Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор»



Скачать 156.92 Kb.
Дата12.03.2013
Размер156.92 Kb.
ТипДокументы
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков
Политическая система в 30-е годы: государственная идеология.

«Великий террор».

Цели:

1. Подвести учащихся к пониманию причин возникновения в СССР политического террора.

2. Обеспечить усвоение учащимися понятия «великий террор».

3. Продолжить формирование умений анализировать, обобщать, оценивать исторические факты, аргументированно высказывать свое мне­ние.
Важнейшие события: политические процессы 1920-х – 1930-х гг.; убийство С.М.Кирова

Ключевые понятия и названия: репрессии; политические процессы; ОГПУ; ВКП(б); большой террор; ГУЛАГ; 58-я статья – «шпионаж», «измена Родине», «контрреволюционная аги­тация»; НКВД; тоталитарное государство; депортация; ЧК; ОГПУ; антисоветский элемент.
Даты: 1928 – 1929 – процессы «вредителей» (Шахтинское дело, дело Промпартии, дело Трудовой крестьянской партии);

1934 – XVII съезд «съезд победителей»;

1 декабря 1934 – убийство С.М.Кирова;

1936 – 1938 – московские политические процессы;

лето 1936 – орга­низован открытый судебный процесс над Каменевым, Зиновьевым;

весна—лето 1937 – чистка в Красной армии;

1939 году Сталин торжественно объявил – в СССР «в основном построен социа­лизм».

Персоналии: Ягода Генрих Григорьевич (Иегода Енон Гершонович), Ежов Николай Иванович, М.Н. Рютин, М.С. Иванов, В.Н. Каюров, Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев, ПА. Галкин, Сергей Миронович Киров
Слово учителя

Обстановка в партии. Оппозиция снизу

Чудовищные масштабы насилия над страной в период коллективиза­ции заставили содрогнуться даже многих «твердокаменных» большеви­ков — светлая мечта об обществе справедливости и счастья для трудя­щихся оборачивалась невиданной жестокостью, повсеместным разгу­лом самых низменных страстей, ис­треблением миллионов людей в мир­ное время.

Поскольку возможностей легально протестовать против сталинской по­литики уже не существовало, внутри партии появлялись подпольные оппо­зиционные группы (в Сибири, на Ук­раине, в Белоруссии). В 1932 г. сек­ретарь одного из московских райко­мов, человек, хорошо известный в партии, Мартемьян Рютин, организо­вал с группой единомышленников подпольный Союз марксистов-ленин­цев. Их обращение «Ко всем членам партии» призывало к срочному от­странению Сталина от власти.

С такими группами расправлялись уже не партийные съезды, а ОГПУ; Рютин на 10 лет был заключен в политизолятор.
Однако, когда Сталин поставил перед политбюро вопрос о казни оппозиционера, то добиться согласия на это ему не удалось; не­смотря на безусловную преданность вождю, его команда еще не решалась осудить на смерть большевика из «старой гвардии». Будь Рютин бес­партийным, его бы, конечно, расстре­ляли — как главаря контрреволюци­онной организации — безо всякого разрешения политбюро; но причис­лить к врагам народа высокопостав­ленного коммуниста пока представлялось невозможным. Сталину пришлось стерпеть, что его злейший ненавистник оставлен в живых.

«Съезд победителей»

В 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б), тогда же получивший назва­ние «съезд победителей». Этот съезд должен был продемонстрировать стране и миру полный триумф сталин­ской политики «большого скачка» и окончательное поражение всех поли­тических соперников генерального секретаря партии. С трибуны звуча­ли победные речи о ликвидации в СССР эксплуататорских классов, о переходе экономики на «социалисти­ческие рельсы», о рекордных темпах индустриализации страны.

Ораторы дружно прославляли «вдохновителя и организатора всех побед — мудрого вождя мирового пролетариата товарища Сталина». Некогда влиятельные и авторитетные соперники Сталина — Каменев, Зи­новьев, Бухарин — один за другим униженно каялись с трибуны в своих прошлых «ошибках», признавали пра­воту «победителей» и клялись в вер­ности партии.

