Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов)



страница1/5
Дата27.02.2013
Размер0.62 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3   4   5
На правах рукописи


Павлова Елена Касимовна
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве

(на материале английских и русских текстов)

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук
Москва - 2010

Работа выполнена на кафедре теории и методологии перевода Высшей школы перевода (факультета) Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.


Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор Миронова Надежда Николаевна


Официальные оппоненты:

академик Российской академии образования, доктор филологических наук, профессор

Костомаров Виталий Григорьевич

Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина





доктор филологических наук, профессор

Назарова Тамара Борисовна

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова





доктор филологических наук, профессор

Пономаренко Евгения Витальевна

Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России


Ведущая организация:

Тверской государственный университет



Защита диссертации состоится "20" апреля 2011г. в 16.00 на заседании диссертационного совета Д 501.002.15 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ленинские горы, д.1, стр.51, Высшая школа перевода (факультет), ауд. 1156-2 (1-ый корпус гуманитарных факультетов)
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций в Фундаментальной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: г.Москва, Ломоносовский проспект, д.27 (сектор «А», 8 этаж, к. 812).
Автореферат разослан "____" _______________ 2011г.
Ученый секретарь

диссертационного совета О.И.Костикова

Реферируемая диссертация относится к актуальной отрасли языкознания – политической лингвистике. В ней на материале английских и русских политических текстов исследуется политический дискурс в новых формирующихся коммуникативных пространствах: глобальном и субглобальном.
Глобальное коммуникативное пространство, понятие о котором вводится в данной работе, включает в себя все страны и народы мира, все существующие на Земле цивилизации, которых в современном мире насчитывается около десятка (западноевропейская, восточноевропейская, индийская, китайская, японская, буддийская, мусульманская, латиноамериканская и др.). Таким образом, глобальное коммуникативное пространство полицивилизационно, и дискурс в этом пространстве является дискурсом интерцивилизационным. Мы вводим также понятие субглобального коммуникативного пространства, объединяющего несколько стран из разных регионов, принадлежащих к разным типам цивилизаций. Субглобальное коммуникативное пространство также полицивилизационно, и, соответственно, и дискурс в нём, как и в глобальном пространстве, интерцивилизационный. Этим субглобальные и глобальные коммуникативные пространства отличаются от региональных пространств, которые, как правило, моноцивилизационны (как, например, Европа или Юго-Восточная Азия). Дискурс в региональных пространствах осуществляется в рамках одной цивилизации, он интрацивилизационен.

Появление субглобальных пространств и глобального пространства – прямое и естественное следствие процесса глобализации, то есть глобальной интеграции человечества, которая большинством специалистов признаётся закономерным и неизбежным этапом развития человеческой цивилизации. Глобальная экономическая интеграция, растущая взаимосвязанность и взаимозависимость стран и народов, необходимость их кооперации для решения глобальных проблем обуславливают необходимость вовлечения в политический дискурс представителей всех наций, народов и культур, всех цивилизаций Земли. Современные глобальные средства связи, успешно преодолевая барьеры государственных границ и создавая глобальные публичные коммуникативные пространства, обеспечивают техническую возможность такого дискурса. Однако, в современном мире цивилизации разделены не столько географически и экономически, сколько глубокими различиями языков и культур, менталитетов, картин мира в массовом сознании представителей этих цивилизаций. Поэтому для достижения взаимопонимания в интерцивилизационном дискурсе необходимо преодолеть лингвокультурные барьеры, разделяющие цивилизации, устранить дисгармонию дискурса, связанную с этими барьерами. Под дисгармонией дискурса мы понимаем неправильную, неоднозначную, неполную передачу информации и неадекватную, нежелательную или непредсказуемую эмоциональную реакцию на нее.

