Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12



страница9/41
Дата21.02.2013
Размер6.5 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41

Глава 15
Я позвонил в госпиталь, но Хелены не оказалось на месте. Не было ее и дома. Пообщавшись с автоответчиком, я набрал рабочий номер Майло.

– Нашел какую нибудь зацепку? – спросил он.

– К сожалению, нет. Собственно, я звоню по поводу Нолана Дала.

– Что тебя интересует?

– Если ты сейчас занят...

– Проторчал весь день у телефона, и единственное, что высидел, – это случай с похищением тринадцатилетнего мальчика с задержкой развития, в Ньютоне. Тело так и не нашли, только кроссовки, все в засохшей крови. Стояли прямо у входа в полицейский участок. Никакого особого предчувствия у меня нет, но собираюсь повнимательнее покопаться в деле. Так что там с Далом?

– Я только что разговаривал с его психоаналитиком, некто по имени Рун Леманн. Не слышал о таком?

– Нет. Чем вызван этот вопрос?

– Он работает с людьми из Управления, и у меня такое чувство, что где то в ваших недрах на него есть какие нибудь бумаги.

– Возможно. Это все, что тебя о нем интересует?

Я объяснил более подробно.

– Так ты считаешь, доктор проморгал болезнь Дала и теперь спасает собственную задницу?

– Он дал понять, что у Нолана были некие тайны, сложные проблемы, о которых Хелене лучше оставаться в неведении.

– Другими словами, если у Дала и было что то серьезное, то именно это он, к несчастью, и упустил.

– В точку. Леманн показался мне странным, Майло. Снимает офис в здании, битком набитом банкирами и юристами, в указателе на первом этаже назвал себя консультантом, но ни слова о том, кого или в чем он консультирует. Лицензия в порядке, в плане работы тоже все чисто, так что, может быть, я становлюсь параноиком. Но уж очень хочется узнать, почему Нолан пошел именно к нему. В Управлении не могло сохраниться никаких записей?

– Если это имело отношение к работе, наверняка есть, но отыскать их будет непросто, тем более после того, как он покончил с собой. Скажем, он оговорил некую особую пенсию или иную компенсацию за работу в условиях стресса – в таком случае это где то зафиксировано, однако напомню: в интересах определенных людей бумаги имеют свойство теряться.

– Тогда другой вопрос. Если он находился под стрессом, то зачем потребовался перевод из Вест сайда в Голливуд?

– Ты достал меня.
А вдруг ему надоело каждый день видеть откормленные рожи знаменитостей и их подвыпивших жен?


– Близко. Я считаю, он рвался к действиям, к рисковым ситуациям. – Я рассказал Майло об ограбленной квартире, о дешевом замке в задней двери.

– Ничего удивительного, – ответил он. – Копы в большинстве случаев либо помешаны на ощущении нависшей над ними угрозы, либо абсолютно убеждены в полной собственной неуязвимости. Если бы люди знали, как часто жертвами преступлений становятся полицейские, доверие общества к нам упало бы еще ниже – будь это возможно.

– Но ведь Нолан сам искал приключений – зачем ему было к ним готовиться?

– Это уже твоя область, не моя. Складывается такое впечатление, что мы оба бежим марафонскую дистанцию с завязанными глазами. Я мог бы попытаться найти что нибудь в бумагах, но это будет пустой тратой времени. Тебе стоило бы поговорить с его инструктором.

– Хелена беседовала с ним. О самоубийстве он не знает, что и думать.

– Как его зовут?

– Бейкер, сержант.

– Уэсли Бейкер?

– Имени его я не знаю. Хелена сказала, что сейчас он в Паркер центре.

– тогда это Уэс Бейкер. – Голос Майло изменился, стал мягче, настороженнее.

– Ты знаком с ним?

– О да. Интересно...

– Что?

– Значит, Уэс вновь начал работать с новичками? Я не знал об этом, хотя, с другой стороны, мы нечасто сталкиваемся с практикантами. Послушай, Алекс, сейчас не лучшее время – да и место – для таких разговоров. Дай мне закончить с Ньютоном, и если не будет ничего срочного, я загляну к тебе вечерком. Ты никуда не собираешься?

