Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль



страница32/58
Дата14.10.2012
Размер9.89 Mb.
ТипКурс лекций
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   58

6.2.3 Охота.
На протяжении ХУIII – начала XIX вв. охота занимала второе место после скотоводства в хозяйственной деятельности хакасов. Она была чисто мужской профессией.

После присоединения Хонгорая к России, в связи с разрушением старинных родовых устоев и созданием новых административных единиц, охотничьи угодья стали превращаться в участки общего пользования. Значительная часть звероловных мест правобережья Енисея была захвачена русскими крестьянами. Например, в 1824 г. охотники Койбальской думы жаловались: «Шушенской волости разных деревень крестьяне имеют на нашей земле на разных реках Ое и Кебежу для загнания степной дикой козы огороды, где наши как предки, так и отцы промышляли». [ГАРХ]

В Х1Х в. таёжные массивы, окружающие Хонгорай, стали составлять общее владение хакасских ведомств. Согласно § 38 проекта свода степных зако­нов: «все и каждый из 4-х родоначалий [т.е. Сагайское, Качинское, Койбальское и Кызыльское - В.Б.] могут производить сей промысел (т.е. ловлю зверей - В.Б.) беспрепятственно, во всех концах владений, принад­лежащих совокупно всем родоначалиям». [Свод. 1841. с. 30.] В 1839 г. Качинская дума сообщала: «звероловные места есть принадлежность целого, а не одной части инородческого общества Качинского родоначалия». В 1843 г. койбалы утвержда­ли, что с сагайцами «мы промышляем зверя в одних с ними тайгах и в одно время». В 1860 г. согласно «полюбовной сказке» у кызыльцев и качинцев охотничьи угодья «от р. М. Сыи до верховья р. Белого Июса находятся в общем пользовании». [МФ ГАКК] Таким образом, кызыльцы, качинцы и сагайцы охотились вместе в горах Кузнецкого Алатау; сагайцы и койбалы промышляли в Сабинских тасхылах; качинцы, сагайцы и койбалы отправ­лялись за Енисей в тайгу Восточных Саян.

На протяжении XIX в. большинство участков в тайге стали закрепляться за охот­ничьими артелями и отдельными охотниками. Разделение участков осу­ществлялось по праву первозахватного пользования. Для закрепления охотничьего участка, в определенном логу, ставились балаганы – «одаг». За разрешение промышлять зверей на закрепленном участ­ке чужой охотник платил хозяевам деньги, в некоторых случаях выплачивал стоимость шкурками пушных зверей – от 30 до 50 белок, и ставил угощение. Если кто-нибудь охотился без раз­решения, то у него отбирали всю добычу.

Первый промысел пушных зверей, в основном на белку, начинался в конце сентября - начале октября. Осенью выезжали в тайгу на лошадях и с собаками-лайками (пагырчан адай). Хакасы вывели особую породу лаек, называемых у соседних тувинцев «сагайской собакой». Например, Е. Яковлев в 1900 г. сообщал: «В октябре и ноябре за соболем охотятся с собаками, так называемой сагайской и тоджинской породы. Низкого роста, с острой лисьей мордочкой и стоячими ушами – эта собака ценится и считается хорошим подарком при сватовстве и других торжественных случаях». [Яковлев. 1900. с. 63.
] Необходимо добавить, что в охотничьих балаганах хакасы устраивали особое приспособление для обогрева - «от нарыoы», сделанное из двух бревен, положенных друг на друга и горящих всю ночь. Соседние тувинцы, заимствовавшие этот способ обогрева из Хонгорая, называли его «саoай оды» – сагайский огонь. Употребление соседними народами титульного имени «сагайский» для породы охотничьих собак и способов обитания в тайге свидетельствует о том, что сагайцы считались одними из лучших охотников не только среди хакасов, но и славились по всему Саяно-Алтаю.

