Владимир Юровицкий вождь



Скачать 398.8 Kb.
страница1/2
Дата12.03.2013
Размер398.8 Kb.
ТипДокументы
  1   2


Владимир Юровицкий

ВОЖДЬ

Историческая хроника
в четырех действиях с прологом и эпилогом

Москва, 1969

Избави от лукавого, ибо много прежде подлежит развалить, разломать и искрошить, чем придет время строить на старом грунте новую храмину! И кто будет по нашем Сократе, нашим Платоном? Что будет, то и будет; а кто будет? Бог весть. Мое дело теперешнее, а оное – grata supervenient quae – non sperabitur hara – само приидет, когда приидет пора.
Да святится имя Твое в мысли и помысле раба твоего, который замыслил умом и пожелал волею быть Сократом Руси, но земля русская обширнее греческой, и не так-то легко будет ему скоро обхватить проповедью своею.

Григорий Сковорода

 

Действующие лица

Ленин (Ульянов) В.И.
Мартов (Цедербаум) Ю.О.
Плеханов Г.В.
Аксельрод П.Б.
Троцкий (Бронштейн) Л.Д.
Джашвили
Горький (Пешков) А.М.
Луначарский А.В.
Богданов А.А.
Даша
Садовник.
Крупская Н.К.
Михалев И.Т.
Зиновьев (Радомысльский) Г.Е.
Зиновьева
Роберт
Арманд И.Ф.
Карпинский В.А.
Сталин (Джугашвили) И.В.
Калинин М.И.
Свердлов (Ешуа) Я.М.
Дзержинский Ф.Э.
Каменев (Розенфельд) Л.Б.
Подвойский Н.И.
Антонов-Овсеенко В.А.
Невский В.И.
Фофанова М.В.
Рахья Эйно.
Участники второго съезда РСДРП, члены ЦК РСДРП(б) в октябре 1917 г.


 

Пролог

Симбирск. 1887 г.

В.УЛЬЯНОВ.
Негодяи… Подлецы… Убийцы… Неужели теперь никогда… Никогда… Убийцы… Убийцы… Петля… Ящик… Удар ногой… Сашка… Не верю… Не может быть… Не должно быть… Ты стоишь… Последнее твое чувство… Последняя твоя мысль… О чем… Какое… Взгляд… Вздох… Последний… Навсегда… Ооо… Никогда не помчимся к Волге с откоса… Не поплывем наперегонки… Никогда… Не проснусь и не буду глядеть на тебя спящего, наслаждаясь – впереди целый день с моим Сашкой… Невыносимо… Пелена… Надо разорвать… Прорваться сквозь… Все встанет на свои места… Нет… Невозвратно… Всё… Эти сволочи… самодуры… Держиморды… Набросили петлю… Как всю историю набрасывали петлю на страну, людей, мысль… Боже… Что за страшная страна… Тысячу лет… тысячу лет без слова… Без свободы… Без мысли… Будь проклята эта поганая Россия, коли она кормится мясом собственных сынов… Декабристы… Нигилисты… Народовольцы…. И все петля, пуля, каземат… А она стоит… Как глыба… самодержавная Россия… Будь ты проклята… Проклинать?.. А смысл… Резон… Что ты можешь?... Ничтожество… Сопляк… Перед этой громадой… Нет… Клянусь…. Клянусь… Клянусь, Сашка… Я свергну…. Я отомщу… Пусть я сопляк… Пусть ничтожество в ваших глазах… Пусть… Важно пожелать… Ничего не жалеть… Бросить немой вызов в собственной душе… И идти к цели… Спокойно… Месть…. С вызовом в душе… Пепел Клааса стучит в моем сердце… Годы… Десятки лет… К одной цели… Но не тем путем, Сашка… Это путь на эшафот… Извини меня, Саша… А что толку… Рубить вершину дерева… Отрастет новая… Бесполезно… Бессмысленно… Царь… Это символ… Пешка… Надо все… До основания… С корнем выкорчевать… Перевернуть вверх дном… Выжечь этот рабский дух… На нем все стоит… Возвышается… Нужна сила… Поддержка масс… Крестьянство?.. Это бунт… Мечты о хорошем царе… Буржуазия?.. Русская буржуазия… Только деньги… Деньги, деньги… Обогатиться… Подавлять другого… Интеллигенты?.. Хватит… История научила… Только красиво умирать… Нужна настоящая сила… Пролетариат?.. Новый класс… Никакой собственности… Никаких предрассудков… Объединенный самой жизнью… Новая могучая сила… Прав Маркс… Пролетариат!.. Только пролетариат… Все остальные проверились… И обанкротились… Гнев его обратить против всей системы… Поднять на вооруженное восстание… Никаких иллюзий… Только вооруженное восстание… Целый класс… Молодой… Неосознавший себя… Страшно трудно… Но мы победим… Сашка, верь… Мысль о тебе никогда не оставит меня… Запрячь ее в самую глубину сердца… Никому и никогда… Сожми кулаки… Останови ритм сердца… Клянусь.



