Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума»



Скачать 225.48 Kb.
страница1/2
Дата29.01.2013
Размер225.48 Kb.
ТипДокументы
  1   2


С.Л. Катречко

Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1

Abstracts. В «Критике чистого разума» Кант ставит задачу обоснования правомочности использования в познании априорных форм, которая блестяще им решается посредством трансцендентальной дедукции. Однако Кант практически обходит стороной проблему генезиса априорных форм, хотя и говорит о необходимости выработки «системы эпигенезиса чистого разума». Для ее решения надо найти фундаментальные «действия чистого мышления», лежащие в основе конституирования априорных форм. Таковым и выступает кантовский синтез схватывания, лежащий в основе генезиса концептов пространства, времени и базовых математических понятий.
Abstracts (нем.): In der „Kritik der reinen Vernunft“ stellt Kant eine Aufgabe, die Beschlussfähigkeit des Einsatzes von aprioren Formen in der Erkenntnis zu begründen. Diese Aufgabe wird von ihm durch eine transzendentale Deduktion herrlich gelöst. Kant lässt aber fast beiseite das Problem der Genesis von den aprioren Formen, obwohl er über die Notwendigkeit, „ein System der Epigenesis der reinen Vernunft“ zu leisten, spricht. Um dieses Problem zu lösen, ist es notwendig, die fundamentalen „Handlungen des reinen Denkens“, die für eine Genesis von der aprioren Formen verantwortlich sind, zu finden. Als Grundfrage tritt hier eine Synthesis der Apprehension hervor.
[Постановка проблемы] Цель нашего исследования состоит в выявлении возможных механизмов генезиса априорных форм чувственности и рассудка. Для Канта методологически неоправданным является постулирование эмпириками в качестве такого механизма процедуры абстрагирования, которая хотя и позволяет объяснить переход от эмпирически конкретного к более абстрактному содержанию, т.е. решает проблему генезиса эмпирических понятий, но не может быть используема при переходе от опытного содержания к (априорной) форме, т.е. объяснить наше обладание чистым знанием, которое, по Канту, имеет «совсем иное метрическое свидетельство, чем происхождение из опыта» [4, 93]. При этом Кант отвергает как возможность «преформации чистого разума», т.е. принцип самопроизвольного зарождения (generatio aequivoca) априорного знания [4, 117 – 118], так и теорию врожденных идей, поскольку «допускать их [понятия] в качестве уготованных и врожденных… [как и самозарождение понятий. — К.С.] очень уж не по философски» [5, 144] и ставит задачу выработки «системы эпигенезиса чистого разума»2 [4, 118]. В своих «Лекциях по метафизике» он говорит, что «понятия возникают по своей природе через рассудок — по случаю опыта, так как рассудок формирует по случаю опыта и чувств понятия, которые отвлечены не от чувств, но от [действия] рефлексии над чувствами» [5, 144; курсив мой. — К.С.
], а в «Критике чистого разума» Кант пишет, что понятия возможны «только как действия чистого мышления» [4, 73] (этот тезис вполне применим и к другим типам априорных форм). Поэтому наша задача состоит в поиске неких фундаментальных «действий» сознания, которые лежат в основе генезиса априорных форм.
[Общая структура познавательного акта] Задавая общую структуру познавательного акта, Кант выделяет три его важные конституенты, или «три субъективных источника знания, на которых основывается возможность опыта [знания] вообще: чувство, воображение и апперцепция…» [4, 508]. Чувственность является пассивной познавательной способностью, задача которой заключается в вос–приятии внешнего многообразия. При этом Кант выделяет один из ее важных компонентов — синопсис, посредством которого воспринимаемое чувственное многообразное сродняется и «сопоставляется» друг с другом: ведь «если бы всякое представление было бы чуждо другим представлениям и обособлено от них, то никогда не возникло бы ничего похожего на знание, так как знание есть целое, состоящее из сопоставимых и связанных между собой представлений…». И здесь же Кант, для того чтобы можно было помыслить связывание представлений друг с другом, вводит важнейшую для него тему синтеза: «…поэтому если я приписываю чувству способность обозрения (Synopsis), так как оно в своих созерцаниях содержит многообразное, то этой способности обозрения всегда соответствует синтез, и восприимчивость делает возможным знание, только если она связана со спонтанностью» [4, 500]3. Спонтанность же сознания связана с двумя другими компонентами познания: апперцепцией и воображением. Из них нас здесь в большей степени будет интересовать воображение как «необходимая составная часть самого восприятия» [4, 511], поскольку «синтез вообще... есть исключительно действие способности воображения» [4, 85].

