Сборник «Долгая долина»



Скачать 57.71 Kb.
Дата30.01.2013
Размер57.71 Kb.
ТипСборник
О.В. Степанова

Удмуртский государственный университет, г. Ижевск
Поэтика психологизма

в рассказе Дж. Стейнбека «Налет»
Рассказ «Налет» («The Raid», 1934) американского писателя-реалиста Джона Стейнбека посвящен изучению социальной обстановки Америки 1930-х годов, и представляет особый интерес поэтикой психологизма1. Как и многие другие новеллы, включенные в сборник «Долгая долина» («The Long Valley», 1938), «Налет» являет собой пример детального исследования Стейнбеком психологии своих персонажей, имеющей выраженный социальный фон.

В 1930-е годы на долю миллионов простых тружеников Америки выпали экономическая разруха, нищета и безработица. По отметкам социологов и историков, за многие годы существования Америки не было периода, когда коренные противоречия ее общественной системы обнажились бы так резко, как в 30-е годы. И не было периода, когда такими массовыми стали бы недовольство и протест. А. Зверев пишет об этом времени: «Это были годы суровых испытаний: миллионы безработных и бездомных, голод, стачки, антифашистское движение, Испания, «гроздья гнева». «Бесплодная земля» предстала полем сражения. Классового сражения. Идейного. Духовного. Нравственного» [Зверев 1982: 232].

Культурная ситуация в стране также преобразилась: литература была захвачена этим сражением, втягиваясь в него все активнее и последовательнее, проникаясь состраданием и горечью. Искусство переживало необычайный подъем творческой и общественной активности; он захватил и американскую новеллу. Долг, признанный естественным для каждого писателя, заключался в том, чтобы противодействовать кризису, искать выход на путях сплочения и борьбы. По оценке критиков, сущностью 30-х как общественной эпохи было движение влево, а сущностью 30-х как эпохи литературной было обретение надежды: посреди социальных битв, в предчувствии пока еще не объявленных войн рождалось сознание, что человек выстоит и победит. Его нравственные силы выдерживали суровые испытания на прочность.

Исследователь творческого пути Джона Стейнбека, С.С. Батурин, констатирует, что появление рассказа «Налет» летом 1934 года нельзя считать случайностью: «Обстановка в штате Калифорния в этот период была весьма сложной. Бастовали не только тысячи сезонных рабочих, но и тысячи коренных жителей штата, которые теперь составляли половину огромной армии рабочих, претендующих на полурабский труд на полях штата…» [Батурин 1984: 61]. Все эти факторы сфокусировали внимание писателя на положении рабочих, на проблемах их борьбы и привели к написанию рассказа «Налет», лежащего в русле «пролетарской литературы» США периода «красных тридцатых».


Рассказ «Налет» обрисовывает эпизод из жизни американских рабочих – профессиональных революционеров, и предвосхищает образно-тематическую линию романа «В битве с исходом сомнительным» («In Dubious Battle», 1936), а в идейно-эстетическом плане, и вершинного произведения Стейнбека, романа «Гроздья гнева» («The Grapes of Wrath», 1939). В центре рассказа – история двух агитаторов-коммунистов: Дик и Рут посланы с партийным заданием для организации собрания рабочих на окраине небольшого калифорнийского городка. Развитие событий в рассказе передается в изменении душевного состояния молодого рабочего Рута, впервые рекомендованного исполнить ответственное и опасное задание.

Итак, главный герой новеллы, Рут, – начинающий активист, взволнованный и смятенный, не уверенный в себе юноша. Психологизм рассказа особенно остро ощущается в динамично обрисованной борьбе Рута с подавлением в себе нарастающего страха перед вероятной схваткой с налетчиками, призванными искоренить идеи коммунизма в своем городке: «Я же еще ни разу не ходил на задание. Ну, откуда мне знать, что я выкину, если мне дадут дубинкой по лицу? Да и кто может знать про себя такое? Думаю, что не побегу» [Стейнбек 1978: 304]. Исследователь творчества Стейнбека, А.А. Федоров, пишет, что присущие герою «тревога, напряжение, страх создают страшный мир, ощущение надвигающегося конфликта» [Федоров 1965: 27].

