Бессмертный ларионов



страница9/43
Дата30.06.2014
Размер6.03 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   43
Глава 21
- Я прочла «Как делать стихи». По-моему, чушь. Руководство по эксплуатации нагревательного прибора типа утюг.

Аня очень старалась выглядеть серьёзной. Даже глаза, скорее синие, чем зелёные, приобрели серый рассудительный оттенок. А с первого взгляда показалась темноглазой. Обманули зрачки, необыкновенно подвижные, пульсирующие. В зависимости от того, что она чувствовала, а настроение у неё скакало, как стрелка сейсмографа, они то суживались до точки, то слепо расширялись, затопляя радужку. Она была нервной, нет, не нервозной, наоборот, слишком погружённой в себя, оттого что быстро росла и не поспевала сама за собой. В ней шла скрытая, не утихающая ни на миг работа, и тревожно-радостное возбуждение, сопровождающее любой труженический акт, отражалось в её нетерпеливых глазах.

Ларионов выдержал паузу и убедился, что не только не навеял прохлады, а прибавил жару. Аня рвалась в бой.

- Делать стихи! Всё равно что делать детей. Так говорят одни идиоты.

Ей-богу, вчера спустилась с гор.

- Пушкин тоже так говорил.

- Знаю, - скривилась половинкой рта. - Но это в письме и с большим подкидом.

- С кем-чем?

- Игра такая, в подкидного дурака. Сбрасываешь шестёрки, а козыри зажимаешь.

В горах читали чужие письма и резались в карты.

- «Выхожу один я на дорогу...» - это агитация за то, чтобы девушки гуляли с поэтами”, - процитировала сквозь зубы. - Девушек по кремнистым путям не водят, там искры почище ленинских, зашибут.

Схватить и расцеловать?

- А ты иди от противного... не спеши острить, от противоположного. Отрицательные примеры доказательней положительных, потому что они агрессивны. А ты не иди на поводу...

Что он мелет? Иди, не иди. Тоже мне, мастер слова.

- Чувствуешь, как тепло пляшет от печки? Но тот же огонь уничтожил когда-то храм Артемиды в Эфесе. Слыхала о Герострате? Эфесцы его не казнили, а постановили... забыть, дабы не притязал на бессмертную славу.

Полез в болото. Аня сидела прямо, словно проглотила кол. Вспомнил, что есть два способа внимания (осторожно! отглагольное существительное): откинувшись назад и подавшись вперёд - пассивный и активный. Аничкин был неописуем, хотя слушать она умела, но не поднимала глаз, чтобы не видно было, о чём думает, перескакивая с чужого на своё и обратно.

А ведь для меня принарядилась, стрельнул вороватым лекторским взглядом. Платье дурацкое, в обтяжку, и причёска, как у продавщиц из центрального универмага, «ласточкино гнездо»: на макушке начёс, а затылок плоский как меню.

- Конечно, диптер стоял на болоте, и сто двадцать семь колонн с металлическим стержнем, подпиравшие его, одновременно своей тяжестью вдавливали его в подушку котлована...

Опоры какие-то символические. Не так ли и он поддерживает Аню? И меню ни к селу ни к городу, привет из Крыма.
Трижды едал в ресторанчике под самой крышей «Ласточкиного гнезда», с перерывами в несколько лет, и каждый раз подавали фирменные охотничьи колбаски и пошлые маринованные грибки.

- Какие эйдосы?

- Эйдосы? - переспросил по-сосновски. Что он там наболтал? - Идеи, выродившиеся из древнегреческих образов.

- Да, идеями мы богаты.

Чего смеётся? Почувствовала, что отлетел?

- Вывод: никогда не играй с огнём, тем более с мировым.

- Как ревтрибун?

- То есть?

- Как Маяковский. Революционный трибун. Сказал же, что не различает ни ямбов, ни хореев и не собирается различать.

- Как ты.

- Уже нет. Мне стало противно, и я от него пошла. И всё вызубрила. Можешь спросить.

- Верю.

Пока он учил её ползать, она научилась бегать.