– Никаких планов. – Внезапно до меня дошло, что я уже час как дома, но так и не удосужился сказать хоть слово Робин. – Дам знать, если вдруг куда то выберусь.

– Договорились.

Когда я вошел в мастерскую, Робин уже сняла очки и потянулась за пылесосом. При виде ребристого шланга Спайк яростно залаял – он терпеть не мог достижений нашей индустриальной эры. Луддит, а не собака. Заметив меня, он задрал голову и чуть ли не на брюхе пополз вперед, однако тут же передумал и бесстрашно бросился атаковать ненавистный агрегат.

– Стой! – расхохоталась Робин и бросила в угол кость. Внимание пса переключилось на новый объект. – Займусь уборкой позже, когда он будет в доме.

– Тебе не трудно найти отговорку.

– Еще бы. – Мы обменялись поцелуем. – Как прошел день?

– Без особых результатов. А у тебя?

– О, я поработала на славу. – Она улыбнулась. – Только не надо меня ненавидеть.

– За твою красоту?

– И за нее тоже. – Робин коснулась моей щеки. – Что у тебя не так, Алекс?

– Все так. Рыскал целый день и почти ничего не нашел.

– Ты про убийство той маленькой девочки?

– Да, и про другое дело тоже. Самоубийство, которое никогда нельзя будет объяснить.

Взявшись за руки, мы вышли из мастерской, преследуемые пыхтящим Спайком, крепко сжимавшим челюстями восхитительную кость.

Она приняла душ и надела строгий черный брючный костюм. В мочках чуть поблескивали крошечные бриллианты.

– Как насчет того, чтобы поесть мяса? В аргентинском ресторанчике, где мы были пару месяцев назад?

– С кучей чеснока? Чтобы от нас потом разило?

– Это если мы оба переусердствуем.

– Я намерен съесть целую тарелку. А потом пойдем танцевать танго или ламбаду, обдавая друг друга нежнейшим ароматом.

– Ах, Алессандро! – Воздев руки, Робин упала в мои объятия.

Пока Робин занималась ужином для Спайка, я переоделся и надиктовал сообщения для Майло на все три его автоответчика: рабочий, домашний и по телефону, которым в часы досуга он пользовался уже как частный детектив.

«Блу инвестигейшнс», собственное агентство, состоящее из него одного, Майло создал несколько лет назад, когда Управление вывело его за штат. Причиной была пощечина, которую он отвесил какому то начальнику за то, что тот не только поставил под угрозу жизнь Майло, но и отказал в доступе к базе данных Паркер центра, надеясь спровоцировать его на применение силы, что и случилось. В конце концов Майло удалось вернуться на свою должность, но агентство он не прикрыл – так, на всякий случай.

Этакий символ свободы. Или неуверенности. При всей болтовне о терпимости и демократичности положение детектива гея в Управлении было далеко не беспроблемным. Не то же самое ли и с Ноланом? Никогда не был женат – но ведь ему было всего двадцать семь.

Знакомился с женщинами – когда то. В последние годы, насколько это Хелене известно, – никаких контактов.

Насколько Хелене известно. Но ей вообще мало что известно.

Мне вспомнилась обстановка его квартиры. Матрас на голом попу, пустой холодильник, убогая мебель. Даже принимая в расчет беспорядок, оставленный грабителями, жилище Нолана мало походило на берлогу легкомысленного холостяка.

Одиночка. Единственный вид флирта – броски от одной философской системы к другой, из правых политических крайностей в левые.

И вершина всего – отказ от самого себя?

Либо Нолан сознательно лишал себя мирских удовольствий, поскольку его уже ничто не заботило?

Либо хотел наказать себя.

Леманн говорил что то о грехе, но когда я спросил его про чувство вины, мой собеседник ответил, что он не священник.

Но не выступил ли он где то в роли судьи по отношению к Нолану?

Судил ли Нолан себя сам? Вынес приговор и привел его в исполнение?

Приговор за что?

Я представил себе молодого полисмена, сидящего в «Гоцзи» и окруженного теми обитателями ночи, которыми он был призван править.

Вот он вытаскивает револьвер. Обнимает губами ствол.

Символично, как и многие самоубийства?

Последняя фелляция2?

Стриптиз перед другими грешниками?

