В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как



Скачать 118.06 Kb.
Дата30.01.2013
Размер118.06 Kb.
ТипДокументы
Логика лиц1

В.И.Моисеев


В этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как логика лиц. Под лицами имею в виду грамматические лица – первые лица «я», «мы», и различные «непервые» лица: вторые лица – «ты», «вы», третьи лица – «он», «она», «оно», «они». Кроме грамматического, возникает естественный логический вопрос – что такое эти лица, можно ли построить некоторую логику грамматических лиц ? Тем более это важно, что многие проблемы нравственного логоса зависят от вида лица. Ниже я попытаюсь набросать несколько принципов, отталкиваясь от которых можно было бы подойти к построению возможной логики лиц.

Во-первых, стоит заметить, что логика лиц предполагает логику точек зрения, когда об одном У можно говорить с разных точек зрений – с точки зрения самого У или некоторого Х, где Х отличен от У. В самом деле, человек говорит «я», когда он говорит о себе со своей точки зрения. Когда же человек говорит о других со своей точки зрения, то, по-видимому, возникают различные непервые лица. Следовательно, чтобы выразить эту идею, нам нужно ввести конструкцию примерно такого вида: «У-с-точки-зрения-Х». Для краткости я обозначу ее через УVХ (V – от английского «view» - «взгляд»). Тогда можно предположить, что «Х-с-точки-зрения-Х» - это Х как Я, что можно обозначить в виде ЯХ. Соотвественно, «У-с-точки-зрения-Х», где У отличен от Х, - это У как не-Я субъекта Х, или не-ЯХ. Итак, первая идея состоит во введении позиций («точек зрения») для личностей, и возможности смотреть на личность с его собственной точки зрения и с точки зрения другой личности. В первом случае возникнет состояние сознания, которое кодируется словом «я», во втором случае – состояния сознания, кодируемые непервыми лицами («не-я»). Завершая этот фрагмент рассуждений, совсем кратко можно записать:

ЯХ = УVХ, где У=Х

не-ЯХ = УVХ, где УХ

Читатели, знакомые с идеей ментального многообразия, уже, по-видимому, заметили, что конструкция УVХ – это обозначение моды модуса У, полученной в модели Х в рамках некоторого ментального многообразия. Здесь я не ставлю своей целью построения аксиоматической системы логики лиц, и пока могу лишь заметить, что предполагается существование некоторого специального ментального многообразия, где личности выражаются через модусы, точки зрения – через модели, и V - какой-то проектор из этого ментального многообразия. Пока для простоты я использую одни и те же символы для обозначения модуса и модели в выражении ХVХ, хотя нужно помнить, что Х слева – это символ некоторого модуса, а Х справа – символ некоторой канонической модели этого модуса.

Из такого рода конструкций получаем первое следствие. Может существовать множество «я»: если Х и У – личности, то ЯХ = ХVХ – это «я» субъекта Х, ЯУ = УVУ – это «я» субъекта У.
Таким образом, каждое «я» - результат рассмотрения субъектов с собственных точек зрения.

Однако введенными конструкциями мы выражаем пока только дихотомию первого лица единственного числа («я») и всех иных лиц («не-я»). Следующая проблема – выражение числового разнообразия лиц и разнообразия различных непервых лиц.

Измерение числа (единственное – множественное число) заставляет нас рассматривать множества личностей наряду с отдельными личностями. Логически это выразится во введении некоторых целостностей на множествах модусов {X1, X2, …, Xn} наряду с отдельными модусами X1, X2, …, Xn. Например, это могут быть модусы-суммы X1  X2  …  Xn = {X1, X2, …, Xn}, образованные модусной суммой из всех элементов множества {X1, X2, …, Xn}.

Как теперь выразить первое лицо множественного числа «мы» ? Обратимся к смыслу этого лица. Когда субъект Х говорит «мы», например, автор статьи пишет «мы считаем, что …», то в этом случае, по-видимому, предполагается: 1) существование некоторого целостного субъекта М на множестве субъектов {X1, X2, …, Xn}, 2) субъект Х включает себя в это множество, отождествляет свою личность с целостностью М, 3) целое М рассматривается с точки зрения субъекта Х, т.е. как МыМ,Х = МVХ.