- И ещё. - Воинственно задрала подбородок. - Нужна не целевая установка, как у него, а нулевая. Поди туда не-знаю-куда, принеси то не-знаю-что. А для цели есть паровозы и броневики.

Ну, Горацио, такое не снилось вашим мудрецам.

- Возвращаюсь к Маяковскому. Главное, не обезьянничать, ни принимая, ни отрицая. Помнить, что мы на два процента другие, чем шимпанзе.

Понесло по периметру. Рассказал про ДНК, нарисовал заклятый треугольник. Разболтался, как жирный грек. Впору порассуждать: жизнь обгоняет искусство или искусство предвосхищает события?

Припомнил собрата по филологической крови. Как-то на семинаре обсуждали проблемы этики. От стоиков перешли к субстанции и модусам, потом к автономной и гетерономной этике и так далее, пока не упёрлись в Маркса. Профессор, не желая распространяться на тему классовой борьбы, попросил студентов самостоятельно сформулировать понятие этики. Вызвался пламенный комсомолец Витя Рябчиков и начал так: «Прежде чем сказать, что такое этика, я скажу, что такое эстетика». Вот так простенько, в двух словах.

- Ну? - спросила Аня.

Оказывается, он читал её стихи - перед ним лежала раскрытая тетрадка. Почерк твёрдый, размашистый, с сильным наклоном, словно трава полегла под копытами диких лошадей.

- Ни тпру ни ну. Читаю.

Мы краснокожие провинций,

под грохот бубна, крик орла,

вне порицаний и традиций

проносим гордые тела.

И разбиваются поверья,

и словно бы багряный град,

горят рассыпанные перья,

и губы гроздьями горят.

А за любовь в огонь и воду,

не за великого вождя,

а за великую свободу

во имя солнца и дождя!
Не торопитесь, Сергей Петрович, умерьте юный пыл.

- Славно. Напор, аллитерация - всё имеется. Теперь по строчкам. Бубен н к чёрту. Во-первых, восточный инструмент, во-вторых, не грохочет, а звенит. Орёл никакой. Поставь вместо него «скрип весла», ничего не изменится, значит, образ проходной. Ещё подумай. Откуда взялись поверья и почему разбиваются? Уточни или выкинь. Багряный град вообще не годится, что ты имела в виду?

У Ани полыхали щёки. Сидела по леву руку, чуть припав к нему, заглядывала в тетрадь. Правая щека была совсем пунцовой. Ларионову тоже сделалось жарко.

- Чёрт меня знает, - пробормотала с досадой. И писклявым несчастным голосом: - А разве можно так.... о поэзии?

Знакомая ретирада.

- Э, друг мой, это ещё не поэзия, это пока что стихи и не очень грамотные. - И отодвинулся вместе со стулом. - «Гроздья» срочно заменить, в первую очередь. Вот тебе карандаш, изобрази мне это губьё.

Она не боялась своего невежества, а для этого нужна известная храбрость и то, что называется «нус»... и по тексту. Короче, взяла карандаш и нарисовала виноградные кисти в форме губ. Вышло недурно.

- Ну знаешь, и я могу наделать кроликов из удава и показать их в разрезе. Образ должен быть зримым, хотя бы на время учёбы. Подчёркиваю «гроздья» жирной чертой. «Гордые тела» тоже не находка. Ты же хотела сказать: гордо проносим тела. И почему проносим? Носят покойников. И тела... слишком примитивно... если уж и порицания имеются и традиции, а?

Он с улыбкой повернулся к Ане. Сжала рот. Рот фронт, «но пассаран», буквально. А зрачки расплылись, сузились, замерли, расплылись. Разброд и шатания, контрреволюция в повстанческих рядах. А что если посадить на колени и прокатить с ветерком? Девочки, пишущие стихи, любят езду в незнаемое.

- Последняя строфа чистенькая, - сказал Ларионов. - Мешает двусмыслица: за любовь или за свободу?

- А это одно и то же.

- Зачем же повторять?

- Для недогадливых.

- Хорошего же ты мнения о дорогом читателе.

