Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры



страница1/3
Дата14.10.2012
Размер0.69 Mb.
ТипКурсовая
  1   2   3
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВЛАДИМИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
КАФЕДРА КУЛЬТУРОЛОГИИ


Курсовая работа на тему:
«Принятие христианства

и его влияние на развитие русской культуры»

Студентки ГФ, IV курса

Группы КЛ-101 Гончаровой А.В.


Руководитель: Чеснокова Н.В.


14.12.04


ВЛАДИМИР

2004

План.

Введение.

Глава I. Принятие христианства на Руси.

  1. Обстановка в Киевской Руси перед крещением.

  2. Выбор веры.

  3. Крещение Руси.

Глава II. Влияние православия на русскую культуру.

  1. Архитектура.

  2. Искусство.

  3. Литература и летописание.

  4. Повседневная жизнь.

Глава III. Двоеверие.

Заключение.

Библиография.

Введение.

Русская культура стала выделяться в особый тип в рамках христианской цивилизации в IX—XI вв. в ходе образования государства у восточных славян и при­общения их к православию. Православие задавало общий для Руси нормативно-ценностный порядок; оно захватило все слои общества, но не всего человека: этим можно объяснить поверхностный уровень христианизации «безмолвствующего» большинства, его невежественность в элементарных религиозных вопросах и наивное социально-утилитарное толкование основ вероучения, столь удивлявшее европейцев. Опора государства на новую религию, прежде всего как на социально-нормативный институт регулирования общественной жизни и сформи­ровала тот особый тип русского массового православия — фор­мального, синтезированного с языческой мистикой и практикой.

Большой интерес во всем мире к принятию христианства Киевской Русью обусловлен тем бесспорным историческим значением, которое оказало православие на развитие русского государства и его международные связи, тем авторитетом, который приобрела русская православная церковь, борясь за упрочнение мира, за предотвращение использования бесчеловечных средств массового уничтожения людей. Актуальность данной темы состоит также в том, что христианизация Древней Руси не только проливает свет на далекое прошлое, но и высвечивает немало современных проблем, непосредственно соотносимых с оценкой религии в целом, ее роли в общественной жизни для каждой конкретной исторической эпохи.


Предмет исследования лежит в области истории православия, христианства в целом.

Объект исследования – принятие православия Киевской Русью.

Цели данного исследования – раскрыть значение Крещения Руси в истории России, изучить исторические предпосылки, предшествующие этому событию и последствия, а именно, возникшее двоеверие.

Задачи работы – описать историческую обстановку, деятельность князя Владимира Святославича, раскрыть влияние православия на развитие культуры России.

Крещение Руси - историческое событие не только отечественного, но и общеевропейского значения. Оно - итог долгих и сложных экономических, социально-политических и культурных процессов, в которых Древняя Русь выступает в ее широких международных связях. Крещение Руси как научная проблема чрезвычайно сложна, и ее всесторонняя разработка требует объединенных усилий историков, религиоведов, философов, литературоведов, этнографов и искусствоведов: неоднозначен взгляд исследователей, как на сам акт крещения, так и на его долговременные духовные, общественно-политические и культурные последствия.

О принятии Киевской Русью в 988 г. христианства написано большое ко­личество книг, как в нашей стране, так и за рубежом. Значительно расшири­лась источниковедческая база, позволяющая уточнить, пересмотреть или по-новому осмыслить те или иные исторические факты, связанные с данным событием. Помимо исторических трудов опубликованы обстоятельные иссле­дования по проблемам русской средневековой философии, литературы, изобра­зительного искусства, архитектуры, народных традиций и обычаев. Огромная работа по выяснению и освещению различных сторон жизни Древней Руси проделана исторической наукой, литературоведением, этнографией, археоло­гией, сравнительным языкознанием, демографией, палеографией, текстологией, исторической географией.

Архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) (1805—1866) в своей «Истории русской церкви» сводит эту историю только к собы­тиям и изменениям, происходившим внутри церкви. Понять цер­ковную историю, по его мнению, можно только на основе христианского благочестия, уяснения особенностей духовного возрождения каждого народа, установленного в процессе искуп­ления. «Чем был для Римской империи Константин, тем же для России господь благословил быть Владимиру» — таково общее представление о причинах принятия христианства в традицион­ной богословской интерпретации.

