может реализовываться в ряде модификаций, выражающих основные этапы развития научных знаний. Среди таких модификаций могут быть линии преемственности в развитии того или иного типа картины реальности (например, развитие ньютоновских представлений о физическом мире Эйлером, развитие электродинамической картины мира Фарадеем, Максвеллом, Герцем, Лоренцем, каждый из которых вводил в эту картину новые элементы). Но возможны и другие ситуации, когда один и тот же тип картины мира реализуется в форме конкурирующих и альтернативных друг другу представлений о физическом мире и когда одно из них в конечном итоге побеждает в качестве "истинной" физической картины мира (примерами могут служить борьба Ньютоновой и Декартовой концепций природы как альтернативных вариантов механической картины мира, а также конкуренция двух основных направлений в развитии электродинамической картины мира - программы Ампера - Вебера, с одной стороны, и программы Фарадея - Максвелла, с другой).

Картина реальности обеспечивает систематизацию знаний в рамках соответствующей науки. С ней связаны различные типы теорий научной дисциплины (фундаментальные и частные), а также опытные факты, на которые опираются и с которыми должны быть согласованы принципы картины реальности. Одновременно она функционирует в качестве исследовательской программы, которая целенаправляет постановку задач как эмпирического, так и теоретического поиска и выбор средств их решения.

Связь картины мира с ситуациями реального опыта особенно отчетливо проявляется тогда, когда наука начинает изучать объекты, для которых еще не создано теории и которые исследуются эмпирическими методами. Одной из типичных ситуаций может служить роль электродинамической картины мира в экспериментальном изучении катодных лучей. Случайное обнаружение их в эксперименте ставило вопрос о природе открытого физического агента. Электродинамическая картина мира требовала все процессы природы рассматривать как взаимодействие "лучистой материи" (колебаний эфира) и частиц вещества, которые могут быть электрически заряженными или электрически нейтральными. Отсюда возникали гипотезы о природе катодных лучей: одна из них предполагала, что новые физические агенты представляют собой поток частиц, другая рассматривала эти агенты как разновидность излучения. Соответственно этим гипотезам ставились экспериментальные задачи и вырабатывались планы экспериментов, посредством которых была выяснена природа катодных и рентгеновских лучей. Физическая картина мира целенаправляла эти эксперименты, последние же, в свою очередь, оказывали обратное воздействие на картину мира, стимулируя ее уточнение и развитие (например, выяснение природы катодных лучей в опытах Крукса, Перрена, Томсона было одним из оснований, благодаря которому в электродинамическую картину мира было введено представление об электронах как "атомах электричества", не сводимых к "атомам вещества").

Кроме непосредственной связи с опытом картина мира имеет с ним опосредованные связи через основания теорий, которые образуют теоретические схемы и сформулированные относительно них законы.

Картину мира можно рассматривать в качестве некоторой теоретической модели исследуемой реальности. Но это особая модель, отличная от моделей, лежащих в основании конкретных теорий.

Во-первых, они различаются по степени общности. На одну и ту же картину мира может опираться множество теорий, в том числе и фундаментальных. Например, с механической картиной мира были связаны механика Ньютона - Эйлера, термодинамика и электродинамика Ампера - Вебера. С электродинамической картиной мира связаны не только основания максвелловской электродинамики, но и основания механики Герца.

Во-вторых, специальную картину мира можно отличить от теоретических схем, анализируя образующие их абстракции (идеальные объекты). Так, в механической картине мира процессы природы характеризовались посредством таких абстракций, как: "неделимая корпускула", "тело", "взаимодействие тел, передающееся мгновенно по прямой и меняющее состояние движения тел", "абсолютное пространство" и "абсолютное время". Что же касается теоретической схемы, лежащей в основании ньютоновской механики (взятой в ее эйлеровском изложении), то в ней сущность механических процессов характеризуется посредством иных абстракций таких как, "материальная точка", "сила", "инерциальная пространственно-временная система отсчета".

Аналогичным образом можно выявить различие между конструктами теоретических схем и конструктами картины мира, обращаясь к современным образцам теоретического знания. Так, в рамках фундаментальной теоретической схемы квантовой механики процессы микромира характеризуются в терминах отношений вектора состояния частицы к вектору состояния прибора. Но эти же процессы могут быть описаны "менее строгим" образом, например в терминах корпускулярно-волновых свойств частиц, взаимодействия частиц с измерительными приборами определенного типа, корреляций свойств микрообъектов к макроусловиям и т.д. И это уже не собственно язык теоретического описания, а дополняющий его и связанный с ним язык физической картины мира.