В современном мире вместе с глобальным распространением демократических принципов политического устройства особо важное значение приобретает публичный политический дискурс, адресованный широким массам. Специфической особенностью публичного политического дискурса является его прагматическая направленность на управление общественным мнением, на формирование у массового адресата определенной оценки информации и заданной эмоциональной реакции на нее. В публичном политическом дискурсе адресат представлен большой группой людей с разной языковой компетенцией и с разными картинами мира в их сознании, обусловленными их национальной политической культурой. Именно таковым является исследуемый в данной работе глобальный политический дискурс, осуществляемый через глобальные средства массовой информации, доступный глобальной аудитории, то есть аудитории с максимальным разнообразием языков и политических картин мира. Цивилизационно обусловленные лингвокультурные различия между народами, различия политических картин мира в массовом сознании народов, вовлечённых в глобальный политический дискурс, идеологические противоречия и стереотипы национального политического сознания вызывают дисгармонию дискурса. Таким образом, существует противоречие между потребностью современного человечества в эффективной политической коммуникации в глобальном публичном пространстве и неспособностью современных языковых средств обеспечить такую коммуникацию.

Актуальность диссертации обусловлена в первую очередь тем, что преодоление дисгармонии глобального политического дискурса чрезвычайно важно для интеграции человечества в глобальное сообщество. Этот процесс тормозится лингвокультурной разобщенностью, отжившими идеологическими стереотипами, которые выражаются в языке, распространяются и поддерживаются языковыми средствами. Недостаток взаимного понимания в глобальном политическом дискурсе провоцирует и поддерживает международные, межэтнические, межконфессиональные противоречия и конфликты, опасность которых постоянно растет. Проблема взаимного недопонимания существенно снижает эффективность международной кооперации для решения глобальных проблем и парирования глобальных угроз. Актуальность поиска путей преодоления лингвокультурных барьеров между цивилизациями подтверждает "Глобальная повестка дня для диалога между цивилизациями", принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 2001г.

Актуальность диссертации обусловлена также тем, что особенности политического дискурса в глобальном публичном пространстве мало изучены как отечественной, так и мировой лингвистикой.

В качестве объекта исследования в данной работе выбрана политическая лексика как основное средство формирования политической картины мира в сознании человека и манифестации этой картины в политическом дискурсе. Основное внимание уделено сопоставительному анализу эмоционально-оценочной и идеологически окрашенной политической лексики. Выбор объекта исследования обусловлен тем, что лексическую основу публичного дискурса составляют не только и не столько политические термины, сколько эмоционально-оценочная и идеологически окрашенная лексика. И если современные политические термины в определенной степени интернационализированы и гармонизированы, то эмоционально-оценочная политическая лексика, тесно связанная с культурно-этническим фоном, политическими интересами и идеологическими установками, далека от гармонизации не только в глобальном, но и в национальном и межнациональном масштабе.

Предметом исследования служит сопоставительное функционирование политической лексики в русском и американском политическом дискурсе, те особенности её употребления и восприятия, которые затрудняют взаимопонимание в политической коммуникации между Востоком и Западом. На лексическом уровне особенно подробно исследуются политические эвфемизмы и дисфемизмы – как лексемы семантически и прагматически наиболее сильно связанные как с национальным лингвокультурным фоном, так и с интересами конкретных политических сил. Именно на примере политических эвфемизмов и дисфемизмов проблемы дисгармонии политического дискурса проявляются в наиболее явном виде.

Целью настоящей работы является разработка теоретико-методологических основ сопоставительного дискурс-анализа как теоретической базы гармонизации публичного политического дискурса в глобальном коммуникативном пространстве.

Поставленная цель достигается в процессе решения следующих задач:

  1. Определить новые виды коммуникативного пространства политического дискурса, появляющиеся вследствие глобализации, и выявить специфику публичного политического дискурса в этом пространстве.

  2. Рассмотреть исторически известные примеры использования общего языка межнационального языкового общения (на примерах латыни в Римской империи, русского языка в Российской империи и СССР, английского языка в Британской империи). Проанализировать современные тенденции развития языковых средств межнационального общения, в том числе, возможность использования английского языка в качестве мирового лингва франка. Оценить перспективы использования лингва франка в глобальном публичном политическом дискурсе.