В современной православной литературе идея богоустановленности христианства на Руси продолжает оставаться одной из определяющих. Подобная оценка причины христианизации древнерусского государства содержит все основные моменты идеи провиденциализма и нисколько не прибли­жает читателя к пониманию тех реальных обстоятельств и усло­вий, которые определяли изменения в самом строе духовной жизни восточнославянских народов в X столетии.

Разумеется, в современной православной литературе не исключаются из числа причин крещения Руси и такие, как необходимость приобщения к христианской культуре и цивили­зации, как включение восточных славян в семью просвещенных народов Европы, к тому времени уже принявших христианскую веру. Тот факт, что введение христианства сыграло заметную роль в укреплении древнерусской государственности, утвержде­нии более прогрессивных устоев, формировании моногамных семейных отношений, развитии письменности, литературы, искус­ства, изображается богословами в качестве реальной причины, определившей весь ход общественного развития.

Если православное академическое богословие в основном ограничивалось сакрализацией процесса введения христианства на Руси и его возведением в ранг определяющего фактора раз­вития русского народа, то в православной религиозно-философ­ской литературе это событие рассматривалось по преимуществу в качестве переходного рубежа от варварства к цивилизации. Славянофил А. С. Хомяков в «Записках о всемирной истории» утверждал, что русский народ впервые будто бы познакомился с культурными достижениями, приняв христианскую веру. Во­преки имевшимся уже в распоряжении науки неоспоримым фак­там о достижениях «язычников» в градостроительстве, литера­турно-художественном творчестве, народном промысле, изобра­зительном и музыкальном искусстве, Хомяков настаивал на том, что у восточных славян до христианства не было никакой куль­туры: их становление и развитие как цивилизованного народа целиком и полностью связано с принятием новой религии. Семе­на христианской культуры, по его мнению, упав на почву варварства и дикости и потому, не встретив сопротивления со стороны предшествующей культурной традиции, проросли в свободно творящем духе новой, неизвестной до этого восточным славянам культуры.

Славянофильская позиция не только встретила возражения со стороны революционно-демократической мысли России, но от нее постарались отмежеваться многие последователи и союзники Хомякова. Н. А. Бердяев обратил внимание на то, что «многие черты русского быта, которыми так восхищались славянофилы и с которыми они так много связывали, должны быть отнесены на счет русского язычества, а не русского христианства.

Соглашаясь с господствовавшим в православной историогра­фии представлением о том, что «история русской культуры на­чинается с крещения Руси» и что «языческое время остается за порогом истории», ряд богословов и религиозных философов отмечали бесспорное наличие в русской культуре языческого прошлого, следы которого просматриваются в быту, народной
Памяти, национальном характере. Языческие традиции, с точки зрения известного православного богослова протоиерея Г. В. Флоровского (1893—1979), долго сохранялись в народной культуре, где местные языческие переживания сплавляются с бродячими в ней мотивами мифологии и христианского воображения.

Религиозно-богословская оценка причин и условий христианизации Киевской Руси во многом расходится с подлинной историей этого важного, даже первостепенного идеологического события второй половины десятого века. Более того, религиозно-богословская оценка в известной мере создает определенные трудности для людей, недостаточно усвоивших основы научной методологии в познании общественных процессов. Она по цело­му ряду позиций противоречит принципам историзма, который позволяет верно, понять смысл реальных событий не только сегодняшнего дня, но и запутанных, неоднозначных, противоре­чивых явлений далекого прошлого. В соответствии с этим принципом принятие христианства Киевской Русью следует рассматривать, во-первых, в неразрывном единстве со всей совокупностью общественно-исторических и социально-экономических реалий, обусловивших необходимость замены родоплеменного политеизма четко социально и политически ориентированным монотеизмом; во-вторых, с точки зрения основных интересов господствующих классов, нуждающихся в идеологическом обосновании происходящих и от их воли, не зависящих общественных изменений, которые выходят из-под их контроля; и, в-третьих, в общем контексте социальных про­тиворечий и социальных конфликтов середины десятого века, определявших отношение различных оппозиционных слоев к вводимому христианству и низвергаемым племенным культам.

В советской исторической науке детально и обстоятельно рас­смотрены предпосылки религиозной реформы. Это труды Б. Д. Грекова, М. Н. Тихомирова, Б. А. Рыбакова, Л. В. Черепнина, И. Я. Фроянова, В. Т. Пашу-то, Д. С. Лихачева, А. М. Сахарова, В. Л. Янина, В. И. Довжен­ко, А. А. Зимина, Я. Н. Щапова, А. Г. Кузьмина, М.П. Новикова и целого ряда других ученых. В настоящее время исследования по этому вопросу проводятся менее активно.