Проявлением воображения в акте восприятия и является синтез схватывания, который составляет «трансцендентальное основание возможности всех знаний вообще (не только эмпирических, но и чистых априорных)» [4, 502]. Он определяется Кантом так: «Всякое созерцание содержит в себе многообразное…, [но] всякое представление может быть только единством. Чтобы из этого многообразного получилось единство созерцания, необходимо, во-первых, обозреть многообразие [с помощью синопсиса. — К.С.] и, во-вторых, собрать его вместе [т.е. осуществить собственно акт синтеза. — К.С.]; этот акт я называю синтезом схватывания…» [4, 501]4. Поскольку же синтез схватывания приводит к «единству созерцания», то при его осуществлении задействуется также и третья выделенная Кантом компонента познания — апперцепция, точнее обеспечивающее это единство [трансцендентальное] единство апперцепции5.
[Структура синтеза схватывания] Согласно Канту, акт схватывания представляет собой восприятие неопределенного чувственного многообразия, воздействующего на нашу чувственность. И вот когда наше сознание [внимание] нацеливается на что–то, то оно схватывается нами как какой-то едино-единичный и (до понятийного синтеза) неопределенный предмет Этоx: мы что-то выхватываем из этой однородной массы и стягиваем это ранее несвязанное многообразие в некоторое единство. В силу нашей конечности, мы можем с–хватить [точнее: вы–хватить] только конечный квант первоначально данного многообразия, маркируя его как Это1: тем самым Этоx полагается как единица. Последующие акты схватывания либо завершают этот акт, уточняя границы первоначально схваченного Это1 (например как границу зеленого), либо переходят к схватыванию другого Это2 (например желтого или синего) и т.д.6 Таким образом, с помощью ряда актов схватывания первоначально неопределенное многообразие определенным образом упорядочивается и превращается в связанное множество отдельных Это1, Это2, Это3 7.

Данное описание акта схватывания имеет достаточно общий характер, поскольку наша цель состоит, прежде всего, в фиксации основного момента этого синтеза — собственно схватывании чувственного многообразия. Но уже здесь мы несколько модифицировали кантовский подход, выделяя в качестве предусловия схватывания интенциональный акт внимания, который можно считать первым проявлением апперцепции. Внимание же и акт выхватывания Этоx из неопределенного многообразия представляют собой два — субъективный и объективный — момента проявления нашей спонтанности в ходе чувственного восприятия и задают его общую перцептивно–апперцептивную структуру. Соответственно, наше описание разбивается на две относительно независимые линии, а начнем мы с более детального анализа перцептивного момента схватывания.
§ 1. Синтез схватывания как перцептивное схватывание предмета

[Синтез схватывания и генезис математических концептов] Можно выделить три модуса схватывания. Во-первых, это первоначальный бытийный акт, когда мы просто вы–хватываем Этоx в качестве существующего из первоначального многообразия. Над этим модусом возможна двоякая «надстройка»: во-первых, количественный (математический) акт схватывания, когда мы отличаем Этоx от Этоz как первое от второго; и, во-вторых, качественный акт, лежащий в основании содержательных наук, когда мы отличаем Этоx от Этоz как одно содержание от другого. Допустим, что исходным чувственным многообразием является радуга (цветовой спектр). В ходе начального — бытийного модуса — схватывания мы выхватываем один из ее цветов, например красный, хотя пока и не фиксируем его как красный. Дальнейшее полагание осуществляется двумя альтернативными типами актов. Первый из них представляет собой содержательное схватывание, т.е. схватывание красного как красного, на основании его качественных характеристик. Такого рода акты и приводят к развитию физических в широком смысле этого слова, или содержательных, практик. Однако вместе с тем возможен полагающий акт другого типа, а именно формальное выделение вот этого красного как одного из цветов спектра. Понятно, что при этом не схватывается его качественная краснота, но с помощью количественной метки Это1 фиксируется его формальная характеристика как первого левого члена спектра. Это и есть собственно математический акт, спецификой которого является фиксация формальных характеристик Этоx, например точного местоположения схватываемого предмета.

