Как возникла первая кафедра спецпропаганды



страница7/11
Дата25.02.2013
Размер2.07 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Вьетнамские СМИ о Руслане Ходосе
ОДИН ИЗ РУССКИХ ПРЕДСТАВЛЯЕТ

РОССИЮ ВО ВЬЕТНАМЕ
Нам захотелось написать о русских, проживающих во Вьетнаме. Мистер Лык из управления внешних свя­зей г. Хайфон порекомендовал нам побывать в компании «Байкал Шиппинг Ко», которая достаточно известна в городе. Ее генеральный директор из России, Ходос Рус­лан. По телефону мы договорились о встрече. По улице Чан Куай Хай мы вышли к дому 2Е. Это1 - 5-этажное красивое здание в центре города, накрытое как крышей кронами деревьев с красными цветами. Это один из свое­образных символов Вьетнама.

Нас встретил русский мужчина, хорошо выглядящий, хотя затем оказалось, что ему 60 лет. На встрече присут­ствовал первый заместитель гендиректора мистер Чан Дык Чи. Он рассказал, что Руслан прослужил 30 лет в ВМФ СССР. Неоднократно посещал Вьетнам: Камрань, Ханой, Сайгон. Он уволился на пенсию в звании капита­на 1 ранга, но продолжал активно работать в разных областях бизнеса, с людьми разного возраста. Мы срав­нили наши встречи с русскими студентами, коммерсантами, журналистами и поняли, что Руслан чем-то не по­хож на них. Он представлял характер доброго русского человека, воспитанного социалистическим строем в СССР.

Из офиса, он в том же здании, нас пригласили на 5-й этаж попробовать чуть-чуть русской водки за первую встречу. Мы зашли на кухню-столовую - большое поме­щение, в котором было чисто и аккуратно, простая ме­бель, старый телефон «вертушка», холодильник «Сара­тов». На правой стене от входа установлен домашний алтарь, как в любой вьетнамской семье. Руслан сказал, что по вьетнамской традиции они два раза в месяц 1-го и 15-го числа по лунному календарю ставят на алтарь спе­циальные цветы, фрукты, «кук люи» (вьетнамскую само­дельную водку), зажигают специальные пахнущие палоч­ки, тем самым, обращаясь к вьетнамским всевышним с благодарностью и просьбой дать всем людям здоровье и добро.

Мы узнали, что в это время его жена Валентина зани­малась с вьетнамскими школьниками русским языком на 4 этаже. Мы встретились с приятной, милой русской женщиной. Она выглядела очень доброй, сидела с книгой в руке перед двумя школьниками. Вскоре они улетели на учебу в Москву в университет Дружбы народов им. Патриса Лумумбы. В прошлом году Валентина готовила группу школьников из элитной школы Чан Фу для учас­тия в национальной олимпиаде по русскому языку в сто­лице г. Ханой. Эта группа ребят заняла 3-е призовое ме­сто.

Руслан с женой проживают в Хайфоне уже более 3 лет. Компания создана в 1992 г. В течение 7 лет не все получалось. Учредители совместного российско-вьетнам­ского предприятия стали подумывать о ликвидации ком­пании. Но затем решили сменить руководство компании и сейчас, имея 2 больших судна грузоподъемностью по 4100 тонн и 2 маленьких по 1000 т, компания успешно продолжает работать, получая прибыль.
В ней занято около 100 работников, которые получают по вьетнамским меркам неплохую зарплату: капитан более 500$, старпом, стармех более 400$, матросы около или более 100$. На наш вопрос «Какие платежи вносит компания в городской бюджет?» Руслан ответил, что в общем это коммерческая тайна, но сумма не маленькая. В Хайфоне сейчас успешно работают 4 совместных вьетнамско-российских предприятия.

Руслан погрустнел, когда мы заговорили о временах 10-15-летней давности. Он сообщил, что был членом КПСС 40 лет, а его жена - 41 год. До сих пор они бережно хранят свои партийные билеты как память о той эпохе, в которой началась их трудовая жизнь.

Но время берет свое. Старшему сыну уже 36 лет, млад­шему 30. И их образ мышления уже отличается от родительского. И это, наверное, естественно - молодежь живет сейчас своей жизнью. Чтобы нормально жить, сыновьям надо упорно работать так, как это делают их родители. И пенсионерам тоже, к сожалению, нужно продолжать работать, чтобы жить достойно.

В России изменилось содержание средств массовой информации. Газета «Правда», например, уже не та «Прав­да». Россияне дают высокую оценку деятельности президента Путина. В это время в России находится с визитом президент Вьетнама мистер Мань. Руслан ска­зал, что они внимательно следят за событиями в России и во Вьетнаме и считает, что развитие отношений между двумя странами будет набирать обороты, а дружба между Россией и Вьетнамом поможет нашей стране строить социализм.

Валентина пригласила нас к столу, и мы попробовали Некоторые вкусные русские блюда. Она проработала в сфере народного образования более 30 лет. Очень живая и веселая женщина. Жена Ходоса сказала, что наша газета «Тиен Фонг» («Авангард») — газета молодежная и похожа на их «Комсомольскую правду». Кроме работы, Валентина активно участвовала в художественной самодеятельнос­ти. Мистер Чи попросил ее спеть русскую песню, известную во Вьетнаме. Глаза Валентины устремились вдаль, в сторону Владивостока, родного и любимого города в России, где живут их дети и внучки. Она спела песню «Россия - Родина моя». Слова этой песни прекрасные, как и голос Валентины.

На прощание мы испытывали чувство радости от встречи и чувство благодарности русским, которые вкла­дывают часть своей души в развитие российско-вьетнам­ского сотрудничества.
Хай Ха и Лам Хе, корреспонденты газеты «Тиен Фонг» в специальном Новогоднем выпуске.
Щербаков Олег Викторович

начальник отдела спецпропаганды

политуправления Черноморского флота,

капитан I ранга запаса
ЧЕРНОЕ МОРЕ ШУМИТ ЗА КОРМОЙ
В 1973 году, после окончания факультета спецпропа­ганды Военного института иностранных языков, я был распределен в Севастополь, в редакцию спецпропаганды при политуправлении Краснознаменного Черноморского флота. Началось мое становление как спецпропагандиста.

Оказалось, что кроме знания языков, практических навыков этой работы у меня было маловато. Началось с отработки навыков составления сводок информации по сообщениям иностранного радио. Скажу прямо, не сразу появилось умение полностью распознавать на слух, да еще в условиях радиопомех, турецкую и английскую речь. Сказалось недостаточное внимание, которое мы уделяли занятиям в лингафонном кабинете. Но мало-помалу с этим наладилось.

Параллельно шло изучение материалов картотек и досье, накопленных моими предшественниками за долгие годы, по выделенным мне направлениям. Эта кропотли­вая работа занимала много времени, но была очень интересна и познавательна. На Черноморском флоте был накоплен богатейший материал о вероятном противнике на театре военных действий. Так, например, о военно-мор­ском флоте Турции было известно практически все, начиная с истории создания и заканчивая подробнейшей картотекой не только на адмиралов, но и на многих старших офицеров. Впоследствии, при подготовке визитов Кораблей в Турцию эти данные позволяли готовить каче­ственные информационно-справочные материалы по всем направлениям.