В качестве источников были использованы письменные и изобразительные источники: Слово о Св. Кирилле и Мефодии, произнесенное 24 мая 1995г. протоиереем Георгием Горбачуком, ректором православного духовного училища г. Владимира, относящееся к истории установления православия на Руси; Сокровища Суздаля. – М., 1970; Ипатьевская летопись. – Спб., 1908.

Глава I. Принятие христианства на Руси.

Обстановка в Киевской Руси перед крещением.

Борьба с печенегами стала в Х в. насущной потребностью Руси. Вся плодородная лесостепь, густо покрытая русскими деревнями и городами, была обращена к степям, была открыта внезапным набегам кочевников, раскинувшихся по русской равнине на “месяц конного пути” от Дуная до Жигулей. Каждый набег приводил к сожжению сел, уничтожению полей, угону населения в рабство. Поэтому оборона от печенегов была не только государственным, но и общенародным делом, понятным и близким всем слоям общества. И естественно, что князь, сумевший возглавить эту оборону, должен был стать народным героем, действия которого воспевались в былинах. Таким князем оказался побочный сын Святослава - Владимир.

Став Великим князем, Владимир значительно расширил и упрочил Русь как государство всех восточных славян. К его княжению относится окончательное подчинение русскому князю племен, живших на восток от великого водного пути. В 981 и 982 гг. были предприняты им походы на вятичей, которые были побеждены и обложены данью, какую прежде платили Святославу. Та же участь постигла и радимичей в 986 г. Первый поход Владимира на болгар состоялся в 987 г. В летописи под 994 и 997 гг. также упоминаются удачные походы на волжских болгар, а в 1006 г. с ними был заключен торговый договор, по которому им было позволено торговать по Оке и Волге.

Ко времени княжения Владимира относятся первые столкновения Руси с западными славянскими государствами. В 981 г. вследствие войны с Польшей к Руси были присоединены Перемышль, Червен и другие города Червонной Руси. Но завоеванием Червенских городов дело не кончилось: в летописи под 992 г. упоминается еще поход Владимира на хорватов, а по некоторым спискам в это же время Владимир воевал с Мечиславом (польским королем) “за многие противности его” и одержал над ним блистательную победу за Вислой. При сыне Мечислава Болеславе Храбром был заключен мир, скрепленный дополнительно родственным союзом: дочь Болеслава была выдана замуж за Святополка.

Довольно аморфное раннефеодальное государство - Киевскую Русь - правительство Владимира стремилось охватить новой административной системой, построенной, впрочем, на типичном для этой эпохи слиянии государственного начала с личным: на место прежних князей, стоявших во главе союза племен, Владимир сажает своих сыновей: Новгород - Ярослав, Полоцк - Изяслав, Туров - Святополк, Ростов - Борис, Муром - Глеб, Древлянская земля - Святослав, Волынь - Всеволод, Тмутаракань - Мстислав. Но, по-прежнему, оставалась нерешенной главная задача внешней политики Руси - оборона от печенежских племен, наступавших на Русские земли по всему лесостепному пограничью.

Летопись вкладывает в уста князя Владимира следующие слова: “И рече Володимер: «Се не добро, еже мало город около Киева” - И нача ставити городы по Десне и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне. И нача нарубати (набирать) муже лучьшее от Словен и от Кривичъ, и от Чюди, и от Вятичъ, и от сих насели грады. Бе бо рать от печенег и бе воюяся с ними и одаляя им».

Эти слова летописи содержат исключительно интересное сообщение об организации общегосударственной обороны. Владимир сумел сделать борьбу с печенегами делом всей Руси, почти всех входивших в ее состав народов. Ведь гарнизоны для южных крепостей набирались в далеком Новгороде, в Эстонии (Чудь), в Смоленске и в бассейне Москвы-реки, в землях, куда ни один печенег не добирался. Заслуга Владимира в том и состоит, что он весь лесной север заставил служить интересам обороны южной границы, шедшей по землям Полян, Уличей и Северян. Из самых близких к Киеву городов были построены Василев на Стугне и Белгород на Днепре. Города Треполь, Тумащ и Василев соединяли валы. Постройка нескольких оборонительных рубежей с продуманной системой крепостей, валов, сигнальных вышек сделала невозможным внезапное вторжение печенегов и помогла Руси перейти в наступление. Тысячи русских сел и городов были избавлены от ужасов печенежских набегов. Владимир стал подчинять региональные интересы общегосударственным, считать южные границы полян, уличей, северян границами всей Киевской Руси. При этом он осуществлял целый ряд административных мер, способствующих успешному решению стоящей перед Русью задачи.

