Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12



страница2/41
Дата21.02.2013
Размер6.5 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41

Глава 3
Майло позвонил два дня спустя, в восемь утра.

– Опять мне подсунули висяк, Алекс. Пока я не уверен, что смогу ответить услугой на услугу. Хотя в последнем деле мы заработали с тобой кое какие очки, может, они нам и зачтутся.

Последним делом было убийство профессора психологии – дамы, забитой ножами в нескольких метрах от ее дома в Вествуде. После нескольких месяцев бесплодных усилий шефы спихнули расследование на Майло – в наказание за то, что в Управлении полиции города Лос Анджелеса он был единственным детективом, открыто признавшим себя геем. Вдвоем нам удалось раскопать некоторые интересные детали из жизни жертвы, и дело благополучно закрыли.

– Ну, не знаю. Какого черта тогда я буду оказывать услуги тебе!

– Наверное, из за того, что я такой славный? – Он рассмеялся.

– Попытка не засчитана. Попробуй еще раз.

– Потому что ты имеешь дело с психами и славишься необычайной терпимостью?

– Не напрашивайся на неприятности! Что у тебя там?

– Ребенок, Алекс. – Я услышал его вздох. – Пятнадцатилетняя девочка.

– О!

– Я знаю, как ты к таким вещам относишься, но тут дело по настоящему серьезное. Если сможешь выкроить время, я был бы весьма признателен.

– Давай, – бросил я в трубку. – Приезжай.

Майло стоял на пороге с кучей папок, одетый в яркую расписную рубаху, которая каждому встречному сообщала о необычных вкусах ее владельца, мятые коричневые джинсы и поношенные тяжелые ботинки армейского образца. Вес моего приятеля стабилизировался где то около двухсот сорока фунтов, более или менее равномерно распределенных по центру его рослой фигуры. Прическа недавно подновлена в обычном для него стиле, хотя два этих понятия, Майло и стиль, явно исключали друг друга: волосы почти сведены на нет сзади и с боков, торчат дыбом на макушке и длинными сосульками свисают с висков. Седина отвоевывала все большие пространства, а сосульки, как им и положено, уже стали белыми. Будучи на девять месяцев моложе меня, Майло временами казался живым воплощением быстротечности времени.

Он опустил коробку с папками на кухонный стол. Лицо мелово бледное, в глазах – ни искорки. Длинной была для него сегодняшняя ночь, да и предыдущая, видимо, тоже.
Не сводя взгляда с холодильника, Майло хмуро проговорил:


– Мне что, диктовать заказ по буквам?

– Еда или питье?

– Я принял дело к расследованию еще вчера, в шесть вечера.

– Значит, то и другое вместе.

– Еще бы – ты же врач! – Потянувшись, Майло сел на жалобно скрипнувший под ним стул.

Я приготовил ему сандвич с холодной телятиной, налил из пакета огромную кружку молока. С громким сопением Майло принялся удивительно быстро поглощать еду. Стоявшая чуть в стороне коробка едва не лопалась от бумаг.

– Данных, похоже, хватает.

– Не путай количество с качеством. – Он отодвинул тарелку и принялся доставать из скоросшивателей пачки листов, раскладывая их аккуратными стопками.

– Имя жертвы – Айрит Кармели. Пятнадцать лет, некоторая задержка умственного развития. Тринадцать недель назад похищена и убита во время школьной экскурсии в горы неподалеку от Санта Моники, там нечто вроде небольшого заповедника. Школа, где она училась, организует подобные выезды ежегодно, просто чтобы доставить детишкам немного радости.

– Ученики все с задержкой развития?

– Да, у каждого какие нибудь проблемы. Это специализированное учебное заведение. – Он провел ладонью по лицу. – Общая картина выглядела так: дети приехали на заказанном школой автобусе и углубились на территорию в глубь парка примерно на полмили. Лес там довольно густой, но для новичков вдоль тропинок везде понатыканы указатели. Около часа ребятишки носились по кустам, потом перекусили, сделали свои мелкие дела и погрузились в автобус. На все ушло часа два. Во время переклички обнаружилось, что Айрит нет. Бросились искать ее, но не нашли. Сообщили по девятьсот одиннадцать в Вестсайдское отделение Службы спасения, те прислали два отряда поисковиков, но и они остались ни с чем. Запросили помощь у подразделения с собаками. Прошло полчаса до их прибытия, и еще полчаса было потрачено на новые розыски. В конце концов тело девочки нашли в миле от автобуса в сосновой рощице. На трупе никаких внешних признаков насилия: опухолей, кровоподтеков, ушибов, ни капли крови. Если бы не положение тела, можно было бы подумать, что с ней случился какой нибудь припадок или что то вроде этого.

