Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств?



Скачать 225.73 Kb.
Дата29.01.2013
Размер225.73 Kb.
ТипАнализ
ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 18. СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ. 2007. № 4
Т.И.Черняева, Г.Н. Шаркова
ТУРИЗМ: ПРОИЗВОДСТВО МЕСТ ИЛИ ПРОИЗВОДСТВО

НЕРАВЕНСТВ?
This article discusses the concept of the ‘tourism’ within tourist studies. It critiques the conceptual category of tourism in recent literature on tourists and tourist experiences. Although greater understanding of the tourism has been identified as one of the principal research issues for tourism research, the focus is on space transformation by consumption and production of places. The article raises questions concerning the social stratification and inequality in tourist practices.

Основные подходы к концептуализации туризма
Анализ мобильности как ключевой составляющей современности проводится с самых различных позиций. Наиболее общим и относительно простым подходом является исследование мобильности в пространственно-временных координатах. М. Белл и Дж. Уорд свели различные виды перемещений в пространственно-временную матрицу1 (рис.1).

Пространственные границы





Местные

Региональные

Национальные











Годы

Резидентная мобильность

Межгород

Город-село

Город-город

Регион-регион


Международная мобильность
















Сезонные работы




12 месяцев




Месяцы





Р е к р е а ц и я




В








Отпуск




4 недели

Р

Недели

Образование










Е








Поездки на дальние расстояния


7 дней


М
Я

Дни



Оздоровление

Деловые поездки
Экскурсии
















Посещения
Пригородные поездки







24 часа




Часы


Шоппинг




















Город/ село


Регион


Нация/страна


Мир






ПРОСТРАНСТВО

Рис.1

Пространственно-временная матрица мобильности
Авторы ставят задачу дифференцировать разнообразные виды мобильности на пространственно-временной основе. Постоянная миграция осуществляется в широких временных пределах, и в отличие от непродолжительных перемещений, требует пересечения пространственных границ. Кроме того, виды мобильности следует дифференцировать с позиций преодоления административных границ. При временной мобильности, предполагающей возвращение к отправной точке, длительность поездки ограничивается одним годом, а географические перемещения могут осуществляться как в пределах местного сообщества, так и в глобальном масштабе. На рис. 1 пространство туризма представлено заштрихованной областью. Безусловно, такой подход сильно упрощает ситуацию: развитие высокоскоростных видов транспорта позволяет значительно сокращать время поездки, а потому поездки на дальние расстояния могут длиться всего один - два дня.

Вычленение собственно туризма и идентификация его специфики по сравнению с другими видами мобильности – важная задача как академической науки, так и практиков, поставляющих на рынки туруслуги. Менеджеры и экономисты предпочитают делать акцент на структуре туристской индустрии – этим запросам отвечает структуралистский подход, рассматривающий туриндустрию как громадную сеть цепей продаж, различных видов транспорта, развлечений, средств размещения и социокультурных технологий. Однако, как оказалось, сам туризм определить не так просто.

Еще один подход подводит нас к пониманию особенностей туризма через описание или технические дефиниции частных категорий, видов и типов туризма или туриста, однако более общее понятие туризма плохо определено. Во-первых, туризм – это один из немногих видов социальной активности, включающей разнообразные виды досуга: спорт, хобби, развлечения, культурные события, занимающие наше свободное время. Поэтому, давая определение туризму, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой разграничения собственно туризма и досуга. Во-вторых, туризм обычно предполагает определенные расходы, однако это вовсе не обязательно: велосипедист или простой путешественник, который, взяв свою еду, отправляется на выходные в турпоход, не вносит никакого вклада в доходы от регионального туризма. Можно привести много других примеров, когда траты на туризм оказываются минимальными: туризм считается одним из немногих видов досуга, которые не всегда требуют от его участника материальных затрат. И здесь возникает проблема экономических показателей развития туризма.

