Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В



Скачать 236.44 Kb.
Дата24.02.2013
Размер236.44 Kb.
ТипУчебное пособие

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ




Московская государственная академия

тонкой химической технологии

им. М.В. Ломоносова



Кафедра истории, социологии и права

Степнова Л.В.



Россия на рубеже веков

(конец XIX – начало XX вв.)
Часть I

Учебное пособие
Москва, 2009

ББК-63.3 /2/я 73

УДК-930.24
Степнова Л.В.

Россия на рубеже веков (конец XIX – начало XX вв.). Учебное пособие. Часть I

М.: МИТХТ им. М.В. Ломоносова, 2009
Рецензент: ст. преп. Горохов В.В.
Печатается под общей редакцией профессора, доктора социологических наук, зав. кафедрой истории, социологии и права Деревянченко А.А.
В первой части учебного пособия, подготовленного по материалам элективного курса, рассматриваются проблемы социально-экономического развития России в конце XIX - начале XX вв. Пособие предназначено для студентов 1 курса бакалавриата (все направления и специальности). Может быть использовано при подготовке к контрольной работе, зачету, а также в ходе самостоятельной работы.

Утверждено Библиотечно-издательской комиссией МИТХТ в качестве учебного пособия. Поз. /2009.

© МИТХТ им. М.В. Ломоносова
СОДЕРЖАНИЕ

1. Особенности развития капитализма в России .....................................................................................4

2. Динамика промышленного развития России в конце XIX — начале ХХ вв. ..............................8

3. Финансовая система страны ..........................11

4. Роль иностранного капитала в экономике России ......................................................................14

5. Внутренняя и внешняя торговля ..................17

6. Сельское хозяйство России .............................18

7. Аграрная реформа П.А. Столыпина .............22

8. Население Российской империи ....................26

Литература .............................................................44
1. Особенности развития капитализма в России
В настоящее время в трудах ученых—историков все большее распространение получает теория различных эшелонов капиталистического развития, согласно которой для России была характерна догоняющая модель развития, когда внешние причины заставляли государство активно насаждать капитализм, вторгаясь в хозяйственную жизнь страны. Однако, формула российского движения по пути общественного прогресса понятна не столько через простое сопоставление с другими странами (как передовыми, так и отсталыми), сколько через выявление самобытности сил, его обуславливающих. Это во многом определило специфику российской капиталистической эволюции.


Для капиталистического развития России по сравнению с Западом были характерны не только быстрые темпы, сжатые сроки, но и резкое смещение стадий складывания системы фабричного производства, особенно в отраслях тяжелой индустрии, а также иная последовательность аграрно-капиталистического и промышленного переворотов.

Особенностью экономического развития России был также быстрый рост различных форм экономической организации производства — мелкотоварной частнокапиталистической, акционерной, государственно-капиталистической, монополистической, а затем — государственно-монополистической.

Одновременность, а не последовательность стадий капиталистической эволюции привела к переплетению в экономике докапиталистических, раннекапиталистических и собственно капиталистических отношений. В целом экономика России имела отчетливо выраженные черты многоукладности.

Важная особенность капиталистической эволюции России состояла в том, что огромную роль в экономической жизни играла политическая надстройка, т.е. самодержавное государство. Царизм, вынужденный с 60—х гг. ХIХ в. начать процесс модернизации страны, своей экономической политикой форсировал развитие крупной промышленности и железных дорог. Этой же цели было подчинено и широкое привлечение иностранных инвестиций.

Активное, целенаправленное и широкомасштабное вмешательство государства в экономическую жизнь позволило не только ускорить, но и как бы «спрямить» путь буржуазного развития России, сократив фазу свободного промышленного капитализма.

Однако самодержавие в России было не только «толкачом», но и тормозом капиталистической модернизации, которая проводилась царизмом для укрепления собственного политического положения и в интересах, прежде всего, класса помещиков. Это выражалось в сохранении таких сильнейших остатков крепостничества, как помещичьи латифундии российского дворянства и полуфеодальные формы эксплуатации крестьянства.

В результате в России на рубеже ХIХ— XX вв. сложилась такая историческая ситуация, которая в современной литературе получила название «наложение исторических эпох». Переплетение различных противоречий означало, что в стране имело место не обычное противостояние классов буржуазного общества, а завязался сложнейший узел социальных и национальных отношений и конфликтов. Следовательно, «наложение исторических эпох» неизбежно порождало и «наложение различных общественных движений», что, в свою очередь, во многом определило драматизм ситуаций начала ХХ в.


2. Динамика промышленного развития России в конце ХIХ — начале ХХ вв.
Для России, как и для всякой страны рыночного хозяйства, была характерна неравномерность экономического развития: в зависимости от менявшейся рыночной конъюнктуры период подъема сменялся спадом производства и так далее. Эта цикличность развития рыночной экономики в России особенно проявилась с 90-х годов ХIХ в.