  3. Уточнить и конкретизировать понятийный аппарат:

  • сопоставительной политической лингвистики;

  • сопоставительного когнитивного анализа в применении к политическим концептам и политическому дискурсу;

  • тезаурусного метода изучения политической картины мира.

  1. Исследовать коммуникативное воздействие эмоционально-оценочной политической номинации в синхроническом и диахроническом аспектах. Выявить и сопоставить прагматические и когнитивные причины дисгармонии межнационального и межкультурного дискурса Россия - США и межпартийного политического дискурса в США.

  2. Исследовать проблему переводимости эмоционально-оценочной и идеологически окрашенной политической лексики. Разработать рекомендации по преодолению когнитивной дисгармонии дискурса в процессе перевода.

  3. Сформулировать принципы и разработать основы методики гармонизации политической лексики как основного средства формирования политической картины мира в сознании человека и манифестации этой картины в межнациональном политическом дискурсе.

  4. Выявить и сопоставить экстралингвистические предпосылки, способствующие гармонизации политической лексики в публичном дискурсе.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается изучением текстового материала на русском и английском языке общим объёмом около 4000 стандартных машинописных страниц (около 8 млн. печатных знаков).

В качестве языкового материала использовались публикации политической прессы США и России, речи политических деятелей, а также дефиниции политических концептов и сопутствующие им ассоциативные поля, зафиксированные в толковых словарях политической лексики и ассоциативных словарях английского, русского и немецкого языков. Предметом публикаций и политических дискуссий были: политические скандалы в США (Уотергейт и Ирангейт, слушания по импичменту президента Клинтона, материалы расследования терактов 11 сентября 2001г. в Нью-Йорке), война в Ираке 2003г., теракт в Москве в 2002г., Кавказский кризис 2008г., теракты в Московском метро 2010г. и другие острые политические события. В использованном материале выделялась эмоционально-оценочная политическая лексика, в первую очередь, эвфемизмы и дисфемизмы. Сопоставительному анализу подвергнуты 650 лексических единиц.

В качестве источников материала использовались газета “The Washington Post” (с 1972г. по 2010г.), журнал “Newsweek” (1986г. и 1987г.), русскоязычные СМИ: "Аргументы и Факты", "Известия", "Российская газета", "Россия", "Эксперт" и др., новостные передачи центрального телевидения России (с 2005г. по 2010г.), словарь эвфемизмов Р.Холдера, толковые словари английского языка Макмиллана и Вэбстера, толковый политический словарь У.Сэфаэра, русские политические словари 1956г. и 1989г., Универсальная энциклопедия Кирилла и Мефодия, толковый словарь немецкого языка Р.Клаппенбах (ГДР, 1974г.), Тезаурус П.М.Роже, Ассоциативный тезаурус английского языка Г.Р.Кисса, Русский ассоциативный словарь 2002г., онлайн-версия многоязычного Европейского тезауруса по международным отношениям и регионоведению, официальные Интернет-сайты средств массовой информации и государственных органов США, публицистическая литература на английском языке, научные монографии и статьи, посвящённые языку политики. В работе использовано 270 текстовых и 14 лексикографических источников.

Теоретической основой диссертационной работы послужили исследования в области теории дискурса и дискурс-анализа (Т.А.ван Дейк, Ф.де Соссюр, М.Фуко, Ю.Хабермас, В.В.Красных, В.М.Лейчик, Н.Н.Миронова, Е.В.Пономаренко), когнитивной лингвистики (А.Вежбицкая, Г.В.Колшанский, Е.С.Кубрякова, Ю.С.Степанов, И.А.Стернин, Е.С.Яковлева), лингвокультурологии (Д.Кристал, Б.Качру, В.Г.Костомаров, С.Г.Тер-Минасова), политичекой лингвистики (Д.Болинджер, Т.А. ван Дейк, Дж.Лакофф, У.Липпман, Т.Марджицкий, Ч.Осгуд, Н.Хомский, А.Н.Баранов, С.И.Виноградов, Т.Г.Добросклонская, В.Г.Костомаров, Г.Г.Почепцов, А.П.Чудинов, Е.И.Шейгал), социологии и политологии (М.Мак Лухан, А.Тойнби, Ю.Хабермас, О.Н.Быков, В.В.Михеев), лексикологии и лексикографии (Э.Бенвенист, У.Сэфаер, Р.Холдер, У.Штиллер, Ю.Н.Караулов, Л.П.Крысин, В.П.Москвин, Т.Б.Назарова, Т.Б.Крючкова, Т.В.Писанова), теории перевода (Л.С.Бархударов, Н.К.Гарбовский, В.Н.Комиссаров, В.Н.Крупнов, В.А.Татаринов).