Изучая эти материалы, я как бы заново открывал для себя Турцию и ее вооруженные силы, национально-психологические особенности турок и греков (мои основ­ные объекты), вникал в процессы и явления, происходя­щие в этих странах. По мере изучения мною закреплен­ных объектов, стали поступать указания о подготовке информационно- справочных материалов. Скольких тру­дов стоило краткое и последовательное изложение фак­тов и размышлений, придание им спецпропагандистской направленности и убедительности. Большую помощь в овладении специальностью мне оказывали начальник отдела капитан 1 ранга Краснов Я.П. и ответственный редактор капитан 1 ранга Аксенов Ф.И., выпускники нашего факультета 50-х годов, опытные, преданные своему делу офицеры.

Со временем мне стали поручать подготовку матери­алов для лекций и бесед по военно-политической обста­новке в регионе и в отдельных странах и выступать с этими материалами перед личным составом кораблей и частей Черноморского флота. Значение этих выступлений было велико, поскольку большинство кораблей флота несло боевую службу в Средиземном море и Атлантичес­ком океане. Командиры и политработники испытывали большую потребность в подобных материалах для информирования личного состава о военно-политической обстановке в районе плавания. Зачастую нашим кораблям приходилось плавать борт о борт с кораблями стран НАТО, и морякам было совсем небезынтересно знать, с кем, возможно, им предстоит вступить в бой.

Большинство офицеров отдела и редакции спецпро­паганды регулярно выходило в районы несения кораб­лями боевой службы, чтобы оказывать помощь команди­рам и политработникам в организации изучения военно-политической обстановки и вероятного противника непосредственно на кораблях в море. Зачастую такие выходы приурочивались к работе на кораблях боевой службы флотских вокально-инструментальных ансамб­лей» драмтеатра флота, выставок и т.д. Как правило, вначале перед свободным от вахт личным составом вы­ступал с лекцией о военно-политической обстановке в регионе офицер-спецпропагандист, затем силами флотских творческих коллективов давался концерт. И так, пересаживаясь с корабля на корабль, охватывали всю Средиземноморскую эскадру.

Конечно, весьма ограниченная численность формиро­ваний спецпропаганды флота не позволяла лично побы­вать во всех частях и соединениях флота. Выход находи­ли в тиражировании информационно-справочных материалов по военно-политической обстановке и веро­ятному противнику и распространению их по всему фло­ту. Большое количество материалов издавалось типограф­ским способом, определенная часть - на множительной технике. Достаточно сказать, что были изданы и перио­дически обновлялись брошюры по всем военно-морским флотам Южно-европейского ТВД, ежеквартально издава­лись бюллетени информации по военно-политической обстановке в регионе. Таким образом решался вопрос доведения нашей информации практически до каждого военнослужащего флота.

Основное внимание отдела и редакции спецпропаганды уделялось повышению готовности командиров, политорганов и штабов Черноморского флота к ведению по­литической работы среди войск и населения противника в боевых условиях (спецпропаганде). Формы и методы этого вида обеспечения боевых действий изучались в ходе занятий по командирской подготовке, научно-практичес­ких конференций, сборов и семинаров. Вопросы спецпропаганды периодически обсуждались военным советом флота, после чего издавались директивы флота, которы­ми определялись функциональные обязанности управлений и отделов штаба ЧФ, частей и соединений флота в области спецпропаганды.

Во время командно-штабных учений и сбор-походов кораблей флота практически отрабатывались задачи спец. пропаганды с использованием всех сил и средств флота Нам удалось добиться, что во всех учебно-боевых доку­ментах, начиная с решения командующего флотом на операцию, присутствовали пункты, касающиеся выпол­нения задач спецпропаганды.

Исходя из специфики флота, большее внимание из всех форм спецпропаганды придавалось отработке элементов радиопропаганды. В этих целях использовались приемопередающие средства узлов связи флота, морской авиации, военно-морских баз, частей радиоэлектронной борьбы и кораблей с учетом режима радиомолчания. На особый период планировалось также использование в интересах радиопропаганды широковещательных радио­станций министерства связи, находящихся в местах дис­локации флота.

Наряду с этим мы не забывали вопросы совершенст­вования печатной и устной пропаганды. Во время флот­ских учений регулярно отрабатывались агитбомбометания авиацией флота, отстрел агитснарядов ракетно-артиллерийскими средствами морской пехоты. В ходе вы­садки морского десанта на необорудованное побережье условного противника практиковалось ведение передач с использованием звуковещательных станций ЗС-72 бри­гады морской пехоты.

Один раз в четыре года редакция спецпропаганды развертывалась до штатов военного времени. Это значит, что из запаса на один месяц призывалось около 30 офицеров и несколько старшин и матросов. Офицеры кадра в течение недели осуществляли так называемое боевое сколачивание редакции военного времени, а затем начиналась фактическая работа.

Следует заметить, что в результате селекционной ра­боты в военкоматах в период между сборами, к редакции спецпропаганды приписывались и закреплялись специа­листы со знанием определенных иностранных языков, журналисты и инженерно-технический персонал. В основном приписной состав был стабильным, т.е. призы­вался уже не в первый раз и обладал определенными навыками работы. Тем не менее, офицеры кадра прила­гали немалые усилия для того, чтобы в короткий срок как можно лучше обучить приписной состав тому, что может понадобиться во время войны. Осуществлялся полный цикл подготовки агитматериалов (написание, редактирование, перевод, набор, печать или для радиопро­грамм - запись на магнитную ленту и тиражирование). Все этапы подготовки материалов хронометрировались, вплоть до доставки на объект, назначенный для распространения. Таким образом, мы могли рассчитать, сколько времени нам понадобится для начала воздейст­вия на противника, и, следовательно, могли работать над сокращением нормативов.

Сборы проходили на едином дыхании, и через месяц мы с сожалением расставались - приписной состав воз­вращался к своим цивильным обязанностям, а мы к сво­ей повседневной деятельности.

В 1989 году снимался учебный фильм «Спецпропа­ганда в военно-морском флоте». Большая часть эпизо­дов этого фильма снималась на Черноморском флоте. В частности, снимался эпизод о распространении печатных агитматериалов флотской авиацией. По сценарию все началось с подготовки операторами решения командую­щего ВВС флота на операцию, затем оформления боево­го приказа и боевых распоряжений частям и службам авиации в части, касающейся распространения листовок. Эпизоды следовали один за другим, а исполнители были одни и те же. Дело в том, что «киноактерами» пожелали быть все офицеры штаба и политотдела ВВС во главе с начальником. Все доклады производились начальствующим составом авиации. Даже снаряжением агитбомбы листовками хотел заняться лично начальник политотде­ла. Пришлось вмешаться и напомнить, что это входит в обязанности матроса-техника. Все-таки желание «остать­ся в истории» живет в каждом человеке. Тем не менее, флотские авиаторы тогда здорово помогли нам в созда­нии фильма. Для того чтобы показать процесс сбрасыва­ния листовок, приходилось поднимать в воздух два раке­тоносца ТУ-16. Один самолет сбрасывает агитбомбу, а с другого оператор должен снимать на кинопленку весь процесс. Как всегда бывает, с первого раза не получилось - отказала кинокамера. Пришлось еще раз поднимать в воздух две боевые машины. Немало курьезных случаев было связано с этим фильмом, но, в конце концов, он был готов и, на мой взгляд, удался. Жаль, что фильм засекретили, и нам не пришлось с ним номинироваться на премию «Оскар». Но в качестве учебного пособия для флотских специалистов фильм весьма и весьма целесообразен.