В 1893 г. в России начался небывалый промышленный подъем, продолжавшийся до 1899 г. Происходило бурное развитие всех отраслей промышленности, но особенно тяжелой, которая за эти годы выросла в целом в два раза, тогда как легкая — в 1,6 раза. Наблюдался быстрый рост производства в горнодобывающей и металлургической промышленности, машиностроении: добыча нефти и каменного угля увеличилась более чем в 2,5 раза, производство металлов и машиностроение в 3 раза. По выплавке чугуна Россия заняла 3 место в мире (после США и Германии), а по добыче нефти вышла на первое.

Особенно интенсивно шло железнодорожное строительство. Сеть железных дорог возросла за это время почти вдвое — с 31 до 58 тыс. км. Новые железнодорожные линии связали европейский центр с Закавказьем, Средней Азией и Сибирью.

Все это создавало благоприятные условия для концентрации и монополизации производства, учреждались новые акционерные общества, промышленность развивалась за счет ввода в строй крупных предприятий, оснащенных новейшей техникой.

Промышленный подъем 1890-х гг. сменился спадом в начале 1900-х. Обычно 1900 — 1903 гг. характеризуют как фазу кризиса, а 1904 — 1908 гг. — как состояние депрессии (или застоя) русской промышленности. Однако рост промышленного производства продолжался и в эти годы, хотя и замедленными темпами. В это время усиливается процесс концентрации и монополизации ряда промышленных отраслей. Наиболее распространенным видом монополий становятся синдикаты (договор о совместном сбыте товара). «Продамет», «Продуголь», «Продвагон», «Гвоздь» и др. являлись монополистами в своих отраслях.

1909 — 1913 гг. отмечены новым, более широким и значительным экономическим подъемом во всех отраслях народного хозяйства. Он проходил в условиях уже сложившегося монополистического капитализма в России. Среднегодовой прирост всей промышленной продукции составлял 9 %. По темпам роста производства Россия вышла на первое место в мире, обогнав все передовые страны. Особенно быстро развивались металлообрабатывающая промышленность, металлургия, машиностроение.

Наряду с крупной промышленностью дальнейшее развитие получила и мелкая, крестьянская.

Железнодорожная сеть возросла до 71 тыс. км (без Польши и Финляндии). Паровозы новейшей конструкции, созданные русскими инженерами, превосходили иностранные образцы.

В речном транспорте появились теплоходы. Всего же речной флот насчитывал свыше 30 тыс. разного типа судов, в том числе 5,5 тыс. пароходов и теплоходов.

Но, несмотря на высокие темпы экономического роста, Россия по общему объему продукции тяжелой промышленности, определявшей степень индустриализации, оставалась на 4 — 5 месте в мире, особенно значительным было отставание по выпуску продукции на душу населения.
3. Финансовая система страны
Рост крупной промышленности стимулировался также и развитием банковского кредита. Для 1880 - 90-х гг. был характерен рост числа банков, которые все более активно вкладывали свои средства в промышленность. К началу XХ в. сложились две мощные финансовые группы, одна из которых возглавлялась Русско-Азиатским банком, другая — Международным. В годы кризиса банки, используя сложившуюся конъюнктуру, стали активно устанавливать связи с промышленностью, постепенно превращаясь из скромных посредников кредита в могущественные финансово-промышленные объединения. Банки все чаще вводили своих представителей в правления промышленных кампаний, перешли к активному финансированию предприятий, подчиняя себе целые отрасли производства. Возникла новая группа магнатов, являющихся одновременно руководителями и банков, и промышленности (Путилов, Вышнеградский и др.).

Бездефицитный бюджет, которого смогли добиться в конце ХIХ в., увеличение золотого запаса, поступательное в целом экономическое развитие страны — все это позволило ввести в России золотой размен, т.е. установить свободный обмен бумажных денег на золото. Реформа по введению золотого обращения, успешно проведенная в 1895 – 1897 гг. министром финансов С.Ю. Витте, благотворно сказалась на состоянии финансов России. Доход государственного бюджета с 1897 по 1913 гг. возрос с 1233 до 3383 млн. руб. При этом доходы от введенной винной монополии составили почти 25 % бюджета.

В расходной части бюджета 46,5 % шло на военные нужды, 19 % — на содержание госаппарата и полиции, 12,5 % — на выплату долгов, 4 % — на народное образование. Накапливался золотой запас, который в I914 г. был самым крупным в мире. К 1913 г. в связи с благоприятной экономической конъюнктурой стал сокращаться и внешний долг России. Однако этот процесс был прерван начавшейся мировой войной.
4. Роль иностранного капитала

в экономике России
Россия была страной, импортирующей капиталы, которые направлялись в виде инвестиций в народное хозяйство и займов русскому правительству. Вложения происходили в российские и смешанные (иностранно—российские) производственные объекты, а также в банковское дело.