В верхнем эшелоне власти оста­лись только безусловные привержен­цы Сталина, обязанные ему своей политической карьерой – Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Ор­джоникидзе и другие. Сталин нако­нец добился признания в качестве «ведущего теоретика партии». Одна­ко он, как никто другой, понимал, что почивать на лаврах еще рано. Чтобы личная власть стала действительно прочной, недостаточно было, изба­вившись от лидеров-конкурентов, привлечь на свою сторону партию — нужны были не добровольные сторон­ники, а покорная масса, «не союзни­ки, а подельники».

На съезде всё было не так без­облачно, как это выглядело внешне. Зал встречал появление Сталина в президиуме бурными единодушными овациями, но при тайном голосовании выяснилось, что не менее трехсот де­легатов не желают видеть его в новом составе ЦК. Вождь, предполагавший возможность такого рода сюрпризов, заранее принял меры: голосование контролировалось ОГПУ, и, когда ре­зультаты обнаружились, Сталин сумел их легко подправить: по его приказу Каганович лично изъял и уничтожил бюллетени с вычеркнутым именем ген­сека. Залу было доложено, что против Сталина подано всего три голоса — как и положено, меньше, чем против всех остальных.

Сталин еще раз смог убедиться, что в многократно «чищенной» партии всё еще оставалось немало людей, воображавших, будто они имеют пра­во и должны оказывать влияние на политическую линию руководства. В основном это были, конечно, пред­ставители «старой гвардии», участ­ники революции и гражданской вой­ны — численно небольшая, но весь­ма авторитетная прослойка в ВКП(б). Эти люди знали Ленина, многие из них прошли через царские тюрьмы, именно они привели партию к власти… Их окружал ореол легенды, на них снизу вверх смотрела молодёжь, их выбирали на партийные съезды – и они, даже если и не возражали против диктатуры вождя, всё же желали выбирать этого вождя по своему вкусу.

Вождь, однако, не собирался за­висеть от чьего бы то ни было вкуса. Опираясь на репрессивный аппарат, достаточный для того, чтобы «желез­ной рукой загнать в светлое будущее» целую страну, Сталин имел все воз­можности устранить последнее пре­пятствие на пути к абсолютной вла­сти и окончательно превратить партию из политической организации в по­слушный инструмент выполнения его приказов. Нужен был только повод.

Зал встречал появление Сталина в президиуме съезда бурными единодуш­ными овациями, но при тайном голо­совании выяснилось, что не менее трех­сот делегатов не желают видеть гене­рального секретаря в новом составе ЦК. Сталин убедился, что в многократно чищенной партии всё еще оставалось немало людей, воображавших, будто они имеют право и должны оказывать влияние на политическую линию руко­водства. В основном это были, конеч­но, представители "старой гвардии", участники революции и гражданской войны — численно небольшая, но весьма авторитетная прослойка в ВКП(б).


Дело Кирова

Больше всего голосов на выборах в ЦК на XVII съезде было подано за популярного секретаря Ленинград­ской парторганизации Сергея Киро­ва. Этот верный сталинец, сам того не желая, оказался потенциально опасным соперником вождя; некото­рые делегации предлагали ему бал­лотироваться в секретари ЦК, а пост генсека вообще упразднить; многие партийцы обещали Кирову свою под­держку. Киров не только отверг по­добные предложения, но и честно со­общил обо всем Сталину, однако раз­рядить этим сложившуюся вокруг себя ситуацию не сумел.

1 декабря 1934 г. все газеты стра­ны вышли с портретом Кирова в тра­урной рамке и с трагическим сооб­щением: любимец партии пал жерт­вой злодейского покушения...

В этот же день высокая комиссия во главе со Сталиным выехала в Ле­нинград для расследования обстоя­тельств убийства. Деятельность ко­миссии больше напоминала замета­ние следов преступления, чем поис­ки реальных виновников убийства.