Идеальные объекты, образующие картину мира, и абстрактные объекты, образующие в своих связях теоретическую схему, имеют разный статус. Последние представляют собой идеализации, и их нетождественность реальным объектам очевидна. Любой физик понимает, что "материальная точка" не существует в самой природе, ибо в природе нет тел, лишенных размеров. Но последователь Ньютона, принявший механическую картину мира, считал неделимые атомы реально существующими "первокирпичиками" материи. Он отождествлял с природой упрощающие ее и схематизирующие абстракции, в системе которых создается физическая картина мира. В каких именно признаках эти абстракции не соответствуют реальности - это исследователь выясняет чаще всего лишь тогда, когда его наука вступает в полосу ломки старой картины мира и замены ее новой.

Будучи отличными от картины мира, теоретические схемы всегда связаны с ней. Установление этой связи является одним из обязательных условий построения теории.

Благодаря связи с картиной мира происходит объективизация теоретических схем. Составляющая их система абстрактных объектов предстает как выражение сущности изучаемых процессов "в чистом виде". Важность этой процедуры можно проиллюстрировать на конкретном примере. Когда в механике Герца вводится теоретическая схема механических процессов, в рамках которой они изображаются только как изменение во времени конфигурации материальных точек, а сила представлена как вспомогательное понятие, характеризующее тип такой конфигурации, то все это воспринимается вначале как весьма искусственный образ механического движения. Но в механике Герца содержится разъяснение, что все тела природы взаимодействуют через мировой эфир, а передача сил представляет собой изменение пространственных отношений между частицами эфира. В результате теоретическая схема, лежащая в основании механики Герца, предстает уже как выражение глубинной сущности природных процессов.

Процедура отображения теоретических схем на картину мира обеспечивает ту разновидность интерпретации уравнений, выражающих теоретические законы, которую в логике называют концептуальной (или семантической) интерпретацией и которая обязательна для построения теории. Таким образом, вне картины мира теория не может быть построена в завершенной форме.

Картины реальности, развиваемые в отдельных научных дисциплинах, не являются изолированными друг от друга. Они взаимодействуют между собой. В этой связи возникает вопрос: существуют ли более широкие горизонты систематизации знаний, формы их систематизации, интегративные по отношению к специальным картинам реальности (дисциплинарным онтологиям)? В методологических исследованиях такие формы уже зафиксированы и описаны. К ним относится общая научная картина мира, которая выступает особой формой теоретического знания. Она интегрирует наиболее важные достижения естественных, гуманитарных и технических наук - это достижения типа представлений о нестационарной Вселенной и Большом взрыве, о кварках и синергетических процессах, о генах, экосистемах и биосфере, об обществе как целостной системе, о формациях и цивилизациях и т.д. Вначале они развиваются как фундаментальные идеи и представления соответствующих дисциплинарных онтологий, а затем включаются в общую научную картину мира.
26. Проблема классификации наук.

Проблема классификации наук – это про­блема связи между науками и вместе с тем проблема структуры всего научного знания. Основной тенденцией эволюции прежних классификаций наук, начиная с эпохи Возрождения, когда возникло естествознание как наука, и вплоть до современности, было движение от формальных их построений, вскрывавших лишь внешние связи ме­жду науками и соответственно между их объектами, к раскрытию их внутренних связей. Этому отвечало в качестве предварительной предпосылки движение от разобщённости наук к их связанности между собой, хотя эта связанность первоначально и выступала как простое их соположение. В дальнейшем эволюция всей данной проблемы привела к проникновению сюда идей развития и всеобщей связи наук. Главным проявлением этого было более полное преодоление былой их разобщённости путём обнаружения ор­ганических переходов между различными науками. Сначала такие переходы выявлялись между смежными и вообще близким между собой науками, расположенными в их об­щем иерархическом ряду, затем между всё более удалёнными.

