Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов



Скачать 74.46 Kb.
Дата24.02.2013
Размер74.46 Kb.
ТипДокументы
Опубликовано: Быт как фактор экстремального влияния на историко-психологичесие особености поведения людей: материалы XXII Междунар.науч. конф. Санкт-Петербург 17-18 декабря 2007г.: В 2ч.\Под ред. д–ра ист.наук, проф. С.Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2007. Ч.2. - С. 69-72.

Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов.
Феномен историко-бытовых музеев еще недостаточно изучен в отечественном музееведении и истории культуры, хотя данная группа исторических музеев представляет собой особый интерес с точки зрения исследования через быт социально-психологических аспектов культуры различных исторических периодов с целью ориентации на сохранение и включение в современную жизнь различных пластов культурого наследия. Особенность таких музев и их коллекций состоит в том, что они демонстрируют не шедевры искусства или исторические раритеты, а показвают и характеризуют музейным средствами повседневную жизнь человека.

По определению, сформулированному в Российской музейной энциклопедии, «историко-бытовые музеи - группа исторических музеев, сохраняющих или воссоздающих карину быта (то есть сферу внепроизводственной социальной жизни) разных слоев населения, документируют не этнические (как этнографические музеи), а социально-психологические их особенности, наиболее ярко проявляющиеся в интерьерах жилищ».1

В Росии подобные музеи появились лишь в начале XX века. Их возникновение происходило после 1917 года порой стихийно, но главным образом в результате национализации помещичьих усадеб, дворянских и купеческих ообняков, а также специальных Декретов советской власти, провозглашавших создаие историко-бытовых музеев в охранных и просветительных целях. Самым крупным был Историко-бытовой отдел Русского музея, просуществовавший с 1918 по 1941 год, первый и единственный музей, главной задачей которого стало изучение быта всех социальных групп городского начеления XVIII-XIX веков. Его возглавлял сначала известный историк, музеевед М.Д.Приселков, а затем искусствовед и специалист в област материальной культуры М.Ф. Фармаковский. Показателен и пример музея Дворянского быта 40-х годов, открытый в Москве в 1920 году. Его первым директором был известный музейный деятель Б.В. Шапошников, позднее активно участвовавший в реставрации и реконструкции музея-квартиры А.С. Пушкина на Мойке, 12.

В трудах названных ученых впервые были сформулированы основные научные принципы экспонирования в музее жизненного уклада и бытовой обстановки – достоверность и типичность бытового комплекса и каждого предмета, входящего в него.2

К историко-бытовым музеям относилась и группа дворцов-музеев, созданных в первые годы советской власти.3 Однако наиболее распространенными в 1920-е годы были такие виды историко-бытовых музев как музеи-усадьбы, музеи-квартиры, музеи-кабинеты, музеи-мастерские и даже историко-бытовые музеи в закрытых монастырях и храмах.
Музеефикация императорских дворцово-парковых комплексов имеет самостоятельный научный интерес, и в рамках данной статьи мы не предполагаем ее рассмотрение в силу особого статуса и исключительного историко-художественного значения бывших императорских резиденций.

Представляется целесобразным обратиться к причинам возникновения и расцвета в 1920-е годы историко-бытового музея как «массового» явления. Наряду с уже закономерными причинами создания таких музев в целях охраны как объектов национальной культуры, сохранения мемориальных усадебных комплексов, связанных с именами великих русских писателей, композиторов и художников, а так же в целях осуществления политико-воспитательной работы, на наш взгляд, просматриваются и иные причины и следствия, не столь очевидные и поэтому не лежащие на поверхности. Возьмем на себя смелость утверждать, что именно экстремальные условия послереволюционного периода, особенно первого десятилетия советской власти в России, стали немаловажным фактором внимания к радикально меняющемуся социальному укладу, социальной структуре общества, а, следовательно, к изменениями быта. Причем это внимание было, по-нашему мнению, двунаправленным. С одной стороны, создание историко-бытовых музеев было вызвано идеологической задачей наглядно показать, как жили «верхи»: дворяне, буржуазия, купечество, что в большой степени способствовало открытию все новых и новых музеев как в групных городах, так и в провинции, а, с другой, среди организаторв историко-бытовых музеев было немало представителей «старой интеллигенции», которые не только осознавали необратимость утраты ценных памятников и коллекций, целых пластов «уходящей» культуры в условиях Гражданской войны, экономической разрухи и социальной нестабильности, но и способствовали их сохранению в музеях.