Лайка выслеживала белок, загоняла их на дерево и лаем сообщала хозяину о добыче. В 1827 г. во всех четырех ведомствах насчитывалось 5753 охотничьих собаки. [ГАРХ.] В конце ноября, после выпадения глубоких снегов, охотники возвращались домой. В это время они уплачивали албан за вторую половину года. После уплаты ясака родовые князцы выдавали им боеприпа­сы: по килограмму пороха, свинца и т.д.

В конце декабря - начале января охотники выходили в тайгу на второй сезон, который длился до конца апре­ля. Они отправлялись без коня и без собак, на лыжах и тянули за собой нарты (санах) с провизией. На одни нарты укладывали до шести пудов груза (в основном продукты). Лыжи были подбиты камусом, поэтому при подъеме в гору они не скользили назад. На них развивали большую скорость и могли догнать бегущего по снегу марала.

Охотники пользовались легкой войлочной курткой «киис тон». Шилась она прямой, без воротника. Войлок покрывался хлопчатобумажной тканью и простегивался. Поверх киис тона одевался брезентовый дождевик «сабыр». Плечи и шею закрывала пелерина «чапанчы», сшитая из холста или козловых камусов. Она предохраняла от попадания снега за шиворот. При шитье охотничьего костюма, швее запрещалось делать узелки на конце нитки.

Таёжничать обычно уходили артелями (по-хакасски «аргыс») в 4-5 человек. Хакасское название артели «арoыс» исторически взаимосвязано с древнетюркским словом «аркыш» - караван. По всей видимости, охотники отправлялись в далекий путь, как караваны купцов для добычи ценных товаров. Как правило, артель состояла из 4-5 человек. Охотники жили в одном балагане «одаo».

Запас продовольствия был общий, но порох и свинец у каждого свой. Согласно обычному праву, всю добычу артели после охоты делили между собой поровну.

Руководил артелью опытный охотник, называемый «одаo пазы» - букв. глава балагана. Накануне выхода в тайгу все члены группы собирались в его доме. Они договаривались о времени отправления на промысел и распределяли обязанности. «Одаг пазы» по этому случаю устраивал застолье. Звероловы отправлялись из селения рано утром, чтобы никто не попался на пути. Опасались встретить на дороге женщин, иначе не повезет. Охотничий участок носил определение «одаo» - букв. балаган и назывался по имени главы артели. Например, «Паган одаг»- участок Пагана, «Астай одаг» - участок Астая и т.д. Глава артели, как самый старший, спал в почетном углу (тdр) таежного жилья за очагом. Остальные звероловы обходили огонь только со стороны входа. Спали охотники в балагане валетом (азахтазып) попарно, «так что головы лежат одна супротив другой, а ноги одного под руками другого». В обязанности «одаo пазы» входило следить за порядком и дисциплиной в артели, распределять охотничьи участки, распределять пищу. Члены артели полностью подчинялись избранному главе. Меха добытых зверей хранились у «одаo пазы». Он, получив от охотников всю дневную добычу, устраивал по случаю крупных успехов угощение - «той». Он следил за добытой пушниной и, в случае необходимости, сушил ее от сырости. Он от­вечал за наличие дров, воды и приготовление пищи, т.е. был хозяином пищевого блока (по-хакасски «азых ээзи»). При разжигании очага «одаo пазы» следил за порядком, чтобы клали дрова вершиной в огонь, а комлем наружу. Утром и вечером члены артели питались из общего котла в балагане. Каждый имел собственную ложку, чашку и котелок. Утром ели кашу – «саламат» из талкана с маслом. На сутки охотник получал от главы артели в паек один хурут (ха­касские сырцы в виде лепешечки) или две дольки «gwxwhd» (хакасские сырцы в виде лапши). Если охотник проводил в тайге меньше суток, тогда он показывал «одаo пазы» половину оставшегося хурута. Собакам для легкого бега давали по утрам один тохчах (колобок из талкана с маслом). Вечером ели суп из общего котелка. Ежедневно утром глава артели «одаo пазы» окроплял горы жертвенным напитком «абыртхы». После охоты «одаo пазы» приглашал всех членов артели к себе домой и делал угощение.