В производственной сфере иностранный капитал внедрялся преимущественно в отрасли тяжелой промышленности. В промышленную сферу России было вложено 2,24 млрд. руб. иностранных капиталов. На долю французского приходилось 33 %, английского — 23 %, германского — 20 %, бельгийского — 14 %, американского — 5 %, остальные 5 % составляли голландский, швейцарский, шведский, датский и австрийский капиталы.

Особенность инвестиций иностранного капитала в русскую промышленность заключалась в том, что западно-европейские капиталисты старались вкладывать средства преимущественно в действующие российские предприятия и объединения и в меньшей степени стремились создавать свои предприятия. Тем сам устанавливалась тесная связь между российским и зарубежными капиталом в сфере промышленного производства.

Характерно, что иностранные акционеры, вкладывавшие свои деньги в русскую промышленность, не вывозили прибыль, а реинвестировали ее в пределах России. Иностранные кампании, тесно связанные с русскими предприятиями, ассимилировались в России. Эта тенденция особенно отчетливо прослеживалась в годы предвоенного экономического подъема в России.

Последствия ввоза иностранного капитала в Россию отличались от последствий ввоза капитала европейскими державами в свои колонии. Если в колониях ввозимый капитал приспосабливал местную экономику к нуждам метрополии, то в России он сам приспосабливался к промышленному развитию нашей страны и сыграл важную роль в строительстве железных дорог, становлении и развитии ряда отраслей промышленности и др.

Однако иностранный капитал оказывал и отрицательное воздействие на развитие производительных сил страны. В первую очередь это было связано с неуклонным ростом платежей по иностранным займам, что замедляло накопление капитала в самой России. Возросла зависимость страны от заграницы в результате продажи государственных бумаг за рубеж, а также усиления иностранных инвесторов в русских государственных и частных предприятиях. Значительная часть займов направлялась на ведение русско-японской войны, подавление Первой русской революции. Приток иностранного капитала обеспечивал возможность развития капитализма в России при сохранении политического господства самодержавия и помещиков.
5. Внутренняя и внешняя торговля
Она развивалась весьма интенсивно. Внутриторговый оборот с 1900 г. возрос в 1,5 раза и к 1913 г. достиг 18 млрд. руб., на долю внешнеторгового оборота приходилось 2,6 млрд. руб., он возрос в 2,5 раза. В общей стоимости экспорта хлеб составлял 44 % (его вывоз с 1900 по 1913 гг. увеличился в 1,5 раза); продукция животноводства — 22 % (ее вывоз возрос в 2,5 раза). Промышленная продукция в экспорте составляла 10 % его стоимости. Она шла преимущественно в восточные страны. Россия в то время являлась главным поставщиком хлеба на мировой рынок. В импорте товаров преобладало текстильное сырье (хлопок, шерсть, шелк), машины, оборудование, 30 % объема внешней торговли приходилось на Германию и 20 % — на Англию.
6. Сельское хозяйство России
На рубеже ХIХ — XX веков ведущей в российской экономике оставалась аграрная сфера. Доля сельского населения составляла в 1897 г. 87 %.

Господство в деревне крестьянской общины с круговой порукой (отмененной только в 1903 г.) и крупных помещичьих латифундий (во владениях размером более чем 500 десятин находилось до 80 % помещичьих земель) сдерживало технический прогресс в сельском хозяйстве и замедляло развитие капитализма в деревне.

Основными орудиями в сельском хозяйстве России начала ХХ в. продолжали оставаться соха, деревянная борона, серп, коса, цеп. Половина крестьянских хозяйств не имели даже плугов. Однако в отдельных помещичьих хозяйствах все чаще начинают использоваться сельскохозяйственные машины: тракторы, паровые плуги, сенокосилки, жатвенные машины, конные и паровые молотилки.

Примитивная агротехника и высокие темпы роста населения вызвали в начале ХХ в. аграрное перенаселение в Европейской России, острый земельный голод. Крестьянский надел составлял в среднем до 7 десятин земли. Нужда заставляла крестьян арендовать землю у помещика. Развитие арендных отношений было весьма характерно для аграрного строя пореформенной России. Размах и характер аренды в значительной мере определили социально-экономический строй крестьянского и помещичьего хозяйства. Для одних случаев она являлась выгодным средством расширения собственного производства, в других — была по существу отработочной системой, пережитком 6арщинного хозяйства.