Полицейские кончают жизнь самоубийством куда чаще, чем остальные смертные, но очень немногие делают это при зрителях.

– Ты готов? – послышался из за двери голос Робин.

– О да. Пойдем, нас ждет танго.
Глава 16
Наблюдатель

Психоаналитик.

Его присутствие все осложняет; заняться им или Стерджисом?

Стерджис – профессионал, но пока этот человек гора лишь сидит целыми днями в своем кабинете. На телефоне, наверное.

Чего и следовало ожидать.

Псих оказался более подвижным. Совершил две вылазки.

Может, удастся на этом сыграть.

Первая поездка была к особнячку на Сикомор стрит, где он встретился с миловидной, но явно находившейся в напряжении женщиной.

Что означало это напряжение? Что женщина – пациентка?

Конечно, есть и иная возможность: просто подружка. Ведь псих живет с прекрасноволосой дамой. С какой нибудь художницей. Или скульптором – недаром она потащила куда то за дом привезенные в багажнике деревянные чурбаки.

Поговорив какое то время у крыльца, парочка вошла в особняк. Пользуются моментом?

Но привлекательная и стройная блондинка ничем не напоминала скульпторшу. Оба раза, когда он видел ту в обществе психа, их частые, беспричинные, однако столь желанные для обоих прикосновения говорили о глубокой и взаимной привязанности.

Логика имеет весьма отдаленное отношение к человеческому поведению. На собственном непростом опыте он знал действие той ужасной саморазрушительной силы, которая грязным и мутным потоком врывается иногда в душу.

Пробыв в доме минут двадцать, они направились в гараж. Псих держал себя несколько отстранение, видимо, состоявшийся в доме разговор оказался нелегким.

Но ни следа враждебности. Она говорила, псих слушал.

Внимательно, и все так же со стороны.

Профессиональная дистанция?

В таком случае женщина действительно пациент.

Или родственница. Не видно никакой романтичности.

Одетый в комбинезон электрика, он записал номер принадлежавшего блондинке «мустанга», дождался, пока пара отъедет, и без всякого труда проник через заднюю дверь в дом.

Теперь понятно, почему женщина выглядела такой расстроенной. Ограбление.

Он походил по комнатам, подобрал с пола несколько выписанных на имя Нолана Дала листков со счетами за услуги, вчитался в адрес.

Позже, уже ночью, после ужина, состоявшего из холодного сандвича и бутылки минеральной воды, он пробормотал не совсем убедительную молитву, сел за компьютер и, взломав защиту, вошел в базу данных Управления автомобильного транспорта. Судя по записанному на клочке бумаги номеру, машина числилась за Хеленой Эллисон Дал, тридцати лет, блондинкой с голубыми глазами, проживавшей в Вудлэнд Хиллз.

Бывшая жена ограбленного Нолана?

А где же он сам?

Или парень тронулся и перебил все в доме, чтобы заняться затем уже супругой?

Бедной женщине не оставалось ничего, кроме как обратиться к психиатру.

Как бы то ни было, с убийством, похоже, это совершенно не связано.

Предварительный вывод: отсутствующий номер 1 не входит в число его забот. Да и номер 2 тоже – насколько об этом можно сейчас судить.

Сумасшедшее движение в центре мешало следовать за мелькавшим впереди зеленым «кадиллаком» психоаналитика, но еще сложнее оказалось найти такое место для парковки, откуда можно было бы следить за курчавой головой, не теряя ее из виду надолго. А вот проникнуть в сложенное из песчаника здание не составило никакого труда.

Охрана отсутствует, дежурного на месте нет, а униформа позволяет чувствовать себя совершенно спокойно.

Как и фургончик.

Фургоны и униформа – в них прошла почти вся его жизнь.

Пропуском для входа мог бы послужить и небольшой чемоданчик с принадлежностями, которые были больше, чем просто инструмент электрика. Чемоданчик он держал в здоровой руке, не вытаскивая поврежденную из кармана – к чему привлекать ненужное внимание?

Так, псих входит в лифт и поднимается на последний этаж.

Быстро за ним. Просмотреть таблички на дверях.

Юристы, аудиторы, банкиры... Д р. Доктор?

Еще один психиатр? На табличке только «консультант».

Д р Рун М. Леманн.

Консультант пришел к консультанту.