Аспекты эволюции проблемы классификации наук:

От дифференциации наук к их интеграции. Когда в эпоху Возрождения началась дифференциация наук, т. е. возникновение отдельных отраслей научного значения, то этот процесс явился ярким выражением того, что познание человека вступило в анали­тическую стадию своего развития. Важно было исследовать частности, а для этого требовалось вырывать их из общей связи. Однако во избежании того, чтобы всё науч­ное знание не рассыпалось на отдельные отрасли, уже в XVII в. стали предлагаться общие классифика­ции наук с целью объединить их в одно целое. Однако никакой внутренне необходимой связи между науками при этом не раскрывалось: науки просто «прикладывались» одна к другой довольно случайно. Поэтому и переходов между ними не могло быть обнару­жено. В этих условиях продолжавшаяся нараставшими темпами дифференциация наук, их дробление на всё более мелкие разделы и подразделы были тенденцией не только про­тивоположной их интеграции, но и тенденцией, затруднявшей и осложнявшей её. И чем больше появлялось новых наук и чем дробнее становилась их собственная структура, тем труднее и сложнее было их объединение в единую систему при создании общей классификации.

От координации наук к их субординации. В основе движения (тенденции) от коорди­нации наук к их субординации лежит отказ от идеи неизменности вещей и явлений при­роды. Но идея развития предполагает, во всяком случае, два признака, имеющие исклю­чительно большое значение для проблемы классификации наук. Во-первых, признание генетической связи высших ступеней с низшими, их которых эти высшие возникли и развились. Отсюда иерархический ряд наук выступает как восходящий от низшего к высшему, от простого к сложному, отражая принцип развития. При этом низшее высту­пает в высшем как подчинённое, побочное, превзойдённое этим высшим. Во-вторых, идея развития неминуемо приводит к признанию того, что между смежными членами иерархического ряда наук должны быть обязательно переходы, переходные области, так как сам процесс развития, будучи связным, не может происходить иначе, как только путём переходов от одного к другому. Принцип координации, основанный на внешнем соположении наук, допускает образование между смежными (по ряду) науками резких разрывов и даже не переходимых пропастей. Напротив, принцип субординации по са­мому своему существу влечёт за собой «наведение мостов», через которые осуще­ствля­ются переходы между науками и их общая взаимосвязь.

От субъективности к объективности в обосновании связи наук. В неразрывности с обеими предыдущими тенденциями действует в эволюции классификации наук тенден­ция, направленная от субъективной трактовки обоснования их классификации к его объективной трактовке. Раньше в качестве основы, на которой строилась система уме­ний и знаний, в том числе и научных, выбирались особенности проявления человече­ского интеллекта (психики), например, память (отсюда история), разум (отсюда наука), воображение (отсюда искусство). Но постепенно шаг за шагом в качестве обоснования классификации наук стали выдвигаться связи самих явлений объективного мира. По­этому последовательность в расположении наук, т. е. отраслей человеческого знания в их общей классификации, стала всё чаще выводиться из последовательности располо­жения вещей и явлений, как в природе, так и в жизни человека.

От изолированности наук к междисциплинарности. Со второй половины XIX в. как результат всех предыдущих тенденций в эволюции наук и их классификации началось постепенное заполнение прежних пробелов и разрывов между различными, и, прежде всего смежными по их иерархическому ряду, науками. В связи с этим обнаружилась но­вая тенденция – от изолированности наук к возникновению наук промежуточного, или переходного характера, образующих собой связующие звенья между ранее разорван­ными и внешне соположенными одна возле другой науками. Основой для вновь воз­никших междисциплинарных отраслей научного знания служили объективные пере­ходы между различными формами движения материи

От однолинейности к разветвлённости в изображении классификации наук. Такая тенденция в эволюции классификации наук касается их графического построения и вы­ражения. Однолинейная форма на первый взгляд лучше других способна выразить про­цесс восхождения от низшего к высшему, от простого к сложному, а в общем случае – от абстрактного к конкретному. Так Ф. Энгельс составил иерархический ряд наук: мате­матика – механика – физика – химия – биология. Однако в дальнейшем сюда потребо­валось внести существенные коррективы.

Прежде всего, на каждой ступени развития природы мы наблюдаем, что этот про­цесс совершался отнюдь не однолинейно, а раздваивался на две противоположные ветви – обе прогрессивного характера. Одна из них в перспективе имела тенденцию выйти за рамки существующей качественной степени и перейти на более высокую сту­пень. Другая же, будучи тоже прогрессивной, такую тенденцию не обнаружила и раз­вёртывалась лишь в пределах уже достигнутой степени развития, т. е. в пределах суще­ствующего качества. Первую ветвь развития мы называем перспективной, вторую - неперспективной.