МыМ,Х – это «мы» целостности М с точки зрения ее элемента Х.

В самом деле, когда автор пишет «мы считаем …», то он включает себя в единое целое вместе со своими читателями, отождествляет себя с этой целостностью, но в то же время просматривает все и со своей позиции. Если бы целостность М бралась со своей точки зрения, то образовалось бы лишь «я» более высокого уровня: ЯМ = МVМ, а не «мы». Таким образом, состояние «мы» - это такое состояние, когда надличностная целостность воспринимается с некоторой подчиненной точки зрения. Здесь явно присутствует точка зрения «снизу вверх» на превышающую отдельную личность субъектную целостность, которая и может быть выражена как позиция МVХ – «целое-М-с-точки-зрения-своего-элемента-Х». Этот момент, в частности, выражается в возможности образования разных «мы», акцентированных на разные свои элементы: МыМ,Х1, МыМ,Х2, и т.д.

Далее под М я буду иметь в виду некоторую сумму модусов, включающую в себя модус Х, а под D – сумму модусов, исключающую Х. М – это «свои», D – «чужие» для субъекта Х.

Обратимся теперь к непервым лицам «не-я» (по отношению к некоторому субъекту Х). Рассмотрим в первую очередь такие лица, как «ты», «вы» и «он». Для всех этих лиц, как было отмечено выше, должна быть характерна гетероцептивная позиция УVХ, где ХУ.

Когда субъект Х называет субъекта У как «ты», то здесь, как мне представляется, дополнительно предположено, что между субъектами Х и У в понимании Х определена достаточная близость, и это можно выразить включением этих субъектов в одну общую целостность М (в одно «мы»). Таким образом, ТыУ,Х = УVХ, где ХУ и Х, У входят в состав М. ТыУ,Х – это «ты» субъекта У для субъекта Х.

У «ты» могут быть разные виды. Например, стандартное «ты» возникает, когда субъекты Х и У примерно равны в составе целостности М. Если же статус У в составе М начнет снижаться, или даже У начнет рассматриваться Х-ом как свой подсубъект, свой орган, то возникнет снижающее «ты», в котором выразится оттенок превосходства субъекта Х по отношению к У.

Наоборот, если статус У в составе М начнет повышаться (например, У будет отождествлен субъектом Х с целостностью на нескольких элементах из М), хотя У по-прежнему не будет включать в свой состав субъекта Х, то возникнет возвышающее «ты», или «вы».

Таким образом, предположим, что для элементов Z целостности М определена некоторая мера |Z|М - статус Z в составе М. Тогда можно записать:

ТыУ,Х = УVХ, где ХУ и Х, У входят в состав М, и |У|М < |Х|М, - снижающее «ты» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Ты(=)У,Х = УVХ, где ХУ и Х, У входят в состав М, и |У|М = |Х|М, - эквивалентное «ты» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

ТыУ,Х = УVХ, где ХУ и Х, У входят в состав М, и |У|М > |Х|М, - возвышающее «ты» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Положим, что ВыУ,Х = ТыУ,Х – «вы» субъекта У со стороны субъекта Х есть ничто иное, как возышающее «ты» субъекта У со стороны субъекта Х.

Теперь обратимся к третьему лицу «он» (пока под «он» я буду иметь в виду то общее, что есть во всех числах и родах третьего лица).