В свою очередь, в рамках математического модуса схватывания можно выделить два его (под)модуса. Если наше внимание фокусируется на центре Это1, то оно полагается как арифметическая единица. Этим арифметическим модусом схватывания конституируется дискретная арифметика. Если же наше внимание направлено на границу Это1, то оно полагается как геометрическая точка, которая выступает как инобытие единицы в качестве ее пространственного места. Здесь существенна уже не единичность Этоx1, а его взаимосвязь с другими Этоx2,… Этоxn. Этим совершается топологический акт схватывания, в ходе которого конституируется континуальность: граница Этo1 выступает как место встречи с другими точками, а сама точка выступает как инобытие арифметической единицы, как ее пространственное место8.

Выделение в составе схватывания арифметического и геометрического модусов дает ключ к решению проблемы генезиса базовых математических концептов, каковыми являются Число и Точка. В современной математике помимо алгебраических и топологических структур, выделены также структуры порядка, которые занимают срединное между алгеброй и топологией положение (Н. Бурбаки, [1])9. На наш взгляд эти структуры имеют более поздний генезис, поскольку возникают в ходе схватывания второго порядка и предполагают, помимо актов синтеза, еще и акты анализа. В этом случае мы, наряду с объединением Это1,… Этоn в арифметический ряд или геометрическую прямую (плоскость, пространство), совершаем анализ их положения относительно друг друга (например, правее/левее или выше/ниже) и фиксируем это как порядок [расположения] Это1 относительно Это2 или других Этоn, Этоy.

[Двойственная структура синтеза схватывания и генезис концепта пространства] Помимо трех своих модусов акт схватывания содержит два структурных момента. В приведенном выше описании через Этох(1) мы зафиксировали лишь первый бытийный это–момент синтеза схватывания, т.е. его направленность как бы во–внутрь схватываемого, но в этом акте содержится и инобытийный то–момент, когда схватывание, оставаясь «внешним» (т.е. объективным), направляется вовне, на окружающую Этох(1) границу или его фон10. По существу, этот инобытийный момент является следствием нашей конечности: мы не можем, в отличие от, например, Бога, сразу охватить все пространственно и/или не можем бесконечно долго длить акт схватывания, переходя от одной единицы к другой. В силу этого любое схваченное Это1 содержит в себе ограничение, поскольку помимо одного всегда есть и другое, а положенному этому всегда противостоит некоторое неопределенное то (иное), на фоне и из которого происходит полагание вот этого, определенного Это1. В этом ином и содержится последующая арифметическая (или геометрическая) множественность, или двоица как противо-аналог единицы. Поэтому в последующих актах схватывания из неопределенной двоицы может синтезироваться весь числовой ряд (resp. континуум), поскольку в результате следующих актов схватывания из оставшегося после первого схватывания иного будет выделено Это2, Это3 и т.д. Правда, говорить о синтезе числового ряда или континуума per se здесь не совсем корректно, поскольку в этих актах синтезируются, скорее, отдельные числа (resp. точки), а не числовой ряд или континуум в качестве математических объектов.

Тем самым синтез схватывания порождает новое многообразие последовательно схваченных, но не связанных между собой Это1, Это2, Это3… Однако поскольку акт схватывания по своей природе является синтетически–связующим, то это многообразие вновь подвергается новому (мета)синтезу схватывания, направленного на связывание вновь образованного многообразия. Если, например, первый акт схватывания полагает точки, то новый акт схватывания синтезирует уже прямую, состоящую из ранее схваченных точек как своей материи, а последующий акт, материей которого выступают уже линии, будут синтезировать, например, плоскостные фигуры и т.д.

Второе и последующие схватывания точнее можно назвать синтезом связывания. Они уже не схватывают чувственное многообразие, а связывают между собой ранее схваченные Это1Этоn: например, ранее схваченные звезды можно объединить в более крупные со–звездия.