Важное место в работе флотских спецпропагандистов отводилось организации информационно-пропаган­дистской работы среди населения и военнослужащих ино­странных государств во время официальных визитов и деловых заходов кораблей Черноморского флота в пор­ты зарубежных государств. Ежегодно корабли флота совершали в среднем от 4 до 10 визитов и деловых захо­дов в иностранные порты. Примерно, 4-5 отрядов иност­ранных кораблей посещали наши порты с ответными визитами.

Визитам кораблей предшествовала большая подгото­вительная работа. Готовились информационно-справоч­ные материалы по стране захода, военно-морскому фло­ту, командованию армии и флота, историческим местам и достопримечательностям. Оформлялись большие красоч­ные стенды наглядной агитации по утвержденным маршрутам показа корабля, отображающие важнейшие сферы жизни нашей страны. Поясняющие надписи на стендах, аудио - и видеосопровождение делались на язы­ке страны визита. Также по маршруту посещения рас­ставлялись столы с литературой на иностранных язы­ках, освещающей основные направления внешней и вну­тренней политики нашего государства, достижения на­родного хозяйства и социальной политики страны. Из числа наиболее подготовленных моряков назначались экскурсоводы. Все это приводилось в действие в часы, отведенные для массового посещения кораблей местным населением и военнослужащими.

Кроме этого, офицерами спецпропаганды с учетом специфики страны визита готовились пропагандистские материалы для публикации в местных средствах массо­вой информации е помощью аккредитованных там на­ших журналистов.

Огромное значение придавалось подготовке и прове­дению пресс-конференции командира перехода для иностранных и наших журналистов на борту флагманского корабля. Необходимо было подготовить текст заявления, перечень возможных вопросов и ответы на них.

Флотским спецпропагандистам приходилось выпол­нять огромный объем работы, в том числе и обеспечение перевода. Своих сил порой не хватало. Выходили из по­ложения за счет привлечения специалистов из взаимо­действующих военных округов, а также курсантов выпу­скного курса нашего факультета. Помнится, в 1978 году, впервые за предшествующие 40 лет, состоялся официаль­ный визит отряда советских кораблей в составе крейсера «Дзержинский» и большого противолодочного корабля «Решительный» под флагом командующего ЧФ адмирала Ховрина Н.И. в турецкий порт Стамбул. Для усиления был приглашен капитан Старых Г.В., спецпропагандист из Одесского военного округа. Большую помощь черноморцам оказал тогда старший лейтенант Костюхин А.А. (в настоящее время генерал-майор). Он обеспечил качественный перевод при встречах командования отряда кораблей с турецкими должностными лицами.

Во время визита в греческий порт Афины нам оказы­вал помощь капитан Маркушин В.А., также из одесских спецпропагандистов. С ним приключился курьезный слу­чай: так как его армейская форма смотрелась нездорово на крейсере, было принято решение переодеть его в граж­данское платье. Ну а поскольку его греческий язык был весьма неплох, то, по его словам, греки приняли его за изменника, перешедшего на службу к русским. Тем не менее, отработал он отлично, и мы были ему благодарны.

При подготовке очередного визита в Стамбул в 1989 году было принято решение задействовать в качестве пе­реводчиков и стажеров-специропагандистов курсантов выпускного курса нашего факультета. Так пять «курсантов-турок» во главе с преподавателем подполковни­ком Запорожцем В.М. приняли участие в обеспечении официального визита кораблей Черноморского флота в порт Стамбул и внесли свою лепту в выполнение постав­ленных задач.

Из множества визитов, в которых довелось принимать участие за более чем 25-летнюю службу на Черномор­ском флоте, никогда не забудется официальный визит в порт Гавана (Куба). Отряд кораблей в составе противо­лодочного крейсера «Ленинград», эскадренного минонос­ца «Удалой», подводной лодки и танкера «Иван Бубнов» прибыли в этот белоснежный город-порт в марте 1984 года. Первые четыре дня были посвящены мероприяти­ям официального визита. Флагманский корабль посетили кубинские официальные лица, состоялись встречи наших и кубинских моряков, посещения кораблей местным населением и т.д. На второй день состоялся визит министра обороны Кубы Рауля Кастро, младшего брата легендарного Фиделя. Он осмотрел корабли, побеседовал с личным составом, сфотографировался с офицерами и матросами. Вечером Президент Кубы Фидель Кастро Рус устроил прием в честь советских моряков. Встречая гостей, Фидель с каждым советским офицером и матросом поздоровался за руку. В ходе приема он обошел всех гостей и с каждым нашел, о чем поговорить. Сфотогра­фировавшись на память с группами моряков, Фидель при прощании опять каждому пожал руку. Когда я расска­зал об этом кубинскому капитану 2 ранга, с которым согласовывал мероприятия визита, он искренно позави­довал мне. «Мне ни разу не удалось пожать руку Фиделю, - сказал он, - а ведь я участник революции на Кубе». Этот факт свидетельствует о том, какое большое значе­ние Фидель придавал визиту советских кораблей.

Трудно переоценить значение официальных визитов и деловых заходов наших кораблей в порты зарубежных государств для популяризации нашей страны, укрепле­ния дружбы и взаимопонимания между народами. Толь­ко за период моей службы на Черноморском флоте наши корабли посетило несколько миллионов иностранных граждан и военнослужащих из более чем 40 стран. Меж­ду ними было распространено огромное количество про­пагандистской литературы на иностранных языках, су­вениров с советской армейской и флотской символикой, продемонстрировано сотни видеофильмов.

Визиты и деловые заходы использовались офицера­ми спецпропаганды для дальнейшего изучения стран ре­гиона и вероятного противника. Этой цели были также подчинены загранкомандировки на выставки и ярмарки, по линии миротворческих сил ООН, зарубежные гастроли флотских творческих коллективов и т.д.

В 1981 году автор этих строк узнал, что торгово-промышленная палата СССР испытывает потребность в пе­реводчиках для работы на выставках и ярмарках за рубежом, в которых участвовала ТПП с целью расширения рынка сбыта. Как же было упустить такую возможность побывать в стране изучаемого языка и непосредственно на месте поближе познакомиться с объектом изучения? В итоге удалось заинтересовать руководство ТПП и убедить командование спецуправления Глав ПУ СА и ВМФ в целесообразности использования наших офицеров в качестве переводчиков на этих выставках и ярмарках.