Как мне представляется, в произнесении «он» субъектом Х по отношению к субъекту У ощущается уже некоторая внеположенность и противопоставленность Х к У. Это условие можно выразить отнесением субъекта У субъектом Х за границы целостности М. У исключается из «своих» и относится к целостности D – области «чужих» для субъекта Х. Итак, можем написать:

ОнУ,Х = УVХ, где ХУ, и Х входит в состав М, У входит в состав D, - «он» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

У «он» могут быть разные степени – от просто инаковости до чуждости и несоизмеримости. Есть «он-другой», «он-чужой» и «он-неведомый». Это, по-видимому, связано с выделением различных под-областей в области «иного» D. Например, DN – «иное-невраждебное», D(-) – «иное-враждебное», D() – «иное-неведомое». Подставляя на место D в определении «ты» эти виды «иного», получим соотвественно:

Он(N)У,Х - «он-другой» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Он(-)У,Х - «он-чужой» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Он()У,Х - «он-неведомый» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Здесь можно принять, что

Оно()У,Х = Он()У,Х – «оно» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х есть ничто иное, как «он-неведомый» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х. Часто используется объектный вид «оно», когда несоизмеримость выражается в неодушевленности начала У. Например, в английском языке неодушевленные начала передаются неопределенно-личным местоимением it, что в какой-то мере соответствует русскому «оно». В то же время возможны и необъектные виды «оно», выражающие, например, Высшее Начало, несоизмеримое с человеком. В этом смысле могут употребляться такие понятия, как «Божество», «Бесконечное» или «Абсолютное». Итак, во всех этих случаях У как объект есть нечто несоизмеримое, предельное для Х как субъекта. В то же время это не единственное «оно», поскольку бывает «оно-бесполое». Поэтому я оставил символ бесконечности () в определенном выше виде «оно», для того чтобы подчеркнуть дистанционный принцип образования «оно» в данном случае, выражающий «оно» как удаленное от «я» на бесконечную дистанцию в сфере «иного».

Если под У иметь в виду не одного субъекта, но некоторую субъектную целостность внутри D, то получим «они» для выражения У по отношению к Х:

ОниУ,Х = УVХ, где ХУ, и Х входит в состав М, У входит в состав D, и У есть субъектная целостность, - «они» по отношению к субъектному целому У со стороны субъекта Х.

Добавляя принципы пола – мужского (m), женского (f) и среднего (n) – в определение лиц, мы можем получить дополнительные разновидности лиц. Например:

Я(m)Х = УVХ, где У=Х, и Х есть мужской субъект, – «я-мужское» субъекта Х.

не-Я(f)Х = УVХ, где УХ, и Х есть женский субъект, – «не-я-женское» субъекта Х.

Ты(n)У,Х = УVХ, где ХУ, и Х, У входят в состав М, |У|М < |Х|М, и Х есть средний по роду субъект, - снижающее «ты-среднее» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Он(n)У,Х = УVХ, где ХУ, и Х входит в состав М, У входит в состав D, и Х есть средний по роду субъект, - «оно-среднее» по отношению к субъекту У со стороны субъекта Х.

Мы видим, таким образом, что все лица, образованные с точки зрения субъекта Х, - это комбинация

1) перцептивного принципа УVХ, выражающего логику точек зрений,

2) топического принципа, выражающего позицию (топос) того или иного начала в составе U (U – универсум. Так обозначим целостность, включающую в себя сумму М и D),

3) нумерического принципа, выражающего начало как единичное или множественное,

4) гендерного принципа, определяющего половую детерминацию начала.

В грамматике эти принципы должны маркироваться соответстветствующими детерминантами, которые, однако, не всегда могут быть специально выделены в конкретном языке. Например, в русском языке нет специального определения перцептивного принципа, разделяющего все имена на гомоцептивные (вида УVХ, где У=Х) и гетероцептивные (вида УVХ, где УХ). То же следует сказать о топических детерминантах. Детерминанты четырех указанных принципов можно было бы называть перцептивными, топическими, нумерическими и гендерными соответственно. Возможно, первые два вида детерминант выделены не столь явно, в то время как принципы числа и рода оформлены в языках более определенно.

