Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны



Скачать 90.92 Kb.
Дата03.03.2013
Размер90.92 Kb.
ТипДокументы
Имамкулиева Эльмира Эльмановна

Магистр 1-го года обучения

ИСАА МГУ им. Ломоносова

г. Москва
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в арабские страны.
Данная работа посвящена анализу притока ПИИ в арабские страны. Автор сделал попытку соотнесения данных об инвестиционной привлекательности специалистов ведущих организаций и рейтинговых агентств, осуществляющих постоянный мониторинг, который имеет целью группировку арабских стран по десяткам различных показателей условий ведения бизнеса в них, и реальных индикаторов притока ПИИ для того, чтобы попытаться определить факторы, которые оказывают наибольшее влияние на привлечение ПИИ.

Остаётся открытым вопрос о том, какие государства входят в общее определение «арабские страны», а также стоит отметить, что по ряду стран таких, как, например, Ирак статистические данные преимущественно отсутствуют в силу сложной военно-политической ситуации в этой стране, поэтому автор решил строго очертить круг 16 исследуемых стран: Алжир, Египет, Ливия, Марокко, Тунис, Судан, Бахрейн, ОАЭ, Йемен, Катар, Кувейт, Оман, Саудовская Аравия, Ливан, Иордания и Сирия.

В рамках глобализации возникло новое явление в мировой экономике - международный рынок инвестиций, который представляет собой сферу обмена инвестиционного капитала и инвестиционных товаров между экономическими субъектами разных стран. В настоящее время усиливается роль трансграничного движения капитала в международных экономических отношениях и увеличиваются масштабы этого процесса. Международное движение капитала стало одна из основных форм международных экономических отношений.

В работе анализируются основные характеристики чистого притока ПИИ в арабские страны с 1970 по 2007 год. При этом рассматриваются как суммарные и усредненные показатели, некоторые из которых были впервые рассчитаны автором, этого процесса, так и его страновые характеристики и особенности. Стоит отметить, что использование средних показателей по региону весьма спорно. Так, например, суммарная доля арабских стран в мировом потоке ПИИ достигла 5% в 2007 году, при этом, только на Саудовскую Аравию, ОАЭ и Египет приходилось больше половины всех привлеченных в арабские страны ПИИ. Общие показатели часто скрывают глубокую неравномерность изучаемого процесса применительно к отдельным арабским странам. К числу страновых особенностей необходимо отметить тот факт, что особенностью движения капитала на современном этапе является включение в этот процесс всё большего числа стран. Если раньше страны чётко делились на импортёров и экспортёров капитала, то в настоящее время характерна тенденция, когда страны ввозят и вывозят капитал одновременно. Например, доля притока ПИИ в Саудовскую Аравию в 2007 году составила 1,33% в мировом притоке ПИИ, а в мировом накопленном фонде – 0,5%, в то время как удельный вес Саудовской Аравии в мировом ВВП равняется 0,7%.
Аналогичные расчёт по Кувейту (стране, которая является преимущественно экспортером капитала и не заинтересована в привлечение иностранных инвестиций) показывают, что удельный вес этой страны в мировом притоке ПИИ составлял 0,01%, в мировом накопленном фонде – 0,006%, в мировом ВВП – 0.2%. Для примера также приведем данные по Тунису: доля в чистом притоке ПИИ равнялась 0,09%, в накопленном фонде ПИИ – 0,17% (т.е. показатель в два раза выше, чем по чистому притоку ПИИ, что отражает прямо противоположную «нефтяным» странам тенденцию), а доля в мировом ВВП составляет 0,06%i.