Такие командировки, продолжительностью от 1 до 3 месяцев позволили лучше узнать нравы и обычаи, осо­бенности национального характера и образа жизни изу­чаемого объекта. Кроме богатой языковой практики, мы приобретали во время таких командировок опыт веде­ния информационно- пропагандистской работы путем личного общения и распространения литературы, кото­рая пользовалась большим спросом у посетителей совет­ских павильонов на выставках и ярмарках. Не обошлось без курьезов и здесь. Один из офицеров, призванный из запаса на 2 года и направленный в краткосрочную ко­мандировку на ярмарку в турецкий город Измир, решил увеличить количество распространенной литературы и принялся раздавать ее за пределами ярмарки. В резуль­тате был задержан полицией за ведение «коммунистиче­ской пропаганды» и провел некоторое время в турецком «обезьяннике», пока его не выручили представители со­ветского торгпредства. Кстати, сейчас это весьма извест­ный политический деятель.

В заключение хотелось бы с благодарностью вспом­нить тех, с кем довелось делить нелегкий спецпропаган-дистский хлеб, - это Воронов Р.И., Новосивский М.Н., Яковлев А.В., Божков А.П., Гончаров С.И., Данченко А.В., Абдулхалимов Ш.М., Васин Р.Г., Малинин В.В., Крав­цов В.В. и многие другие.


Соловьев Вадим Анатольевич

кандидат исторических наук,

про­фессор Академии военных наук,

участник боевых действий в

Афга­нистане, заместитель главного

редактора "Независимой газеты" –

ответственный редактор "Независи­мого

военного обозрения", полков­ник запаса
У АУРЫ СПЕЦПРОПАГАНДЫ МОЩНАЯ

ЭНЕРГЕТИКА
В жизни, как известно, Господин случай, играет под­час значительную роль. Не была исключением и моя судьба в спецпропаганде. Ведь, кто знал о существовании этого рода деятельности в Вооруженных Силах СССР в далекие 60-годы? - Только единицы, главным образом те, кто имел прямое отношение. В годы Великой Отечест­венной войны эта политическая работа среди войск и населения противника не получала огласки, а в послево­енный период и вовсе была надежно упрятана под гриф "секретно".
Вхождение

Все началось с районного военкомата. С призывни­ками работал, как теперь понимаю, очень ответственный офицер (имя его не помню, так как тогда для меня это было неважно), фронтовик, влюбленный в службу в Вооруженных Силах. С каждым новобранцем говорил недолго, но пытался понять, чем тот может быть полезен Для защиты Отечества.

Передо мной стоял вопрос, какую сферу деятельности выбрать, но сформулировать четкий ответ для себя не мог: куда конкретно. В 50-60-е годы духовная жизнь в стране была наполнена идеями служения Родине, отблес­ками героизма советских людей в годы Великой Отечест­венной войны, высокой жертвенности за коммунистичес­кие идеалы. Но вместе с тем пробивалось что-то новое. Отец был заядлый библиофил. В доме появлялся новый, отличный от советских стереотипов, пласт художествен­ной литературы - переводной, зарубежной. Даже не помню, с какого времени моя мама постоянно читала "продвинутую" по тем временам "Литературную газету" и толстенный журнал "Иностранную литературу". Все новости публикаций обсуждались, а мне хотелось знать что-то большее об этом "другом" мире, а амбициозные юношеские мечты возносили до высот некоего журнали­ста, который бы открывал и рассказывал соотечествен­никам также интересно, как это делал Георгий Кублицкий, Мэлор Стуруа и другие известные обозреватели со страниц той же "Литературной газеты". Любимая радиопрограмма того времени - "Обозреватели за круглым столом", а по телевидению - "Международная панорама" с Валентином Зориным, Юрием Жуковым и другими мэтрами. Они создавали новую журналистику, которая приоткрывала дверь к "перестройке".

Две встречи с офицером-фронтовиком из райвоенко­мата не более чем по пять минут каждая - и он вдруг предлагает: "Знаешь, недавно возрожден Военный инсти­тут иностранных языков, тебе путь туда, попробую полу­чить разнарядку на сдачу вступительных экзаменов". Обещание выполнил.

Правда, это был переводческий факультет. Непосред­ственно перед зачислением в слушатели (именно такой особый статус имели курсанты) - вроде бы опять случай­ность - к группе абитуриентов (мы сидели на скамейке рядом с институтским плацем) подошел незнакомый офи­цер и невзначай завел разговор о некоем секретном факультете, который открывается именно вот с этого года. В чем суть дела напрямую не говорил, но увлекал и очень интересной работой, и высокими должностными катего­риями и привлекательными условиями службы. На юно­шескую мечтательность это воздействовало. Что же та­кое по-настоящему "спецпропаганда" мы узнали только на втором курсе. Меня это не разочаровало: журналис­тика и иностранные языки слились воедино, плюс воен­ное дело.
На Олимпе

Пять лет учебы пролетели, как пять недель в году. От курса к курсу чувствовал, как становишься чем-то значимым, специалистом с постоянно расширяющимся объемом знаний. Второстепенных предметов не было - все одинаково полезны и интересны. Помнится, как по­явилась необычайная свобода, когда в начале четвертого курса начал мыслить на японском языке - спонтанная речь, только лексику расширяй. То же произошло и с английским. Курсовые работы по журналистике, страно­ведению придавали уверенность как будущему специали­сту. Особенно это чувство роста вызывало гордость, когда из 7 управления Главполитуправления разыскивали мою курсовую работу для включения в "Информационный сборник", который издавался ежеквартально для политорганов и командного звена Советских Вооружен­ных Сил.

Военные предметы дали общее представление, как организуется общевойсковой бой и операция от отделе­ния до общевойскового соединения. Конечно, это не был курс Военной академии Генерального штаба, но на выпу­скных экзаменах отвечал по вопросу «Организацию марша соединения в преддверии встречных боевых дейст­вий», получилось «отлично». То есть общая схема такти­ческих действий войск была как на ладони.

Оперативное построение войск изучал уже в Забай­кальском военном округе. Помогали старшие товарищи многие бывшие фронтовики. Вот это были особые люди, по-отечески требовательные и заботливые к молодому специалисту-офицеру. Не только ко мне одному.

Из Читы много было поездок по войскам, причем приходилось участвовать не только в спецпропагандистских группах. То, что в Институте было обозначено от­дельными штрихами, здесь наполнялось огромным прак­тическим смыслом. Что-то переосмысливалось - жизнь войск не стоит на месте, за ней только поспевай.

В Забайкалье пошли и первые журналистские опыты - прежде всего публикации в окружной газете, затем - в областной, на местном телевидении. Информации было больше чем достаточно. Работалось с огоньком, спешил поделиться с широкой аудиторий всем тем, что имелось за душой. К своим статьям придумывал всякие карты-схемы, таблицы, сюжеты для карикатур. Использовал весь тот арсенал, которым обогатила учеба в Институте - не только получать новые знания и информацию, но и претворять это в острые публикации и выступления.

Через два года был принят в члены Союза журналис­тов СССР и почти одновременно - переведен в управле­ние спецпропаганды (7 управление), в те времена оно вхо­дило в состав Главного политического управления Со­ветской Армии и Военно-Морского Флота (ГлавПУ СА и ВМФ).