В этой связи достойны внимания усилия общества «Старый Петербург - Новый Ленинград», одним из направлений работы которого было создание историко-бытовых музеев.4 В 1920-е годы члены Общества, среди которых было немало выдающихся ученых, художников, архитекторов, искусстововедов, композиторов, историков (Л.А. Ильин, И.А. Фомин, Н.В. Гегелло, А.Н. Бенуа, М.В. Добужинский, А.П. Остроумова-Лебедева, А. И. Вахромеев, П.Н. Столпянский, С.Ф. Платонов, Б.В. Асафьев. В.Я. Курбатов др.), со всей очевидностью признавали, что Старому Петербургу в результате революционных преобразваний и вызванных ими последствий нанесены непоправимые потери: «Северная Пальмира исчезает. М. В. Добужинский в своем альбоме „Петербург в 1921 году" запечатлел этот трагический образ разрушающегося города. Знаменательный момент в истории северной столицы был надлежащим образом освещен и зафикси­рован. Но годы разрухи отошли в прошлое. И тем не менее вопрос о спасении того, что спасения достойно, не только не утратил своей остроты, но, наоборот, приобрел еще большее знамен. Не страшные пожары, не буйные орды варваров погубили древний Рим, а холодно безучастное отношение самих граждан Вечного города, спокойно разрушавших его храмы и дворцы камень за камнем, для удовлетворения своих повседневных нужд. Только любовь, связанная с пониманием, способна охранять прекрасное былое от бессмысленного уничтожения. Стране, вышедшей из страшных испытаний, предстоит напряженный труд во всех областях культурной жизни».5

Так, основная идея, которой руководствовались члены Общества в деле спасения памятников и создания музеев, состояла в следующем: «Хаотическим, хищническим силам должна быть противопоставлена организованная, просвещенная воля. Наследие, оставленное прошлым, есть испытание вновь пришедшим на историческую арену. Новое общество должно суметь разобрать в этом наследии. Подлинные ценности не должны исчезнуть вместе с культурой, породившей их. Эти ценности должны быть обнаружены, сохранены, изучены и сделаны доступными, более того — необходимыми новым хозяевам. Эта работа не должна быть направлена только на поддержку великих памятников прошлого, таких, как например «Медный всадник», или же несравненное по ценности своих памятников «Лазаревское кладбище». Труд, посвященный Старому Петербургу, должен охватывать самые разнообразные, часто незначительные, остатки прошлого, хотя бы, например, вывески, часто так живо вызывающие образы исчесзнувшего быта. В этих скромных остатках старины порою прекрасно запечатлелся вкус своей эпохи».6

Примером практической реализации насколько вдохновенной, настолько и содержательной программы спасения памятников истории в сложный для города и страны период можно считать создание Музея купеческого быта 1840-1860-х годов («Дом Ковригиных») в Петрограде. Дом Терликовой – Ковригиных, находившийся по адресу: Васильевский Остров, 6-я линия, д. 21, был передан последней его владелицей в дар Обществу 12 декабря 1922 года для устройства Музея в квартире, ранее принадлежавшей ее деду - купцу Д. И. Ковригину. Квартира сначала находилась под охраной Му­зейного Фонда, а после этого там начались работы членов Общества под руководством Т. В. Сапожниковой, причем убранство квартиры, остававшейся нежилой с 1900 г., было по возможности восстанов­лено в том виде, как это могло быть в 1860-х годах. В результате кропотливой работы были составлены подробные описи мебели и картин, а 26 июля 1923 года музей Быта 40-60-х годов был открыт для публики и сразу же включен в экскурсионную программу для школьников. Необходимо отметить, что работа велась в контакте с Бытовым отделом Русского Музея, оказавшем существенную помощь советами своих специалистов - М. В. Фармаковского, а также П.П. Вейнера и Н.Е. Лансере.

Смысл существования истирико-бытового музея в доме, принадлежавшем семье купцов Ковригиных, виделся его создателям в том, что «жизненность является первым и главным условием его дальнейшего существования как музея, потому что он не вклю­чает в себя никаких выдающихся художественных произведений и потому может быть интересен только, как памятник действи­тельно протекшей в нем жизни, при чем не типовой, а личной. Нельзя сказать, что так именно чаще всего жили петербург­ские купцы второй четверти XIX века, но можно с достовер­ностью сказать, что в Петербурге действительно была купе­ческая семья, жизнь которой протекла в этом доме и запе­чатлелась там со всеми своими типовыми и личными особен­ностями».7