Если только псих – не состоятельный вкладчик, пришедший побеспокоиться о своих акциях.

Вряд ли. Живет он неплохо, но в роскоши не купается. Скорее всего, все же Леманн – консультант.

Он записал имя, чтобы позже прогнать его через компьютер, нырнул в темную нишу коридора, откуда можно было видеть дверь кабинета, извлек из чемоданчика амперметр и принялся откручивать винты с панели освещения. Проходящий мимо человек увидит занимающегося своим делом электрика.

Но до того момента, как получасом позже психоаналитик вышел, в коридоре так никто и не появился.

Леманн, крупный мужчина с седыми волосами и густыми бровями, долго смотрел ему вслед тяжелым, начисто лишенным дружелюбия взглядом. Стоял и с тревогой смотрел, как Делавэр заходит в кабину лифта.

Похоже, псих окружил себя глубоко несчастными людьми.

Его привело сюда профессиональное заболевание?

Леманн скрылся за дверью.

Беседа длилась двадцать восемь минут.

Краткая консультация? Как то связанная с его делом?

Закрепив панель на прежнем месте, он спрятал амперметр. Под инструментами, во втором отделении чемоданчика, лежал автоматический пистолет, другой, не тот, что в машине, но такой же, с полным магазином, завернутый в кусок черной фланели.

С этим набитым железом чемоданчиком он был мечтой металлодетектора.

Немногие здания в городе оборудованы металлодетекторами.

Даже правительственные.

На прошлой неделе сотрудник городского центра по обслуживанию электронной аппаратуры пришел на работу с пистолетом и уложил из него шестерых своих коллег.

Полный безумия и насилия мегаполис, жители которого делают вид, что живут в раю.

Преступность – и отказ признать ее как факт.

Это было ему понятно.

Вернувшись домой, он в полной тишине сел за клавиатуру компьютера.

На дисплей выплыла строка: доктор Рун М. Леманн, пятидесяти шести лет, рост – шесть футов и один дюйм, вес – двести тридцать футов, проживает в Санта Монике.

Если верить карте города, то его дом стоит чуть выше автострады, ведущей к тихоокеанскому побережью.

Не так уж и далеко от Айрит.

Еще одно маленькое совпадение, на которые столь богата жизнь.

Восемь вечера. Пора ложиться на новый курс.

Он набрал номер Вестсайдского управления полиции и попросил к телефону Стерджиса. Через несколько секунд голос на том конце линии назвал себя. Трубка легла на место.

Значит, парень еще трудится.

Преданный слуга общества.

Опять к психу? Бессмысленно, однако после девчонки на школьном дворе наступило затишье, а расслабляться нельзя.

Никогда не расслабляться было не только его девизом – это являлось образом жизни. Помогало побеждать в схватке с одиночеством.

Приехав в Беверли Глен, он остановил машину чуть в стороне от извилистой дорожки, что вела к аккуратному современных пропорций дому, где обитал психоаналитик со своей скульпторшей.

Ему повезло: ровно через восемнадцать минут со двора выехал зеленый «кадиллак» и растворился в полуосвещенной тенистой аллее. Еще через десять минут он стоял у двери, нажимая здоровой рукой кнопку звонка.

Послышался лай. Собака, судя по звуку, была небольшой. Псы часто представляют собой опасность, но они ему нравились. Когда то у него тоже была собака, которую он любил, небольшой ласковый спаниель с черным пятном вокруг правого глаза. Однажды кто то обидел его, и он убил негодяя на месте, на глазах у пса. Спаниель выздоровел, но уже никогда не был таким же доверчивым и ласковым. Прожил после этого три года и сдох от опухоли в мочевом пузыре.

Еще одна потеря... Он осмотрел замок. Неплох, одна из последних моделей, но и с ним можно справиться.

Восьмой по счету ключ подошел, и дверь распахнулась.

Внутри ему тоже понравилось. Высокие потолки, обилие воздуха, чистые белые стены, кое где виднеются картины и статуэтки. Отличная мебель, пара персидских ковров, похоже, не подцепка.