В работе использовалась комплексная методика, включающая в себя следующие методы исследования:

- методы компаративной лингвистики – синхроническое системное сравнение языков с лингвистических, психолингвистических, функционально-коммуникативных и когнитивных позиций, что позволяет выявить специфичность языковых средств, используемых в национальных политических дискурсах, а также проанализировать причины когнитивной дисгармонии межнационального, межъязыкового и межкультурного дискурса;

- прагмалингвистический анализ дискурса, то есть исследование лингвистических аспектов политического дискурса как средства достижения политических целей;

- когнитивный анализ, то есть анализ дискурса как манифестации и как средства формирования картины мира в сознании человека, включая тезаурусный подход к исследованию политических картин мира и политической лексики;

- контент-анализ текстов, то есть качественный и количественный анализ содержания текстов, включая выявление статистически значимых закономерностей употребления тех или иных языковых средств в политическом дискурсе;

- критический дискурс-анализ, направленный на выявление языковых манипуляций массовым сознанием.

- диахроническое исследование публичного политического дискурса США за период с 1973г. по 2010г.

В процессе исследования была выдвинута следующая гипотеза: наиболее распространённый способ осуществления межнациональной речевой коммуникации - выбор какого-либо языка в качестве языка межнационального общения не может решить проблему дисгармонии интерцивилизационного публичного политического дискурса в субглобальном и глобальном коммуникативном пространстве, поскольку основная причина дисгармонии заключается в лингвокультурных барьерах между цивилизациями, вовлечёнными в такой дискурс. Эти барьеры выражаются не только в различии языков, но и в существенном различии политических концептов, концептосфер и тезаурусов в массовом сознании народов, принадлежащих к разным цивилизациям, и, как следствие, различающихся по идеологии и политическим интересам. Проблема может быть решена при условии гармонизации политических концептосфер, выраженных в форме политических тезаурусов, и внедрения гармонизированных тезаурусов в массовое политическое сознание. Гармонизация не означает выбора одной концептосферы в ущерб всем другим. Она означает знание и понимание объективных лингвокультурных различий, поиск компромиссов, поиск областей совпадения и различия в концептосферах, расширение областей совпадения и устранение когнитивных конфликтов.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Глобализация экономики, политики и средств массовой информации формирует в современном мире новые коммуникативные пространства, в которых осуществляется межнациональный, межъязыковой и межкультурный дискурс. Эти межнациональные и межкультурные коммуникативные пространства представлены в следующих типах:

  • региональное моноцивилизационное пространство, включающее в себя страны одного региона (например, Европы);

  • глобальное полицивилизационное пространство, в котором взаимодействуют все цивилизации мира;

  • субглобальное пространство, которое, не будучи глобальным, включает в себя страны и народы, принадлежащие к разным цивилизациям (например, страны "мировой системы социализма" в XX веке или страны БРИК сегодня).

Межнациональный и межкультурный дискурс актуализируется в следующих видах дискурса:

  • интрацивилизационном, то есть осуществляемом представителями одной цивилизации, например, западноевропейской (в региональных пространствах);

  • интерцивилизационном, в который вовлечены представители разных цивилизаций. Такой дискурс возникает в субглобальных коммуникативных пространствах и в глобальном пространстве.