Действие первое

Август 1903 г. Лондон. II-й съезд РСДРП.

ЛЕНИН. … «Членом партии считается всякий, признающий ее программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из ее партийных организаций».

МАРТОВ. Владимир Ильич, небольшая редакционная правка по вашему первому параграфу. Мне кажется, так будет лучше: «Членом Российской социал-демократической партии считается всякий, принимающий ее программу, поддерживающий партию материальными средствами и оказывающий ей регулярное личное содействие под руководством одной из ее организаций». Как вы думаете, товарищи?

ЛЕНИН. Отнюдь не так, Юлий Осипович. Простой факт: членом партии является тот, кто состоит в одной из ее организаций, вы топите в словесной шелухе «содействие», «руководство»… Я против поправки товарища Мартова.

МАРТОВ. Но ведь не все так просто. Член партии может оказаться в ссылке, тюрьме. Существенна работа на дело партии, а не его личное присутствие.

АКСЕЛЬРОД. Или профессор. Пусть он нигде формально не состоит, но если он проводит социалистическую точку зрения, разрабатывает вопросы марксистской теории – можем ли мы отказать ему в праве называться членом партии? Я считаю формулировку товарища Мартова более гибкой, более реалистичной.

ТРОЦКИЙ. Пусть каждый стачечник на суде сможет бросить в лицо царских палачей: Я – ЧЛЕН РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ!

ЛЕНИН. Фразы, фразы, фразы. Нам нужна крепкая революционная организация, сплоченный боевой отряд. И вместо этого вы желаете создать студень, винегрет из студентов, профессоров, стачечников. Это – гибель партии, возврат к кружковщине, к доискровским временам.

МАРТОВ. Владимир Ильич, что мы хотим создать? Партию рабочего класса или организацию революционеров? Я даю формулу массовой партии. Ваша – формула кадровой партии, что то же – заговорщицкой организации.

ЛЕНИН. Надо совершенно не понимать революционной марксистской диалектики, чтобы договориться до того, что нам преподносит искровец Мартов. Еще раз повторяю: необходима крепкая дисциплинированная партия профессиональных революционеров, которая могла бы сплотить вокруг себя все социалистические, полусоциалистические и даже антисоциалистические силы, но выступающие с нами заодно на данном этапе. Только такая партия сможет сохранить свое лицо в том анархическом котле, каким является Россия. Либо мы используем, либо нам используют и для целей весьма далеких от социалистических. Так ставит вопрос живой марксизм.

АКСЕЛЬРОД. Извините меня, уважаемый товарищ Ленин, но я не совсем даже понимаю такую постановку. Перед нами живой пример партии, созданной и выпестованной Марксом и Энгельсом. Это – Германская соцпартия. Вот он образец культурного европейского социализма. А куда нас тянет с такой горячностью наш коллега? Назад. К азиатчине. Ленин любит повторять – Маркс, марксизм, диалектика. Но посмотрим на историю. За что критиковал Маркс Бакунина времен Юрской федерации и Первого интернационала? В том числе и за его организационные приемчики. Вспомните, как издевался Маркс, что этот поборник анархизма сколачивает заговорщицкую организацию лиц с сомнительным моральным обликом, но лично преданных своему вождю. К этому вы нас толкаете, товарищ Ленин? Не выйдет.