В уши ударил высокий, жалящий вой сигнализации, и с ним же выкатился откуда то пес. Небольшой, с темными полосами на шерсти, маленькими комичными ушками и сплющенной мордой. Миниатюрный бульдог. Всерьез принимать его было нельзя. Пес хватал зубами брюки, глухо рычал, мотал головой, разбрасывая вокруг капли слюны.

Он с трудом подхватил собаку обеими руками – животное оказалось тяжелее, чем можно было предположить, – отнес его в ванную и запер. Не обращая внимания на доносившееся из за двери злобное рычание, вернулся в комнату.

Вой сигнализации не прекращался, красным светом мигала контрольная панель у двери.

С момента срабатывания прошло, наверное, меньше минуты. Не о чем беспокоиться. На подобные вещи полиция в Лос Анджелесе реагировала неторопливо, а иногда и вовсе забывала это сделать. В таком же отдаленном от центра районе, как здесь, тем более при отсутствии бдительных соседей, причин для волнения вообще не было.

Только пролившаяся кровь могла заставить копов покинуть, да и то без всякого энтузиазма, свои лежбища.

Быстрым шагом, но спокойно, он прошелся по дому, отключившись от негодующего лая, вдыхая легкий лимонный запах воска, которым были натерты полы, внимательно осматривая все кругом.

С каждым мгновением росла уверенность в том, что, остановив свой выбор на доме психоаналитика, он не ошибся. Неважно, принесет ли визит сюда какую нибудь явную выгоду, зато парень непосредственно связан со Стерджисом, а значит, через него можно будет так или иначе влиять на ход расследования.

Уложить двух зайцев.

К вою добавился громкий переливчатый звук. Очень громкий, но и от него он не запаниковал. Вот вот должны позвонить из компании, установившей сигнализацию. Только если к телефону никто не подойдет, оттуда сообщат в полицию.

В данном случае – в Вест сайдское управление, но Стерджис, сидящий в своем кабинете, этого не узнает. Кто нибудь из дежурных снимет трубку, запишет адрес. В конце концов кто то другой, может быть, и подъедет.

Преступление – но его как бы и не было.

То, что ему требовалось сделать, не отняло много времени.

Он ощутил нечто вроде угрызений совести – и в самом деле, вторжение со взломом как то не соответствовало его представлению о самом себе. Однако приоритеты остаются приоритетами.

Закончив, он выпустил пса из ванной.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41

Похожие:

Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Келлерман Частное расследование Алекс Делавэр – 06
В центре сюжета — поиски внезапно исчезнувшей миллионерши, бывшей голливудской звезды Джины Принс, которые ведут врач психотерапевт...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Келлерман Доктор Смерть Алекс Делавэр – 14
...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан свифт (1667 1745)
В свободное от службы время Джонатан жадно читает книги из огромной библиотеки Тепля. После смерти Темпля Джонатан Свифт долгое время...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconАлекс Рейд Восточные единоборства
Воспитанный на комиксах о супер героях, казематах и драконах, Алекс интересовался восточными единоборствами. Он также узнавал больше...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Кэрролл Страна смеха
Джонатан Кэрролл — американец, живущий в Вене. Его называют достойным продолжателем традиций, как знаменитого однофамильца, так и...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconЧайка по имени джонатан ливингстон
Ричард Бах знаменитый американский писатель, летчик, потомок Иоганна Себастьяна Баха. Давно полюбившаяся нашему читателю философская...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Свифт «Рассуждения о неудобстве уничтожения христианства в Англии» Ирина Панкратова, 2 группа, 4 курс в 1708 году Джонатан Свифт написал свой памфлет «Рассуждение о неудобстве уничтожения христианства в Англии»
В 1708 году Джонатан Свифт написал свой памфлет «Рассуждение о неудобстве уничтожения христианства в Англии». Этот памфлет принадлежит...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжеймс Паттерсон Кошки мышки Алекс Кросс – 4
Гэри Сонеджи пришел, чтобы расправиться с детективом Кроссом и его семьей. Он ждет своего часа. В этой книге каждый охотник может...
Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconДжонатан Кэрролл Голос нашей тени

Джонатан Келлерман Выживает сильнейший Алекс Делавэр – 12 iconНатанс (Nathans), Даниел
Сары (Левитан) и Сэмюэла Натанса, евреев-иммигрантов из России, родился в Вилмингтоне (штат Делавэр). В период экономического кризиса...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org