Киевский князь проводит международную политику по упрочнению Киевской Руси, меняет в соответствии с обстоятельствами отношение к Византии, стремится породниться с византийским двором. Одной из самых значительных идеологических акций и было принятие христианства в его византийском варианте.

Выбор веры.

В 988 г. при Владимире Святаславиче в качестве госу­дарственной религии было принято христианство. Летописные легенды, записанные значительно позднее, рассказывают нам о том, что князем Владимиром был произведен сравнительный анализ предлагавшихся вариантов. “Первые послы были от волжских Болгар. Описание Магометова рая и цветущих Гурий пленило воображение сластолюбивого князя; но обрезание казалось ему ненавистным обрядом и запрещение пить вино уставом безрассудным. Вино, сказал он, есть веселие для русских, не можем быть без него.

Послы немецких католиков говорили ему о величии невидимого Вседержителя и ничтожности идолов. Князь ответил им: идите обратно, отцы наши не принимали веры от Папы. Выслушав иудеев, он спросил, где их отечество? В Иерусалиме, ответствовали проповедники: но бог во гневе своем расточил нас по землям чужим”. И вы, наказываемые богом, дерзаете учить других? сказал Владимир: мы не хотим, подобно вам, лишиться своего отечества.

Наконец безымянный греческий Философ, опровергнув в немногих словах другие веры, рассказал Владимиру все содержание Библии... и в заключение показал ему картину Страшного Суда, с изображением праведных, идущих в рай, и грешных, осужденных на вечную муку. Пораженный Владимир вздохнул и сказал: “благо добродетельным и горе злым!” Крестись, ответствовал Философ - и будешь в раю с первыми.

Но киевский князь Владимир задумался над необходимо­стью принять монотеистическую религию, по своей сути укреплявшую власть единого государства. Это было тем более необходимо, что такие религии уже исповедовали поч­ти все окружавшие Русь государства.

Еще в 962 г. крестился (от Рима) польский князь Мешко. Еще раньше христианской стала Чехия. На востоке преоб­ладал ислам, но в остатках некогда могущественной Хазарии доминировало иудейство, последователи которого были и в Киеве: найдено письмо, происходящее из иудейской общины (кагала) Киева. К тому же, роль еврейских купцов в Восточной Европе продолжала сохраняться. Даже в Скан­динавии языческие конунги все больше склоня­лись к христианизации, и недалеко было время, когда крестились шведские короли. Разумеется, не следует преуве­личивать влияние на Руси ислама, а тем более иудаизма. Русь была обречена на хри­стианизацию, и христианская религия пробивала себе дорогу вопреки всем препятствиям уже более ста лет.

Почему же было выбрано православие? Ведь если ислам и иудаизм вполне могли быть отвергнуты как религии, сохранившие многие национальные обряды и пищевые запреты, то католицизм был отвергнут по совершенно иным причинам. К сказанному по этому вопросу выше можно добавить, что становление феодальной формации в Киевском государстве отличалось с аналогичного процесса в западноевропейских странах, где получил широкое распространение католицизм. К десятому веку завершился длительный и трудный процесс образования восточнославянского союза, центром которого стал Киев. В результате объединения Новгородской и Киевской Руси возникло государство с огромной территорией, управление которой представлял немалую трудность. Усилия по централизации власти сталкивались с центробежными тенденциями, антифеодальными выступлениями смердов, постоянной угрозой внешних нападений. Оторванная от народных масс, великокняжеская власть нуждалась в усилении своего влияния для решения внутренних и внешних задач. Она не могла полагаться только на насилие, военную силу, принуждение. Господствующее положение киевского князя над всеми другими князьями городов, входивших в состав одного государства, также нуждалось в идеологическом подкреплении, в «теоретическом» обосновании необходимости власти как силы, способной решить общенародные задачи. Таким идеологическим обоснованием сложившейся политической организаций общества могла стать только религия, соответствующая социальным потребностям феодальной общественно-экономической формации. Подобной религией, находящейся в тесном союзе с государственной властью, было византийское христианство.