Земледелие и животноводство развивались в основном по экстенсивному пути. Наличие свободных земель давало возможность вкладывать капиталы в расширение производства, что было выгоднее, чем в интенсификацию. С 1901 по 1913 гг. посевные площади были значительно увеличены. За счет увеличения посевов было получено 500 млн. пудов хлеба — половина его общего прироста. Другая половина была получена за счет увеличения урожаев, т.е. за счет интенсификации. В черноземной полосе возможности экстенсивного развития были уже почти исчерпаны, распашка шла за счет пастбищ, леса и т.д. А интенсификация тормозилась отсутствием отечественной промышленности удобрений. Ввозимые же минеральные удобрения были очень дороги и применялись лишь на 3 % посевной площади.

В начале XX в. Россия занимала первое место в мире по общему объему сельскохозяйственной продукции, сохраняя высокие темпы ее прироста до 1914 г. Валовые среднегодовые сборы зерна возросли с 1901 по 1913 гг. с 3,8 млрд. пудов до 5 млрд. За это же время производство хлеба на душу населения повысилось с 400 до 550 кг. Имея 8 % населения мира, страна давала 25 % мирового сбора пшеницы, 53 % ржи, 38 % ячменя, 26 % овса. По объему производства зерна Россия занимала первое место в мире и была основной хлебопроизводящей страной. Хотя урожайность за 1900 — 1913 гг. и возросла с 34 до 44 пудов с десятины, однако в сравнении с европейскими странами она продолжала оставаться еще низкой: в то время собиралось с одной десятины в Бельгии 157 пудов зерна, в Англии — 149, в Германии — 130.

Заметные успехи были достигнуты в животноводстве, в основном за счет разведения продуктивного скота. Значительного развития достигло маслоделие, особенно в Западной Сибири. Вывоз сибирского сливочного масла давал стране золота вдвое больше, чем российская золотопромышленность.
7. Аграрная реформа П.А. Столыпина
Эту реформу можно считать самым значительным звеном аграрной политики российского правительства конца XIX – начала XX вв.

К аграрной реформе российские власти шли долго. Предварительно было изучено устройство сельского хозяйства в странах Западной Европы, проанализировано положение в России. Было очевидно, что крестьянская община с ее идеями уравнительности при отсутствии эффективных стимулов к труду и недостаточном уровне личной хозяйственной свободы и ответственности крестьян была экономически невыгодной и должна была уступить место более действенной форме организации сельскохозяйственного труда — фермерскому хозяйству, основанному на частной собственности, личной инициативе и экономической свободе производителя.

Реформа начала осуществляться с 1906 г., получив к 1910 г. необходимое юридическое оформление. Каждый крестьянин получал право выходить из общины и закреплять находящуюся в его пользовании надельную землю в личную собственность. Кроме того, он мог потребовать сведения всех своих земельных участков к одному месту без переноса (отруб), либо с переносом (хутор) усадьбы.

Важными составляющими аграрной реформы явились политика переселения, деятельность Крестьянского банка, а также агрономическая помощь модернизующим свое хозяйство крестьянам.

Реформа продолжалась 8 лет до начала Первой мировой войны. История не дала России тех 20 лет покоя, на которые рассчитывал Столыпин. Каковы же были ее результаты?

За 1907 — 1914 гг. из общины вышло и закрепило землю в частную собственность немногим более 25 % всех крестьян. Землеустроительная политика не дала кардинальных результатов. Сопротивление крестьян не позволило добиться сколько-нибудь массовой хуторизации. Например, в Европейской России на хутора и отруба размежевались только 10 % от общего числа крестьянских дворов.

Прогрессивной в целом была переселенческая политика, масштаб и темпы которой усилились в ходе столыпинской реформы. Массовое переселение крестьян из центра на окраины позволило значительно ускорить хозяйственное освоение Средней Азии, Дальнего Востока, Сибири. Росли урожаи хлебов. Сибирское крестьянское масло становилось все более заметной статьей российского экспорта. Однако уменьшить за счет переселения малоземелье в центре правительству не удалось.

Распространенное сейчас утверждение, что реформа привела к быстрому подъему крестьянских хозяйств, является весьма спорным. Ломка системы хозяйствования проходила очень болезненно, особенно трудно давались первые годы. Историк А.Я. Аврех писал: «Деревня вместе с хуторами и отрубами осталась такой же низкопроизводительной и нищей, как и до Столыпина. Да и какую более высокую производительность и агрикультуру мог создать новый владелец хутора или отруба на своих 5 —7 десятинах, зачастую без пастбища, воды, дороги и, конечно, без всяких денег, нужных для интенсификации хозяйства, приобретения более совершенных орудий, сортовых семян и т.д.?»