  1. Политическая лексика, выражающая политическую картину мира в сознании человека, национально и цивилизационно специфична в той же мере, в какой различны политические картины мира представителей разных стран, народов и цивилизаций современной Земли. Вследствие этого формирующийся глобальный интерцивилизационный политический дискурс дисгармоничен, для него характерна неправильная, неоднозначная, неполная передача информации и неадекватная, нежелательная или непредсказуемая эмоциональная реакция на неё.

  2. Исторически известные способы организации межнационального языкового общения, такие как вытеснение языков малочисленных языковых групп, насильственное внедрение или добровольный выбор какого-либо языка (естественного или искусственного) в качестве лингва франка, по-видимому, не смогут решить проблему дисгармонии интерцивилизационного политического дискурса. Так, глобальное распространение английского языка влечет за собой вестернизацию (или американизацию) массового сознания и поэтому вызывает растущее неприятие и противодействие.

  3. Результаты прагмалингвистического анализа политической лексики показывают, что использование одного языка (например, английского) не гарантирует решения проблемы дисгармонии политического дискурса. Примеры употребления эмоционально-оценочной и идеологически окрашенной лексики в языке политики США и России наглядно демонстрируют, что суть проблемы взаимного недопонимания в политическом дискурсе заключается в существенном различии политических концептов, концептосфер и тезаурусов различных слоев населения, партий, религиозных конфессий и других групп, различающихся по идеологии и политическим интересам. Дисгармония политического дискурса наблюдается также и во внутриполитическом дискурсе, то есть в пределах одного языка и одной культуры. Еще более остро эта проблема стоит в глобальном политическом дискурсе.

  4. Лингвокультурная гармонизация (под которой мы понимаем постепенное создание общей глобальной культуры на основе гармоничного сочетания элементов всех языков и культур, гармонизации дискурса на всех уровнях: глобальном, региональном и национальном), в отличие от вестернизации, не предполагает укладывания всего человечества в рамки западной цивилизации, но оставляет человеку возможность выбора языка, культуры и образа жизни в соответствии с его желанием, местом обитания, вероисповеданием, его приверженности традициям и т.п. Гармонизация не означает выбора одной концептосферы в ущерб всем другим. Она означает знание и понимание объективных лингвокультурных различий, поиск компромиссов, поиск областей совпадения в концептосферах и расширение этих областей.

  5. Примером реализации межъязыковой и межкультурной гармонизации политических картин мира в интрацивилизационном дискурсе в региональном коммуникативном пространстве является политический дискурс в рамках Европейского Союза, в котором ведётся активная работа по гармонизации национальных политических тезаурусов. Примерами частичной реализации такой гармонизации в интерцивилизационном дискурсе в субглобальных коммуникативных пространствах можно считать политический дискурс внутри "мировой системы социализма" с одной стороны и "свободного мира" с другой в период с начала 60-х по конец 80-х годов прошлого века. Данные примеры доказывают принципиальную реализуемость предложенной идеи гармонизации.

  6. Глобальная гармонизация политических тезаурусов возможна на основе существующей методики гармонизации терминосистем при условии её обобщения и расширения на эмоционально-оценочную политическую лексику за счёт включения в процесс гармонизации не только денотативных, но и коннотативных значений, и учёта влияния лингвокультурного фона.

  7. Гармонизированные политические тезаурусы могут быть внедрены в массовое политическое сознание через систему народного образования и через средства массовой информации. Использование гармонизированных тезаурусов в системах машинного перевода позволит существенно повысить качество перевода, что, возможно, сделает излишним использование лингва франка в межнациональном, межкультурном и интерцивилизационном дискурсе.

Новизна данного исследования заключается в том, что в нём впервые:

  1. вводятся понятия: регионального, субглобального и глобального коммуникативных пространств, интрацивилизационного и интерцивилизационного дискурса, дисгармонии дискурса, лингвокультурной и сигнификативной гармонизации дискурса.

  2. политический дискурс Россия-Запад исследован как дискурс интерцивилизационный. Показано, что его дисгармония обусловлена не только конфликтом политических интересов, но и когнитивной дисгармонией, вызванной цивилизационными различиями языковых картин мира в сознании участников дискурса.