Он расправил плечи и потянулся. Жар схлынул, но раскалённый воздух свистел в ушах. Должно быть, вышел на орбиту. Близится день космонавтики? Небесное тело, искусственный спутник, с ума сойти, какие ассоциации.

Разобрали ещё шесть стихотворений. Аня схватывала на лету. Способный ребёнок, но как сложится судьба? Грех обнадёживать, а похвалить бы надо, и так трясётся. Он уже дважды отодвигался, но перепады её тепла налетали с нездешней силой.

- Следи за словом. Рифмуешь «уйду - сойду», всё равно что ботинки и полуботинки. - И это он знает, винокуреец эпикурович. - Когда читаешь, следи за правописанием. Например, перрон пишется с двумя «рцы». Держи интонацию, это перводвигатель поэзии. Бери след, как гончая, открой глаза и уши.

- Я не умею по-собачьи.

Ну вот, схлопотал благодарность. Что со временем? Почти семь.

- У, мне пора. Опаздываю в гости.

Тепло свернулось, ртуть на нуле. Некрасиво, душка Ларионов. Но как отказать себе, любимому, в любимом удовольствии?

Дева царапала ногтем прилипшую к скатерти крошку. Вьюноша, глядя на деву, гекзаметром пел о разлуке.

- Между прочим, и тебя приглашали. Эти, Фаины Марковны. Я о них рассказывал.

Тепловой удар.

- Мне переодеться?

- Нет. Расчешись.

Посыпались шпильки, брызнули медные стружки.

- Какая ты рыжая, - не то восхитился, не то опечалился Ларионов.

- Ничего хорошего, рыжих бьют.

- Значит любят.

- Вот-вот, очень любят бить.

Ну, любитель аллегорий, сегодня ты получил мат, что по-персидски «умер». Говорили же тебе древнегреческим языком, что персиянка.

Пирог с яблоками удался и поболтали мило, по-вечернему. И заторопился он вовремя, к девяти. Аня набрала книг, он помог ей советом. Незаметно подсунул перепечатку «Тёмных аллей». Пусть развивается и заодно понюхает тамиздату.

Медленно прошлись по двору, за ручку перебежали дорогу, посмеялись на углу. Он и не помнит, что их так развеселило. Потом тропинка кончилась.

- Тебе было хорошо?

Сколько раз он спрашивал, но у других и о другом. Аня мелко закивала головой, вытянув лицо и округлив глаза, такой экономный детский жест - согласиться, но промолчать.

Он наклонился и поцеловал её. Мягко, долго. Она стиснула зубы и перестала дышать. Ну что ж, рано или поздно это случилось бы. Лучше раньше, зато по-человечески. У него не колотилось сердце и не стучало в висках. Умеренное волнение и ничего больше. Улыбнулся: «жива?»

Показалось, что спит стоя. Не умерла же. Он легонько потряс её за плечи.

- Что-нибудь не так?

И вдруг ослабла, осела, еле успел подхватить. Взял на руки и отнёс к дому, усадил на крылечке. Смотрел на неё и шатался, как пьяный.

- Дойдёшь сама?

Кивнула. И он ушёл.

В чём себя упрекнуть? Все девочки целуются и все ларионовы на посту. Чуть не упала. От избытка чувств? Или... от противного? С маленькими да удаленькими хлопот не оберёшься. И Пушкин тебе говорил: страшися девы, Ларионов. А ты ударился в эфиопики.

Опять эта средиземная тоска, эти фригийские серьги в ушах, шутовские колпаки и sans culotte, «без штанов».

Он выпил прямо из бутылки оставшуюся с чумных времён водку и шумно ворочался в постели, пока не затих.

Утром Ларионов сказал, что со школьницами покончено. Хуже не будет. И грек с ним.

Глава 22
На две трети он состоял из воспоминаний. О людях и событиях, и о том, чем жило его воображение. Удерживая в памяти множество сказаний, притч, георгик и бесхитростных бабкиных песен, он постоянно их перебирал, обновлял и даже систематизировал, словно собирал некий фантазический библион, запасами которого мог бы воспользоваться в годы прожорливой старости, когда истощится хлеб души, но усилится жажда жизни. И воздушные замки он строил из воспоминаний.