Топические характеристики лиц могут быть просуммированы в следующей системе отношений:



На этом рисунке совмещены топические и перцептивные определения. Гетероцептивные начала (за исключением «Мы») одновременно изображены как топически внеположенные по отношению к «Я». Кроме того, каждое начало обозначено в перцептивной форме – как то или иное лицо в отношении к центральному субъекту, который также обозначен в гомоцептивной форме как «Я». Символ DN обозначает сферу субъектов, которые определены как «он-другой» для «Я». D(-) и D() обозначают области «он-чужого» и «он-неведомого» соответственно. Упорядоченность по удаленности этих областей от «Я» и «Мы» выражает дистанционный принцип их определения. Внутри «Я» изображено снижающее «Ты». Вне «Я» - эквивалентные «Ты», в форме «Вы» представлено возвышающее «Ты».

Все лица определены в отношении к канонической модели некоторого центрального субъекта Х – как перцептивные позиции УVХ. Смена центрального субъекта приведет и к смене лиц для одних и тех же субъектов. Например, для Х как центрального субъекта он сам будет дан как «я» (ЯХ = ХVХ), отличный от него субъект У – как «не-я» (не-ЯХ = УVХ). Наоборот, с точки зрения субъекта У он сам будет дан как «я» (ЯУ = УVУ), а субъект Х – как «не-я» (не-ЯУ = ХVХ).

Логику лиц теперь в общем случае можно было бы определить как такой вид проективно-модальной Онтологии, где могут быть аксиоматизированы представленные выше конструкции, и в состав логических операторов введены по крайней мере перцептивные и топические преобразования над модусами.

В качестве перцептивных операторов выступят в первую очередь модельно-ограниченные проекторы VХ, применение которых к модусам У будет давать перцептивные моды УVХ этих модусов. Топические операторы – это, по-видимому, класс преобразований, способных топически определять и переводить модус из одних топосов в другие, например, из области М в область D и обратно. Причем, следует заметить, что топическая система определений должна будет также зависеть от центрального субъекта, поскольку у разных субъектов она может быть разной. Это можно выразить определением топики не просто на модусах, но на перцептивных модах топосов. Так, область М с точки зрения субъекта Х как центрального субъекта может быть обозначена как МХ, область D – как DХ, и т.д. Нумерические операторы – операторы, определяющие и меняющие число; гендерные операторы – определяющие и меняющие половую детерминанту модуса. Если через проекторы N,  и G обозначить общий вид нумерических, топических и гендерных детерминант, то итоговое лицевое определение модуса У по отношению к модусу Х как центральному субъекту может быть выражено в виде: (((УVХ)NN)T)GG. Здесь вначале определяется перцептивная мода УVХ как первое или непервое лицо, затем добавляется нумерическая дифференциация (УVХ)NN – как единственное или множественное число (N – нумерическая модель, которая может принимать два значения: s – единственное число, р множественное число), далее задается топическое определение ((УVХ)NN)T в форме некоторой области из U (Т – переменная по топическим моделям). Наконец, дифференциация лица завершается гендерным определением (((УVХ)NN)T)GG, где G – символ гендерной модели, способной принимать одно из трех значений m,f или n.

Переход из внутреннего мира субъекта Х во внутренний мир другого субъекта У может быть выражен в этом случае в форме комплексных преобразований, меняющих одну систему детерминант VХ)NN)T)GG на другую VУ)NN*)T*)GG* (под символом VХ)NN)T)GG я здесь имею в виду одноместный оператор, действие которого на модус У даст моду (((УVХ)NN)T)GG). Такие преобразования могут менять логический статус выражений логики лиц.