ЛЕНИН. Культура… Европа… Но Россия на девять десятых Азия. Как можно равнять русского рабочего и немецкого? С его дисциплинированностью, организованностью. Ведь в России до сих пор поклоняются любой палке и большому кулаку. Что хорошо в Европе – не годится в России. Всякий русский интеллигент на три четверти Манилов и Обломов. И вы хотите дать маниловщине приют в партии, где они будут болтать, болтать и болтать. Для чего партия? Для подготовки вооруженного восстания или для борьбы за парламентские местечки? Вам захотелось уютных профессорских кафедр. Хотите использовать рабочий класс в своих интеллигентских целях. Вступайте в партию, голосуйте за нас, а уж мы облегчим вам жизнь. Так? Никто не даст нам избавленья ни царь, ни бог, ни интеллигент – вот как должен сказать сознательный рабочий. А для этого надо работать, а не болтать. Для этого нужна организованность, а не анархия. Для этого нужна пролетарская дисциплина, а не интеллигентская распущенность. Жесткое подчинение сверху донизу, а не автономизм и местничество. Враг слишком силен, чтобы его можно было убить словами и теоретическими изысканиями. И я знаю, всякий сознательный рабочий будет за формулировку Ленина, а не Мартова.

АКСЕЛЬРОД. Я протестую против инсинуаций господина Ульянова. Мы, закладывавшие основы…

ЛЕНИН. Это не инсинуации. Это ваши затаенные мысли.

ПЛЕХАНОВ. Господа, наша полемика уже выходит за край. Наш второй съезд проделал работу чрезвычайной важности. Мы приняли программу партии, разбили южнорусский и еврейский автономизм, подтвердили принципы, за которые столько времени боролась наша славная «Искра», дали лозунги по национальному и крестьянскому вопросу. Мы можем смело сказать: «Наш съезд создал партию!». Мы можем гордиться, что в предвидении решающих боев пролетариата дали ему четкую и ясную перспективу. Наших решений ждут товарищи в России, ведущие суровую борьбу с царизмом. И они не поймут нас, если по такому ничтожному поводу на съезде произойдет раскол.

ЛЕНИН. Я тоже считаю, что от плохого параграфа партия не погибнет. Но здесь выявилась принципиальная разница в подходе к самой сущности партии.

ПЛЕХАНОВ. Лично я полагаю, что формула Ленина предпочтительней формулы Мартова. Но, уважаемый Владимир Ильич, нельзя же все так упрощать.

ЛЕНИН. Нет, Георгий Валентинович, надо упрощать. Не трясти орех над ухом, гадая, что в нем – здоровое зерно или червяк, а вскрывать, разрывать мишуру фраз, вылущивать суть и содержание из самых архиреволюционных заявлений. И лучше десять работающих не назвать членами, чем одного болтающего назвать.

ДЖАШВИЛИ. Я скажу по-рабочему. В партии надо работать. Листовки выпускать, деньги, оружие доставать. А кому хочется болтать – иди. В Тифлисе духан много. Сиди себе и ругай. Хоть полицмейстера, хоть губернатора, хоть самого царя. Я – за Ленина.

ЛЕНИН. Точки определились. Предлагаю голосовать.

ПЛЕХАНОВ. Выношу на голосование две формулировки первого параграфа устава РСДРП. Кто за предложение товарища Ленина?

Поднимают руки Ленин, Плеханов, большая часть депутатов.

Кто за Мартова?

Поднимают руки Мартов, Аксельрод, Троцкий, небольшая группка делегатов интеллигентского вида.

По большинству проходит формула Ленина.

ЛЕНИН. Предлагаю в соответствии с результатами голосования избрать и состав центральных органов партии.

ГОЛОСА МЕНЬШЕВИКОВ. Это диктатура! Ленин хочет ввести осадное положение! Не подчинимся насилию! Бюрократический стиль руководства!

Во время шума Ленин говорит, наклоняясь к рабочему, сидящему возле него

ЛЕНИН. Сторонникам резолюции большинства предлагаю после заседания остаться.

РАБОЧИЙ (дальше). Большинство после заседаний остается.

Возглас идет дальше «Большевики остаются. Большевики остаются».

ПЛЕХАНОВ. На этом заседание закрывается.