Присутствие и участие в работе музея хозяйки дома, Анны Васильевны Терешковой, наследницы и последней представительницы рода Ковригиных, облегчало организаторам решение поставленной задачи. «Она все помнит, все любит, о всем знает что-то свое, особенное, все бережет, мечтая все сохранить так, как было раньше, когда дом жил полной жизнью, чтоб передать в буду­щее все, что было дорого в этой семье. Ради этого она отре­шилась от чувства собственности, передав все права на квар­тиру своего деда Обществу «Старого Петербурга», ради этого она отдает письма, портреты, памятные вещи, ради этого в рассказах раскрывает жизнь своей семьи, чтоб все осталось, ничего не затерялось, и, благодаря этому, конечно, те, кто ра­ботали там, любят ее, ее дом и ее мечту со всей той жизнен­ностью, которую необходимо вносить в создание того, что бу­дет памятником протекшей жизни; благодаря этому, может быть, и те, кто придут смотреть на этот дом, взглянут на него не глазами чужого равнодушного человека, а внесут ту капельку любви, без которой немыслимо восприятие жизни».8

Таким образом история купеческого быта, «жизненность» бытового уклада представителей сословия, которое уже ушло с исторической сцены, в данном музее тесно увязывалась с историей семьи и дома, причем история семьи начиналась почти одновременно с домом, и семья никогда не покидала этого дома, поэтому там было «все свое, все обжитое, у каждой вещи есть свой хозяин».9

Однако несмотря на столь удачное начало и благоприятные условия фнкционирования Музей купеческого быта прекратил свое существование уже в 1928 году, как и большая часть историко-бытовых музеев в конце 1920-х годов. Обвиненные в «вещизме», безыдейности и буржуазном объективизме и поэтому признанные протворечащими задачам комунистического воспитания, они были либо ликвидированы, а коллекции расформированы или утрачены, либо перепрофлированы.



1Закс А.Б. Историко-бытовые музеи. Российская музейная энциклопедия. Т. 1. – М., 2001. – С. 230.

2Cм.: Приселков М.Д. Историко-бытовые музеи. – Л., 1926,

М.Ф. Фармаковский Техника экспозиции в историко-бытовых музкях. – Л., 1928.

3Бах Э.(Голлербах) Резиденция последних Романовых. Опыт историко-бытовой характеристики. – Л., 1927.

4 СМ.: Блинов П.М.Общество «Старый петербург – Новый Ленинград» // Памятники Отеченства, №2(16), 1987. – С. 45-51.\

5

 Общество изучения, популяризаци и охраны Старого Петербурга и его окрестностей. Общество «Старый Петербург».1921-1923. – СПБ., 1923. – С. 7-8.

6 Там же. С. 8-9.

7 Там же.С. 47.

8 Там же.

9 Там же. С.48.

Похожие:

Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconПрограмма курса тема культурная ситуация в россии ХХ века. Судьбы традиционной культуры в первой половине 1920-х годов. Источники
Тема культурная ситуация в россии ХХ века. Судьбы традиционной культуры в первой половине 1920-х годов
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconСалова Ю. Г. Образ В. И. Ленина в изданиях для детей 1920-х годов
...
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconТридцать лет Болотнинскому районному историко-краеведческому музею
С конца 20-х годов сельские и поселковые музеи выводятся из системы образования и переводятся в иное ведомственное подчинение, а...
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconХудожественное время и пространство в русскоязычных романах в. Набокова 1920-1930 годов
В русскоязычных романах в. Набокова 1920-1930 годов специальность 10. 01. 01 русская литература
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconБагров пётр алексеевич основные тенденции ленинградского киноавангарда 1920-х годов
Работа выполнена в Научно-исследовательском институте киноискусства Министерства культуры Российской Федерации
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconТема 17. Внешняя политика СССР в 1920-е годы народный комиссар по иностранным делам
...
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconВопросы к экзамену по курсу " История культуры "
Авангард как явление культуры ХХ в. Культурные и интеллектуальные предпосылки формирования европейского авангарда
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconМузеи космонавтики, музеи космонавтики отраслевых предприятий, городские исторические объекты, связанные с историей развития отечественной космонавтики
Государственное учреждение культуры города Москвы «Мемориальный музей космонавтики»
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов iconФилософия как явление культуры Культура в системе общества. Системный характер культуры
Образы и способы описания человека в истории философской мысли, их культурно-историческая обусловленность
Историко-бытовые музеи как явление культуры 1920-х годов icon«Роль учреждений культуры и искусства в формировании духовной культуры населения Нижнекамского муниципального района рт»
Культурный потенциал России многогранен это памятники истории и культуры, музеи, библиотеки, театры и кадры, работающие в сфере культуры....
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org