Туризм также определяется как отъезд людей с постоянного места жительства. В данном случае возникают следующие вопросы: могут ли люди, проехавшие несколько километров за покупками из одного места в другое, считаться туристами? является ли цель или расстояние определяющим фактором? как далеко должны уехать люди, чтобы их зарегистрировали как туристов? Из всего вышесказанного становится ясно, что наше определение туризма должно быть специфическим.

Одну из первых попыток объяснить, что такое туризм, предприняли профессора Бернского университета Ханзикер и Крап. Они считали, что туризм должен трактоваться, как набор явлений и отношений, возникающих во время путешествия и остановки в местах, не являющихся ПМЖ и находящимися достаточно далеко от него, без занятия какой-либо оплачиваемой деятельностью. Это определение помогает отличить туризм от миграции и позволяет сделать предположение, что нужно включить в него как путешествие, так и пребывание, при этом исключаются ежедневные поездки на работу2, а также возможность деловой поездки, которая связана с оплатой данной деятельности, даже если в месте пребывания эта деятельность не оплачивается. Кроме того, довольно трудно дифференцировать деловые и развлекательные поездки, так как они часто совмещаются.

В 1937 г. Лига Наций рекомендовала следующее определение понятия “турист”: это человек, который путешествует 24 и более часов в стране временного пребывания. Это было сделано для того, чтобы данная трактовка включала в себя людей, путешествующих для удовольствия, по бытовым причинам, в спортивно-оздоровительных, деловых целях, а также людей, посещающих другие страны на круизном лайнере (даже если на это было затрачено менее 24 часов). Главный недостаток этого определения состоит в игнорировании туристов, путешествующих в пределах своих стран.

Позже, в 1963 г. в Риме прошла Конференция ООН по вопросам международных путешествий и туризма. На ней были рассмотрены поправки, рекомендованные Всемирной туристической организацией (ВТО). В итоге, был принят термин “посетитель”, подразумевающий человека, посещающего страну, в которой он не имеет постоянного места жительства, по какой-либо причине, кроме цели заработать денег в стране временного пребывания” Итак, данное определение включило в себя два класса посетителей:

a) туристы, которые были определены как временные посетители, останавливающиеся как минимум на 24 часа в следующих целях: религиозных, спортивно-оздоровительных, рекреационных, познавательных и т.п.;

б) экскурсанты – это временные посетители, останавливающиеся в месте временного пребывания менее чем на 24 часа. В эту группу также входят люди, находящиеся в круизах, а исключаются из нее транзитные посетители. И все-таки это определение слишком ограниченно, так как не принимает во внимание внутренний, национальный туризм. Включение в него образовательных целей было новым моментом, так как предыдущая формулировка расценивала этот аспект как образовательные курсы. В 1976 г. Рабочая партия предложила Институту туризма Великобритании изменить вышеуказанное определение на следующее: “Туризм – это временное, краткосрочное передвижение людей с постоянного места жительства и их действия во время данных выездов, включающие передвижения в различных целях, ежедневные визиты и экскурсии”. Все типы пространственной мобильности были сведены в общую схему, а передвигающиеся люди были распределены по нескольким группам:

а) путешественники, проводящие в стране пребывания хотя бы одну ночь;

б) воздушные и морские иностранные экипажи, находящиеся в доке либо временно остановленные и пользующиеся размещением в стране временного пребывания;

в) посетители, которые не проводят в стране пребывания даже одной ночи, хотя могут пробыть там в течение дня или больше и вернуться на корабль (поезд) поспать;

г) экскурсанты, которых предпочтительно разделить на группы посетителей по упомянутым образцам;

д) транзитные посетители;

е) экипажи, простаивающие в стране временного пребывания только день;

ж) выезжающие из страны проживания на службу;

з) путешественники, которые не покидают место транзита (порт, аэропорт) в странах временного пребывания, которые могут оставаться там более одной ночи.

В качестве основных целей мобильности были выделены: проведение выходных, деловые и оздоровительные цели, миссии, конгрессы, встречи, религиозные, спортивные и другие.