Меньшевики выходят. Плеханов остается, но колеблется и, наконец, уходит вслед за меньшевиками. Рабочие сдвигаются вокруг Ленина. Вбегает Мартов.

МАРТОВ. А, фракционеры. Во главе с Бонапартом. Я-то считал его лучшим другом…

ЛЕНИН. Юлий…

Мартов убегает

ЛЕНИН. Наша задача взять в руки большинства Центральный комитет, Совет партии и вырвать из рук интеллигентского болота «Искру». Мы должны быть сплоченными. После съезда на местах необходимо добиться максимальной большевизации русских организаций…



Действие второе

1908 г. Весна. Капри. Сад на даче Горького. В калитку входит Ленин.

ЛЕНИН. Хорошо… Солнце, море, олеандры… Хорошо… А ты… Какая-то каша… Все разлетелось… Как зеркало брызнуло во все стороны… И любому нытику, любому подонку по осколку… Большевики, меньшевики, меньшевики просто, меньшевики-партийцы, отзовисты, ультиматисты, ликвидаторы, группа Плеханова, группа Троцкого… Вокруг провокаторы… Связей с Россией почти нет… Транспорты проваливаются… И еще эти эмигрантские склоки, свары, сведения личных счетов, подсиживания, чуть не кулачные бои… Никогда еще не было такого разброда… Тяжело Россия переживает свое поражение. Казалось, один натиски – и вся махина самодержавия рухнет… Ан устояла… И теперь реакция неистовствует. О ком ни спроси – либо в эмиграции, либо в тюрьме… Иногда приходит мысль… Нет, держаться, надо собирать и готовить. Чувствую, ощущаю, кризис уже на исходе. В рабочей среде снова зреют силы, силы ненависти, силы сопротивления… Еще год, два, пусть три, они прорвутся… Хлынут в наши ряды. А до тех пор главное устоять, удержать те позиции, на которые будут собираться эти массы… Либо все откатится далеко назад… И надо драться… Печальней всего, со своими… И вот с этими… Умницы, таланты. А ударились черт те куда. В богоискательство, богостроительство, солипсизм… Неужели не понимают всего вреда?.. Надо хорошенько поговорить.

Появляется Горький.

ГОРЬКИЙ. Здравствуйте, Владимир Ильич. Хорошо, что вы приехали.

ЛЕНИН. Вы действительно думаете, что хорошо?

ГОРЬКИЙ. Вы же знаете, Владимир Ильич, как я вас уважаю.

ЛЕНИН. Уважаете… А собрали осиное гнездо, заманиваете рабочих. Читал я вашу «Исповедь». Вреднейшая книжонка. Какое полезное дело сделали, написав «Мать». А после этого…

ГОРЬКИЙ. Владимир Ильич, вы, наверное, ошиблись адресом. Полезные книги пишут авторы кулинарных рецептов. А я художник. Мое дело наблюдать реальную, а не выдуманную жизнь и организовывать ее в художественной форме.

ЛЕНИН. Набрались богдановских словечек.

ГОРЬКИЙ. Это и ваши словечки. Не вас ли упрекают, что везде и всюду твердите об организации.

ЛЕНИН. Организация организации рознь. Богдановская идея о всеобщей организационной структуре общества, науки, всего мира есть вредоноснейшая идея. Она заслоняет главную и наиважнейшую организацию – организацию пролетариата для классовой борьбы. Она смазывает и затушевывает противоречия капиталистического общества.

ГОРЬКИЙ. Богданов – удивительно талантливая и цельная личность.

ЛЕНИН. Знаю. Я с ним тесно работал во время революции в Петербурге и Финляндии. А уж в такие дни людей узнаешь. Это-то и печально.

ГОРЬКИЙ. Неужели талант может опечалить?

ЛЕНИН. Не ловите на слове, дорогой Алексей Максимович. Вы тоже талантливы. Но на что использовали свой гигантский талант в этой «Исповеди»? На восхваление восторженных слюнтяев, нашедших своего бога?

ГОРЬКИЙ. Бог-то этот – сам рабочий класс.