Но, тем не менее, благосостояние в деревне все-таки росло, хотя и не так значительно. Но причиной тому была не только столыпинская реформа. С 1907 г. крестьяне перестали платить выкупные платежи, и с этого же года пошли вверх мировые цены на хлеб. Появилась возможность копить деньги на покупку земли и машин. Именно с 1907 г. начался рост вкладов в крестьянскую кредитную кооперацию, а позднее — спрос на сельскохозяйственные машины. К тому же в 1909, 1910, 1912, 1913 годах были обильные урожаи.

Итак, главные цели реформы были далеко не выполнены. Причина тому — противодействие крестьянства, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение и др. Но главное –

в условиях той политической ситуации, которая сложилась в стране, реформа практически не имела шансов быть полностью реализованной. Тем не менее, она носила объективно прогрессивный характер, являясь важным шагом на пути капиталистического развития страны.
8. Население Российской империи
Согласно переписи населения 1897 г. в России проживало более 125 млн. 680 тыс. чел. К 1914 г. число жителей выросло почти на треть и составило 163 млн. чел. (без Польши и Финляндии). Это был очень высокий показатель прироста населения. Но и смертность оставалась чрезвычайно высокой: в 2 раза выше, чем в Англии, в 1,7 — чем в Германии.

Продолжалось переселение на восток и юг. В этих районах наблюдался наиболее высокий прирост населения. Только за Урал и на восточные окраины переселилось в 1896 — 1905 гг. около 1,5 млн. человек, а в 1906 — 1914 гг. — свыше 3 млн. чел. Но основная масса по-прежнему была сосредоточена в Европейской России (более 3/4 жителей).

По составу населения страна была деревенской. Удельный вес горожан в 1897 г.— 13 %, в 1914 г. — 16 - 18 %.

Наиболее быстро росло население крупных городов. В 1897 г. 17 городов насчитывали свыше 100 тыс. жителей, в 1914 — 29, в них проживало более 40 % горожан (9,4 млн.). В том числе два города имели более миллиона жителей: Петербург (в 1914 г. — 2,3 млн.) и Москва (1,6 млн.).

Согласно царскому законодательству, все население страны состояло из двух основных групп: «природные обыватели» (делились на дворянство, духовенство, городских обывателей и сельских обывателей) и «инородцы». Под категорию «инородцы» подпадали нерусские народы, составлявшие почти 60 % жителей империи. В начале ХX в. в России проживало более 200 народов. До 1917 г. термин «русские» употреблялся как общее название трех восточнославянских народов: великорусов, малорусов и белорусов.

Российское законодательство было одинаковым для всех народов в том отношении, что все считались подданными царя, но существовали различия в религиозном плане.

Российская империя начала ХХ в. являлась уникальным государством, многонациональное население которого объединялось общностью исторически сложившихся судеб, этнических и экономических связей, государственных границ.

Объективные факты истории доказывают, что несмотря на недостатки в национальной и религиозной политике, нельзя признать правильным утверждение В.И. Ленина о том, что Россия была «тюрьмой народов». Все народы развивались, сохранили свой язык и культуру, имели свою богатую элиту, духовенство и церкви, многие создали свою интеллигенцию. Русское правительство сохранило привилегии и права всех ханов, беков, князей, шляхтичей и т.д.

В действительности русский народ нес основные тяготы и трудности. В центральной России крестьяне получили при освобождении меньшие наделы по сравнению со многими окраинами. Никакими привилегиями они не пользовались.

К концу ХIХ в. в России еще сохранялось деление на сословия. К высшим сословиям относились дворяне, которых вместе с семьями было 1 млн. 800 тыс. чел. (1,5 %), духовные лица — 600 тыс. (0,5 %), почетные граждане и купцы 1 и 2 гильдий — 620 тыс. (0,5 %). Самыми многочисленными были сословия крестьян — 97 млн. (77 %) и мещан — 13,4 млн. (10,6 %).

Положение многих лиц уже не соответствовало их сословной принадлежности. Так, в городах перепись зафиксировала 7 млн. крестьян, которые не занимались сельским хозяйством или были связаны с ним сезонно. Появился рабочий класс, состоявший в основном из крестьян и мещан. Внутри крестьян и мещан возникли социальные группы бедных, богатых и средних по имущественному положению людей.

Поэтому, признавая существенные различия между сословиями по юридическим льготам и ограничениям, следует учитывать классификацию социальных групп по классовому положению. Согласно этой классификации социальная структура российского населения включала следующие группы (в процентах): рабочий класс — 14,8 (в том числе батраки — 3,5), крестьянство и ремесленники — 66,7, буржуазия и помещики — 16,3 (в том числе кулаки — 11,4), интеллигенция — 2,2.