  3. показана неперспективность модели всемирного лингва франка для решения проблемы дисгармонии интерцивилизационного политического дискурса, характерного для субглобального и глобального коммуникативного пространства, поскольку использование лингва франка не устраняет когнитивной дисгармонии.

  4. предложен способ преодоления дисгармонии политического дискурса посредством гармонизации национальных политических тезаурусов и внедрения гармонизированных тезаурусов в массовое сознание через СМИ и систему образования. Возможность реализации такой модели показана на примере политической коммуникации в субглобальных коммуникативных пространствах.

  5. в качестве инструмента для фиксации и изучения политических концептосфер предложено расширение тезаурусного метода: составление тезаурусов нового типа, фиксирующих концепты во всей полноте их денотативного и коннотативного содержания (дефиниции, оценочные значения, ассоциативные поля, идеологические коннотации).

  6. глобальная гармонизация политической лексики рассматривается в качестве нового перспективного направления развития сопоставительной политической лингвистики.

  7. составлен краткий англо-русский словарь американских политических эвфемизмов, содержащий, кроме перевода слов и выражений на русский язык, расшифровку истинного содержания, скрытого под эвфемистической заменой.

Теоретическая значимость работы заключается:

в разработке методологических оснований гармонизации публичного политического дискурса;

в развитии понятийного аппарата политической лингвистики и когнитивного анализа: вводятся понятия интрацивилизационного и интерцивилизационного дискурса, дисгармонии дискурса, лингвокультурной и сигнификативной гармонизации дискурса и даются дефиниции этих понятий;

в выделении и разграничении новых коммуникативных пространств публичного политического дискурса – регионального, субглобального и глобального, а также в исследовании дисгармонии политического дискурса в этих пространствах с помощью когнитивного анализа политических текстов, представленных в СМИ;

в разработке когнитивно-дискурсивной методологии сопоставительного анализа политического дискурса;

в методологическом обосновании неперспективности модели лингва франка для решения проблемы дисгармонии интерцивилизационного политического дискурса в субглобальном и глобальном коммуникативном пространстве, поскольку использование лингва франка не устраняет когнитивной дисгармонии;

в обосновании возможности гармонизации политической лексики на сигнификативном уровне на основе глобальной денотативно-коннотативной гармонизации концептосфер;

в разработке теоретических основ межъязыковой и межкультурной гармонизации политических тезаурусов.

Практическая ценность исследования заключается в том, что предложенная модель гармонизации интерцивилизационного публичного политического дискурса на основе взаимной гармонизации национальных тезаурусов поможет преодолеть лингвокультурную разобщённость без принудительной унификации языков и культур. Методика предложенного сопоставительного анализа может быть использована в лексикографической практике при создании словарей интерпретационного типа.

Материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания по общему языкознанию, когнитивной лингвистике, политической лингвистике, для подготовки лекций, а также для практических занятий. Составленный по результатам работы англо-русский словарь политических эвфемизмов может представлять интерес и практическую ценность для переводчиков, политологов, культурологов, журналистов.

Апробация работы:

Основные положения диссертационной работы представлены в научных публикациях автора (общим объёмом 36 п.л.).