ЛЕНИН. Да поймите же вы, Алексей Максимович. Ваши богоискательские идеи разрушают революционную душу пролетариата. Пойдет ли ваш герой, нашедший бога внутри себя, на вооруженное восстание, на баррикады? Не пойдет. Он слишком будет ценить свое «я», свет своего «духовного озарения».

ГОРЬКИЙ. Но ведь это факт, действительность.

ЛЕНИН. Действительность надо создавать, творить. Надо внушить пролетариату мысль – единственный путь обрести свою душу – путь революции, восстания, а не приспособления. А вы вывели приспособленца, пресмыкающееся. Пусть меня бьют, зато душу свою нетленную я храню.

ГОРЬКИЙ. Неужели вам не страшно, Владимир Ильич. Ведь Россия – это океан невежества, тьмы, разнузданности. И только на поверхности плавает тонкая пленка культуры, цивилизации. Павел Власов – это действительно существующий тип. Но их единицы. А если этот темный зверь проснется – ведь все он сметет, обратит в прах всю культуру.

ЛЕНИН. Я верю в глубинные творческие силы народа. Они сдавлены, стиснуты гнетом. Но они просыпаются в революциях.

ГОРЬКИЙ. Как в недавние дни. Одни шли на баррикады, другие – громить еврейские лавки.

ЛЕНИН. Как можете так говорить вы, пролетарский писатель? Кто громил лавки – лавочники, люмпены, самые темные элементы, призванные царизмом с вашего поэтического «дна» на защиту. Именно поэтому мы и должны установить суровую диктатуру пролетариата. И она сможет обуздать эту темную силу.

ГОРЬКИЙ. Пролетариат слишком слаб в России.

ЛЕНИН. Но он организован.

Появляются Богданов и Луначарский.

БОГДАНОВ. Здравствуйте, Владимир Ильич.

ЛУНАЧАРСКИЙ. Как доехали? Как здоровье Надежды Константиновны?

ЛЕНИН. Прибаливает немного.

БОГДАНОВ. Как там наши?

ЛЕНИН. Ваш Алексинский – бандит с большой дороги.

БОГДАНОВ. Пиратское в нем есть.

ЛЕНИН. А теперь вы еще собираетесь школу для рабочих устраивать. Развращать их богостроительскими идеями.

ЛУНАЧАРСКИЙ. Зачем вы так, Владимир Ильич?

ЛЕНИН. А прикажете как? Вы же, уважаемый Анатолий Васильевич, объявили миру, что марксизм – третья великая религия.

ЛУНАЧАРСКИЙ. Но ведь я имею в виду всего лишь энтузиастическое восприятие мира, цельность картины мироздания, даваемую марксизмом.

ЛЕНИН. Святая простота! Да неужели еще надо растолковывать, что важно не как мы понимаем, а как нас понимают. Ежели марксизм одна из религий, это значит поставить его на одну доску с католицизмом, иудаизмом, с православием, с церковным мракобесием, значит социалисты призывают не к революции, а к новой религиозной войне. Неужели такие плоские истины еще необходимо доказывать моему высокообразованному оппоненту?

БОГДАНОВ. Хоть я и согласен с Луначарским по существу, но я всегда предостерегал от слишком вольного пользования словом. Слово – острая вещь.

ЛЕНИН. Фраза может погубить любое дело. А где еще поискать таких фразеров, как на Руси. Если бы хоть немного понимали, сколько вреда приносите. А вы, Александр Александрович, тысячекратно. Своей идеей всеобщей организации, своим отрицанием абсолютной истины.

БОГДАНОВ. Я не знаю таковой. Все истины из практики как организация, обобщение опыта. Нет и не может существовать никаких абсолютных истин. Вечных. Очевидно, данных от бога. Это важнейшая черта любого религиозного, авторитарного мышления.

ЛЕНИН. Чепуха, недостойная марксиста и материалиста. Да хотя вы уже не называете себя материалистом, а как там – эмпириомонистом – язык своротишь. Да разве тот факт, что Наполеон умер на острове Святой Елены в каком там бишь году не есть абсолютная и вечная истина?