Проведенный анализ динамики чистого притока ПИИ за 2005-2007 гг., и накопленного фонда ПИИ с 1980 по 2007 год и изучение ряда относительных показателей (чистый приток ПИИ на человека, накопленный фонд ПИИ удельный вес накопленного фонда ПИИ в ВВП, рассчитанных автором на душу населения тех же стран) позволяет выявить отсутствие прямой связи между притоком ПИИ и размерами рынка. Автор установил, какая связь существует между ВВП арабских стран и чистым притоком ПИИ, накопленным фондом ПИИ в ВВП, удельным весом накопленного фонда ПИИ, а также между этими индикаторами и оценками рейтинговых показателей. При этом изучение соответствующих индикаторов показало, например, что более или менее существенная связь между накопленным фондом ПИИ, чистым притоком ПИИ и абсолютными размерами ВВП обнаружилась только у 7 из 16 изучаемых стран. При рассмотрении только двух индикаторов (ВВП страны и накопленного фонда ПИИ в ВВП) существенная связь также обнаружилась лишь в 7 из 16 стран, т.е. в 43% случаев. Судя по этим данным, инвесторы руководствовались различными соображениями при принятии решения о капиталовложениях в арабские страны. Однако абсолютная величина ВВП (т.е. потенциальные размеры рынка) не играла решающей роли, коль скоро речь идет о большинстве арабских стран.

Но при такой группировке неявно предполагалось, что «расстояния» между позициями этих стран одинаковы, т.е. «расстояния» между первым, вторым, третьим и последующими местами не отличаются. Однако в действительности это далеко не так. Если иметь в виду реальные показатели, например, абсолютную величину ВВП, то окажется, что разница между ВВП Саудовской Аравии (382 млрд. $) и Алжира (135 млрд. $), находящимися на первой и второй позициях при межарабской рейтинговой группировке, достигала 247 млрд. $. В то же время «расстояние» между ВВП Бахрейна (16 млрд. $), находящегося на 15 месте при межарабской группировке по абсолютной величине ВВП, и ВВП Иордании (15.8 млрд. $), находящейся на последнем 16 месте, не превышало 0.2 млрд. $. Таким образом, разница между 15 и 16 позициями оказалась в 1235 раз меньше, чем разница между первой и второй позицией по абсолютной величине ВВП.

В докладе изучаются группировки арабских стран, выделенные по ряду показателей, характеризующих приток ПИИ, и «оценки» сравнительной инвестиционной привлекательности арабских стран такими всемирно известными организациями как UNCTAD, Heritage Foundation и Doing businessii. Изучение динамики притока ПИИ позволяет уточнить представление об изменении позиций арабских стран относительно друг друга и среди других государств современного мира.

Если же обратиться к данным только рейтинговых организаций, то тут также не окажется единого мнения по вопросу инвестиционной активности в арабских странах. Так, арабской страной с наиболее благоприятными показателями экономической свободы по оценкам специалистов Heritage Foundation признан Бахрейн, находящийся на первом месте рейтинга этой организации и попадающий в группу «свободных экономик», что близко к оценке экспертов Doing business, согласно которой он занимает 18 место; однако в рейтинге UNCTAD Бахрейн расположен только на 30 месте.

Изучение позиций арабских стран при их взаимной рейтинговой группировке показало, что относительное совпадениеiii рейтинговых номеров у трех указанных организаций относится только к 9 из 16 арабских стран, тогда как у 7 стран рейтинговые номера различаются на четыре и более единиц.

Пользуясь материалами этих организаций можно получить сведения о позициях арабских стран не только относительно друг друга, но и среди 141, 179 и 181 страны в окружающем их мире. Именно эти данные представлены в соответствующей таблице (схеме).

Имеет смысл также коснуться методологии составления таблицы (схемы). В левой части таблицы воспроизводятся позиции арабских стран относительно друг друга и каждой из них дается соответствующий порядковый номер, а в правой части этой таблицы те же арабские страны получают номера, характеризующие их позиции и мест среди всех других стран, охваченных соответствующими расчетами.

Тем не менее, результирующие оценки соответствующих организаций и агентств нередко существенно отличаются, как об этом свидетельствует приведенная ниже сводная таблица (схема).

Автор поставил своей целью внимательно изучить материалы, как о реальном притоке ПИИ в различные страны, так и рейтинговые характеристики этих стран. При этом на наш взгляд отчётливо выявляются не только расхождения оценок инвестиционной привлекательности в арабских странах, принадлежащих трем организациям. Эти расхождения между тремя организациями отчасти можно объяснить тем, что они строили разные рейтинги: индекс потенциального притока ПИИ по UNCTAD, уровень экономической свободы Heritage Foundation и условия ведения бизнеса Doing Business. . Эти рейтинги характеризуют ситуацию под разными углами зрения.