Материалы исследования обсуждались на 21 конференции, из которых 17 международных: VII Международной конференции “Россия и Запад: диалог культур” (Москва, МГУ, 2000г.), IX Международной конференции “Россия и Запад: диалог культур” (Москва, МГУ, 2002г.), II Международной научной конференции “Язык и культура” (Москва, РАН, МИИЯ и др., 2003г.), “Социальные варианты языка – II” (Н.Новгород, Нижегородский гос. лингвистический университет, 2003г.), “Языки профессиональной коммуникации” (Челябинск, Челябинский гос. университет, 2003г.), "Журналистика и культура русской речи. Слово в семасиологическом, прагматическом, социокультурном аспектах" (Москва, МГУ, 2003г.), X Международной конференции “Россия и Запад: диалог культур” (Москва, МГУ, 2004г.), "Языки в современном мире" (Москва, МГУ, 2004г.), III Международной научной конференции "Язык и культура" (Москва, РАН, МИИЯ и др., 2005г.), II Международной научной конференции "Языки профессиональной коммуникации" (Челябинск, Челябинский гос. университет, 2005г.), V международной конференции "Языки в современном мире". (Москва, МГУ, 2006г.), "Социальные варианты языка – V" (Н.Новгород, Нижегородский гос. лингвистический университет, 2007г.), IV Международной научной конференции "Язык, культура, общество" (Москва, РАН, МИИЯ и др., 2007г.), V Международной научной конференции "Язык, культура, общество" (Москва, РАН, МИИЯ и др., 2009г.), Международной научной конференции "Язык, литература, культура и современные глобализационные процессы" (Н.Новгород, Нижегородский гос. университет им. Н.И. Лобачевского, 2010г.), Международной научной конференции "Профессионально ориентированное обучение иностранному языку и переводу в вузе" (Москва, РУДН, 2010г.), Тверской Международной герменевтической конференции "Понимание и рефлексия в коммуникации, культуре и образовании" (Тверь, ТвГУ, 2010); Всероссийской конференции “Лингвистика и методика преподавания иностранных языков” (Москва, МГУ, 2000г.), Всероссийской научно-практическая конференция "Учебник-ученик-учитель" (Москва, МГУ, 2005г.), I Всероссийской научно-практической конференции "Средства массовой коммуникации в многополярном мире: проблемы и перспективы" (Москва, РУДН, 2010г.) и на Ломоносовских чтениях в МГУ.

Структура работы определяется поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, разделённых на разделы, заключения, библиографии и приложений.

Во Введении обосновываются актуальность темы исследования, её новизна, теоретическая и практическая ценность, раскрывается суть проблемы, цель и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава работы “Глобализация политического дискурса" состоит из пяти разделов и содержит обзор современного состояния исследований проблемы публичного политического дискурса в эпоху глобализации. В первом разделе даётся обзор современного состояния дискурсологии и анализируется специфика публичного политического дискурса, включая СМИ как основную среду его функционирования. Во втором разделе рассматривается когнитивная функция политического дискурса, особенности номинации реалий и восприятия денотативных и коннотативных значений лексем в политическом дискурсе. В третьем разделе раскрывается роль и место эмоционально-оценочной лексики в политическом дискурсе. В четвёрном разделе рассматриваются экономико-политические и цивилизационные аспекты глобализации с точки зрения их влияния на политический дискурс. В пятом разделе анализируются исторически известные средства общения в многоязычных средах (латынь в Римской империи, русский язык в Российской империи и СССР, английский язык в Британской империи). Особое внимание уделено английскому языку в роли глобального лингва франка.

Вторая глава работы "Когнитивная дисгармония политического дискурса" состоит из шести разделов и посвящена подробному анализу проблемы дисгармонии политического дискурса, возникающей при употреблении, восприятии и переводе политической лексики. Исследование проведено на примере публичного политического дискурса США и России. Особое внимание уделено политическим эвфемизмам и дисфемизмам как пластам лексики, наиболее сложным для восприятия в межъязыковом и межкультурном дискурсе. В первом разделе рассматривается специфика эвфемизмов и дисфемизмов. Во втором разделе рассматривается роль и место эвфемизмов в политическом дискурсе, проводится денотативно-коннотативная классификация политических эвфемизмов, анализируются их роль в создании инсценируемой интердискурсивности. В третьем разделе рассматриваются политические дисфемизмы, их роль и место в современном политическом дискурсе. В четвёртом разделе на примере политических эвфемизмов и дисфемизмов исследуется переводимость эмоционально-оценочной политической лексики, анализируются трудности и возможные методы её перевода. В пятом разделе на материале Уотергейта, Ирангейта, Моникагейта, терактов 11 сентября 2001г. в США, теракта в Москве в 2002г., войны в Ираке 2003г., Кавказского кризиса 2008г. и терактов в Москве 2010г. анализируются в их историческом развитии формы и механизмы коммуникативного воздействия политических эвфемизмов, дисфемизмов и другой эмоционально-оценочной лексики на массовое сознание. В шестом разделе политическая эмоционально-оценочная лексика рассматривается как средство выражения и инструмент формирования стереотипов массового политического сознания.