Каждый убитый соболь торжественно отмечался всей артелью. Делалось угощение «албагы тойы». Беличьи шкурки нанизывали в связки по 100 штук в каждой. Поэто­му, когда добывали сотую белку, то устраивали празднество «nwpwu тойы» - пиршество одной связки шкурок, напоминающее соболиный праздник «албаoы тойы». Сто белок равнялись по цене одному соболю. Среди белок встречались редкие экземпляры белой окраски, которые, как считалось, отмечены покровительством самого хозяина тайги. Альбиносы назывались «тиин арбызы» - букв. беличье счастье. Шкурку такой белки хранили дома в сундуке на счастье. Лапки от шкурок белок и соболей обычно отрезались. Из них делались меховые опушки - «хума» - для полы шуб. Например, для отделки одной полы шубы уходило не менее 300 беличьих лапок.

Наиболее распространенным промыслом было «белкование». Белка (тиин) была самым многочисленным пушным зверьком в Сибири. С кон­ца сентября и до ноября (за сезон) добывали от 50 до 300 штук белок на человека. Белок продавали баям, у которых забирали в долг под белку деньги. После охоты отдавали им белку по 10 коп. штука, тогда как про­дажная цена ее была 20 — 25 коп. Промыслом белки зарабатывали обычно от 5 до 50 руб. на двор. [МФ ГАКК]

У каждого охотника в балагане имелся личный ожег (кdзеес), кото­рым шевелили угли костра под таганом. Он срезался длинной в семь четвертей из черемухового дерева на весь период охоты. Ожег считался товарищем охотника и требовал к себе уважительного отношения. На него нельзя наступать, перешагивать и произносить настоящее имя «кdзеес». Охотники иносказательно его на­зывали «чазоол» - т.е. есаул. Во время дневного промысла каждый прятал своего «есаула» от посторонних глаз. Если «чазоол» будет поломан или разрублен пополам, то верили, что удача покинет охотника. Во время ночного отдыха на вершину воткнутого в землю ожега охотник ве­шал свою одежду. Если таежник оставался один в балагане, то он водружал свою шапку на «чазоола» и разговаривал с ним. В том случае, когда хонгорец не соблюдал таежных обычаев, то глава охотничьей артели - «одаo пазы» наказывал ви­новника его же «чазоолом».

После возвращения из тайги уплачивался весенний албан. Например, в марте 1827 г. Сагайская дума доносила: «промышленники ведения улусов все без изъятия находятся теперь в тайге за промыслом зверя для оплачивания требуемых податей и повинностей, которые в дома свои будут обращаться в будущем апреле месяце». [ГАРХ]

Охотились хакасы кремневыми ружьями (отыхтыг мылтых). Заряжа­лись они со ствола. Произведя выстрел, охотники снова отсыпали мерку пороха, забивали пыжи и пули. Поэтому каждый охотник имел снаряже­ние из мерки для пороха (ирелдей), натруски (таар vmmpw), формочки для выплавки пуль (халып) и т.д.

Вплоть до XIX в. хакасы пользовались на­ряду с ружьями еще и луком со стрелами. В Хакасском республиканском музее имеется лук ХУIII в. из раскопок А.Н. Липского (№296/7). Он был высотой 116 см., длиной по дуге – 168 см. С внутренней стороны кибити находились две костяные накладки длиной 56 см. и шириной 4,6 см. К центру лука костяные накладки сужались и соединялись посередине лука с костяной вставкой длиной 4 см., шириною 2,4 см. Размеры лука были аналогичными средневековым, что свидетельствовало о преемственности с кыргызской военной культурой.