Пигмалион любил свои мечты, потому что только в них был абсолютно свободен. Предаваясь им, он не испытывал ни сопротивления материала, ни диктата формы, ни временных и промежуточных ограничений. Его элевтерия была устойчивой, как независимость греческого полиса, не имевшего себе равных в мире, и такой же эфемерной, как любое человеческое представление о свободе. Иди куда хочешь, но знай зачем. Однако, поставив цель, ты уже не свободен. И бесцельно любя свободу, ты подчиняешься ей.

Пигмалион вздохнул и положил руки под голову, согревая их теплом затылка. Всё от ума: и горе и радость.

Забавную историю рассказал ему рапсод Полибий. Явился к нему отрок и предложил себя в аэды-сопроводители. Он был богато одет, пригож лицом и строен как Адонис. Но едва он запел, стало ясно, что юнец не способен к пению и учить его бессмысленно - голос можно поставить, когда он есть.

Полибий медлил с ответом, подыскивая слова утешения, чтобы не обидеть мальчика резким отказом, но тот, приняв молчание рапсода за немой восторг, стал расписывать свои успехи в риторике, декламации, игре на кифаре... Он долго перечислял, самораспаляясь и хорошея от гордости.

Полибий внимательно его выслушал и добродушно сказал:

- Уж лучше бы ты умел петь.

Пигмалион рассмеялся - он живо переживал воспоминания, но перехватив удивлённый взгляд Элпис, сразу поник. Разве он не похож на этого мальчика? Преуспев во многих талантах, напрасно напрягает голос, чтобы спеть о любви.

- Душно как, - пробормотал. - Видно, дождь собирается. - И вдруг взмолился: - Поговори со мной.

Элпис заёрзала, устраиваясь поудобней. В ней не было ничего от женщины, предлагающей себя в награду или дающей в долг.

- Ты начни.

Она не забегала вперёд, она уступала ему дорогу, и он подумал, что женственность не имеет возраста и в этом ребёнке она растворена, как соль в морской воде.

- Спеть тебе песенку?

Потёрлась щекой о его плечо.

- Лемех правит борозду, / я правлю лемех. / Мне послушна борона, / покорна мотыга. / Хейя-хей, хейя-хей. / Если б ты была со мной / так великодушна, / жатве не было б конца, / меры урожаю. / Хейя-хей, хейя – хой.

Элпис мало что поняла, она не знала пастушеских слов, но голос у Пигмалиона был сильный и ровный, а в горах старики учили: не верь лицу, верь голосу.

- Ты себя чувствуешь великим или просто веришь тому, что о тебе говорят?

- И где же ты это слышала?

- Не скажу.

Евпраксия? Сопляки? Никто у них не бывает. Ласточка на хвосте принесла?

- А ты чувствуешь, что у тебя есть рёбра? Вот эти тонкие косточки?

- Когда ты давишь.

Он усмехнулся.

- Когда меня давят, я тоже чувствую себя великим.

Элпис придвинулась ближе и дохнуло чем-то острым и влажным, как проросшая пшеница.

- Расскажи про статую, что у тебя ожила.

Один раз была с Евпраксией на рынке, пару раз брал с собой на пристань.

- И где ты набралась этих бредней?

Ждала распахнув глаза.

- Ладно, слушай. Мой дед Пигмалион действительно был мастером, я не стою ремешка его сандалии. За что он ни брался, всё у него получалось отменно: от горшков до краснофигурных ваз. Днём он работал по заказу, а ночью для себя, и так много лет подряд, не зная отдыха и усталости, силищи был необыкновенной. Я всегда бешусь, когда слышу, что гений – это труд и терпение. Как раз наоборот: мера таланта определяет меру труда.

- Потому что талант не от человека?