Школа оказалась экстра-класса. ГлавПУ представля­ло собой параллельную структуру Министерства оборо­ны в целом - око ЦК КПСС за состоянием дел в Воору­женных Силах. Многочисленные поездки по войскам в составе различных групп с Генштабом, тылом и т.д. по различным рабочим вопросам участия на учениях раз­личных уровней, контакты с людьми, которые определя­ли политику, направления развития войск - все это такой кладезь практических знаний, которых не даст никакая роенная академия - только академия жизни. Причем чрезвычайно везло на учителей - старших товарищей, без них я как профессионал, личность вряд ли состоялся бы. О»и, со своей стороны, смею думать, ценили во мне тот теоретический багаж, который я нес как выпускник Военного института.

Все 14 лет в ГлавПУ работал как журналист (это было в какой-то мере выполнение служебных обязанностей) в трех десятках ведомственных изданий Минобороны, и таких престижных, общесоюзных, как "Красная Звезда" и "Коммунист Вооруженных Сил". Помимо этого актив­но сотрудничал с иностранными редакциями Агентства печати "Новости", делались заказы на публикации из еженедельника "Аргументы и факты" и других централь­ных изданий.

Учеба продолжалась. Этапной стала защита диссер­тации на соискание степени кандидата исторических наук в Военно-политической академии им. В.И.Ленина. Тема интересная, в первые годы перестройки оказалась вос­требованной, как некогда курсовая в Военном институте. История была почти такая же - кто-то помнил, что была такая-то работа, но разыскать, когда ее время пришло, оказалось проблематично.

В становлении помогали прежде всего те же выпуск­ники Военного института, но поколением старше. С пол­ковником Арзумановым Генрихом Армаисовичем писа­ли книги и брошюры в Воениздате, с полковником Кате-риничем Василием Михайловичем издавали упомянутый "Информационный сборник ГлавПУ СА и ВМФ", капи­тан I ранга Белащенко Том Кириллович олицетворял изу­мительную работу информационщика по военно-политичееким проблемам.

Настало время собирать камни - грянул Афганистан, где состоялись первые опыты серьезной организаторской работы. В Оперативной группе Минобороны в Афганис­тане генерал армии Валентин Иванович Варенников собрал генералов и офицеров-представителей из всех структур Минобороны и Генштаба. С ними пришлось работать бок о бок. Эта была интереснейшая структура, как бы между командованием 40-й армии и органами военного управления в Москве. Естественно, и люди были собраны, хотя и молодые, но не ординарные. Наряду со своими прямыми обязанностями - кураторство спецпро­паганды и организация работы с иностранными журна­листами (это были первые эксперименты по допуску пред­ставителей иностранной прессы в советские войска, при­чем в боевые порядки) - приходилось участвовать и в решение некоторых задач в интересах всей Оперативной группы МО. Словом, на войне как на войне - требовалась согласованная работа при чрезвычайно напряженных условиях.

Исключительно мой сектор - работа с иностранными журналистами, политика в сфере информационного обес­печения боевых действий советских войск для самых широких кругов общественности в Афганистане, сопре­дельных странах, Запада. Использовать прежние инфор­мационные стереотипы уже было невозможно - иност­ранные журналисты давали свои оценки происходяще­му, диссонанс с информацией из контингента советских войск в Афганистане лишь подрывал бы авторитет род­ного Отечества.

От представителя спецпропаганды в Оперативной группе ждали свежих, оригинальных предложений как тактического, так и стратегического уровня информаци­онной работы. Напрягаться приходилось как никогда в жизни, по-новому осмысливая то, что приобрел в Воен­ном институте и за годы практической работы в войсках и штабах. Вспоминал откровенные разговоры в курилке со своими старшими товарищами и сверстниками-сослуживцами в Москве, прежде всего Борисом Хилько, Арсе- Касюком, Евгением Торсуковым, Валерием Погребенковым, Александром Щегловым, Николаем Андреевым, тогда молодым Иваном Скрыльником (каждый из них до прошествии лет нашел руководящую должность в делах, так или иначе, но все же опирающуюся на спец-пропагандистский опыт). По каким-то причинам многое, что обсуждалось, невозможно было реализовать. В Афга­нистане же была другая ситуация - требовалась только инициатива, решительность и упорство в достижении целей.

Один из памятных проектов - издание "Белой книги по Афганистану". Потребовалось согласовать информа­ционную деятельность ряда войсковых органов - опера­торов, разведки, политорганов, тыла и других, а также аналогичных структур афганской армии, местных МВД, МИДа, аналогичных советских представительств и совет­ников в Афганистане. Работа была сумасшедшая, но чертовски захватывающая.

Не обошлось и без казуса. "Белая книга" печаталась от имени афганских властей в Москве, в Агентстве печа­ти "Новости" сразу на пушту, дари, английском и русском языках. В идеологическом отделе ЦК КПСС настолько спешили с ее изданием, что руководитель этого отдела Замятин, как только получил первый оттиск, ринулся сразу анонсировать на Центральное телевидение СССР. На следующий день афганский МИД звонил Валентину Ивановичу Варенникову и требовал весь тираж книги на всех языках, так как им не дают работать иностранные представители, испытывающие ажиотажный спрос на отрекламированное издание. По сложившейся традиции в войсках получил легкую вмятину: мол, не предусмотрел такого развития событий. Несмотря на все старания и Усилия уже бог весть каких инстанций, первый тираж прибыл в Кабул через две недели. Все это время нервотрепка напоминала борьбу с ветряными мельницами?

Из Афганистана 14 февраля 1989 года вышел g другим: закаленным в боевых ситуациях и с широким профессиональным кругозором, основа которого была заложена в Военном институте иностранных языков и развита службой в Вооруженных Силах. Доводилось встречаться с очень интересными людьми и болеющими за интересы армии, и способных выдвигать новые идеи и подходы, но, к сожалению, отсутствие базового образова­ния их проекты различных масштабов по большей части обращало в прожекты. Заразиться спецпропагандой надо со студенческой скамьи. Мой жизненный опыт показы­вает, что только в этом случае работа приобретает высокую энергетику.
Военный радиоразворот

Появилось ощущение, что полон сил двигать серьез­ные дела, касающихся военной политики и вооруженных сил. Кстати пришлось назначение на должность началь­ника отдела военных комментаторов на иновещании гостелерадио. Отдел, укомплектованный офицерами спецпропаганды, входил в состав Главного отдела инфор­мации иновещания. Готовились централизованные мате­риалы для 77 редакций, вещающих каждый на свою стра­ну (сейчас осталось около дюжины иностранных языков вещания). Общественность к армии относилась с извест­ной подозрительностью.

Новые возможности спецпропаганда проявила в тот период, когда создавалась первая в Отечестве широкове­щательная радиостанция Министерства обороны РФ "Сла­вянка". Дружная команда спецпропагандистов и здесь явилась первопроходцами.