Подход ВТО, направленный на внесение ясности в понимание туризма, конечно, значительно облегчает задачи социального контроля, но, тем не менее, оставляет в стороне важные вопросы туризма как особо сконструированной социальной практики.

Довольно подробный перечень дисциплинарных подходов и ключевых концептов в исследовании туризма (обозначенный авторами как интегрированная система) приводят Т. Джамаль и Х. Ким (табл. 1)3.
Таблица 1

Интегрированная система подходов в исследовании туризма4


Дисциплина /область исследования

Авторы

Ключевые темы, концепты

Критическая теория

Calhoun, Hall, Habermas

Репрезентация, идентичность, коммодификация, производство – потребление, критика современности, наука и знание


Социология (социология туризма размещена отдельно)

Bourdieu, Collins, De Certeau, Giddens

Рефлексивность (когниция/эстетика), сопротивление, участие, теории микро- и макроуровня, теории практик


География, география туризма,
новый туризм

Butler, Crouch, Lew, CM Hall, Waitt
Mowforth and Munt, Franklin and Crang

География места и ландшафта, чувство и значение места, мобильность, производство-потребление, пространство-время, изменение, региональное планирование


Маркетинг туризма, психология, социальная психология

Uysall, Crompton, Goulding



Имидж дестинации, реклама, продвижение, репрезентация, ностальгия, аутентичность, мотивация, опыт, современный турист, турист как паломник

Социология туризма и досуга


Cohen, Dann, Edensor, MacCannell, Selwyn, Urry, Wang, Rojek


Наследие, туризм, “темный” туризм

Al-Sayyad, Brown, Bruner, Dann, Lowenthall, Ashworth and Tunbridge, Franklin, Garrod and Fayal, CM Hall, Hollinshead, Robinson, Seaton, Sharpley


Противоречивость наследия, микро- и макро-подходы, типы достопримечательностей, пространственно-временная шкала

Антропология и антропология туризма

Bruner, Burns, Dennison, Graburn, Smith, Turner

Паломничество, святые места, фестивали/события, этнический и культурный туризм, общность, сохранение культуры


Природное наследие, устойчивость, экология, планирование, политика, политология, менеджмент

Bramwell, Edgell, Getz, Gunn, CM Hall, Lane, McKercher, Richter

Сохранение, превенция, экотуризм, институты, акционеры и политика, планирование, менеджмент воздействий, национальные парки, всемирное наследие


Континентальная философия, феминистские и постколониальные теории

Foucault, Heidegger, Gadamer, Butler, Harding,Young, Bhaba, Said, Spivak

Герменевтика, феноменология, постструктурализм, постколониализм, власть, гендер, перформативность, идентичность


Гендер и туризм

Byrne-Swain, Kinnair and Hall, Morgan, Veijola and Jokinen

Секс-туризм, гендер и женщины в туризме, семейный бизнес/предпринимательство

Литература, этнические исследования, языкознание и искусство (фольклор, киноведение)

Kirshenblatt-Gimblett, Eade

Теории искусства и представления, перформативность, этнический и культурный туризм, путевые заметки, фильмы.



Сама идея систематизации и интеграции подходов не может не вызывать уважение. Однако, как нетрудно заметить, многие ключевые темы остались неназванными – в особенности те, которые находятся в фокусе внимания европейских социологов. К ним мы обратимся ниже.
Туризм как путь трансформации пространства. Визуальное потребление мест
Грандиозное развитие туризма привело к производству и структурированию пространства, к тому, что потоки путешественников изменили текстуру пространства. По словам Дж. Урри, мир охвачен процессом “произ­водства” и “потребления мест”5. Он делает вывод, что рост объема движения, гигантские потоки туристов воздействуют на пространственный континуум современного общества, порождая “ощущение сжатия пространства”, размывая понятия границ и дистанций. Автор отмечает такие характерные черты туризма последнего десятилетия как глобальность, мобильность, потребление, производство “экономики знаков”, институциализация, перформативность. Более того, Дж. Урри полагает, что мобильность и перформативность становятся все более важным фактором самоидентификации человека и приобретают ценностное значение6. Сегодня основные компоненты, позволяющие “исполнять” современную глобальную культуру, включают гостиничный буфет, бассейн, коктейль, пляж, зал ожида­ния аэропорта и бронзовый загар 7.