Второй персонаж новеллы, Дик, – более опытный агитатор, истинный последователь классовой борьбы. Чтобы придать сил своему нерешительному товарищу, он указывает на портрет, который они повесили на стене, и говорит: «Когда станет страшно, ты просто взгляни на него… Вот он страха не знал. Ты только вспомни, что он сделал» [Стейнбек 1978: 307]. И позднее, уже будучи предупрежденным о предстоящем налете, Дик, как и прежде – в ободряющей манере, говорит Руту: «Держись, малец! Смотри держись! И слушай, что я тебе скажу: если кто из них станет тебя избивать – знай, это не он виноват, это строй такой. И не тебя он бьет. Он пытается разбить наше учение» [Стейнбек 1978: 309].

А.С. Мулярчик характеризует главные характеры рассказа следующим образом: «Угловатые, грубо очерченные фигуры рабочих-активистов Дика и Рута в рассказе Стейнбека «Налет» точно сошли с агитационных плакатов времен голодных «походов на Вашингтон» и яростных схваток забастовщиков со штрейкбрехерами» [Мулярчик 1978: 14]. Действительно, совсем небольшой по объему рассказ позволяет ощутить все своеобразие литературы США, стремившейся в 30-е годы открыто говорить о классовой борьбе. Именно она подсказала Стейнбеку сюжет и образы рассказа «Налет», определила идейно-содержательный уровень произведения, что сохранилось и получило дальнейшее развитие в последующем романном творчестве писателя, вселяющем веру в неизбежность грядущих перемен, в уничтожение пороков капиталистического общества.

Писатель попеременно использует диалог и авторскую речь, включает отдельные детали в общую картину повествования. Рельефно и ощутимо отображена эволюция душевного состояния молодого революционера, нерешимость и колебания в его психике, переход от панического страха к спокойной уверенности, вновь и вновь свидетельствующие о глубоком психологизме рассказа. Стейнбек показывает, что Рут обладает неведомой внутренней силой, порожденной уверенностью в справедливости борьбы пролетариата. Удары, обрушенные на него полицейскими, пробуждают в герое амбивалентное чувство ненависти и торжества, придают ему еще больше веры в правильность избранного пути борьбы. Рут гордится собой, гордится быть коммунистом. Немногими деталями Стейнбек исключительно точно передает процесс возмужания героя, появление в нем твердости и решительности: «Он трудно дышал от волнения. Но руки уже не дрожали, голос стал уверенный, сильный. Глаза горели» [Стейнбек 1978: 311-312].

В тонком психологическом анализе Стейнбек демонстрирует, как революционный энтузиазм заставляет юношу забыть о своей слабости. И оказавшись после побоев в больнице, Рут не отступает от своих верований, теперь он ощущает себя другим, новым человеком – человеком чистых и незыблемых идеалов, и таким образом, взрослеет в собственных глазах. Но и в этой обстановке Дик, его старший компаньон, по-прежнему, говорит ему: «Не в них дело. Это строй такой. И ненавидеть их не за что. Не понимают они, что к чему, – какой же с них спрос» [Стейнбек 1978: 313], а согласие с ним Рута подтверждает духовную несгибаемость героя, его огромный идейный и нравственный потенциал, готовность следовать своему делу, несмотря на боль и страдание. Своим стоицизмом и жертвенностью герой демонстрирует непреклонность и мужественность, непоколебимое желание изменить мир к лучшему, призывая и других поверить в начатое им дело.

Я.Н. Засурский, изучая роман Стейнбека «Гроздья гнева», говорит о влиянии на философскую концепцию писателя в период подготовки романа, в 30-е годы, социалистических идеалов. Критик справедливо замечает, что Стейнбеку удалось раскрыть процесс приобщения американского народа к общественным проблемам – «сложнейший процесс пробуждения социального сознания и классового чутья» [Засурский 1984: 334] у самых глубинных слоев американского народа, а импульс к зарождению этого процесса наблюдаем уже в рассказе «Налет».

Литература:

  1. Белокурова, С.П. Психологизм // Белокурова С.П. Словарь литературоведческих терминов. – СПб.: Паритет, 2007. – С. 137 – 138.