В итоге общая классификация наук приобретает исключительно сложный разветв­лённый характер, сменивший былую её простоту и однолинейность. В сущности, сейчас она представляет собой переплетение всех наук, их сеть, где самые отдалённые друг от друга науки могут обнаруживать прямую стыковку, как это видно, например, в случае бионики, связавшей собой биологию и технику.
Эволюция проблемы классификации наук в настоящее время.

От замкнутости наук к их взаимодействию. В прошлом внутренняя связь наук обна­руживалась как возникновение переходных «мостов» между разобщёнными ранее нау­ками или же целыми областями наук. Но за пределами этих «мостов», т. е. за пределами междисциплинарных областей научного познания, каждая фундаментальная наука про­должала заниматься своим собственным предметом – своей специфической формой движения или же специфической стороной предмета изучения, отгораживаясь от других наук. Впервые необходимость выйти их такой замкнутости и вступить во взаимодействие друг с другом возникает перед нау­ками тогда, когда один и тот же предмет (объект) требует изучить одновременно с раз­ных его сторон, причём каждая изучается особой наукой. Так это имело место, когда встала задача изучить явление жизни на самом низком, элементарном её уровне – молекулярном.

От одноаспектности наук к их комплексности.

Комплексность в научном исследовании – это не простое сложение методов раз­личных наук вместе, не простое следование синтеза за анализом, а слияние наук воедино при изучении общего для ни объекта.

От сепаратизма к глобальности в научном развитии. Теперь мы можем проследить общую основную тенденцию в эволюции структуры современного научного знания, а следовательно, её выражения в области классификации современных наук. Эволюция эта, коротко говоря, имеет направленность от разобщённости наук к их слитному един­ству. В её основе лежит строго объективный принцип: если предмет (объект исследова­ния) един, то и изучающие его науки должны быть схвачены в единстве, соответствую­щим единству общего для них предмета (объекта).

Сначала эта тенденция появилась в образовании междисциплинарных отраслей знания, цементирующих собой фундаментальные науке; затем в виде взаимодействия между различными науками, изучающими один и тот же объект одновременно с разных сторон; потом в виде усиления этого взаимодействия вплоть до возникновения ком­плексного метода исследования и как его результата – комплексных наук, изучающих один и тот же объект в пределах отдельной научной отрасли, её профиля. Наконец дальнейшая эволюция всё в том же направлении приводит к тому, что взаимодействие наук и их комплексность достигают всеобщих, или глобальных, масштабов.

От функциональности к субстратности. В основе по­строения структуры почти всех основных наук лежит признак функциональности. Науки выделялись и продолжают, как правило, выделяться до сих пор не по объекту, а по формам движения или же по отдельным сторонам изучаемого предмета.

Встаёт вопрос: будет ли в дальнейшем в качестве основного сохраняться деление наук, а значит, их классификация по функциональному признаку, или же начнётся пере­ход к их построению по субстратному признаку? В первом случае существующие ныне фундаментальные науки будут до конца определять собой основное деление (основную структуру) всего научного знания, причём связи и взаимодействия между ними будут всё время усиливаться. Во втором случае такая тенденция в ходе дальнейшего движения современных наук явится только предпосылкой к коренной перестройке всей прежней структуры научного знания вплоть до её основ путём качественного её преобразования из структуры, определяемой в конечном счёте функционально, в структуру, определяе­мую, прежде всего субстратным признаком.

От множественности наук к единой науке. Единство мира, заключённое в его материальности, предполагает, что материя вы­ступает в бесконечном множестве своих видов, форм и проявлений. Значит, она являет собой единство в многообразии. Отсюда следует, что субстратный подход к изучению мира должен быть логически доведён до конца: отдельные глобальные проблемы должны быть сами приведены во взаимную связь между собой и образовать единую универсально-глобальную проблему, объектом разработки которой будет весь мир как единство в многообразии. Речь идёт в данном случае об универсальной связи вещей и явлений мира.