– Ты имеешь в виду изнасилование?

– Нет, сейчас покажу. Коронер обнаружил ссадины на подъязычной кости и глоточных мышцах. Никакого секса.

– В таком случае удушение. Но почему отсутствуют внешние признаки?

– Коронер сказал, что это бывает, когда орудие удушения имеет большую площадь соприкосновения с тканями, ну, скажем, что то типа скатанного валиком и засунутого в рот полотенца или руки в перчатке. У них это называется «задушить нежно».

Скорчив гримасу, Майло открыл папку с фотоснимками в прозрачных пластиковых кармашках. На некоторых оказался запечатленным окружающий место страшной находки лес. Остальные были куда хуже. Худенькая и светловолосая, в блузке со скромной отделкой вокруг воротничка и коротких рукавов, в выцветших джинсах, белых носочках и кроссовках из дешевого пластика, девочка с ее неловко выпирающими суставами – следствием ускоренного роста скелета – казалась тщедушной и беззащитной. Я дал бы ей от силы лет двенадцать, но уж никак не пятнадцать. Она лежала спиной на бурой земле, разбросав полусогнутые руки в стороны, но со сведенными вместе ногами. Слишком симметричная для падения поза. Чересчур.

Я склонился над крупным снимком лица. Веки сомкнуты, рот чуть приоткрыт. Длинные, сильно вьющиеся волосы разметаны по земле.

Опять неестественно.

Кто то решил развлечься... поиграть.

Вновь фото в полный рост. Руки опущены к бедрам, лежат раскрытыми ладошками вверх, как бы спрашивая: почему?

На белом личике неясные сероватые полосы перемежаются с отчетливыми светлыми пятнами – тени от листьев и солнечные зайчики.

Ощутив тяжесть в груди, я хотел было закрыть папку, как вдруг заметил за правым ухом девочки маленький розовый кружок.

– Что это?

– Слуховой аппарат. Ко всему прочему Айрит была и глухой. Частично на одно ухо и полностью на другое.

– О Боже! – Я закрыл папку. – Айрит Кармели. Итальянка?

– Израиль. Ее отец – какая то шишка в израильском консульстве. Вот почему там в Управлении все с ума сходят, чтобы вытянуть хоть одну ниточку.

– Прошло больше трех месяцев. В газетах я не встретил об этом ни слова.

– И не встретишь. Прессе ни о чем не сообщалось. Дипломатический этикет, видишь ли.

– Да, и в самом деле висяк. Абсолютно холодный.

– То есть настолько, что хоть в меха кутайся. Только это не поможет. Еще что нибудь скажешь?

– Он никуда не торопился. Я имею в виду, что девочка была похищена почти сразу после прибытия. Когда ее видели в последний раз?

– Никто не знает. После того как детишки высыпали из автобуса, начался, сам понимаешь, кавардак. Ведь не ожидалось никаких неприятностей – они выезжали туда раньше, и с детьми ничего не случалось.

– Как убийце удалось пробраться туда незамеченным?

– По одной из боковых дорог, наверное. Их там хватает: со стороны Вэлли, потом от Санта Моники плюс еще развилки в конце бульвара Сансет. Заметь, что дороги и зона пеших прогулок везде разделяются широким поясом зелени с отдельными разрывами, так что подонок, будь он на машине или на своих двоих, должен хорошо ориентироваться на местности. Если он прибыл на колесах, автомобиль ему пришлось оставить где то довольно далеко, поскольку в пыли проселков поблизости от места убийства не было обнаружено никаких следов шин.

– Итак, он паркуется, проходит сквозь заросли и отыскивает полянку, откуда может следить за детьми. А на более отдаленных дорогах что нибудь заметили?

– Ничего особенного – по ним слишком интенсивное движение. К тому же никто не бросился сразу изучать каждый дюйм, ведь поначалу все были просто заняты поисками отставшего ребенка, мысль о преступлении никому и в голову не приходила. Позже, когда к учителям, спасателям и поисковикам с собаками присоединился отец девочки и сонм его сослуживцев, там вообще невозможно стало что либо распознать.

– Какие нибудь детали были на месте преступления?

– Фактически ничего, за исключением мелких обломков веток, про которые лаборатория говорит, что вместе они могли составлять нечто вроде метлы или веника. Видимо, эта тварь еще и подмела за собой.