Самым многочисленным классом в России было крестьянство. В последние два десятилетия существования империи оно претерпело большие перемены. В общероссийском плане эти перемены шли в основном в двух направлениях: во-первых, происходило дальнейшее «раскрестьянивание», выражающееся в сокращении сельскохозяйствен-ного населения, и, во-вторых, более ускоренными темпами шло расслоение крестьянства на разные по имущественному положению группы. Выделилась зажиточная верхушка, в руки которой попало до половины надельной земли, одновременно, увеличивался слой беднейшего крестьянства, сельских пролетариев и полупролетариев. В среднем материальное положение крестьянства в данный период улучшалось. Однако общие данные не могут заслонить того факта, что были также большие группы крайне плохо обеспеченных крестьян. Можно считать бедняцкими, т.е. живущими впроголодь даже в урожайные годы, примерно четверть крестьянских семей в Центре и 10 — 15 % - в остальных регионах. Острую нужду в земле испытывали гораздо больше: 3/5 крестьян центральных губерний получали основные доходы от промыслов и заработков. Следовательно, в деревне существовала острая социальная напряженность, несколько миллионов крестьян были крайне недовольны своим положением и готовы подняться на захват помещичьих земель.

Большинство крестьян были неграмотны. Число грамотных в деревне росло очень незначительно: в середине 1880-х гг. их было 11 %, а к началу ХХ в. — более 17 %.

В социально-экономической и политической жизни страны большую роль на рубеже веков сыграл рабочий класс. Главным источником его пополнения оставалось крестьянство. Однако уже значительная часть рабочих в начале ХХ века была потомственной.

Важной особенностью развития России была концентрация рабочего класса на крупных предприятиях и в крупных индустриальных районах. К началу ХХ века численность рабочих крупных капиталистических предприятий составляла примерно 3 млн. человек, а к 1914 г. — до 4,5 млн. чел. Наибольшее число рабочих сосредотачивалось в трех губерниях Центральной России: Московской, С.-Петербургской и Владимирской. Фабрично-заводской пролетариат в Петербурге составлял вместе с семьями до 30 % всех его жителей. В Москве на долю рабочих и ремесленников приходилось 39 % населения.

Основное ядро составляли рабочие крупной промышленности и транспорта. Наиболее многочисленными были отряды текстильщиков (41 %), пищевиков (19 %) и металлистов (15 %).

Отряды рабочих остальных групп отличались большей текучестью, большей связью с сельским хозяйством, мелкой буржуазией.

Условия жизни рабочих в целом по стране были тяжелыми. Рабочий день в конце ХIX в. составлял по законодательству 11,5 часа, к 1914 г. его продолжительность снизилась под влиянием классовой борьбы до 9 – 10 часов. Не существовало системы охраны труда, треть рабочих получала производственные травмы. Низкая заработная плата российских рабочих снижалась еще и в результате взимания штрафов, которые использовались предпринимателями как выгодный источник наживы.

Средняя продолжительность жизни рабочего составляла около 40 лет. Из 100 детей пролетариев 64 умирали, не дожив до 10 лет (это выше и без того высокой смертности среди крестьянских детей).

Как показало развитие революционного движения, наиболее активными его участниками были не бедные слои, а рабочие Петербурга и Москвы, где зарплаты были выше, и такие более обеспеченные отряды, как металлисты, железнодорожники, шахтеры, рабочие оборонных заводов. Все эти рабочие отличались большей политической сознательностью, склонностью к критической оценке своего положения в обществе и поэтому были более готовы к восприятию агитации социалистических партий. Они и являлись организаторами большинства стачек и забастовок.

Ведущим сословием и опорой самодержавия по-прежнему считалось дворянство, о чем провозглашалось в официальных документах. Дворянство было наиболее образованным и культурным слоем, из которого формировалась политическая элита государства. Но положение его в конце ХIХ в. резко ухудшалось, а значение заметно падало.

Отмена крепостного права нанесла удар дворянскому землевладению. Лишившись даровых рабочих рук, помещики с трудом приспосабливались к новым условиям хозяйствования. Самодержавие пыталось поддержать помещичье землевладение. Но экономическая мощь дворянства постепенно таяла, хотя поместные дворяне все еще сохраняли огромные богатства.

Вслед за постепенной утратой экономического могущества дворянство теряло монополию на власть. Однако этот процесс шел гораздо медленнее. Дворяне пользовались огромным влиянием в органах местного управления. Они сохранили корпоративные организации — губернские и уездные дворянские собрания. Предводители дворянства наряду с губернаторами играли ключевую роль в проведении правительственной политики на местах. Куриальная система выборов давала дворянам большинство мест в земствах, а закон о земских начальниках из потомственных дворян передал в их руки судебно-административную власть в уездах.