Кроме тенденций к идентификации, мотивация туризма включает желание отдельных людей ускользнуть от повседневного окружения. Это может быть мотивация “побега”: желание убежать от рутины семейной жизни, дома и/или работы. Существует мотивация как тяга, настойчивое желание увидеть вещи, места, людей или действовать, вести себя так, как давно хотелось. Но в центре сложной структуры современного туризма лежат индивидуальный опыт и переживания, связанные с местом и общением с людьми, живущими там, другими туристами и представителями туристической индустрии. Сенсорные системы – органы чувств – позволяют ощутить, прочувствовать место, пробрести новый опыт.

Здесь мы не можем не остановиться на концепции визуального потребления, в основе которой лежит известный концепт туристского взгляда (пристальности, созерцания) Джона Урри. Автор убедительно показал, что туристский взгляд фиксирует объекты, отличные от повседневной жизни (пейзаж, ландшафт), однако объекты туристского внимания включают в себя “различные формы социальной стереотипизации”8. Да и сам туристский взгляд представляет собой специфическую социальную конструкцию.

В работе “Мобильные культуры” Урри пишет: «…акцент на визуальное не предполагает, что такие взгляды “индивидуальны”. Было отмечено, что взгляд людей издалека зависит от разнообразия социальных дискурсов и практик, включая, конечно, и фотографии. В широком смысле, многие из этих взглядов дискурсивно организованы профессионалами, в число которых следует включить фотографов, авторов книг о путешествиях, турагентов, владельцев гостиниц и дизайнеров, туроператоров, ведущих телепрограмм о путешествиях, чиновников по развитию туризма, архитекторов и т.д.

Кроме того, различные взгляды создаются различными дискурсами.

Они включают:

- образование, как в случае Европейского ГрандТура;

- здоровье, так как, по большому счету, современный туризм предназначен для “восстановления” индивидуума с целью “здорового функционирования”;

- солидарность группы, что в наибольшей мере выражено в японском туризме;

- игра, как в случае того, что можно было бы назвать лиминальным туризмом.

Такие различные дискурсы подразумевают различные социальности»9.
Урри проводит различие между романтическими и коллективными туристскими взглядами:

- В первом акцент ставится на одиночество, приватность и персонализацию, почти духовные отношения с объектом взгляда. В таких случаях турист ожидает увидеть объект конфиденциально. Он будет считать, что другие посетители “злоупотребляют потреблением” объекта. Индивидуальный взгляд ведет к бесконечным поискам новых объектов такого “одиночного” потребления.

- Коллективный взгляд в отличие от индивидуального включает общее действо. Другие люди здесь необходимы для создания атмосферы или чувства карнавала. Они определяют понимание того, что данное место – единственное, где надо быть. Другие туристы необходимы для коллективного визуального потребления таких мест.

В данном случае глваное – это то, что центрированность взгляда в процессе получения туристского опыта больше отражает привилегию зрения над другими чувствами.


Кроме того, визуальное чувство позволяет владеть и обладать, в то время как то, что мы слышим – это уже прошлое и не обеспечивает никакой собственности, которая затем будет “охвачена”. Визуальное - это критическое чувство, позволяющее людям обладать не только другими людьми, но также и разнообразными объектами окружающей среды, часто на расстоянии10.