– Аккуратист. Это соотносится и с тем, как он расположил тело.

Я заставил себя еще раз всмотреться в фотоснимки, пытаясь представить склонившееся над девочкой дьявольское лицо, хотя и знал, что мы имеем дело вовсе не с демоном, а с человеком. Натурой артистической. Предусмотрительной. Аккуратной.

– Удушение и последующее размещение тела жертвы обычно свидетельствуют об изнасиловании. Есть ли уверенность в том, что его не произошло?

– Полная. Она была и осталась девственницей. А потом ты и сам знаешь, как насильники обходятся с телом: раздвигают жертве ноги, выставляя гениталии на всеобщее обозрение. Тут же все наоборот, Алекс. Когда я увидел первый снимок, поза показалась мне просто нереальной, будто лежит кукла.

– Игра в куклы, – слова эти почему то получились у меня хриплыми.

– Прости, что пришлось взвалить на твои плечи еще и это.

– Насколько умственно отсталой она была?

– В деле утверждается, что «незначительно».

– Похищена и унесена на милю от сверстников. Сколько она весила?

– Восемьдесят фунтов.

– Значит, мы имеем дело с выносливым типом. Не могло ли случиться так, что девочка сбилась с тропинки и сама угодила в его лапы, что ей, так сказать, не повезло?

– Такая возможность тоже рассматривается. В соответствии с другой он выбрал жертву, руководствуясь какими то мотивами. Если никто не слышал криков, то, вероятно, он прикрыл ей рот ладонью и потащил в сторону. Причем зажал не очень сильно – на коже ни царапин, ни даже следов пальцев.

– То есть ничто не указывает на то, что девочка сопротивлялась?

Майло покачал головой.

– А не была ли Айрит еще и немой?

– Говорить она умела, хотя и не слишком внятно. В основном на родном языке, иврите.

– Но кричать то могла?

– Полагаю, да. – Майло допил молоко и смял пакет.

– Видимо, он исподволь выбирал жертву. Отыскивал самого слабого ягненка в стаде. Сколько всего детишек приехало?

– Сорок два школьника. Плюс четыре учителя и двое их помощников. Некоторые ребята были в инвалидных колясках и требовали особого присмотра. Тем большей свободой пользовались все остальные.

– И все же – столько народу и никто ничего не видел?

Указав на папки, Майло вновь качнул головой.

– Со всеми переговорили по два три раза. С учителями, водителем автобуса, детьми – в той мере, в какой они могли отвечать.

– Часто школа организует подобные выезды?

– Раз в год на протяжении последних пяти лет.

– Администрация парка знала о предстоящей экскурсии?

– Да, туда приезжают из многих школ округи, и администрация всегда в курсе.

– Выходит, человеку, имеющему отношение к парку, не составило бы особого труда выяснить, когда и куда должны приехать больные дети. Легкая добыча.

– Приехавшие на место первыми Горобич и Рамос опросили всех школьных работников и сотрудников парка, включая и бывших. Единственное, что они раскопали, было давно закрытое дело против старой супружеской пары садовников, обвиненных когда то в жестоком обращении с собственными детьми. Но и у них на тот день абсолютное алиби.

– Тщательно поработали, ничего не скажешь.

– Оба достаточно опытны, а поскольку преступление совершено против ребенка, отец которого к тому же дипломат, расследование было сразу взято под особый контроль. Как бы то ни было, результат остался нулевым, обоих отозвали и посадили на кражи автомобилей. Телефоны в Управлении надрываются от звонков.

– И начальство решило заменить двух детективов одним? Мне известны твои таланты, но...

– Да да, я задал им тот же вопрос. Лейтенант только пожал плечами и спросил: "Как, Стерджис, разве ты не считаешь себя гением?" Не могу придумать ничего другого, кроме того, что израильтяне решили потихоньку убрать из нашей команды всех, кого считают ничтожествами, и не допустить утечки информации, которая подскажет какому нибудь арабскому террористу идею открыть сезон охоты на детей других дипломатов. Относительно же того, почему выбор остановили на мне, – Майло пожал плечами, – скажу только, что, возможно, начальство вспомнило о деле Дивэна.

– Другими словами, ты обязан размотать все быстро и без лишнего шума. Ответственная миссия.

– От нее разит безысходностью, Алекс. Такое чувство, что кто то просто подставил меня. Уж слишком много улыбок расточал лейтенант. – Майло принялся барабанить пальцами по картонной коробке.