ЦИК СССР издал постановление, предписывавшее отныне расследо­вать дела «о террористических орга­низациях и террористических актах против работников советской вла­сти» не более чем в 10-дневный срок, затем молниеносно судить обвиняе­мых «без участия сторон» (т.е. без адвоката и свидетелей) и немедлен­но приводить приговор в исполнение. Такая «упрощенная» судебная проце­дура гарантировала, что осужден бу­дет каждый попавший под следствие, и, кроме того, сильно повышала «про­пускную способность» судов, оконча­тельно превращая их в простую бю­рократическую инстанцию, которая автоматически утверждает выводы следователей.

Постановление стало сигналом к началу новой кампании массовых ре­прессий (знаменательное «совпаде­ние»: незадолго до убийства Кирова из тюрем и лагерей по амнистии вы­пустили многих уголовников — осво­бодились места для осужденных по «упрощенной» процедуре).

Убийство Кирова позволило Ста­лину решить сразу две задачи: из­бавиться от потенциально опасного соперника и завершить концентра­цию абсолютной власти над партией в своих руках. До этого времени ре­прессиям могли подвергаться поли­тические противники, «классовые вра­ги»; «кулаки», «буржуазные спецы-вредители» — но членство в ВКП(б), особенно с дореволюционным ста­жем, было гарантией личной непри­косновенности: коммунистов врагами народа не объявляли. Теперь насту­пила и их очередь...

Первыми жертвами, естественно, стали бывшие оппозиционеры. Каме­нева, Зиновьева, их прежних сторон­ников, а также реальных и мнимых троцкистов в очередной раз выгнали из партии и заставили принять на себя «моральную ответственность» за убийство Кирова. По всем парторга­низациям рассылались закрытые письма с призывами к «бдительности»: ни один бывший член какой-либо оппози­ционной группы не должен был остать­ся в рядах ВКП(б) — ведь все их пока­яния и признания в ошибках теперь якобы оказались притворными.

Коммунистам предлагалось исхо­дить из того, что бывшие оппозици­онеры, лицемерно клянясь в верно­сти партии, тайно плели заговоры и готовили убийства — не только Ки­рова, но и других руководителей, включая самого Сталина! Газеты раз­дували истерию, вдалбливая в созна­ние масс: враг может быть везде, врагом может оказаться кто угодно...

Кратко перечислить другие судебные процессы.

Открытые процессы

Летом 1936 г. в Москве был орга­низован открытый судебный процесс над Каменевым, Зиновьевым и рядом других «членов объединенного троцкистско-зиновьевского центра». На глазах у потрясенных зрителей (в чис­ло которых предусмотрительно вклю­чили иностранных дипломатов и жур­налистов) обвиняемые признавались в самых чудовищных преступлениях: заговорах с целью убийства высших партийных руководителей, вреди­тельстве, сотрудничестве с иностран­ными разведками...

Прокурор Вышинский в своей об­винительной речи заявил: «Эти беше­ные псы капитализма стремились разорвать лучших из лучших людей нашей советской страны... Они дума­ли, что сумеют посеять смятение и ужас в наших рядах... Я требую, что­бы эти бешеные псы были расстре­ляны — все до одного!»

Никто из обвиняемых не пытался хоть как-то оправдаться. В своем по­следнем слове они клеймили себя за «презренное предательство», называли себя «отбросами своей страны», «фашистскими убийцами», заявляли, что их преступления слишком отвра­тительны, чтобы просить о милосер­дии, подчеркивали, что их прошлые революционные заслуги служат не оправданием, но предостережением для всех советских людей: не только бывший князь или капиталист может быть врагом народа, но и потомствен­ный рабочий, вступивший в партию еще подростком и проведший юность в царских тюрьмах и ссылках...