Г. Миллер отметил у хакасов сле­дующие виды стрел: «чибе» - боевая стрела с узким и длинным острым железным наконечником, «ах чаглык» - стрела с железным наконечником в форме трезубца для охоты на уток; «чаглык» — стрела с железным широ­ким наконечником ромбической формы; «киик ох» - стрела с железным наконечником долотообразной формы; «соган» - стрела с деревянным утолщенным наконечником для охоты на мелкого и ценного пушного зверька; «хундус атчан ох» - страна с железным наконечником для охоты на бобра; «сыгда» - стрела с длинным и узким костяным наконечником для охоты на крупных зверей и птиц; «сырых» - стрела «свистунка» с желез­ным наконечником ромбической формы, под которым был надет костяной полый шарик с двумя отверстиями, вследствие чего она при полете издава­ла свист. «Лоси, олени и козули останавливаются от этого свиста и внима­тельно прислушиваются, пока стрела не вонзится им в тело». [Потапов. 1957. с. 184.]

Хакасы использовали до 30 различных видов капканов и приспособлений для ловли зверей и птиц. На соболя охотились с сетью «чип», длина которой достигала 80 м, а ширина 1,8 м. Охотник по свежему следу находил его ук­рытие (обычно каменные россыпи или валежник) и вокруг раскидывал сеть. Затем соболя выкуривали дымом или ждали, когда он сам выскочит. Запу­тавшегося в сети зверька убивали тяжелой лыжной палкой. Таким способом за сезон добывали в среднем 3-5 соболей.

В конце XIX в. стали применять железные капканы «хахпын», которые увеличили улов соболей в несколько раз. Капканы ставились в снегу под свежий след. Соболь, пробежав в одну сторону, обязательно возвращался след в след. Опытный охотник ставил по нескольку десятков капканов, а затем ежедневно по «путику» ездил их про­верять. Кроме того, на соболя ставили специальные плашки - «тахпай». Приманкой служила тушка белки. В 1832 г. по Сагайскому ведомству было добыто 1200 соболей. В 1885 г.-только 457 штук. В 1896 г. было добыто 500 соболей на сумму 2250 руб., в 1911 г. - 162 на сумму 4860 руб. [ГАРХ]

В XVIII в. в Хонгорае водились бобры (хундус). Хакасы специально следили за ними и разводили бобровые гнезда. Один бобр равнялся по цене трем соболям. Не менее ценным считался мех выдры (хамнос). Одна выдра стоила 20 овец или соболя. Выдр и бобров ловили специаль­ными сетями - «пара» - в виде длинных и узких вентерей с широкой гор­ловиной. Лучшие выдры считались по р. Аны в верховьях р. Абакан. Цена одной шкурки коле­балась от 5 до 15 руб. В 1897 г. добыча составила 70 выдр, в 1911 г. всего по Минусинскому уезду - 20 выдр. Оде­жды из шкур соболя, бобра и выдры были только байским достоянием. Их шкурами платили албан и калым. До сих пор некоторые реки Хакасии называются Кундусук (Хундус суг) - Бобровая река, Кундустуюл (Хундустыг чул) - Бобровый ручей и т.д.

Самой распространенной коллективной охотой среди хакасов являлась добыча диких коз – «киик». Этим объясняется наличие специально выработанной богатой половозрастной терминологии: «оoлах» - годовалый детеныш козы, «сойалтах»- двухгодовалый самец; «хыбах» - двухгодовалая самочка: «rmk,mc» - самец дикой козы: «элик» - самка дикой козы. Вожак стаи назывался «сыoба». Охотничий закон запрещал отстреливать всю стаю. На коз устраивали загоны «mhumn» и били их из ружей. Добытая дичь делилась поровну – одинаково как между стрельцами, так и загонщиками. Согласно обычному праву, охотники соблюдали при загонах правило очередности «теес». Но если во время загона стрелок не попадал в цель, то он переходил в разряд загонщиков.