Я раскрыл новую папку. Страница за страницей шли протоколы опросов членов семьи, школьных учителей. Полицейская поэма в прозе. Выплеснутая на бумагу человеческая боль без намека на сколь нибудь стоящую информацию. Папка отправилась в коробку.

– Так, – буркнул Майло, – что еще мы имеем?

– Методичный, последовательный и трусливый. Может принадлежать к типу тех, кто предпочитает действовать на природе. Физически крепок. Возможно, был в детстве надоедливым ребенком, склонным к подглядыванию, с одной стороны, и выставлению себя напоказ – с другой. Достаточно умен, чтобы выждать, выбирая жертву, и затем замести за собой следы. Не исключено, что в повседневной жизни – педант. Насиловать жертву не захотел, ощущение опасности и погони было, видимо, для него более приятным. Главное – выследить дичь и загнать ее в угол.

Отыскать самого слабого в стаде...

– Не могу понять одного, – продолжал рассуждать я, – если он и в самом деле сознательно выбрал Айрит – то почему именно ее? Из всех детишек ее одну?

– Хороший вопрос.

– Тебе не кажется, что это может быть как то связано с должностью ее отца?

– Отец утверждает, что нет. Если бы подоплека была политической, израильтяне приняли бы меры личной безопасности.

– Как дочь дипломата, обучалась ли Айрит каким нибудь приемам самозащита? А может, особенности развития сделали девочку более легковерной и наивной, чем следовало быть ребенку ее возраста?

– Горобич сказал, что спрашивал ее отца об этом, но тот только отмахнулся от него, подчеркнув: убийство никак не связано с внутренним миром его дочери. Еще он заметил, что Лос Анджелес – это дырка в заднице человечества, где полно маньяков и никто не может чувствовать себя в безопасности.

– И никого от этих слов не передернуло – как же, важная птица.

– Да, к тому же Горобич и Рамос фактически были согласны с ним. Как то не походило, чтобы все дело упиралось в девочку. Скорее, какой то долбаный извращенец сидел в кустах в ожидании любой маленькой и беззащитной жертвы. Как ты сам заметил, ему захотелось поиграть. Все было как бы понарошку. Господи, как я его ненавижу.

Майло заходил по кухне, раскрыл холодильник, заглянул в него, хлопнул дверцей и уставился в окно.

– С родителями ее ты виделся? – спросил я.

– Звонил. Отец обещал сообщить, когда сможет встретиться.

– Три месяца без каких либо известий. Их скорбь легко могла уже перейти в ярость. Разговор с ними предстоит тяжелый.

– Да, – согласился Майло. – Но до этого время еще есть. А вот деревья лишены нервов, так почему бы нам не съездить на место?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41

Похожие:

Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Келлерман Частное расследование Алекс Делавэр – 06
В центре сюжета — поиски внезапно исчезнувшей миллионерши, бывшей голливудской звезды Джины Принс, которые ведут врач психотерапевт...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Келлерман Доктор Смерть Алекс Делавэр – 14
...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан свифт (1667 1745)
В свободное от службы время Джонатан жадно читает книги из огромной библиотеки Тепля. После смерти Темпля Джонатан Свифт долгое время...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconАлекс Рейд Восточные единоборства
Воспитанный на комиксах о супер героях, казематах и драконах, Алекс интересовался восточными единоборствами. Он также узнавал больше...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Кэрролл Страна смеха
Джонатан Кэрролл — американец, живущий в Вене. Его называют достойным продолжателем традиций, как знаменитого однофамильца, так и...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconЧайка по имени джонатан ливингстон
Ричард Бах знаменитый американский писатель, летчик, потомок Иоганна Себастьяна Баха. Давно полюбившаяся нашему читателю философская...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Свифт «Рассуждения о неудобстве уничтожения христианства в Англии» Ирина Панкратова, 2 группа, 4 курс в 1708 году Джонатан Свифт написал свой памфлет «Рассуждение о неудобстве уничтожения христианства в Англии»
В 1708 году Джонатан Свифт написал свой памфлет «Рассуждение о неудобстве уничтожения христианства в Англии». Этот памфлет принадлежит...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжеймс Паттерсон Кошки мышки Алекс Кросс – 4
Гэри Сонеджи пришел, чтобы расправиться с детективом Кроссом и его семьей. Он ждет своего часа. В этой книге каждый охотник может...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Кэрролл Голос нашей тени

Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconНатанс (Nathans), Даниел
Сары (Левитан) и Сэмюэла Натанса, евреев-иммигрантов из России, родился в Вилмингтоне (штат Делавэр). В период экономического кризиса...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org