После таких признаний зрители уже как-то не замечали, что, кроме по­казаний самих обвиняемых, у судей нет абсолютно никаких улик и доказа­тельств. Те, кто не прошел через за­стенки ОГПУ—НКВД, не могли вооб­разить, что можно так оговаривать себя, не будучи виновным на самом деле. Спектакль, тщательно готовив­шийся полтора года, удался на славу: даже самые скептичные иностранцы покидали зал в уверенности, что быв­шие оппозиционеры действительно совершили какие-то преступления.

В 1936—1938 гг. открытые судеб­ные процессы, поставленные по тако­му же сценарию, прошли по всей стране. Все они поражали наблюда­телей полным единодушием обвини­телей, адвокатов, судей, а также под­судимых, каявшихся в самых неверо­ятных преступлениях. Работу следо­вателей, добывавших признания у своих жертв, облегчило официальное разрешение применять к подслед­ственным пытки (1937). Никаких иных доказательств вины, кроме признания обвиняемого, не требовалось.

Истребление старой партии

Так начался большой террор, про­должавшийся (с периодическими спадами и всплесками) до самой смерти Сталина. В 1937—1938 гг. были казнены почти все уже находив­шиеся к тому времени в лагерях и тюрьмах бывшие меньшевики, эсе­ры, состоявшие в каких-либо оппози­циях большевики. Одновременно шло массовое истребление «старой партийной гвардии» — уже без вся­ких выяснений, кто, когда и за кого голосовал. Были расстреляны или погибли в лагерях большинство де­легатов XVII съезда ВКП(б) и более 2/3 избранного ими Центрального комитета. В партии (и в живых) пра­ктически не осталось тех, кто когда-то создавал ее и вел к власти. Дореволюционый партийный стаж стал в те годы не менее опасным, чем дво­рянское происхождение.

Занимать должность секретаря парторганизации, директора завода, председателя колхоза, начальника стройки и т.п. тоже было тогда смер­тельно опасно; на место разоблачен­ных и казненных «врагов» назначались новые люди, которых очень часто вско­ре ждала участь их предшественни­ков. Молниеносные карьеры заканчи­вались тюрьмой, лагерем или рас­стрелом. Только в 1937 г. руководство многих краевых, областных и респуб­ликанских партийных и советских ор­ганов сменилось по 4—5 раз!

Технология террора

Весной—летом 1937 г. разверну­лась чистка в Красной армии. Как и все подобные кампании, она началась с уничтожения верхушки - генерали­тета. Тухачевский, Якир, Уборевич, Блюхер, Егоров и другие высшие командиры — красные герои граждан­ской войны — обвиненные в «контр­революционном заговоре» и шпиона­же в пользу Германии на основании заведомых фальшивок, были пригово­рены к расстрелу закрытыми судами.

В один день арестовали более 800 высших командиров, после чего чистка развивалась по отработанной схеме: из арестованных пытками вы­бивали показания против их товарищей, еще находившихся на свободе, и т.д. В 1937—1941 гг. было уничто­жено около 80 000 офицеров; армия оказалась обезглавленной.

То же самое методично и плано­мерно проделывалось и в иных ве­домствах — от Наркомата путей со­общения до службы внешней развед­ки и Коминтерна. Не избежали общей участи и сами грозные «органы» — и начинавший большой террор Генрих Ягода, и сменивший его на посту гла­вы НКВД кровавый карлик Николай Ежов были расстреляны как «враги народа». Вслед за ними в тюрьмы отправлялись их подчиненные; недав­ние палачи сами оказывались на ме­сте своих жертв (характерно, что они, прекрасно зная методы работы сво­ей организации, безоговорочно под­писывали любые показания против себя и кого угодно еще).

Через открытые судебные процес­сы прошла только часть самых изве­стных стране партийных лидеров. Основная масса жертв отправлялась в ГУЛАГ (Государственное управле­ние лагерей) или на казнь без таких долгих и сложных юридических про­цедур. Суды обходились не только без адвоката и свидетелей, но часто и без присутствия самого обвиняе­мого — приговор выносился заочно, вручался обвиняемому и приводился в исполнение немедленно, без всяких обжалований. Но и при такой «упро­щенной процедуре» репрессивная машина в те годы была перегружена и едва справлялась с огромным объе­мом «работы».