Весной в мае и осенью в сентябре по гребням логов срубали молодые деревья и делали изгороди, называемые «rmkuwy». В установленных местах делались проходы, где устраивались засады (сах). Осенью, как только желтели деревья или когда шел снег, дикие козы «киик» спускаются из тайги в степь. Охотники поджидали зверей в засадах, называемых «rmcrm cf[». То же самое устраивали весной, когда козы уходили в тайгу (часхы сах). Несколько человек загонщиков шли в обход и гнали коз в сторону охотников. Добыча делилась поровну между стрельцами и загонщиками. Чужаков не пускали охотиться в таких засеках. Например, известный бег Паган Кобежиков, говоря: «чир ээлwг, пас миилwг» - земля имеет хозяина, голова имеет мозги, собирал мзду с каждого охотника на его засеке (Паган сагы). В подтаёжных местах имелись названия - «Порбахтар саoы» - засада Борбаковых, «Прон саoы» - засада Прона и т.д.

Для ловли диких коз на тропинках зверей (орых) рыли специальные ямы - «rmhmg» или устанавливали самострелы - «ая». Один охотник мог ставить до 150 самострелов. В июне, когда расцветал дикий пион, коз били, призывая манком - «сымысхы». Звук манка подражал голосу детеныша. Ус­лышав сымысхы, самка выбегала к охотнику. В 1885 г. было отстреляно 4668 коз, в 1896 г. - 500 коз.

Летом и осенью охотились на маралов (сыын). Для ловли маралов хакасы устраивали искусственные солонцы – «марачы». В ложбинах около звериных троп делали площадку диаметром в три метра, где в углубления от вбитых пяти кольев засыпалось примерно с пуд соли. В десяти метрах от солонца на дереве устраивали лабаз (пахпа), где ночью караулили зверей. Такие солонцы - «марачы» охотники могли покупать друг у друга. Однако в XIX в., вместе с развитием товарно-денежных отношений, стали закрепляться за отдель­ными охотниками участки личного пользования. Обычно ими были ис­кусственные солончаки «марачы». Бывали случаи, когда за нарушение правила убивали людей, охотившихся на чужом солончаке, и общество не осуждало подобных действии. За добычу зверей на чужом участке наказывали виновных розгами на родовых сходах. Если охотники сами ловили вора, то его приговаривали к экзекуции на месте, всыпав 25 ударов прутьями. После такой «славы» хакасы отказывались брать его с собой в артели и последний становился изгоем.

Иногда делали ловушку - «хазаа». Для этого естественный солонец по кругу ого­раживали высоким частоколом. Входную дверь настораживали на чеку. Марал приходил на знакомый солонец, проникал через дверь вовнутрь, но чека срабатывала и захлопывала дверь ловушки. Таким способом ло­вили маралов для срезания пантов. Целебные панты очень ценились китайскими купцами. Для сохранности их отваривали в соле­ной воде вместе с баданом.

Осенью, когда у маралов шел гон, охотились с помощью горна - «пыргы». Звуки его подражали призывам самцов на поединок. Трубили в пыргы в сумерках, вечером и на рассвете, чтобы бегущий зверь не разо­брался в ситуации. После удачной охоты звероловы, приближаясь к аалу, победно трубили в пыргы. Женщины и дети, услышав эти звуки, с радо­стью выбегали их встречать. В 1897 г. в Аскизском и Кы­зыльском ведомствах было отстреляно 70 маралов на сумму 800 руб. (по 10-12 руб.).

В Саянских горах водилась кабарга (по-хакасски «табырoы»), название которой заимствовано русскими из хакасского языка. Охотились на нее при помощи коллективно выстроенных загородей - «тис». По гребням скалистых гор, обнаружив тропы - перевалы кабар­ги, валили лес и устраивали длинные изгороди. В них оставляли узкие проходы, где ста­вились конопляные петли (харах). Кабарга бежала вдоль поваленного леса и, устре­мившись в проход, попадала головой в петлю, которая затягивалась при помощи устройства «ызым». Ловили ее из-за дорого­стоящей мускусной железы - «хайыр», находящейся у самцов. Для них существует особое хакасское название «хабан» - т.е. кабан, так как последние имели клыки как у кабанов. Мускус очень ценился китайцами, монголами и другими народами Центральной Азии как сильнейшее лекарство. Еще в раннем средневековье восточные путешественники знали, что лучший в мире мускус добывался в стране кыргызов, т.е. в Хонгорае (Хакасии).