Например, в нравственности ряд норм оказывается чувствительным к перцептивным преобразованиям. Вот некоторые места из моей книги «Логика Добра», выражающие такого рода зависимость:

1) «Например, у себя человек может судить и свои состояния, и поступки, и правила. А вот у другого, считает Соловьев, человек может судить только правила, но не поступки («не судите, да не судимы будете») (см. С.147). Так и в случае с Антигоной Соловьев замечает, что жертва имеет смысл только по отношению к своему, а не к чужому (поэтому в отказе от погребения брата для Антигоны не может быть жертвенности, т.к. здесь отказ от права брата, а не от своего собственного права). Аналогично, выполнение права другого есть обязанность для себя»

2) «Соловьев говорит о возможности допущения зла, «когда оно не от нас происходит». Если причиной зла являюсь «Я», то в этом случае нравственная формула предполагает, по-видимому, более нетерпимое отношение со стороны того же «Я» к такому «своему» злу»

Во всех этих примерах мы видим зависимость нравственной формулы от лицевой формы. Для простоты рассмотрим ниже только некоторые лицевые детерминанты. Допустим, формула «Х жертвует У» при применении к ней лицевых детерминант VХ)T центрального субъекта Х перейдет в формулу

«(ХVХ)T жертвует (УVХ)T».

Тогда эта последняя формула приобретет нравственный смысл только в том случае, если лицо (УVХ)T окажется отнесенным к области МХ («Х-своего») во внутреннем мире субъекта Х (только в этом случае формула «(ХVХ)T жертвует (УVХ)T» может быть прочитана как некоторая разновидность утверждения «я жертвую своим», что вполне естественно для идеи жертвенности).

Точно так же формула «Х является причиной зла» при применении к ней лицевых детерминант VХ или VУ, где ХУ, предстанет либо как формула

«ХVХ является причиной зла»,

либо как формула

«ХVУ является причиной зла».

В первом случае мы имеем пример разновидности утверждения «я являюсь причиной зла», во втором случае – «не-я являюсь причиной зла». Эти две формулы, по мнению Соловьева, должны сопровождаться двумя разными степенями нравственного осуждения – более сильного в первом случае и более слабого во втором

Так логика лиц оказывает существенное влияние на формулировки нравственных норм и их оценку. По-видимому, подобные примеры могут быть найдены и во многих других областях субъектной активности, что заставляет нас признать несомненную важность лицевых определений и преобразований, необходимость построения некоторой их теории – логики лиц.



1 текст опубликован в качестве одного из приложений в книге: Моисеев В.И. Логика Добра. – М.: Эдиториал УРСС, 2004.

Похожие:

В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconКантовская теория опытного знания (науки) и трансцендентальная реальность
В этой статье я хотел бы продолжить исследование трансцендентальной философии, начатое, в частности, в моих статьях для кафедральных...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconВ. И. Моисеев в этой работе я хотел бы выдвинуть одну гипотезу и попытаться обосновать ее. Гипотеза эта связана с трактовкой статьи Сергея Гессеня «Монизм и плюрализм в систематике понятий» на основе идей логики вс
«Логике всеединства». Читая Гессена, я почувствовал такой аспект философии и логики всеединства, который, как я думаю, еще не получил...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconСоциальное представление – понятие и концепция: итоги последнего десятилетия
...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как icon1. 9 Производные и дифференциалы высших порядков
Тогда данную производную называют второй произвоьдной и обозначают f(2)(x), f''(x) или y(2), y''(x). Аналогично можно ввести понятие...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconДмитрий Касатов для журнала 'Железный мир'
В этой статье я хотел бы рассмотреть некоторые достаточно известные приемы, позволяющие мне добиваться быстрого прогресса в силе
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconУрок Понятие цилиндра. Площадь поверхности цилиндра
Цель урока: ввести понятие цилиндрической поверхности, цилиндра и его элементов, ввести формулы для вычисления боковой и полной поверхности...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconХод урока I. Организационный момент
Цели: ввести понятие функции «обратная пропорциональность»; формировать умение строить график этой функции
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconЧто такое Веб 0
«Что такое Веб 0» веб-сайтом «Компьютерра online». В этой статье Тим О’Рейли связал появление большого числа сайтов, объединенных...
В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как icon«Инерция», ввести физическое понятие массы как меры инертности тел

В. И. Моисеев в этой статье я хотел бы ввести такое понятие, как iconГавайи!… Что это? 1 Существует такое понятие как «гавайское время»
Существует такое понятие как «гавайское время». Как вы думаете, что это означает
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org