В точном смысле слова, первичное восприятие как мгновенно-локальный взгляд схватывает не предмет, а некоторую локальную точку (например, некоторое цветовое пятно), сумма которых и образ–ует созерцаемый предмет средних размеров, его образ. Здесь мы различаем локальное схватывание «точки» и (мета)схватывание предмета как вторичный (мета)синтез, поскольку образ предмета синтезируется из «точек» аналогично тому, как происходит образование «картинки» на экране телевизора. Примером такого двойного синтеза является восприятие человеком предметов средних размеров: ведь мы не можем схватить их с помощью одного взгляда. Однако сам Кант этого различения не делает, говоря о схватывании привычных для человека предметов типа дома [4; 115, 154] или собаки [4, 125]. Поэтому Кант описывает, скорее, не первичный, а вторичный синтез схватывания — синтез связывания.

Сделанное нами различение позволяет уточнить роль в нем кантовского синопсиса, который состоит в том, чтобы «обозреть многообразие» [4, 501]. Поскольку синтез per se мыслится Кантом как сложение однотипных частей, то синопсис является необходимым условием схватывания: разнородное необходимо сделать сначала сродным11. Если же первичным является акт вы–хватывания чего-то из внешнего многообразия (фона), то в этом случае синопсис не нужен12. Но как только мы переходим от первого акта схватывания ко второму, от одного схваченного содержания к другому, то для связывания Это1Этоn синопсис необходим. У Канта эту функцию выполняют временные (числовые) метки, с помощью которых мы, маркируя первично схваченное содержание, размещаем их как сродные представления на нашем экране сознания13.

Предложенная нами модификация кантовского подхода — постулирование сложной иерархической структуры схватывания и выделение акта вторичного связывания, дополняющего первичный синтез выхватывания — позволяет предложить решение проблемы генезиса концепта пространства. В самом общем виде иерархия синтезов схватывания может быть представлена так: перцептивная точка — предмет — Мир (кантовская идея разума). Пространство же является формальным аналогом Мира и получается путем отвлечении от его содержательных моментов. Оно полагается нами как объемлющая среда для схваченных нами предметов (мира)14. Концепт времени также является формальным, отвлеченным от его содержательных компонентов, аналогом Мира. Однако, в отличие от концепта пространства, время «дедуцируется» не из перцепции, а из апперцептивного момента схватывания, а его генезис связан с деятельностью апперцепции. Поэтому необходимо более детально разобраться в апперцептивном моменте схватывания.
§ 2. Апперцептивный момент синтеза схватывания и генезис концепта времени

[
  1   2

Похожие:

Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconС. Н. Труфанов об основных положениях «критики чистого разума» И. Канта великий человек обрекает других на то, чтобы его объясняли Г. В. Ф. Гегель «Критика чистого разума»
...
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconПонятие «вещи в себе» в философии и. Канта
Понятие «вещи в себе» как одно из основных в «Критике чистого разума» И. Кант
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconМартин Хайдеггер Кант и проблема метафизики
Рассмотрение идеи фундаментальной онтолоии через истолкование критики чистого разума как обоснования метафизики
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconВопросы по Немецкой классической философии И. Кант. «Критика чистого разума»
Идеи как чистые понятия разума, неизбежность иллюзии. Анализ попыток опредмечивания идей, их выражения в наличном опыте. Критика...
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconРазвитие человека и животных
Проблема возникновения, т е генезиса, психики и проблема ее развития теснейшим образом связаны между собой. Поэтому общий подход...
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconКант И. Критика чистого разума
Пер, с нем. Н. Лосского. Мн.: Литература, 1998. 960 с. (Классическая философская мысль)
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconКант И. Критика чистого разума
Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconИммануил Кант. Критика чистого разума (фрагменты)
Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconДраконы Эдема Рассуждения об эволюции человеческого разума
Знаменитого американского астрофизика и популяризатора науки Карла Сагана (1934-1996) со студенческих лет занимала проблема происхождения...
Кантовский синтез схватывания и проблема генезиса априорных форм1 Abstracts. В «Критике чистого разума» iconКиноторговая компания «вольга» представляет
Продюсеры: стив голин («Вавилон», «Вечное сияние чистого разума», «Быть Джоном Малковичем», «Игра»), кит редмон («Версия»)
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org