В Византии православная церковь не только отличалась политической беспомощностью, но и полным подчинением императорам. Если в раннесредневековой Западной Европе римский первосвященник был вершителем судеб народов и государств а католическая церковь — организатором и вдохновителем многих политических, экономических и военных акций, включая крестовые походы, претендентом не только на духовную, но и на светскую власть, чтобы стать центром феодальной системы, то византийская церковь не могла ставить подобной задачи. Глава византийской церкви — патриарх мог быть избран на свой пост только с согласия императора. От императорского двора полностью зависело его благополучие. Вполне понятно, что поло­жение церкви диктовало ей безоговорочную поддержку внешней и внутренней политики византийских императоров.

Близость Киева и Византии и усиление их экономического и политического взаимовлияния в середине X в. не могли не вызы­вать и взаимного интереса. Заметно возрастали торговые и куль­турные связи двух государств. По свидетельству начальной лето­писи, удачный поход Олега на Царьград завершился подписа­нием в 907 и 911 гг. выгодного для Киева договора. В соответст­вии с этим договором киевские торговые люди могли беспошлин­но продавать свои товары на рынках Царьграда, пользоваться городскими услугами, закупать изделия греческих ремеслен­ников.

Киевские князья, хорошо знавшие особенности византийского христианства, не случайно отдали ему предпочтение. Оно не только не содержало в своей культовой практике ничего специ­фически национально-этнического, что было бы неприемлемым для киевского общества, но своей социально-политической ориентацией полностью соответствовало интересам господствую­щих классов. Если бы этого соответствия не было, православие не стало бы общегосударственной идеологией, не смогло бы спо­собствовать возвышению великодержавной власти и превратить­ся в новое оружие подчинения эксплуатируемых масс. По мне­нию Б. Д. Грекова, созданная церковная организация «заняла весьма определенное место в истории киевского общества и ста­ла новым и сильным орудием воздействия на массы в целях дальнейшего их подчинения государственной власти».


Крещение Руси.

Цепь событий, непосредственно предшествовавших принятию православия на Руси и сопровождавших его, остается для нас невыясненной. Известно, что после сбора дополнительных сведений и совета с боярами Великий Князь решился принять православие. Но при тогдашних богословско-юридических воззрениях византийцев принятие крещения из их рук означало переход новообращенного народа в вассальную зависимость от Византии.

Отношения с Византией со времен Святослава оставались более чем прохладными, а по утверждению неко­торых источников — и просто враждебными. Однако здесь именно в эти годы появились обстоятельства, которые дол­жны были такие отношения улучшить. В Малой Азии то и дело происходили восстания тех или иных мятежных военачальников. В августе 987 г. один из таких мятежников, Варда Фока, провозгласил себя импера­тором, а в начале 988 г. его отряды двинулись на Констан­тинополь. В этой ситуации старший из двух официально пра­вивших тогда братьев-императоров Василий II обратился за помощью к Владимиру, и последний на этот призыв отклик­нулся, направив 6-тысячный отряд, с помощью которого мя­тежники были разгромлены. Этот отряд скорее всего состоял из варягов, с помощью которых Владимир за несколько лет до этого одержал победу в борьбе с Ярополком. Русская ле­топись в связи с этим пишет, что Владимир отпустил этих варягов в Константинополь, одновременно сообщив об этом императору. Князю был резон отделаться от буйных искате­лей военных приключений, а император получил сильную военную поддержку. К месту сказать, по-видимому, с этого времени такие пришедшие из Руси военные отряды стано­вятся постоянными в Византии. Состояли они не только из варягов как таковых, но, очевид­но, и из славян. Как раз с этого времени в Византии функционирует, так называемая, варяжская дружина, также многонациональная по своему составу (позже в ней служили и выходцы из стран Западной Европы).

Помощь империи со стороны Руси была обговорена двумя важными условиями. Во-первых, императоры обязались от­дать в жены князю свою сестру Анну. Во-вторых, Владимир обещал со своим народом принять христианство. Это был весьма редкий случай, когда гордые императоры со­гласились выдать византийскую принцессу за «варвара», како­вым в их глазах был Владимир.