- И да и нет. И вот в одну прекрасную ночь он закончил свою Галатею, деву из белой слоновой кости. Дед был страшен как я, чёрный мохнатый, и никто, кроме этой девы, не улыбался ему так ласково. Он любил над собой посмеяться и часто, не глядя на статую, говорил: «а ну улыбнись, радость моя», и когда поворачивался к ней, она ему улыбалась. И умницей была: никогда не капризничала, не жужжала над ухом, не приставала с просьбами. За это дед дарил ей ожерелья и запястья, украшал венками из орхидей. А в дни празднеств Афродиты приносил в жертву богине белых тёлок с вызолоченными рогами и просил её подыскать ему жену, такую же разумную, как Галатея. И Афродита сжалилась над ним - он встретил мою бабушку.

- Значит ты уже был?

- Вот глупая. Бабушке шёл пятнадцатый год. Правда, она не была красавицей, но улыбалась и молчала великолепно. Они так сильно любили друг друга, что боги им подарили чудесную девочку. Это всё, что я знаю. А тому, что болтают, не верь.

- А девочка?

- Выросла. И стала моей матерью.

Элпис заслушалась и не заметила, как прильнула к нему.

- Боги ошиблись, когда не дали тебе лицо твоей матери.

Пигмалион высвободил руки и сжал её рёбра, холодные и податливые, как мрамор.

- Боги никогда не ошибались, когда имели дело с моим дедом.

Она засмеялась с закрытым ртом, словно боясь расплескать свой грудной смех.

- Тогда и у тебя будет красивая дочь.

- У нас. - Он посмотрел ей прямо в глаза. - Если ты...

- Да, - ответила Элпис. - У нас.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   43

Похожие:

Бессмертный ларионов iconMichael Jackson: The Immortal World Tour Cirque du Soleil Фонд Майкла Джексона и Цирк дю Солей объявил сегодня, 21 июля 2012, что премьера Мирового тура «Майкл Джексон Бессмертный»
Фонд Майкла Джексона и Цирк дю Солей объявил сегодня, 21 июля 2012, что премьера Мирового тура «Майкл Джексон Бессмертный» ™ состоится...
Бессмертный ларионов iconТемная энергия. Физические основы и эволюционные характеристики
М. Г. Ларионов Астрокосмический центр физического института им. П. Н. Лебедева Профсоюзная ул, 84/32, г. Москва, 119991, Россия
Бессмертный ларионов iconУчебное пособие для студентов экологических, биологических и агрономических специальностей вузов Е. Б. Смирнова, М. А. Занина, М. В. Ларионов, Н. Ю. Семенова
Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования
Бессмертный ларионов iconП. А. Ларионов, И. В. Беленкова
Для их решения используют приближенные, в частности, численные методы. Реализация численных методов требует выполнения огромного...
Бессмертный ларионов iconКафедра менеджмент и маркетинг
Впо, обучающихся по направлениям подготовки "Экономика" и "Менеджмент" : рекомендован уполномоченным учреждением Министерства образования...
Бессмертный ларионов iconСказка «Верные друзья Снегурочки и злые силы»
Похитил Снегурочку Кощей Бессмертный. А от Деда Мороза потребовал выкуп привезти Коня – Ледяные копыта
Бессмертный ларионов iconЮрий Андреевич Морозов. Под его руководство
Первый матч в чемпионате СССР среди «показательных команд предприятий и ведомств» в группе «Б» 27 мая 1936 в Днепропетровске, сыграв...
Бессмертный ларионов iconАйзек азимов бессмертный бард
Он был слегка под мухой, иначе бы он этого не сказал. Конечно, в том, то он напился на рождественской вечеринке, ничего предосудительного...
Бессмертный ларионов iconОлег ларионов гадание на рунах
Тот внутренний свет, горящий в мозгу, всегда был определенной конфигурации, в виде некоего символа. Так было с самого раннего детства,...
Бессмертный ларионов iconВасилий Ларионов: Юность войне, зрелость – тюрьме
Теркина. Беседуя с Василием Васильевичем, невольно ловишь себя на мысли, что перед тобой живая легенда, человек, побывавший в самом...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org