Изменение технологий зрения и движения влияет на способы “видеть мир и, как следствие, трансформирует его не только в глазах людей, но и в его физической структуре. Такое всепоглощение предполагает рост “туристической рефлек­сии”, складывание дисциплин, процедур и критериев, позволяющих любому месту в рамках возникающих образцов глобаль­ного туризма направлять, оценивать и развивать свой “туристичес­кий потенциал”.
Производство мест в туризме
Рефлексия дает возможность идентифициро­вать конкретное место в географических, исторических и культурных координатах, опоясывающих Землю, и определять его существующие и потенциальные материальные и семиотические ресурсы11. Таким образом, туристское потребление влечет создание туристских достопримечательностей, развитие туристской инфраструктуры, освоение новых мест с наделением их “туристской значимостью”. В этом контексте проводит свои исследования один из авторов данной статьи, Т.И.Черняева, выделяя особые потребительские ландшафты туризма. В нарративах туристов, в их воспоминаниях отчетливо обнаруживаются 14 рельефов: рельеф новизны, релаксации, активации, сигнификации, обещания и надежды, достижения (воплощенной мечты), визуального присвоения пространства, символического присвоения, реконструкции опыта, открытия, стоимости и доступности, аутентичности, а также эстетический рельеф12.

Потребительские ландшафты туризма организуются уникальным сочетанием перечисленных рельефов. Выделяются стабильные ландшафты, поддерживающие классические потребительские практики, связанные с достопримечательностями и местами, и динамичные ландшафты, меняющие их. Стабильные и динамичные ландшафты туризма прежде всего отличаются символической ролью тела в туристическом процессе. В первом случае речь идет о практиках созерцания: для получения созерцательного опыта следует увидеть и тем самым присвоить достопримечательность. Тело подчинено идее зрения. Тело может быть и инструментом, и целью туристического потребления, здесь важно физическое восстановление, оздоровление, укрепление сил. В любом случае эти ландшафты связаны с символическим продолжением и усилением тела. Для второго типа характерно испытание тела; образ достопримечательности становится менее ценным, чем практики рискованного телесного действия. Сюда же можно отнести и отмеченное З. Бауманом движение ради движения: постоянное пространственное перемещение тела становится нормой повседневности. Обитатели такого мира живут во времени, пространство для них ничего не значит13. Вместе с тем, в порядок динамичных ландшафтов все настойчивее врываются туристические практики, полностью исключающие телесную мобильность. Имеются в виду виртуальные путешествия через интернет и почтовые услуги, предлагаемые некоторыми фирмами: в назначенное время Ваши родственники и знакомые получат открытку от Вас из тех мест, которые Вы выберете14.

Конструирование туристического места сопровождается и возникновением новых проблем: растущие потребности в посещении природных мест, если их не ограничить, приведут к большим скоплениям людей в этих естественных зонах, что потенциально отрицательно повлияет на окружающую среду. Растущие потребности ведут к бóльшему строительству, бóльшему развитию, и в этом развитии, к которому стремились первоначально, потребности исчезают. В туристическом бизнесе этому факту дается почти единодушная оценка: многие предприниматели были бы счастливы остановить конкурентов от развития жилищного и развлекательного бизнеса на своих территориях, так чтобы можно было создавать местные монополии и установить монопольные цены ради защиты окружающей среды. Нравится это или нет, правительственные учреждения втянуты в дебаты и разработку политики менеджмента, основанной на таких механизмах, как разрешение доступа, разработки и строительства, зонирование или ограничительный допуск, ограничение видов рейсов, прокладывания дорог и полная защита планов на ограничения, которые правительства имеют в своем распоряжении, поддержание коротких маршрутов – все это не является, по свей природе и намерениям, нейтральным воздействием (так же как и выбор деятельности, политика невмешательства правительства не являются действием с нейтральными последствиями)15.

Такой механизм планирования имеет социальный смысл. Управление планированием описанного типа - это контроль над социальными организациями. Они диктуют, на каких территориях будет разрешено развивать туризм и каким образом; какая работа будет производиться и какая будет получена прибыль, которую туризм, без сомнения, приносит. Кроме того, контроль может помешать другим бизнес-организациям получить те же возможности. Следовательно, некоторые из этих компаний (особенно экономически или пространственно маргинальны) будут продолжать страдать от потери экономических возможностей. Люди имеют обыкновение уезжать (особенно молодые), компании стареют, школы приходят в упадок и закрываются, могут прекратить использоваться ресурсы других сообществ, а методы, с помощью которых компании обновляются и поддерживаются, порой бывают утеряны. Таким образом, средства социального контроля уже изначально поддерживают некоторые практики неравенства.
Туризм и социальная стратификация. Как преодолеть неравенство?
Вовлеченность в туристические практики служит важным стратифицирующим основанием и средством самовыражения. Изобретаются все новые и новые критерии эксклюзивности – это могут быть особые территории и достопримечательности, доступ к которым ограничен, особые виды транспорта, специфические, подчас рискованные развлечения или предельно индивидуализированные маршруты.