В качестве особенности составления индексов также необходимо отметить, что эксперты организаций могут опираться в своих исследованиях на разные исходные данные. Так, составители индекса «инвестиционной привлекательности» UNCTAD могли использовать в качестве исходных показателей сведения о ВВП и ВВП на человека, приведенные в ежегоднике этой организации (UNCTAD Handbook of statistics 2008) или соответствующие показатели из базы данных Всемирного банка. В таком случае необходимо указать, что по ряду стран материалы базы данных Всемирного банка и ежегодника UNCTAD на 2007 год существенно расходятся. Особенно значительных размеров это расхождение достигает по некоторым арабским странам, например, по ОАЭ: если в базе данных Всемирного банка ВВП ОАЭ по обменному курсу на 2007 год составлял 131,9 млрд. $, то в ежегоднике UNCTAD величина этого показателя достигает 210,9 млрд. $. Такие расхождения могли повлиять и на порядковые места некоторых арабских стран при их группировке по величине ВВП: так, например, по нашей группировке ОАЭ занимает 3-е место по величине ВВП, но если руководствоваться оценками специалистов UNCTAD, то ОАЭ займут 2-е место, опередив Алжир.

Однако гораздо более важное значение имеет тот факт, что, как показано ранее, слишком часто оценки трех организаций фактически противоречили реальным показателям притока капитала в соответствующие страны.

Этот и другие аналогичные примеры отражали тот факт, что процесс притока и оттока ПИИ в отдельные страны арабского мира отличался глубокой неравномерностью, противоречивостью и «разнонаправленностью». Поэтому в работе был сделан вывод о том, что использование суммарных и усредненных показателей по всему арабскому миру полезно для определенных целей. Но одновременно обнаружилось, что процесс притока ПИИ «внутри» арабского мира отличался глубокой дифференциацией и неравномерностью, а «разрыв» между максимальными и минимальными величинами многих показателей по отдельным странам достигал огромных размеров. Так, например, чистый приток ПИИ в Саудовскую Аравию в 2007 году составил 24 млрд.$, а в Кувейт – 123 млрд.$, т.е. «разрыв» между величинами указанного показателя в этих странах достигал почти 200 раз! Что же касается аналогичного сравнения по 1980 году, то оно было бы бессмысленно, потому что в Саудовской Аравии происходил чистый отток капитала в размере 3 млрд.$, в то время как чистый приток ПИИ в Египет составил 548 млн.$.

Приведенные в работе сопоставления реальных показателей притока ПИИ в арабские страны и их рейтинговых позиций по материалам трех указанных выше организаций (UNCTAD, Heritage Foundation и Doing Business) свидетельствуют о преобладании существенной или даже очень существенной рассогласованности реальных (по притоку ПИИ) и рейтинговых характеристик для большинства арабских стран. Изучение позиций арабских стран при их взаимной рейтинговой группировке показало, что относительное совпадение рейтинговых номеров относится только к 9 из 16 арабских стран, тогда как у 7 стран рейтинговые номера различаются на четыре и более единицы.

Но этот вывод было бы неправильно рассматривать как свидетельство «бесполезности» рейтинговых организаций. Их создание закономерно и объективно обусловлено. В прошлом инвесторы могли полагаться только на свои представления об арабских странах, сложившиеся в результате разрозненной, нередко противоречивой и неполной информации. В последние годы они располагают систематизированными материалами, собранными и обобщенными экспертами, специализирующимися на составлении соответствующих рейтингов. Деятельность специализированных на ПИИ организаций сводится к систематизации и упорядочиванию информации по различным, в том числе и арабским, странам. И хотя, как показано в работе, эти оценки далеко не точно характеризуют сравнительную инвестиционную привлекательность арабских стран, этот вывод относится именно к арабским странам. Что же касается положения в других странах и группах стран, а тем более оценки «качества» общемировых рейтингов, то подобная задача потребует гораздо более сложных дополнительных расчетов, выходящих далеко за рамки данной работы.