К тому времени имелся опыт функционирования ши­роковещательной радиостанции только в Группе совет­ских войск в Германии - радиостанция "Волга". Но он не в полной мере подходил к тому, что требовало время. Все е информации "Волги" была чрезвычайно прямолиней­ной, местами одиозной, использовались изжившие формы вращения. В какой-то мере это и было понятно, поскольку вещание велось на советских офицеров и членов их семей.

Перед "Славянкой" стояли более широкие задачи: наряду с прочим информировать и широкую российскую общественность об армейских проблемах, когда все в России в начале 90-х годов шло кувырком.

Армейская пропаганда не была готова перейти к ин­формированию общественности в новом демократичес­ком формате. Задача по плечу оказалась только спец-пропагандистским кадрам. Главным образом из-за ши­роты информационного и творческого диапазона, кото­рым они обладали и который был сформирован в стенах Альма-матер. Очень пригодился и высокий интеллекту­альный потенциал, набранный в ходе работы на иновещании.

Удалось организовать вещание "Славянки" шесть раз в неделю по четыре часа в день. Это были мощные ко­ротковолновые передатчики Гостелерадио, охватывавшие не только всю территорию России, но и дальнее зарубе­жье. Из каких только стран не шла почта! В войска по линии военных воспитателей направлялись телеграммы, на каких частотах принимать программы "Славянки", предлагалось их ретранслировать по местным радиоуз­лам.

Одновременно было развернуто вещание "Славянки" на волнах "Радио России" и "Маяке". 5-10-минутные ин­формационные выпуски ежедневно и 30-минутные программы соответственно по воскресеньям и пятницам в прайм-тайм.

Военное вещание достигло апогея в период первой чеченской войны. Повсеместной травле армии и военных институтов радио "Славянка" противопоставляло высокую патриотическую позицию, вдумчивый и глубокий анализ, показывало российского солдата и офицера в тя­желых боевых условиях как он есть е миром их ощущений, переживаний, чаяний. Прекрасно работал на передовой с первого дня войны - 30 декабря 1994 года мой заместитель, полковник Владимир Орлов, капитан Арка­дий Украинский, а также офицеры, влившиеся в коллек­тив из радиостанции "Волга" Анатолий Зинченко, Станислав Козак, Иван Рудич. С надолго запоминавши­мися слушателям комментариями выходила в эфир про­должательница спецпропагандистской династии подпол­ковник Юлия Жеглова (дочь упомянутого полковника Арзуманова).

Программы звучали как набат среди голосов, брав­ших под защиту чеченских террористов. "Радио России" даже предваряло выход в эфир программ "Славянки" и закрывало их одной и той же фразой: "Точка зрения военной программы "Славянка" может не совпадать с точкой зрения "Радио России". Программы были вызы­вающие, но снять их с эфира никто не посмел, поскольку их отличал высокий профессионализм и глубокая аргу­ментация позиций, может быть шокирующая, но досто­верная информация с поля боя и штабов различных уров­ней.

Правоту позиций радио "Славянка" подтвердила вто­рая чеченская компания - настроение российской обще­ственности и СМИ стало прямо противоположным, чем в первую военную кампанию. Спецпропагандисты из ра­дио "Славянка" не без скромной гордости могут записать эту идеологическую победу в том числе и на свой счет -они приближали этот час как могли. И видимо сделали невозможное.
Печатный феномен

Интерес в России к военной теме рос. В 1996 году открылось новое поле деятельности для бывших спецпропагандистов - создание военного еженедельника, те­перь уже свободного от ведомственных рамок. Так по­явилось на свет "Независимое военное обозрение", кото­рое с января 1997 года выходит каждую пятницу как самостоятельное издание.

Его выход в свет предопределила сама военная обще­ственность. К 1996 году в первом печатном издании но­вой России "Независимой газете" стало поступать столь­ко интересных материалов от генералов, офицеров, поли­тиков, представителей оборонно-промышленного комплек­са, что их невозможно было разместить в формате газеты. Вот тогда-то и появилась мысль об учреждение газеты для собственно военных.

"Независимое военное обозрение" (НВО) продолжает в известной мере традиции "Русского инвалида", издавав­шейся в Петербурге в 1813-1917гг., которую основал чиновник Павел Пезаровиус в патриотических целях. Правда в 1862 году она стала официальной газетой Во­енного министерства, а несколько позже "Русского инва­лида» прибрал к рукам Генеральный штаб. Тем не менее, газета сохраняла свою самостоятельность, чему способ­ствовала значительно более мягкая цензура.

Особенность "НВО" в том, что еженедельник действу­ет в условиях рыночных отношений в России и его выс­ший приоритет - свободная информация, неограниченная никакими рамками, кроме одних - эту информацию ждет военный читатель, он испытывает в ней необходимость. Способ удовлетворения довольно простой - это та информация, которую читатель сам присылает в газету, а также публицистические ответы на те вопросы, которые он задает редакции.

Сегодня в газете выступают прежде всего представители командования силовых структур, капитаны оборон, но-промышленного комплекса, политики, ученые, эксперты, публикуются репортажи из горячих точек, обсужда­ются беды и проблемы людей в погонах. В каждом номе­ре можно найти рассказ об интереснейших судьбах воен­ных людей.

Номер строится довольно стереотипно, но в этом име­ется и информационная новизна и залог того, что чита­тель найдет свой любимый раздел. Первая полоса - это анализ актуальных военных проблем недели, обязатель­но присутствует интервью соответствующего VIP-лидера по острой теме дня.

Вторая полоса - обзор войн и военных конфликтов в мире и России, с массой эксклюзивных данных.

Третья полоса - все об армиях, Российской и ведущих иностранных.

Четвертая полоса называется "Концепции" - предло­жения по военному реформированию во всех сферах.

Пятая страница еженедельника вскрывает белые пят­на военной истории. Как выясняется за восемь лет выхо­да еженедельника, им несть числа.

Шестая полоса - "Вооружения", считается наиболее популярной:

Седьмая полоса - нескончаемый рассказ о тайнах спец­служб в России и за рубежом.

Восьмая полоса - "Заметки на погонах", то есть вся­кие интересные истории, факты, письма читателей, рей­тинги по военным темам, обзор книжных новинок.

(Подробней о том, что представляет собой "НВО", ад­ресую к недавнему изданию "Современная российская военная журналистика: опыт, проблемы, перспективы» (Ред.-сост. М.Погорелый и И.Сафранчук.- М.: Гендальф, 2002.- 252с. Там дается исчерпывающая характеристи­ка "НВО")).

Популярность издания превзошла все возможные ожидания. "НВО" считается цеховым изданием (только по военным проблемам), то есть не политическое, не экономическое, не литературное, не культурологическое и т.д., иначе говоря, его тематика не лежит в плоскости всеобщих интересов.

Тем не менее, примечателен такой факт: общенацио­нальная поисковая система "Рамблер" уже несколько лет ведет рейтинг Интернет изданий всей печатной продук­ции, выходящей в России. Это до тысячи наименований изданий. Рейтинг популярности разбит на ряд листов по 30 наименований в каждом. Его возглавляют такие по­пулярные в стране издания, как "Известия", Комсомольская правда", "Независимая газета". Так вот, в первом рейтинговом листе постоянно присутствует "Независимое военное обозрение", занимая место от 12-го (по пятницам, когда выходит в свет) до 21-го или 22-го (ближе к четвергу). И продолжается это в течение нескольких лет.