Все тюрьмы были переполнены; часто заключенных набивали в каме­ры так, что они не могли не только лежать, но и сидеть. По ночам в тю­ремных дворах ревели моторы грузо­виков — так глушили звуки выстре­лов и крики расстреливаемых. Органы НКВД, как и все советские ведом­ства, получали сверху плановые раз­нарядки — сколько «врагов народа» следует разоблачить и уничтожить.

58-я статья

Первый удар большого террора обрушился на партию, но затем ре­прессии быстро распространились практически на все слои населения. Обвинить в «шпионаже», «измене Родине», «контрреволюционной аги­тации», «организации террористи­ческих актов или диверсий» (все по­добные преступления были включены в знаменитую 58-ю статью Уголовно­го кодекса) могли практически любо­го. Достаточным основанием для это­го был донос или знакомство с кем-либо из уже арестованных «врагов народа». В тюрьме могли оказаться и библиотекарша, у которой много лет назад брали книги какие-нибудь «троцкисты», и неграмотный мужик, завернувший селедку в газету с пор­третом вождя, и заводской мастер, у которого на участке произошел несча­стный случай, и школьный учитель, в недостаточно сильных выражениях заклеймивший Троцкого, и т.д., и т.д.

Никто не был застрахован от по­падания в руки НКВД, ничто не явля­лось гарантией безопасности, — но меньше всего шансов выжить в те страшные годы было у людей неорди­нарных, самобытных, чем-то выде­лявшихся из общей массы. Зато на­ступило раздолье для подлых и бес­принципных; анонимный донос на на­чальника, соперника, соседа стал са­мым надежным средством решения разнообразных личных проблем — от ускорения карьеры до расширения жилплощади.

4. Рассказ учителя о репрессиях и политических процессах в 30-е гг. (в объеме учебника) дополнительно можно рассказать о разгроме так называемой контрреволюционной организации «союза марксистов-ленинцев».

Мультимедийная презентация семьи Рамих (краеведческий материал)

5. Работа учащихся с историческим документом.

Прочитайте документ и запишите ответы на вопросы.

Из обращения М. Н. Рютина

«Ко всем членам ВКП(б)». Июнь 1932 г.

Права партии, гарантированные Уставом, узурпированы ничтожной кучкой беспринципных политиканов. Демократиче­ский централизм подменен личным усмотрением вождя, а коллективное руководство — системой доверенных людей.

Центральный Комитет стал совещательным органом при «непогрешимом» диктаторе, а областные комитеты — бес­правными придатками при секретарях областкомов.

Политбюро, Президиум ЦКК, секретари областных коми­тетов... превратились в банду беспринципных, изолгавшихся и трусливых политиканов, а Сталин — в неограниченного и несменяемого диктатора, проявляющего в десятки раз больше тупого произвола, самодурства и насилия над масса­ми, чем любой самодержавный монарх...

Всякая живая, большевистская партийная мысль угрозой исключения из партии, снятием с работы и лишением всех средств к существованию задушена...

Партийный аппарат в ходе развития внутрипартийной борь­бы и отсечения одной руководящей группы за другой вырос в самодовлеющую силу, стоящую над партией и господству­ющую над ней...

Партийные и рабочие массы обязаны спасти дело больше­визма, они обязаны свою судьбу взять в собственные руки. Сталин и его клика не уходят и не могут добровольно уйти со своих мест, поэтому они должны быть устранены силой.

6. Беседа с учащимися по вопросам к документу.

1. О каких изменениях, произошедших внутри комму­нистической партии, говорится в обращении М. Н. Рютина?

2. В чем видит М. Н. Рютин причины этих изменений?

3. Какие меры он предлагает для исправления сущест­вующего положения в партии?

4. Как вы думаете, в чем заключались более глубинные истоки подобного перерождения партии?