Вместе с тем в ходе анализа выявились значительные коэффициенты корреляций между индикаторами развития нефтегазового сектора и притоком ПИИ. Особенностью привлечения инвестиций в арабские страны является тот факт, что этот регион крайне не однороден, поэтому подход инвесторов к арабским странам различен. Но совершенно особую роль для инвесторов играет добыча углеводородного сырья в той или иной стране потенциального инвестирования, поэтому автор счел целесообразным сделать ряд расчетов, связанных с нефтегазовым факторомiv, определяющим развитие экономик арабских стран, а также привлечение ПИИ в эти страны. Согласно материалам матрицы корреляций по ряду показателей наиболее существенная связь была обнаружена между подушевым притоком ПИИ и добычей углеводородов на человека. Анализ репрезентативных материалов по 16 арабским странам выявил, что вплоть до 2007 года показатели развития нефтегазового сектора продолжали перевешивать риски для инвесторов при капиталовложениях в нестабильный в политическом и экономическом отношении арабский мир.

Таким образом, применительно ко всей группе арабских стран не подтверждается тезис о том, что существует строгая корреляция между масштабами рынка и притоком ПИИ, а также накопленным фондом ПИИ и его удельным весом в ВВП. Автор отчетливо сознает, что результаты, полученные применительно к ситуации с шестнадцатью арабскими странами, было бы неправильно распространять на другие страны или группы стран, изучение положения у которых может привести к иным выводам.

В то же время решающую роль в развитии экономик арабских стран, а также привлечении ПИИ в эти страны, играл и играет нефтегазовый фактор, который перевешивает значительные риски, сопряженные с инвестированием в нестабильный в политическом отношении арабский мир.


i Данные WIR08 http://www.unctad.org/en/docs/wir2008_en.pdf

ii http://www.unctad.org/Templates/WebFlyer.asp?intItemID=2472&lang=1;

http://www.heritage.org/index/Explore.aspx;

http://www.doingbusiness.org/economyrankings/


iii Мы называем «относительным совпадением» такое положение арабских стран, при котором их номера при рейтинговых группировках различаются не более чем на три единицы. На наш взгляд, это достаточно жесткое условие.

iv Были использованы материалы с сайта BP http://www.bp.com/liveassets/bp_internet/globalbp/globalbp_uk_english/reports_and_publications/statistical_energy_review_2008/STAGING/local_assets/2009_downloads/statistical_review_of_world_energy_full_report_2009.pdf




Похожие:

Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconВлияние прямых иностранных инвестиций на макроэкономические показатели
Цель работы: определить основные направления влияния пии, а так же характер этого влияния
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconПроблемы привлечения прямых иностранных инвестиций в российскую экономику в качестве основного внешнего источника финансирования ее инновационного развития

Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconТенденции и факторы притока прямых иностранных инвестиций в экономику развивающихся стран Азии и Африки (1990-2002 годы)
Работа выполнена на кафедре Международных экономических отношений исаа при мгу им. М. В. Ломоносова
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconПрямые иностранные инвестиции как основа модернизации экономики: случай Центрально-Восточной Европы
ЕС. Рассматриваются факторы, определившие высокую динамику притока пии в эти страны, влияние пии на темпы роста и структурные сдвиги...
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconЗакон республики армения об иностранных инвестициях принят 31. 07. 1994
Республики Армения и направлен на обеспечение защиты прав, законных интересов и имущества иностранных инвестиций, создание предпосылок...
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconПрезидент тпп РФ сергей Катырин: прямые иностранные инвестиции в Россию в 2011 году
России в 2011 году достиг 84 млрд долл. Сша (против 33 млрд в 2010 году). При этом объем прямых иностранных инвестиций в экономику...
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconФормирование системы показателей инвестиционной привлекательности для прямых иностранных инвестиций как фактора инновационного развития регионов

Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны icon«инвестиции и финансы»
До сих пор полученные от собственников кредиты не были настолько внушительной долей пии. Так, по итогам 2006 г на кредиты иностранных...
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconГород томск ресурс социально-экономического развития региона
Томска, безусловно, является привлечение инвестиций. В связи с этим целью инвестиционной политики органов местного самоуправления...
Факторы привлечения прямых иностранных инвестиций (пии) в арабские страны iconЗакон ставропольского края о привлечении иностранных инвестиций в экономику ставропольского края принят
Настоящий Закон в пределах компетенции Ставропольского края определяет основные льготы и гарантии иностранных инвесторов на территории...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org