Вместе с тем нельзя обойти общую тенденцию к удешевлению туров и развитию программ социального туризма. Крис Райан выделяет несколько направлений обеспечения социальной доступности туризма16:

1. Программы социального туризма. Термин “социальный туризм” имеет длинную и благородную родословную. В начале 1956 г. Артур Холот (бывший узник Дахау) инициировал движение, которое последовательно привело к созданию Бюро Международного Социального туризма, а в 2000 г. имело большое число организаций, разбросанных по всему миру. Бюро ищет возможности установления права на оплаченный отпуск и обеспечивать людей с низким доходом субсидированным путешествием. Испанское правительство, например, предлагает своим пенсионерам наслаждаться отпуском на Майорке не в “горячие сезоны”, а в “мертвые”, при этом пенсионеры получают помощь, а отели – возможность сохранить обученный персонал и некоторый доход.

2. Строительство и использование недорогих мест для отдыха. Туристические компании начинают активно раскручивать недорогие “деревни для отпуска”, кемпинги, и такие формы туризма, которые выгодны и местным жителям, и отпускникам, и окружающей среде. Например, в Великобритании развиваются социальные инициативы по оказанию помощи родителям-одиночкам и группам инвалидов. Так, группа “Пряник” в 1980 г. провела переговоры с одним из крупнейших предприятий, состоящим из сети лагерей отдыха/приютов “Бутлинз”, о раннем сезонном отпуске для родителей-одиночек. “Бутлинз” теперь устанавливает низкие цены для “мертвого сезона” и использует это время для обучения нового персонала до начала основного сезона. Это позволяет сделать перерыв на отдых и матерям, и их детям, а также обучать вновь набранный персонал компании “реальной жизни”. В 1998 г. Один только дептфордовский филиал “Пряника” организовал 15 заездов членов неполных семей в тематические парки и на морские курорты.

3. Посещение местных сообществ. Британская компания “Сага” предлагает короткие и длинные маршруты перевозок в каникулы, которые включают посещение местных сообществ. Ее клиенты посещают школы в Таиланде, Непале, Китае и других местах и принимают участие в английских уроках. Благотворительные фонды учреждены лидерами местных сообществ, а проекты отслеживаются персоналом по анкетам обратной связи с клиентом.

4. Корпоративный туризм. В странах западной части Тихого океана туристических компаний пока немного, но их число растет, особенной тех, что связаны с корпоративным туризмом. Речь идет о достойных инициативах, которые, по большей части, касаются культурного и национального наследия и охватывают своим действием “устойчивые” компании. Депривированные же группы (родители-одиночки, инвалиды) в данном регионе по-прежнему остаются в стороне от туристического отдыха.

Доступность туризма для различных социальных групп положена в основу нового Кодекса этики Всемирного туризма Организации Всемирного туризма, принятого 1 октября 1999 г. на конференции в Сантьяго. В документе особо подчеркивается взаимная ответственность местного населения и туристов, общая гуманистическая направленность их коммуникаций: деятельность по туризму должна проводиться в гармонии с атрибутами и традициями принимающего региона и стран и в соответствии с их законами, практикой и обычаями; сообщества хозяев, с одной стороны, и местные профессионалы, с другой, должны работать в одной команде, уважать туристов, которые посещают их, узнавать об их стиле жизни, вкусах и ожиданиях. Составная часть профессионального вклада в гостеприимный прием – обучение и тренировки.