От одномерности к многомерности в изображении классификации наук. Если раньше развитие в данной области шло от однолинейности к дивиргент­ности и вообще к разветвлённости линий, изображающих взаимосвязи между науками, вплоть до сетеобразности в представлении об общей структуре научного знания, то бу­дущая классификация наук потребует перехода к многомерности в этом отношении. Основу современной их классификации мы до сих пор выражали замкнутым «треуголь­ником наук», в вершине которого стоят естественные, общественные и философские науки. Будущая же классификация наук выступит, очевидно, в виде объёмного много­мерного образа, внутри которого названный «треугольник наук» составит как бы внут­ренний скелет.
Принцип построения полной системы наук и способ её изображения

Три основные стороны человеческого знания. Уже сравнительно давно делались по­пытки представить общую систему наук как вытекающую из ответов на три последова­тельно задаваемых вопроса: что изучается? (предметный подход); как, какими спосо­бами изучается? (подход с точки зрения метода); зачем, ради чего, с какой целью изуча­ется? (подход со стороны учёта практических приложений). Соответственно этому классы наук различаются: или по объекту (предмету) изучения; или по методу исследования; или по способу практического приложения полученных результатов познания.
Различение наук по объекту (предмету). Науки о природе представляют собой тот простейший неразвёрнутый случай первого класса наук или первую группу наук этого класса. В итоге ес­тественнонаучного познания из его содержания должно быть полностью элиминиро­вано всё привнесённое от самого исследователя (субъекта) в процессе познания, в ходе научного открытия; закон природы или естественнонаучная теория только в том случае оказываются правильными, если они объективны по содержанию. К этой же первой группе первого класса наук примыкают математические и абстрактно-математизированные науки, относящиеся к числу таких наук, которые различаются между собой по своему объекту (предмету).Науки об обществе составляют уже более сложный и более развёрнутый случай первого класса наук. В общественных науках субъек­тивный момент удерживается не только в качестве понятийной формы объективного содержания, как это имеет место в случае естествознания, но и как указание на субъект истории, на субъект социального развития и социальных отношений, который органи­чески входит в сам объект общественных наук. Вместе с общественными науками науки о мышлении составляют гуманитарные науки, т. е. науки о человеке. Но в отличие от собственно общественных наук они имеют своим предметом, строго говоря, не сам по себе объект, например в виде общественных отношений, но объект отражённый в обще­ственном или же индивидуальном сознании человека (субъекта).

Различение наук по методу. Это науки, различающиеся по методу исследования, который, в конечном счёте определяется природой изучаемого объекта (предмета), но в который дополнительно вкраплена известная доля субъективного момента. Ибо речь тут идёт не просто об объекте (предмете), существующем вне и независимо от нашего сознания, а о применённых нами приёмах и способах его изучения, т.е. о том, каким образом он по­следовательно, шаг за шагом фиксируется в нашем сознании.

Различение наук по способу практического приложения полученных результатов познания. Здесь субъективный момент при сохранении детерминирующего значе­ния объективного момента возрастает в наибольшей степени при определении практи­ческой значимости научных достижений, практической целенаправленности научных исследований. Если при выработке и применении метода исследования субъективный момент носит как бы переходящий, временный характер, то в практических науках он органически входит в качестве реализованной цели в конечный результат. Все практи­ческие, прикладные науки основаны на сочетании объективного момента (законы при­роды) и субъективного момента (цели технического использования этих законов в инте­ресах человека).
Смена глобальных лидеров в ходе научного познания.

Как известно, научное знание зародилось в древности в форме натурфилософии как единой философской науки. Естественно, что лидером тогдашней совокупной науки была философия, под эгидой которой и развивалось зарождавшееся научное знание. В середине века на лидерство в развитии наук стал претендовать католицизм, если говорить о странах Западной Европы. Под эгидой теологии науки престали быть подлинными науками, а превратились в придаток религиозного мировоззрения.

В эпоху Возрождения возникает подлинная наука в виде естествознания. Она стремится эмансипироваться от теологии, порвать с религиозным мировоззрением и стать на самостоятельный путь своего развития. Необходимость этого была продиктована прежде всего запросами материального производства и техники, потребностями становящейся промышленности.

Естествознание стало лидером совокупного научного движения и в смысле его связи с производством (промышленностью и техникой), и в смысле идеологическом, т.е. как в материальном, так и в духовном аспектах. От естествознания шел ток к зарождавшимся общественным наукам уже в XVII в. через весь XVIII в. вплоть до XIX в. включительно.

Не случайно XIX век получил наименование века пара и дарвинизма. Этим подчеркивалось лидерство естествознания, проявившееся в успехах паровой техники, в развитии теории эволюций. В конце XIX в. и на рубеже XIX и XX вв. стали говорить о веке электричества, вкладывая сюда оба момента – практический и теоретический.