Император Василий II подавил мятеж полководца Варды Фоки, но не выполнил своего обязательства - отдать за Владимира свою дочь Анну. Тогда Владимир осадил Корсунь (Херсонес) и принудил византийскую царевну выйти замуж в обмен на крещение "варвара", которого давно привлека­ла греческая вера. Владимир вторгся в византийские владения в Крыму, взял Корсунь (нынешний Севастополь), и отсюда уже диктовал свои условия императорам Василию и Константину. Он хотел породниться с императорским домом, жениться на царевне Анне и принять православие. Ни о каком вассалитете при таких условиях не могло быть и речи. В 988 г. Владимир крестился сам, крестил своих детей, бояр и под страхом наказания заставил креститься киевлян и всех русских вообще. В Новгороде Добрыня, который учреждал там культ Перуна, теперь крестил новгородцев: «Путята крестил мечем, а Добрыня огнем».

По возвращению в Киев Владимир приказал повергнуть и уничтожить статуи языческих богов. Идол Перуна был привязан к конскому хвосту и проволочен к Днепру. Всему населению Киева, в одинаковой степени богатым и бедным, предписывалось идти к реке для крещения. Аналогичные указания исходили от его наместников в Новгороде и других городах.

Языческие святилища были заменены христианскими церквями. Большинство последних должно было состоять из спешно построенных деревянных часовен, но Владимир не стал терять времени при постройке первого величественного Киевского каменного собора – Успения Богородицы, также известной как «Десятинная церковь». Её возведение началось в 990 г. и завершилось в 996г.

Прежде всего новая рели­гия претендовала на то, чтобы изменить мировоззрение лю­дей, их восприятие всей жизни, а значит и представлений о красоте, художественном творчестве, эстетическом влиянии.

Русская церковь изначально (по образцу греческой) зависела от великого князя, и церковные иерархи были самостоятельны лишь в чисто церковных де­лах. "Божий слуга" - государь был, по византийским традициям, и спра­ведливым судьей во внутригосударственных делах, и доблестным защит­ником границ державы. Принятие христианства укрепляло государст­венную власть и территориальное единство Киевской Руси. Оно имело большое международное значение, заключавшееся в том, что Русь, от­вергнув язычество, становилась теперь равной другим христианским странам. Наконец, принятие христианства сыграло большую роль в развитии рус­ской культуры, испытавшей на себе влияние византийской, через нее и античной культуры.

Принятие христианства Древней Русью стало значитель­ным шагом в развитии восточнославянской цивилизации. Следствием его (равно как и иных факторов) стали сущест­венные, хотя разновременные изменения в этническом, со­циально-экономическом, политическом и культурном разви­тии Руси.

  1   2   3

Похожие:

Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры icon1. Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры 4
Культура Древней Руси (или Культура Средневековой Руси) культура восточно-славянских княжеств (позже единого Московского царства)...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconИстория Русской Православной Церкви
Положение Русской земли до крещения. Этнический состав русской земли. Начало русской государственности. Этапы христианского просвещения...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры icon«Роль православного христианства в развитии русского языка, культуры, нравственности»
Ляется попыткой определить, какую роль сыграло принятие христианства на Руси для развития языка, культуры, нравственности; проследить...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconРусская Америка. Влияние русской культуры на развитие народов населяющих тихоокеанское побережье Северной Америки
Тема: Русская Америка. Влияние русской культуры на развитие народов населяющих тихоокеанское побережье Северной Америки
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры icon78. Влияние глобальных соц и культ процессов на развитие матер и дух культуры
Влияние глобальных соц и культ процессов на развитие матер и дух культуры. Культура понимается как совокупность материальных и духовных...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconТемы курсовых работ
Принятие христианства и его воздействие на политико-правовую жизнь Древнерусского государства
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры icon1. Крещение Руси
Принятие христианства на Руси обозначило новую точку отсчета времени в строительстве и укреплении Русского государства, в развитии...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconЗаказ №2966 Вопросы по истории
Восточные славяне в древности. Образование государства Киевская Русь. Принятие христианства и его последствия
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconДорогами христианства история церкви
Историческое развитие христианства, его взаимосвязь с социальными и политическими явлениями жизни, возникновение различных конфессий...
Принятие христианства и его влияние на развитие русской культуры iconГорода Купино Новосибирской области Фольклорная игра – в мире русской культуры
Цель: гармоничное развитие личности ребенка средствами эстетического образования; развитие его художественно-творческих умений; нравственное...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org