На медведя охотились в январе, когда он крепко спал в берлоге. Об­наруженное логово охотник метил своей тамгой. По хакасским законам другой человек не имел права занимать меченое место. Охота на медведя сопровождалась сложными обрядами, в связи с тем, что он считался братом чело­века. В силу религиозных запретов медведя нельзя было прямо называть «аба», т.е. медведь. Говорили иносказательно: «апчах» - старик, «аган» -дедушка, «хайрахан» - господин, «тир тон» - потная шуба и т.д., ибо боялись прогневить его своим неуважением.

Группа охотников с собаками отправлялась к найденному месту. Каждый из них занимал свою установленную позицию. Один охотник засовывал в отверстие берлоги небольшое ветвистое дерево (по-хакасски «сыгдаган») и им будил зверя. В этот момент самый старший охотник произносил заклинание: «Идет китайское войско, закрывай две­ри свои «черная покорность» (иносказание по отношению к медведю). Магическими словами он как бы снимал по­дозрение медведя с хакасских звероловов. Разбуженный зверь в ярости тянул на себя просунутый «сыгдаган» и появлялся у загороженного входа берлоги. В этот момент ему стреляли в голову. Убитого медведя свежевали на месте. Череп вешали на дерево. Ночью устраивали поминки (по-хакасски «аба тойы» - т.е. медвежий праздник). По убитому медведю нарочно плакали и причитали со словами: « умер наш отец». Всю ночь не спали и рассказы­вали сказки под струны чатхана или хомыса.

Охота на медведя (аба) проводилась в январе. В 1896 г. было добыто в Аскизском ведомстве 100 медведей на сумму 1500 руб. [Бутанаев. 2002. с. 96.]

Мелких зверей (барсук, горностай, колонок, ласка и т.д.) ловили петлями (тузах) и черканами (cиргейек), которые обычно настораживали у выхода нор. На тропинках этих зверей ставили петлю (чачыраас). Ее делали из белого конско­го волоса и привязывали за согнутый прутик. Когда зверек попадался в петлю, прутик разгибался и подвешивал тушку. Для того, чтобы заплатить полуго­довой албан (3 рубля), сдавали 10 горностаев по стоимости 30 копеек.

Для ловли водоплавающей птицы, различных пород уток и гусей ста­вили на воде петли (тузах), натягивали над водой «пара». Приспособле­ние «пара» имело вид большого вязаного сачка, отверстие которого рас­тянуто через всю ширину реки. Плывущие по течению птицы попадали и запутывались в ней. Например, в 1826 г. Ф. Ачисов из аала Можары ста­вил на Белом озере для уток до 200 петель.

В степной части Хонгорая существовала облавная форма охоты - «аб». Ее участниками становились все жители аала. В связи с этим быто­вала пословица - «У аальной общины есть единая облавная охота, у соседей единые сплет­ни». В XVIII в. облавная охота была подробно описана Г.Ф.Миллером. Он сам наблюдал, как 300-400 человек, среди которых были женщины и дети, верхом выезжали в степь. «Сначала они образуют линию, в которой один человек находится от другого на расстоянии 100 саженей. Затем оба крыла постепенно сближаются, а так как вся линия всадников непрерыв­но движется вперед, то получается круг (называемый по-хакасски «ciвee» - т.е. крепость - В.Б.). Старшина охоты, избираемый всей охотящейся группой, едет вперед посередине. Ему подчинены еще два старших охот­ника, которые командуют правым и левым крыльями... Как только оба крыла сомкнутся, со всех сторон поднимается громкий охотничий крик, тогда дичь начинает сбегаться, ... Старшина охоты, с несколькими хоро­шими стрелками, находится в середине круга, и они все время бьют дичь... Иногда они делают два круга в один день, иногда только один. При одном круге они идут вперед до 10 верст, прежде чем круг сомкнёт­ся. Вся убитая дичь сносится в одно место и делится поровну всеми». [Потапов. 1957. с. 185-186.] В степях Хонгорая водилось очень много волков. На них охотились облавой, ставили капканы, травили стрихнином. Во время облавы волки выгонялись в чистую степь, где их догоняли на лошадях и забивали на­гайками. В 1897 г. по трем ведомствам было убито 260 волков.