Третья глава работы "Методология гармонизации глобального политического дискурса" состоит из двух разделов и посвящена рассмотрению возможных способов преодоления дисгармонии политического дискурса в субглобальных и глобальном коммуникативных пространствах. В качестве возможного решения предлагается модель лингвокультурной гармонизации. В первом разделе предлагается модель гармонизации политических картин мира на основе гармонизации концептов политического сознания как альтернатива вестернизации языка мировой политики. Возможность реализации этой модели подтверждается на примере субглобальных коммуникативных пространств. В качестве инструмента выявления и гармонизации концептосфер предлагается составление и гармонизация национальных политических тезаурусов с последующим внедрением гармонизированных концептов в массовое сознание через образовательные программы и СМИ. Во втором разделе рассматривается практическая реализация методики гармонизации политических тезаурусов на примере США и России.

В Заключении обобщаются результаты исследования и приводятся рекомендации по практической реализации этих результатов.

Библиография включает 364 источника.

В приложениях приводятся: глоссарий терминов, используемых в диссертационной работе; краткий англо-русский словарь американских политических эвфемизмов; исторические справки о политических событиях в истории США, которым посвящён языковой материал, использованный для диахронических исследований (Уотергейт, Ирангейт, Моникагейт).
Основное содержание работы.
Первая глава диссертации “Глобализация политического дискурса” посвящена теоретическому исследованию специфики межнационального и межкультурного политического дискурса в условиях глобализации экономики и политики.

Современное языкознание определяет две основные функции языка: коммуникативную (общения и сообщения) и функцию отражения действительности; и две формы существования языка: язык как самое эффективное средство формирования стиля мышления, убеждения, взглядов, эмоциональных оценок, что объясняется особенностями взаимосвязи (единства) языка и мышления, и язык как средство, орудие общения (коммуникации) – речь. Поскольку само понятие коммуникации в современной лингвистике не всегда однозначно, в работе оно конкретизируется следующим образом: под
  1   2   3   4   5

Похожие:

Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconПолитический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве
Работа выполнена на кафедре теории и методологии перевода Высшей школы перевода (факультета) Московского государственного университета...
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconЯзыковая объективация ментально-когнитивных феноменов (на материале русских и английских научно-публицистических и художественных текстов) 10. 02. 19 теория языка
Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор Пименова Марина Владимировна
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconКонфликтный дискурс в коммуникативном пространстве: семантические и прагматические аспекты 10. 02. 19 теория языка
Работа выполнена на кафедре общего и классического языкознания Тверского государственного университета
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconСравнительная характеристика русских и английских фе с компонентами, обозначающими
...
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconСемантика предшествования в рамках микрополя прошедшего времени в русском и английском языках (на материале русских и английских версий произведений В. В. Набокова)

Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconСравнительно- этимологический анализ английских и русских фамилий
В исследовании проводиться сравнительный анализ этимологии английских и русских фамилий
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconРезюме магистерской диссертации Векшиной Виолетты Олеговны «мифосимволические интенции социально-политического дискурса деловых изданий»
...
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconПолитический дискурс: между бессмыслицей и порочным кругом
«кур», аналогом великого русского трехбуквенника, отчего «дискурс» казался чем-то вроде дисконтного пениса из Болгарии Так что само...
Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconВзаимодействие разных систем языков в едином коммуникативном пространстве на примере новой зеландии

Политический дискурс в глобальном коммуникативном пространстве (на материале английских и русских текстов) iconСопоставительное исследование членения частей речи в языках с развитым морфологическим строем (на материале русских и английских художественных произведений авторов ХХ века)
Защита состоится марта 2010 года в 11. 30 часов на заседании Диссертационного совета д 212. 155. 04 при Московском государственном...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org