Но уже с середины XIX в. стали вырываться вперед общественные науки. “Ток” от естественных наук к общественным проявился в том, что наука (естествознание) стала втягиваться непосредственно в процесс общественного производства. Будучи применена практически к производственному процессу, прежде всего крупномашинной промышленности, а также в сельском хозяйстве и медицине, сама наука все больше обретала общественный характер.Выдвижение общественных наук на роль лидера современного научного движения сказывается и в повышенном к ним интересе.

Итак, резюмируя последовательную смену глобальных лидеров в научном движении, можно составить следующую цепочку: философия – естествознание – общественные науки. Как видим, последовательность в ряду основных лидеров наук отвечает строению общей классификации наук: сначала идет в качестве общей науки философия, затем – частные науки в порядке движения от общего к частному, причем частные науки следуют в последовательности восхождения от низшего к высшему – от наук о природе к наукам об обществе.

Добавление:

Аристотель: теоретическое знание (знание для знания), практическое (идеи для поведения человека) и творческое (познание для достижения прекрасного).

Теоретическое: а) метафизика (умозрительная наука о причинах сущего), б) математика, в) физика. Логика - орудие познания, отдельно.

"Великое восстановление наук" Бэкона. Разделил по познавательным способностям человека:

а) история как описание фактов

б) теоретические науки - "философия" в ш.с.слова

в) искусство.

"Философия" - собственно философия (естественная теология, антропология (философия человека - психология, логика, этика, теор.познания), философия природы).

Гегель:

1) логика (диалектика и теория познания - учения о бытии, сущности и понятии)

2) философия природы (механика, физика, органическая физика).

3) философия духа.

Конт: по убывающей простоте и сложности:

математика - астрономия - физика - химия - физиология - социология.

Статическая модель, игнорирует принцип развития.

Энгельс: формы движения материи в природе как критерий деления наук:

механика - физика - химия - биология.

Вернадский:

1) науки, объекты и законы которых охватывают всю реальность (космос тоже) - физика, химия, астрономия, математика

2) ..которых характерны только для Земли - биология, геология, гуманитарные науки.

Логика в особом положении, охватывает всё.

Современные науки классифицируются по-разному.

По предмету и методу познания - естествознание (механика, химия, физика, геология...), общественные науки и науки о мышлении (логика, эпистемология), технические науки.

куда отнести математику - уже Неясно, она не относится к естественным наукам, но является элементом их мышления. Место философии: только ли к науке её относить?

По удалённости от практики: фундаментальные и прикладные.

По сферам естественных наук: материя, жизнь, человек, Земля, Вселенная.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Похожие:

1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Предмет и функции философии науки. Наука и философия. Наука и политика
Понятие научного метода и его место в системе естественно научного и гуманитарного знания
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconИсследование философии науки как части философии составляет задачу метафилософии. Метафилософия есть философия философии, систематические размышления философии о природе философии, о природе философского мышления и познания
Мартынович С. Ф. Понятие философии науки как предмет метафилософского исследования // Наука и инновации, 2007 // Website :, 24 с.;...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПримерный перечень вопросов к экзамену
Философия как наука и мировоззрение. Предмет, функции философии. Взаимосвязь философии, науки и религии
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы для поступления в аспирантуру по «Истории и философии науки»
Предмет философии науки. Проблема определения предметных областей философии науки
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПрограмма по истории философии для студентов Православного Свято-Тихоновского богословского института Тема Предмет философии Что такое философия? Предмет и метод философии. Философия и наука. Философия и искусство
Что такое философия? Предмет и метод философии. Философия и наука. Философия и искусство. Философия и религия. Изучение истории философии...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconПрограмма вступительных экзаменов в аспирантуру вгуэс для нефилософских специальностей Тема Предмет философии
Объект философского познания, его особенности. Духовные истоки философии: филосфия и мифология; философия и религия; философия и...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки»
Философия науки, её становление и развитие; объект, предмет, эмпирический материал и задачи философии науки
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconБольшая доля истины в том, что всякая философия есть идеализм. Ибо её предмет и средство – мир духа, а не мир материи, коим является наука
Познание Вселенной, наука начиналась с философии, с попытки осмысления Мира. Философия, в отличие от религии, где картина Мира изначально...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Общий блок Предмет философии науки. Концептуальная модель философии науки
Для представителей физики, химии, биологии и других разделов естествознания схема выглядит так: вопрос из общего блока + вопрос из...
1. Предмет философии науки. Наука и современный мир iconВопросы к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки»
Предмет философии науки, ее место в системе философского и конкретно научного знания
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org