Статья 6 упомянутого Кодекса касается обязательств акционеров в деле развития туризма. В ней определяется форма связей акционеров с профессиональным туризмом, особенно тех акционеров, которые связаны с индустрией, общественными полномочиями и, наконец, со СМИ и ресурсами развития туризма.

Безусловно, это не полный перечень акторов туризма, но основные их “виды” перечислены в вышеуказанном документе. Социальный туризм и социальная справедливость - это не простое желание, нашептанное идеалистами и депривированными группами, но ценность, поддерживаемая на самых высоких уровнях туристической индустрии и государственных политик.
Работа выполнена при поддержке РФФИ (грант № 07-06-00287)

1 Bell M., Ward G. Comparing Temporary Mobility with Permanent Migration // Tourism Geographies. 2000. N 2 (1). Р. 92.

2 Holloway D. Tourism Business. N.Y, L., 1996. Р. 26.

3 Jamal T., Kim H. Bridging the Interdisciplinary Divide. Towards an Integrated Framework for Heritage Tourism Research // Тourist Studies. 2005. Vol. 5 (1). P. 75.

4 Приводится с незначительными изменениями.

5 Urry J. Consuming Places. L., 1995.

6 Урри Дж. Взгляд туриста и глобализация // Критическая масса. 2003. № 2. С. 124-132.

7 Lencek L., Bosler G. The Beach. The History of Paradise on Earth. L., 1998; Gottdiener M. Life in the Air. Surviving the New Culture of Air Travel. Lanham, 2001; Ahmed S. Strange Encounters. L., 2000.

8 Urry J. The Tourist Gaze: Leisure and Travel in Contemporary Societies. L., 1990. Р. 2.

10 Ibid.

11 Урри Дж. Взгляд туриста и глобализация // Массовая культура: современные западные исследования. М., 2005. С. 136.

12 Черняева Т.И. Туризм как практика потребления // Современное общество: территория постмодерна / Под ред. М.Э. Елютиной.Саратов, 2005.

13 Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 2004. С.129-130.

14 Черняева Т.И. Указ. соч.

15 Ryan C. Equity, management, power sharing and sustainability - issues of the “new tourism”// Tourism Management. 2002. N 3. P. 17.

16 Ibid.

Похожие:

Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconИнформация о лёгкой промышленности за 1 квартал 2012 года
Легкая промышленность – комплексная отрасль, включающая следующие виды экономической деятельности: «текстильное и швейное производство»...
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? icon29 производство машин и оборудования 291 Производство механического оборудования
Производство двигателей и турбин, кроме авиационных, автомобильных и мотоциклетных двигателей
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? icon1 частные мануфактуры; 2 ремесленные мастерские; 3 фабричное производство; 4 мелкотоварное производство

Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconБеглянки от любви не убежишь Производство
...
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconРеспублика Словакия
Отрасли народного хозяйcтва: производство металлов, электроэнергии, добыча газа, нефти, производство каучука, растительного масла,...
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconПрограмма специальной дисциплины «Исполнительное производство»
«Исполнительное производство», предназначена для студентов юридического факультета
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconРеестр лицензирования мчс россии за период с 01. 01. 2007 г по 25. 10. 2007 г. Производство работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений Центральный региональный центр
Общество с ограниченной ответственностью "Бастион тв" 6950013721 2/18337 29. 01. 2007
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconГелиоэнергетика
Солнца не даёт вредных выбросов в атмосферу, производство стандартных силиконовых батарей также причиняет мало вреда. Но производство...
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconПроизводство спичечной продукции
Возьмем, к примеру, обычные спички (нем. Spitz – в переводе «заостренная палочка»). Оказывается, производство обыкновенных спичек...
Социология и политология. 2007. №4 Т. И. Черняева, Г. Н. Шаркова туризм: производство мест или производство неравенств? iconТема производство, издержки производства и конкурентное предложение Производство, факторы и технологии
К факторам производства относятся наиболее существенные элементы производственного процесса, без которых последний принципиально...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org