«Сын за отца не отвечает»

Часто вслед за арестом главы се­мьи брали и его родных — вплоть до несовершеннолетних детей (с 1935 г. на детей с 12 лет распространялись все виды уголовной ответственности — вплоть до смертной казни). Для таких случаев существовала особая статья обвинения — «член семьи изменника Родины» (сокращенно осужденных за подобные «преступления» называли чесэирами).

Жены публично отрекались от аре­стованных мужей, детей на пионер­ских и комсомольских собраниях вы­нуждали клясться в ненависти к ро­дителям, объявленных шпионами од­новременно нескольких вражьих раз­ведок. Но и это далеко не всегда их спасало — родные «врагов народа» были заложниками следователей НКВД, и судьба детей часто зависе­ла от «признаний» арестованного.

Заложниками становились и аре­стованные ближайшие родственники, жены тех высших руководителей, ко­торые продолжали работать и счита­лись «верными соратниками вождя» (долгие годы провела в лагерях жена председателя Верховного совета СССР Калинина, была посажена жена Молотова, врагом народа объявили брата Кагановича).

« И стребительно-трудовые»

Численность казненных, отправ­ленных в лагеря и ссылки в годы большого террора до сих пор не под­дается точному подсчету. Известно лишь, что счет шел на миллионы; в 1950-е гг., когда начали пересматри­вать приговоры сталинской поры, реабилитированных оказалось около 20 миллионов (и это при том, что пе­ресмотр судебных дел коснулся тогда далеко не всех).

Лагеря НКВД недаром прозвали «истребительно-трудовыми» — ре­жим содержания в них оставлял по­павшим туда очень мало шансов вы­жить. Фактически это были лагеря смерти — людей там убивали непо­сильным трудом и голодом. Прежде чем погибнуть, заключенные успева­ли внести свой вклад в «строитель­ство социализма», работая на рудни­ках, лесоповале, на стройках пятиле­ток. Целые обширные области на Крайнем Севере, в Восточной Сиби­ри, на Чукотке осваивались в основ­ном трудом заключенных.

Лагеря получали производственные планы, как и обычные предприятия. В конце 1930-х гг. получили широкое рас­пространение так называемые шараш­ки— специальные тюрьмы, в которых заключенные ученые, инженеры и кон­структоры разрабатывали новые об­разцы военной техники. Рабский труд заключенных стал одним из необхо­димых элементов «плановой социали­стической экономики».

В 1939 году Сталин торжественно объявил, что цель, ради достижения которой большевистская партия захватила власть в 1917 г., достигнута: в СССР «в основном построен социа­лизм».

Это заявление содержало в себе некоторую долю правды: в СССР к этому времени действительно утвер­дился — и даже не «в основном», а полностью — новый, нигде и никогда ранее не существовавший обществен­ный строй. Однако этот строй имел мало общего с тем «царством свобо­ды», которое называл социализмом Карл Маркс и ради которого готов был переступить через все человече­ские законы Ленин. Гораздо больше он напоминал политический идеал вождя итальянских фашистов Муссо­лини — тоталитарное государство.

Работа учащихся с картой.

(Атлас «Отечественная история XX век. Народное хозяйство в СССР в 1926 – 1940 гг»)

1. Внимательно изучите легенду карты.

2. Покажите территории, на которых располагались лагеря ГУЛАГа.

3. Какие выводы можно сделать, глядя на карту?

Домашнее задание (дифференцированно):

  1. Сообщение о «Великом терроре».

  2. Сбор и обработка краеведческого материала по репрессированной семье Первушиных.

2. Продолжить работу с предметно-терминологическим словарём по изученной теме (тезаурусом).

3. Составить тесты по теме.

4. Продолжить составление сборника хронологических событий.

5. Составить дневник от имени исторического лица о пережитом терроре.
БОЛЬШОЙ ТЕРРОР.

Сталин полностью контролировал карательные органы (НКВД) и исполь­зовал их для уничтожения своих воз­можных противников. С 1937 г. быть членом партии с дореволюционным ста­жем стало смертельно опасным — по­давляющее большинство старых боль­шевиков было арестовано по надуман­ным обвинениям, их либо расстреляли, либо отправили в лагеря.