Важным источником дохода и политической силы дворянства была государственная и военная служба, которая обеспечивала безбедную, а при высоких чинах даже комфортабельную жизнь. В стране накануне 1917 г. насчитывалось до 500 тыс. чиновников различных рангов. Почти 100 тыс. чиновников имели жалованье свыше 1 тыс. руб. в год, из них 2 тыс. получали на службе более 5 тыс. руб. Кроме жалованья полагались деньги «добавочные», «прибавочные», квартирные, столовые, за заседания, на воспитание детей, наградные, фуражные и т.д. Страна тратила до 14 — 17 % бюджета на управление, т.е в значительной степени на содержание бюрократического аппарата (для сравнения затраты на эти цели в Англии — 3 %, Франции — 5 %, Италии и Германии — 7 %).

С начала ХХ в. в дворянскую среду все больше проникают идеи либерализма. Самодержавие теряло опору в массе дворянства, недовольство направлялось в основном против бюрократического аппарата во главе с правительством.

Таким образом, само дворянство не было единым ни в экономическом, ни в политическом отношении. Дворяне принимали участие в руководстве и правых, и либеральных партий, и партий левого толка.

Буржуазия в дореформенной России была представлена купечеством. Первоначальное накопление капитала проходило в торговле и ростовщичестве.

Переход от мануфактуры к машинному производству обеспечил первенство промышленного капитала. Социальной базой формирующейся промышленной буржуазии наряду с купечеством стало мещанство и отчасти зажиточное крестьянство. К концу ХIХ в. численность буржуазии достигла 1,5 млн. чел.

В начале ХХ в. уже сформировалась как самостоятельная экономическая и политическая сила крупная буржуазия. В России доходы свыше 10 тыс. руб. в год получали 25 тыс. чел. в начале века и около 40 тыс. чел. в 1914 г.

Самым массовым слоем среди буржуазии были русские капиталисты-«текстильщики». В их собственности находились крупные семейные предприятия и большие состояния. Лидерами торгово-промышленной буржуазии стали Коноваловы, Прохоровы, Рябушинские, Гучковы и др. Их власть — это сила капитала. «Цивилизованные» методы эксплуатации приживались с большим трудом. Только третье — четвертое поколение предпринимателей приобрело «европейский лоск». В этом, очень незначительном по численности слое, появились меценаты, инициаторы благотворительных акций (И.А. и М.А. Морозовы, П.М. Щукин, С.И. Мамонтов, А.М. Сибиряков, П.И. Бахрушин, С.И. Морозов).

Особый клан буржуазии состоял из представителей очень узкого в России слоя финансовой олигархии (Н. Авдаков, И. Вышнеградский, А. Путилов и др.).

К 1914 г. крупная буржуазия была в экономическом и особенно финансовом отношении самым могущественным классом российского общества. Она быстро богатела, чувствовала себя хозяином жизни, позволяла своим политическим представителям фрондировать, чтобы взять под контроль правительственную политику.

Значительно возросла роль интеллигенции в жизни российского общества. Прослойка лиц умственного труда была малочисленной — 0,36 % всего населения, перепись 1897 г. зарегистрировала 4 тыс. инженеров, 3 тыс. ученых. В начале ХХ в. численность российской интеллигенции не превышала 250 тыс. чел. (без учета военных и гражданских чиновников, духовенства). Основная масса — учителя и работники просвещения — 170 тыс., врачи — 20 тыс., инженеры - 7 тыс. Особую группу составляла творческая интеллигенция — ученые, литераторы, деятели искусства – 25 тыс.

Социальные границы интеллигенции были весьма размытыми. Служащие, врачи, учителя только по характеру труда и оплате отличались от наемных рабочих. В то же время к интеллигенции принадлежало среднее и высшее чиновничество, директора и управляющие банков, фабрик, заводов.

В среде разночинной интеллигенции господствовало критическое отношение к самодержавным порядкам. Недаром Николай II испытывал стойкое предубеждение против интеллигенции и в шутку говорил, что прикажет Академии наук вычеркнуть это «паршивое» слово из русского языка.

Политическое влияние интеллигенции усиливалось тем, что она концентрировалась в самых крупных городах и, прежде всего, в обеих столицах. Сочетание здесь значительных масс наиболее революционно настроенных рабочих и политически активной интеллигенции таило для государства опасность, серьезность которой мало кто из правящей элиты представлял до 1905 г.
Приведенные данные об экономическом развитии России за два предреволюционных десятилетия никак не согласуются с прежними представлениями об отсталой и нищей царской России, о «загнивании» империализма. Сама отсталость России — понятие весьма относительное. Это была аграрно-индустриальная страна со средним уровнем капиталистического развития. Она успешно развивала перед мировой войной промышленность, сельское хозяйство, банковское дело, и ей отнюдь не грозила перспектива превратиться в «полуколонию» более развитых «империалистических хищников».