БОГДАНОВ. Вы знаете, что такое смерть? Я – врач и то не знаю. А вдруг он заснул летаргическим сном. Да главное не в этом. Важно осознать, кто зафиксировал смерть, кто тебе об этом сказал, по какому календарю этот бишь год исчисляется, где находится этот остров. Что значит эта фраза для людей, живущих по лунному календарю? Исчезни этот остров в результате катаклизма – и вот вам уже не вечная истина, а вечная загадка. О ком идет речь? О победителе под Аустерлицем или о дряхлой развалине, не имеющей с ним уже почти ничего общего.

ЛЕНИН. Но факт есть факт.

БОГДАНОВ. Факт еще не истина. Разве не факт, что солнце движется по небосводу? Значит и это абсолютная истина? Значит не прав был польский монах. И поделом сожгли еретика Джордано Бруно, вздумавшего опровергать столь вечную и абсолютную истину.

ЛЕНИН. Я продолжу за вас. Мы говорим рабочим: марксизм – единственно верное учение. Мы призываем к вооруженному восстанию, к борьбе не на жизнь, а на смерть во имя марксизма и социализма. Но зачем? Некий Богданов сказал нам, что все это лишь организационная идея. Сегодня хороша, завтра может оказаться плохой. Кто пойдет умирать? Можно ли ради организационной идеи жертвовать своей жизнью?

БОГДАНОВ. Правда политика и правда философа… Можно ли их совместить?... Значит, да здравствует вера, долой свободу мысли.

ЛЕНИН. Свобода – осознанная необходимость. И мы свободны бороться за дело рабочего класса или нет. Но кто встал по одну из сторон баррикад, тот уже не имеет свободы. И он должен иметь такую точку зрения, писать такие теории, которые выгодны и полезны пролетариату. Нет другого пути. Любой третий путь – путь сомнений и предательства.

БОГДАНОВ. Это очень серьезное обвинение.

ЛЕНИН. Это обвинение не лично вас как человека. Оно относится к вам как к общественному деятелю.

БОГДАНОВ. Но каковы ваши основания, что мои идеи хуже, чем те, что есть у вас?

ЛЕНИН. Борьба. Ваша теория может и остроумна и интересна. Но это высшая математика, где дважды два не обязательно четыре. А сейчас для русского рабочего нужны лозунги ясные и четкие как штык. Долой эксплуататоров. Власть пролетариату. Земля крестьянам. Вот за такими лозунгами пойдет народ. И потому я предлагаю распустить группу «Вперед», призываю присоединиться к нам.

БОГДАНОВ. Это невозможно, Владимир Ильич.

ЛЕНИН. Тогда будет борьба. Я сейчас заканчиваю работу над брошюрой, посвященной критике махизма, эмпириокритицизма и богоискательства.

БОГДАНОВ. Для меня вы какая-то черная загадка. Вы верите в абсолютный закон социализма и в то же время с такой страстью обрушиваетесь, объединившись со всей меньшевистской сворой, как будто слово Богданова может разрушить этот закон. Странно. Ведь моя теория – это вы. Моя теория мира как организации списана с вас, или вы действуете по ней.

ЛЕНИН. Ленин один – это ноль, ничто. Пишите не как действовать Ленину, а как действовать массе, как поднять ее на вооруженную борьбу. Пишите, как свергнуть эту гнусную деспотию, как дать счастье России.

Входит садовник. Обращается к Горькому.

САДОВНИК. Сеньор, к вам сеньорита.

Входит Даша.

ДАША. Здравствуйте, товарищ Горький. Фетисова. Социалистка-революционерка. А это кто?

ГОРЬКИЙ. Познакомьтесь, Ленин.

ДАША. А, большевик.

ГОРЬКИЙ. Богданов.

ДАША. Философ.

ГОРЬКИЙ. Луначарский.

ДАША. Мистик.

ЛЕНИН. Что я говорил?

ГОРЬКИЙ. Слушаю вас.

ДАША. Это все у вас эсдеки. Марксисты. Тоже заботятся о счастье русского народа. Дайте им власть, и они сделают всех счастливыми. Всякая власть есть насилие. И ваш излюбленный пролетарий, и капиталисты, и монархисты – все, все будут притеснять народ как дорвутся до власти. Надо разрушить государство. Бакунин все видел. А вы сидите и ждете. Ваш Маркс вам внушил – социализм придет. От маленького человека ничего не зависит. Закон. А зачем я? У Маркса мне нет места. Врете. Я еду в Россию на теракт. Убивать их надо (вдруг начинает плакать). Брата у меня убил Столыпиню. Такой веселый был. Все шутил – Дашка-мордашка. Заставили яму выкопать и расстреляли.