Еженедельно на сайт "НВО" входят свыше 20 тыс. различных обладателей компьютеров, в месяц прочиты­вается 250-300 тысяч материалов, публикуемых в "НВО". (См. сайт: http://rating.smi.ru). Популярность "НВО" близка к уровню такого еженедельника, как "Московские новости" и далеко ушла в отрыв от всех других изданий но военной тематике.

Кроме того, тираж газетной версии "НВО" колеблет­ся около отметки в 20 тысяч экземпляров при рознич­ной цене в 2-3 раза выше, чем у "Московских новостей". В ежедневных радио - и телеобзорах печати появляются Упоминания материалов из "НВО", что дополнительно свидетельствует о высоком информационном рейтинге публикуемых материалов. Неоднократно приходилось слышать от экспертов, политиков, ученых, генералов, что "НВО" уникальное издание, подкупающее своей откровен­ностью и информированностью.

И все это сделано при активном участии спецпропагандистов, как уволенных в запас, так и проходящих службу. В свое время помогало и родственное управле­ние, но поменялось руководство и теперь у него другие проекты (рефрен очевиден: стоит ли дорожить тем, что сделано ранее, тем более что корни в Альма-матер не просматриваются). Но времена меняются, и очень хоте­лось бы надеяться, что дух той спецпропаганды, которую завещали ветераны из 7 управления, возродится и окрепнет. Впереди много интересных дел в военной ин­формации.

Что ни говорите, а спецпропаганда обладает мощным энергетическим полем.

P.S. Конечно, термин "спецпропаганда" сегодня вос­принимается архаичным и не отражает существа дела. Вообще "пропаганда" - это оскорбительное слово в демо­кратическом обществе, том типе общества, которое не должно позволить себя дурить. Пропаганда - это прямое побуждение субъекта выполнить чью-то волю, близкое к "индоктринации", "зомбированию" и так далее. Но как бренд для особой группы военных информационщиков с широчайшим творческим потенциалом и объединенных общим факультетом, общим историческим прошлым этот термин должен сохраниться. Его корни в истории Вели­кой Отечественной войны, афганской и чеченских вой­нах, в нынешних военно-политических перипетиях. Со­храниться, как ныне сохраняются названия газет "Ком­сомольская правда" или "Московский комсомолец".

Есть чем гордиться спецпропагандистам и не стоит чураться своей истории.


Яковлев Александр Васильевич

начальник отдела Генерального штаба ВС РФ,

член Союза журнали­стов, начальник отдела

радио Министерства по делам печати и

информации Правительства Мос­ковской

области, капитан I ранга запаса
В ЭФИРЕ «ГОЛОС РОССИИ»

1986 год. Июнь. За плечами два года сотрудничества (наряду с выполнением прямых служебных обязаннос­тей, кстати, также связанных с радиовещанием, но «на войска и население противника в боевых условиях») с редакцией радиовещания г. Мурманска. Работа в про­грамме «Для воинов Заполярья». Традиционные, обыч­ные для отдела и редакции спецпропаганды политуправ­ления Северного флота информационно-справочные ма­териалы, соответствующим образом препарированные в расчете на широкую слушательскую аудиторию, пользо­вавшиеся у нее популярностью и послужившие росту ав­торитета нашей службы, да и моего, в частности.

Предложение реализовать себя в радиожурналистике более широкого профиля и по прямому назначению вос­принял с радостью. Речь шла о только что созданном отделе военных комментаторов Международного москов­ского радио - структурном подразделении спецуправления Главного политуправления СА и ВМФ. Суть работы представлялась лишь в общих чертах. Впервые довелось соприкоснуться с международным радиовещанием в ян­варе 1971 года в качестве стажера от Черноморского флота на радиостанции «Мир и Прогресс» (голос совет­ского общественного мнения), вещавшей на американские войска в Юго-Восточной Азии.

Отдел состоял из пяти сотрудников: начальника двух главных редакторов (редакций радиовещания Западного и Восточного направлений) и двух комментаторов. Че­тыре человека прибыли из войск, начальник - Э.Г.Асатуров был офицером ГлавПУ СА и ВМФ. Прошли инст­руктаж в спецуправлении, прибыли в здание Гостелерадио на улице Пятницкая, 25, разместились в к. 934 и приступили к работе. Все было в диковинку: совершенно необычное окружение (много людей, знакомых по теле­визору, годы проработавших в различных странах телекорреспондентами, а также просто носителей языка, трудившихся дикторами), многоязыковая, исключитель­но творческая атмосфера, царившая в рабочих кабине­тах, студиях, кафе и даже коридорах. То был период расцвета советского иновещания, существовавшего с ок­тября 1929 года. Более восьми тысяч человек работали над созданием информационного продукта, транслируе­мого средствами радио на 62 языках по всему земному шару. К примеру, наряду со Всемирной службой на анг­лийском языке, осуществлявшей круглосуточное веща­ние, существовал и отдел вещания на Великобританию и Ирландию, выходивший со своими программами в эфир в прайм-тайм именно в этих странах. Отдел вещания на страны Северной Европы вел передачи на норвежском, шведском, датском, голландском и финском языках. Каждая служба, каждый отдел создавал свою аудиопродукцию с учетом интересов и национально-психологических особенностей именно своей слушательской аудитории, имел с ней постоянную телефонную и эпистолярную связь. Достижение качественного приема передач слушателями в конкретных странах возлагалось на соответствующие технические службы. И программы советского иновещания благодаря совместным скоординированным усили­ям находили своего постоянного слушателя, благодарного их авторам за дополнительную, альтернативную „формацию из СССР о волнующих их проблемах. Дока­зательством этого служили нескончаемые телефонные звонки и буквально мешки писем из разных стран мира.

Первое же столкновение с реальностью побудило нас, сотрудников отдела военных комментаторов, во многом перестроить свою работу. Пришлось отказываться от упования на чье-то кураторство (получение по военному четких команд), разрабатывать исходя из складывающей­ся обстановки свои обязанности, при этом проявлять максимум инициативы, избегать привычного стиля ин­формационно-справочных материалов, ставить себя на место зарубежного, зачастую конкретного слушателя, прибегать действительно к комментированию интересу­ющих его фактов, событий и явлений. Замечу, что мы были нацелены на выполнение триединой задачи: учас­тие наряду с другими сотрудниками Международного Московского радио в информационном процессе, обуче­ние практике международной радиожурналистики офи­церов, командируемых из войск и сил флота. Сегодня речь пойдет лишь о первой задаче.