Россия отставала по общему экономическому уровню, как и по уровню жизни своего населения, лишь в сравнении с наиболее развитыми индустриальными странами — СIIIА, Англией, Францией, Германией, но находилась на одном уровне с Японией и даже по ряду показателей превосходила ее, была впереди большинства других стран мира и уверенно завоевывала позиции в мировой экономике. Хотя удельный вес России в общемировом производстве продукции был невелик (в начале XX. составлял около 4 %), но он неуклонно повышался (до 7 % перед Первой мировой войной).

Развитием своей экономики Россия была обязана не столько заботам правительства, сколько труду многих миллионов крестьян и рабочих, таланту ее ученых и инженеров, а также энергии предпринимателей. Последовавшие 6 лет опустошительных войн и революций нанесли тяжелый урон российской экономике, от которого она долго не могла оправиться.
Литература
1. А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. История России. - М.: Изд. Проспект, 2006.

2. В.А. Федоров, В.И. Моряков, Ю.А. Щетинов. История России с древнейших времен до наших дней. М.: Изд. ТК Велби, 2004.

3. История России XIX – начала XX в. Учебник. 4-е изд. Под ред. В.А. Федорова. М., Проспект, 2008.

4. Б.В. Леванов, В.А. Корнилов, В.В. Рябов. История России XIX – XX вв. М., Гум. изд. центр ВЛАДОС, 2008.

5. А.Я. Аврех. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. М.: Изд. Политической литературы, 1991.

6. В.Р. Лейкина-Свирская. Русская интеллигенция в 1900 – 1917 гг. М.: Изд. Мысль, 1981.

7. Г.Е. Миронов. Государи и государевы люди. Российские реформаторы и контрреформаторы XIX – начала XX века. М.: Изд. Март, 1999.

8. А.А. Искендеров. Закат империи. М.: Изд. Вопросы истории, 2001.

9. Аграрная реформа П.А. Столыпина в документах и публикациях конца XIX – начала XX века: Аналитический обзор. – М., 1993.

10. Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала в России (конец XIX в. – 1908 г.). М., 1984.

11. Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. М., 1997.

12. Шепелев Л.Е. Крупная буржуазия в России. Конец XIX в. – 1914 г. М., 1992.

13. А.С. Трофимов. Пролетариат России и борьба против царизма. 1861 – 1904 гг. М.: Изд. Мысль, 1979.

14. Рабочий класс России. 1907 – февраль 1917 г. М., 1982.


Издание учебное


Степнова Лариса Васильевна


Россия на рубеже веков (конец XIX – начало XX вв.). Часть I

Учебное пособие


Подписано в печать Формат 60х84/16. Бумага писчая.

Отпечатано на ризографе. Уч. изд. листов Тираж 100 экз. Заказ №


Московская государственная академия тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова.
Издательско-полиграфический центр.
119571 Москва, пр. Вернадского, 86.

___________________________________



Похожие:

Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва митхт им М. В. Ломоносова 2011 удк 930. 85 Ббк ч213 Рецензенты
Московская государственная академия тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие казань 2002 удк 930. 25 Ббк 79. 3 Печатается по решению методической комиссии исторического факультета
Основы архивоведения: Учебное пособие. Казань: Татарское Республиканское изд-во “Хэтер”, 2002. с
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва, 2009 удк 811. 111 Ббк 81. 2Англ к 893 к 893
Учебное пособие предназначено для студентов продвинутого этапа обучения гуманитарных специальностей. Пособие базируется на оригинальном...
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва 2009 удк ббк большакова Е. И., Груздева Н. В
Охватывают несколько групп
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва мгуиэ 2009 удк 17. 9 Ббк 35. 11 С90
В учебном пособии рассматриваются задачи математического и физического моделирования химико-технологических систем
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие для студентов всех специальностей Москва 2003 ббк 22. 17я7 удк 519. 22 (075. 8) 6Н1 к 60
Калинина В. Н., Соловьев В. И. Введение в многомерный статистический анализ: Учебное пособие / гуу. – М., 2003. – 92 с
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие для студентов всех специальностей Саратов 2009 удк 519. 17 Ббк 22. 174 С 32 Рецензенты
С32 Ведение в теорию графов: учеб пособие. Саратов: Сарат гос техн ун-т, 2009. 36с
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва 2006 удк 341. 645: 347. 922(075) ббк 67. 412. 2 О 23

Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебное пособие Москва 2010 удк 001(09) ббк 72. 3 Рецензенты
Московская государственная академия тонкой химической технологии им. М. В. Ломоносова
Учебное пособие Москва, 2009 ббк-63. 3 /2/я 73 удк-930. 24 Степнова Л. В iconУчебно-методическое пособие Издательство Казанского государственного университета 2009 удк 930. 2(075. 8) Ббк 63. 3(2) я73
Данное учебно-методическое пособие предназначено для студентов исторического факультета Казанского государственного университета,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org