ГОРЬКИЙ. Успокойтесь, Даша.

ДАША. Убивать их надо. Кровь за кровь, смерть за смерть. Чтоб боялись и дрожжали (убегает).

ГОРЬКИЙ. Да, тяжелая картина.

ЛЕНИН. Тягостная.

ГОРЬКИЙ. Что для них написать?

ЛЕНИН. А вы сказочку сочините, чтоб у них нервы успокоились. Как Лука.

ГОРЬКИЙ. Владимир Ильич, иногда я боюсь вас. Для вас нет отдельного человека. Только массы, классы, партии. Иногда мне кажется, вы явились, чтобы произвести над Россией какой-то гигантский эксперимент.

ЛЕНИН. Только учтите, что у меня нет ни оружия, ни денег, ни власти. Только перо да это (показывает на голову). Да и не ваша любовь моя, без слюней. Ненавижу страдания. Ладно, поеду. Будем воевать. Зря я приезжал. Знал, что ничего не получится. А может все-таки и не зря? Прощайте.

Ленин идет в одну строну. Горький, Богданов, Луначарский – в противоположную, скрываются. Ленин останавливается, один.

ЛЕНИН. Так всю жизнь. Только привяжешься, полюбишь людей – и надо рвать. И с каждым уходит частица твоей души. И как шагреневая кожа, чувствуешь, сокращается. Наверное, историки потом будут писать: Ленин – твердокаменный, Ленин – несгибаемый. Ох, если бы они знали, как достается эта твердокаменность. А эти вернутся. Знаю. Но драться надо, и в кровь.



 

  1   2

Похожие:

Владимир Юровицкий вождь iconМонография Владимир Юровицкий
Охватывает все пространство, в гравитационном пространстве она имеет ограниченный характер. Размер ее зависит только от характеристик...
Владимир Юровицкий вождь iconВладимир Юровицкий Диофантов кинжал
Палка доктора ворошила кусты вереска, а сам он раскручивал длинную нить воспоминаний. Может быть, со временем я доведу до сведения...
Владимир Юровицкий вождь iconС обидой в голосе признес вождь племени маюни нгонго сплевывая на землю
Уже уваривается и бульон густой дает! Эх, хорошего супа не будет повторил вождь
Владимир Юровицкий вождь iconПрограмма дол «Вождь краснокожих» Итак, детский лагерь «Вождь краснокожих»
Мы не возьмем на себя ответственность за «половое воспитание» Вашего отпрыска. Оставим все эти премудрости нашим общеобразовательным...
Владимир Юровицкий вождь iconДействующие лица: Верховный Вождь, Шаман, Матем-Атика дух священного места Арифме- тикан. /Звучит сигнал, отражающий начало игры. Племена входят в зал на заранее подготовленные места. Музыкальное оформление на вход племен в зал/ Вождь
Действующие лица: Верховный Вождь, Шаман, Матем-Атика дух священного места Арифме- тикан
Владимир Юровицкий вождь iconО выпуске в обращение памятных монет «Иссыкский вождь» и «Усть-Каменогорск»
«proof» качества «Иссыкский вождь» из серии монет «Достояние Республики» номиналом 500 тенге и памятной монеты из сплава нейзильбер...
Владимир Юровицкий вождь iconВладимир Маканин. Голоса
Владимир Маканин. Голоса Владимир Семенович Маканин родился в 1937 году в городе Орске на Урале
Владимир Юровицкий вождь iconВикторина. Какой поэт, в каком стихотворении и о ком написал такие строки «К победе вождь надежный!»
Какой поэт, в каком стихотворении и о ком написал такие строки «К победе вождь надежный!»?
Владимир Юровицкий вождь iconЧЕполлино 2: The Rise of tchepollino
Виноградина — вождь пролетариата, по совместительству продавщица в местном сельпо
Владимир Юровицкий вождь iconБалагуров Владимир Николаевич Мамонтов Владимир Васильевич

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org