  2. Есин, А.Б. Психологизм // Введение в литературоведение / Под ред. Л.В. Чернец. – М.: Высшая школа, 2006. – С. 236 – 250.

  3. Зверев, А.М. 30-е: Обретение надежды // Американский роман 20 – 30-х годов. – М.: Художественная литература, 1982. – С. 232 – 255.

  4. Батурин, С.С. Джон Стейнбек и традиции американской литературы. – М.: Художественная литература, 1984. – 351 с.

  5. Стейнбек, Дж. Налет / Пер. с англ. С. Митиной // Американская новелла ХХ века. – М.: Художественная литература, 1978. – С. 302 – 313.

  6. Федоров, А.А. Джон Стейнбек. – М.: Высшая школа, 1965. – 87 с.

  7. Мулярчик, А.С. Новелла в литературе США ХХ века // Американская новелла ХХ века. – М.: Художественная литература, 1978. – с. 5 – 24.

  8. Засурский, Я.Н. Сага о Джоудах // Засурский Я.Н. Американская литература ХХ века. – М.: Издательство Московского университета, 1984. – С. 320 – 334.

1 Под психологизмом в статье понимается «способ изображения душевной жизни человека в художественном произведении: воссоздание внутренней жизни персонажа, ее динамики, смены душевных состояний, анализ свойств личности героя…» / Белокурова, С.П. Словарь литературоведческих терминов. – СПб.: Паритет, 2007. – С. 137 – 138; См. также: Есин, А.Б. Психологизм // Введение в литературоведение; под ред. Л.В. Чернец. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Высшая школа, 2006. – С. 236 – 250.




Похожие:

Сборник «Долгая долина» iconОоо «роял тревел клаб лтд»
Боденвердер-Кобленц – долина Мозеля – долина Рейна – Гейдельберг – Боденское озеро – Мюнхен – Нюрнберг
Сборник «Долгая долина» iconХипотезата за „странната долина” хипотезата за „странната долина ”
Хипотезата за „странната долина ” и мястото й в „географската и историческа карта” на анимацията
Сборник «Долгая долина» iconДолина Балием Продолжительность: 4 ночи / 5 дней Маршрут
Сентани, остров Апайо, деревня Дойо Лама (знаменита изделиями из дерева и рисунками на скалах), долина Балием
Сборник «Долгая долина» iconВенский вальс! Долина Красавиц – Будапешт (2 ночи) – Кестхей (1 ночь) – Хевиз – Шюмег
Грац – Вена (3 ночи) – Долина Вахау – Дюрнштайн – Мельк – Кремс – Шенбрунн – Бельведер
Сборник «Долгая долина» icon" долина шамони монблан" 2011
Долина Шамони имеет протяженность 16 км и простирается от Servoz, через Les Houches и Chamonix до Vallorcine (4 коммуны долины) и...
Сборник «Долгая долина» iconЮ. В. Ефремов, 1991 год Озерная долина Дзитаку
Кавказского государственного биосферного заповедника, вблизи г. Псеашхо, в истоках р. Уруштен (левый приток р. Малая Лаба) есть удивительная...
Сборник «Долгая долина» iconБаргузинская долина
Баргузинская долина это удивительный и богатый край. Первые люди облюбовали её еще в каменном веке. Об этом свидетельствуют многочисленные...
Сборник «Долгая долина» iconПаломничество к небесам
Не всякие горы можно пройти по вершинам. Вершины часто бывают острые как иглы и ножи, а путь к ним могут ограждать гладкие скальные...
Сборник «Долгая долина» iconИнтересные места планеты "долина цветов" в индии
В 1982 долина была объявлена национальным парком, и теперь это территория мирового наследия. Местные жители всегда знали о существовании...
Сборник «Долгая долина» iconWww. Bmtravel. LV «Прогулка по Европе» Париж и долина реки Рейн Дрезден 4 дня в Париже Замки Долины реки Луар Трир Долина реки Рейн
Выезд из Риги в 06: 00. Транзит по дороге Литвы и Польши. Ночь в гостинице на территории Польши
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org