Но большой террор решал и более широкую задачу, чем ликвидация кон­курентов диктатора, — в кровавой мя­сорубке физически уничтожались все те, кто по своим человеческим качествам не мог быть простым и абсолютно по­слушным исполнителем приказов вла­сти. Для ареста и уничтожения челове­ка не требовалось никакой конкретной провинности — "органы" механически выполняли план выявления определен­ного количества "врагов народа".

Никто не был застрахован от попа­дания в лапы НКВД, ничто не явля­лось гарантией безопасности, — но меньше всего шансов выжить в те страшные годы было у людей неорди­нарных, самобытных, чем-то выделяв­шихся из общей массы. Зато наступи­ло раздолье для подлых и беспринцип­ных — анонимный донос на начальни­ка, соперника, соседа стал надежным средством решения самых разнообраз­ных личных проблем — от ускорения карьеры до расширения жилплощади.

Большой террор продолжался — с отливами и приливами — вплоть до смер­ти Сталина. Численность казненных, отправленных в лагеря и ссылки в эти полтора десятка лет до сих пор не подда­ется точному подсчету. Известно лишь, что речь шла о миллионах: в 1950-е гг., когда начали пересматривать приговоры сталинской поры, реабилитированных оказалось около 20 миллионов (и это при том, что пересмотр коснулся тогда дале­ко не всех судебных дел).

Настоящим государством в государ­стве стал ГУЛАГ (Главное управление лагерей). Целые обширные области на Крайнем Севере, в Восточной Сибири, на Чукотке осваивались исключитель­но трудом заключенных. Лагеря полу­чали производственные планы, как и обычные предприятия. Рабский труд заключенных стал одним из необходи­мых элементов "плановой социалисти­ческой экономики".

Похожие:

Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» icon«Формулы сокращенного умножения»
Дидактическая цель: создание условий для закрепления и систематизации знаний по теме, развитие общеучебных умений и навыков
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconТема Политическая идеология: сущность, характеристики, виды
Политическая идеология является одной из наиболее влиятельных форм политического сознания, воздействующих на содержание властных...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconРазвитие ведущих общеучебных умений и навыков учащихся через использование проектной технологии в процессе обучения английскому языку.

Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconСамостоятельная работа на уроках информатики как средство формирования общеучебных умений и навыков березина Татьяна Александровна моу "Гимназия №123, г. Барнаул" e-mail
Статья состоит из двух частей: в первой части раскрыто, какие общеучебные умения и навыки необходимо формировать на уроке информатики....
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» icon22 Политическая борьба в России в 1905-1907 гг
Пср оказались провокаторами, агентами охранки. Эсеровский террор с 1912 по 1911 годы унес жизни более 200 человек — министров, губернаторов,...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconИсследование Научное исследование 1 процесс выработки новых знаний
Педагогическое исследование – процесс и результат научной деятельности, направленной на получение новых знаний о закономерностях,...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconИпм -1: Теоретическая интерпретация опыта
Обобщение педагогического опыта «Формирование и развитие общеучебных умений и навыков учащихся как способ повышения качества обучения...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» icon«Работа с графическим редактором растрового типа»
Учебный предмет Информатика и икт в общеобразовательной школе решает целый комплекс задач: формирование мировоззрения, развитие общеучебных...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconА. И. Уёмов красный террор как система
О том, что такое красный террор, можно узнать из вполне официального источника — из еженедельников чрезвычайных комиссий по борьбе...
Получение новых знаний и развитие общеучебных навыков Политическая система в 30-е годы: государственная идеология. «Великий террор» iconУрок по теме «Электромагнитное поле»,повторения и коррекции знаний; Оборудование : компьютер, проектор, презентация «Шкала электромагнитных излучений»
Цель урока: обобщение материала по теме, развитие устной речи учащихся, развитие навыков самостоятельной работы, анализа и систематизации...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org