У жителей подтаежных районов охотничий промысел сочетался со скотоводством и земледелием. Охота имела значительный удельный вес в хозяйстве аалов только Аскизского и Кызыльского ведомств (соответственно 541 и 238 хозяйств, занимавшихся охотой в 1909 - 10 гг.) и наименьшее в Абаканском (71 хозяйство). С 1890 по 1910 г. произошло существенное сокращение числа хозяйств, занимавшихся охотой (с 38,2 до 26,5% в Аскизском ведомстве и с 22,4 до 18,5% хозяйств в Кызыльском). Это объясняется как возрас­танием роли земледелия и процессами интенсификации скотоводства у хакасов, так и истощением запасов соболя и некоторых других видов ценных зверей.

Особенность охотничьего промысла состояла в его товарности. Толь­ко некоторые добытые животные - мясо и шкуры - потреблялись в соб­ственном хозяйстве. В отдельных случаях охотничьи артели могли близ­ко подходить к простой капиталистической кооперации, если охотники фактически выступали наемниками скупщика и предпринимателя. Конечно, наем при этом не выступал в чистой форме и осложнялся торговой и ростовщической кабалой, зависимостью феодального типа от баев.

Охота давала от 10 до 100 руб. на двор. В 1896 - 97 гг. по данным ха­касских ведомств доход от звероловства составил 8953 руб. 10 коп. В то же время в одной только Абаканской управе продано скота и продуктов скотоводства на сумму 237100 руб. [МФ ГАКК] Это сопоставление показывает, что охота в конце Х1Х века являлась только подсобным видом хозяйства у хакасов.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   58

Похожие:

Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconХакасия – 2009 Календарь знаменательных и памятных дат Абакан 2008 удк 01 ббк 95. 5(2Рос-6Х) Х 16 Х 16 Хакасия 2009
Хакасия 2009: календарь знаменательных и памят­ных дат / м-во культуры Респ. Хакасия, гук рх «Национальная библиотека им. Н. Г. Доможакова»;...
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconМ. А. Мунтян геополитика и геополитическое мышление (история и современность) I классическая геополитика москва 2007 Курс лекций
Настоящий курс лекций состоит из 4-х выпусков, в каждом из которых отражена специфика 3-х основных исторических периодов развития...
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций по русской истории «Полный курс лекций по русской истории»
Этот курс лекций выдержал до 1917 года около 20 изданий
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций-семинаров Содержание Общая информация Способы изучения Литература 2 Издательство Autodata

Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций-семинаров Содержание Рабочий процесс бензинового двс приготовление рабочей смеси

Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКраткое содержание лекций № Темы лекций. Краткое содержание. Количество часов
Вводная лекция. Цель и задача курса. Организация изучения дисциплин. Основные понятия и определения. Аксиомы статики
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м
Охватывают не только необъятное поле взаимоотношений, например, науки и религии, но и рефлексию всех форм общественного сознания
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций по мгз словарные термины абстрактность аксиома аутентичность гносеология имплицитно
Понятия и конструкции, значение которых полезно знать, для того чтобы начать читать курс лекций по мгз
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconРуководство пользователя стр. Содержание Модуль «Новостная лента» 2 Модуль «Новостная лента»
Модуль «Новостная лента» в составе по системы S. Builder предназначен для управления большим количеством новостей, т е организации...
Курс лекций Абакан 2009 Содержание. Модуль iconКурс лекций по русской истории часть первая и вторая печатный источник: С. Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории
Охватывают все стороны жизни, весь государственный
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org