К нашему появлению на Пятницкой, все информаци­онные ниши в международном радиовещании были за­няты, и пусть без соответствующей военной подготовки, военная проблематика, так или иначе, освещалась чисто гражданскими специалистами. Поэтому первое время известные и уважаемые нами политобозреватели и ком­ментаторы просто-напросто советовали присматривать­ся и не пытаться изобрести что-то новое (в те поры они даже не предполагали увидеть в нас сколько-нибудь до­стойных конкурентов). Затем стали использовать наши связи и возможности установления контактов в Минис­терстве обороны, Генеральном штабе, штабах видов во­оруженных сил и родов войск, выезда в составе военных Делегаций в соответствующие районы на интересующие руководство Международного Московского радио приятия, для получения компетентных ответов на задаваемые слушателями вопросы. Первым в эту работу включился Э.Г.Асатуров, приписавшийся к дирекции информации, готовившей централизованные материалы для языковых служб и отделов. Весь арсенал его техничес­ких средств при этом составляли корреспондентский «Репортер» чешского производства и пишущая машинка «Ятрань», с помощью которой он расшифровывал запись первого интервью с одним из высокопоставленных офицеров Генштаба. Прежде чем подготовить простень­кий материал (к каким относится интервью), приходи­лось договариваться о встрече, информировать интервью­ируемого о вопросах, осуществлять запись беседы, рас­шифровывать ее полный текст и лишь затем, оформлять ее в виде интервью с офицером Генштаба или другой во­енной структуры. Материалы в дирекции информации готовились на русском языке. Это с одной стороны об­легчало задачу. Но они были и существенно серьезнее, чем подготавливаемые в языковых службах и отделах.

По языковым отделам вещания на Японию, Китай, Великобританию и Германию распределились другие офи­церы. Становление в отделах проходило неровно. Ближе всех к стилю работы Иновещания пришлись материалы япониста подполковника В.Г.Чеботарева и китаиста май­ора С.Н.Козлова. Тем более что эти отделы испытывали острый дефицит материалов не только по военной про­блематике. Успехи западников были менее впечатляю­щими. И количество наших с майором П.П.Норенко вы­ходов в эфир - с десяток в месяц - уступало восточни­кам примерно в три раза.

С течением времени в отделе военных комментато­ров происходили перемены. В 1989 году он расширился до восьми человек. Его работа стала больше походить на производство. Мы прочно заняли свою информационную нишу. К нам стали относиться как к достойным партнерам (или соперникам). Наши возможности стали учиты­ваться при подготовке оперативных и плановых матери­алов. Все чаще используя в том или ином языковом отделе, их через дирекцию информацию централизованно раздавали по другим отделам и службам иновещания. Однако в 1991 году вместе с ликвидацией Главного поли­туправления был ликвидирован и отдел военных ком­ментаторов Международного Московского радио. Пяте­ро оставшихся в вооруженных силах после этого сотруд­ников отдела составили ядро радиостудии «Славянка» Министерства обороны России и стали готовить матери­алы о вооруженных силах и для вооруженных сил, опи­раясь на опыт работы на Международном радио. Собы­тия, побудившие перемены в военной составляющей иновещания, не обошли стороной и его штатных сотрудни­ков. Их богатейшим опытом нестандартных подходов к общению с радиослушателями не преминули воспользо­ваться другие российские информационные структуры.

В ходе работы на радио я и Юлия Генриховна Жеглова пришли к негласному соглашению: она готовит опе­ративные и плановые внешнеполитические материалы, я больше внимания уделяю корреспондентской работе. В это время «Голос России», возглавляемый бывшим заве­дующим отделом вещания на Великобританию и Ирлан­дию А.Г.Оганесяном, начинает готовить материалы на русском языке на соотечественников за рубежом, ведет программы на население Северного Кавказа. Первым сре­ди российских радиовещателей осваивает цифровое эфирное вещание. Благодаря этому российские программы ретранслируются в США по кабельным сетям, качест­венно принимаются в FM-диапазоне и по мобильной те­лефонной сети в 16 штатах Вирджинии, Джорджии, Иллинойсе, Индиане, Калифорнии, Массачусетсе, Миннеапо­лисе, Миннесоте, Нью-Джерси, Нью-Йорке, Огайо, Орегоне, Пенсильвании, Теннеси, Техасе и Юте. «Голос России» - первая российская радиостанция, осуществляющая с 2002 года круглосуточное вещание на территории Германии на русском, английском и немецком языках в средневолновом диапазоне.

«Голос России» передает 400 программ о современ­ной жизни России, ее истории, культуре, политике. 50 региональных корреспондентов ежедневно готовят к эфи­ру репортажи с места событий, происходящих в России странах СНГ и Балтии. 70 процентов эфирного времени составляют новости и актуальные комментарии.

Программы, подготавливаемые нами на «Голосе Рос­сии» в тот период, пользовались растущим спросом ра­диослушателей. Все чаще приходилось отвечать на кон­кретные задаваемые ими вопросы. Устраивать по иници­ативе, в частности, «Рособоронэкспорта» радиовиктори­ны, рекламирующие лучшие образцы российских воору­жений. Но и этот период сотрудничества вооруженных сил с Международным Московским радио подошел к кон­цу. В начале 2003 года в журнал «Профиль» ушла рабо­тать уволившаяся в запас Ю.Г.Жеглова, в августе того же года я возглавил отдел радио Министерства по делам печати и информации Правительства Московской облас­ти. Остается гадать, когда начнется очередной этап со­трудничества вооруженных сил и российского радиове­щания на зарубежные страны. И начнется ли вообще.


Маркушин Вадим Анатольевич

обозреватель международного отдела «Красной

звезды», член Союза писателей России,

полковник запаса
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconВремена. События. Даты 1150 лет (862г.)
Волхова возникла первая династия Рюриковичей, которая находилась на русском троне 736 лет. И здесь же в XII веке возникла Новгородская...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconПриложение №1 «Как люди изобрели письмо»
Первая письменность, которая возникла на Земле – шумерская. Произошло это примерно 5 тысяч лет назад
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconЦель, задачи и содержание дисциплины
Экология человека возникла и сформировалась как ответ на запросы общества, обеспокоенного состоянием среды своего обитания и качеством...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconЕ. А. Бессонова (5 курс, кафедра радиофизики, ЧелГУ)
Полученные в этих исследованиях результаты внесли существенный вклад в новое понимание проблемы соотношения случайности и причины,...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconКафедра «Прикладная математика и фундаментальная информатика»
Кафедра физико-математического направления высшего образования по прикладной математике и информатике. Кафедра ведет бюджетный набор...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconСцена ангелы божьего спецназа
На сцене стоит скамейка из зала богослужений и кафедра. Главное действие происходит как бы во время служения в субботу. Пока скамейка...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconЗависимость от Интернета Введение Слово
Сша. Последние давно искали технологию передачи данных на большие расстояния. Не удивительно, что первая крупная реально функционирующая...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconПервая деяния Махараджи Приявраты
Прияврату смолоду не привлекали богатства этого мира, и все же в какой-то момент у него возникла привязанность к своему царству....
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconКнига первая глава первая
Утром и по вечерам, во время прилива, когда к берегу подходили морские окуни, они смотрели, как прыгала, спасаясь от окуней, кефаль...
Как возникла первая кафедра спецпропаганды iconОптоэлектроника
Идея создания волоконно-оптич линий связи возникла в 1966, а её практич воплощение началось с 1970. Микроминиатюризация элементов...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org