Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный



страница40/51
Дата19.10.2012
Размер7.66 Mb.
ТипДокументы
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   51

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В УЗЕЛ
1
Сны пришли до рассвета. Разрозненные случайные изображения иногда укладывались в короткую последовательность без определенного смысла и цели. Сперва она увидела цвета и геометрические узоры. Николь не могла вспомнить, когда они начались. В какой то миг она впервые подумала: «я – Николь, я, должно быть, жива». Но это было давно. С тех пор перед ее умственным взором прошли целые сцены, в том числе лица людей. Некоторых она узнавала. «Это – Омэ, – сказала она себе. – Это – мой отец». С каждым разом Николь ощущала все большую грусть. В последних ее снах гостили и Ричард, и Кэти. «Но они оба мертвы. Они погибли, прежде чем я уснула».

Открыв глаза, она не увидела ничего. Тьма была полной. Николь медленно осознавала, где находится. Она опустила руки, ощутила под пальцами мягкую пену, повернулась на бок – почти без усилия. «Должно быть, я в невесомости», – поняла Николь. Ум ее начинал функционировать после многолетнего сна. «Где я?» – спросила она себя, прежде чем уснуть снова.

Проснувшись в следующий раз, Николь увидела одинокий источник света в другом конце замкнутого контейнера, в котором лежала. Она вынула ногу из белой пены и подняла ее к свету. На обеих ногах оказались чистые шлепанцы. Николь попробовала дотянуться до источника света большими пальцами, но он располагался слишком высоко.

Николь поднесла ладони к лицу, но свет был настолько тускл, что она не видела ничего, кроме темного силуэта. Места в контейнере не хватало, чтобы сесть, но она ухитрилась дотянуться да крышки одной рукой, упираясь другой в дно. Николь тронула пальцами мягкую пену. Под ней ощущалась твердая поверхность; дерево или скорее всего металл.

Легкие усилия утомили ее. Она быстро дышала, сердце тоже торопилось. Ум пробуждался. Николь вспомнила последние мгновения, проведенные на Раме, прежде чем заснула. «Пришел Орел. А я как раз нашла ту девочку в Альтернативном Домене… Но где я теперь? И как долго проспала?»

Она услышала легкий стук по контейнеру и откинулась назад в пену. «Кто то пришел. Мои вопросы скоро получат ответ». Крышка над контейнером медленно поползла вверх. Николь рукой прикрыла глаза от света. Она увидела лицо Орла и услышала его голос.
Оба они сидели в большой комнате. Все вокруг было белым: стены, потолок, небольшой округлый стол перед ними, даже кресло, чашка, тарелки и ложка. Николь пригубила теплого бульона. Он пах цыпленком. Слева располагался белый контейнер, в котором она отдыхала возле стены. Других предметов в комнате не было.

– …Всего шестнадцать лет, конечно, по собственному времени путешественника, – говорил Орел. «По времени путешественника, – подумала Николь.
 – Так говорил и Ричард…» – Мы не сумели столь надежно замедлить ваше старение, как сделали это прежде. Увы, собираться пришлось поспешно.


Невзирая на невесомость, каждое движение давалось Николь с огромным трудом. Мышцы ее пробыли в бездействии слишком долго. Орел помог ей одолеть несколько шагов от контейнера до стола. Ее ладони чуть подрагивали, даже после того, как она попила воды и съела суп.

– Итак, мне теперь около восьмидесяти? – спросила она Орла неровным голосом, который едва сумела признать.

– Примерно так, – ответил инопланетянин. – Твой возраст невозможно точно определить.

Николь поглядела через стол на своего спутника. Орел был таким же, как и всегда. Синие глаза по обе стороны выступающего серого клюва не потеряли своего таинственного обаяния. Перья на голове оставались чисто белыми, резко контрастируя с темно серыми пятнами на лице, шее и затылке. Четыре молочно белых пальца на каждой руке были мягки, словно детские.

Николь впервые посмотрела на свои собственные руки. Они стали морщинистыми и покрылись старческими пигментными пятнами. Она повернула их, и откуда то из уголка ее памяти донесся смешок. «Фтизические, – говорил Ричард. – Вот это слово! Это уже не старческие, это совершенно дряхлые… Вот уж не думала, что придется прибегнуть к нему… – Воспоминание исчезло. – Мои руки так одряхлели».

– А вы не стареете? – спросила она у Орла.

– Нет, – ответил он. – Во всяком случае, в том смысле, в котором вы понимаете время… Меня регулярно обслуживают и заменяют подсистемы, обнаруживающие ухудшение характеристик.

– Значит, вы и не умираете?

Он помедлил.

– Это не совсем так, – проговорил Орел. – Как и все члены моей группы, я создан для определенной цели. Когда необходимость в моем существовании исчезнет и меня нельзя будет перепрограммировать на новое дело, я буду лишен энергии.

Николь хотела рассмеяться, но сдержалась.

– Прошу прощения, понимаю, что это не забавно… но выбор этих слов показался мне странным… «лишен энергии»…

– Да, это так, – ответил Орел. – Внутри меня располагается несколько крошечных источников энергии вместе со сложной системой ее распределения. Энергетические элементы выполнены в виде блоков и их можно переместить от одного к другому. Когда перестанут во мне нуждаться, элементы просто извлекут и поместят в другое существо.

– Подобно пересадке органов, – сказала Николь, допивая воду.

– В известной степени, – согласился Орел. – Кстати, ты мне напомнила… Во время долгого сна твое сердце дважды останавливалось; второй раз уже после того, как мы прибыли сюда, в систему Тау Кита… Нам удалось поддерживать в тебе жизнь лекарствами и механическими стимуляторами, но твое сердце теперь существенно ослабело… Если ты хочешь вести активную жизнь еще в течение продолжительного периода времени, сердце следует заменить.

– Вот почему меня оставили здесь надолго, – указав на контейнер, спросила Николь.

– Отчасти, – ответил Орел. Он уже поведал Николь, что большинство обитателей Рамы пробудилось значительно раньше нее, некоторые уже целый год назад, и что все живут тесно. – И нас беспокоит, насколько комфортабельно тебе покажется в перестроенном корабле звезде… мы реконструировали этот космический аппарат поспешно, и поэтому многие удобства отсутствуют… Тревогу вызывает твой возраст, поскольку среди людей старше тебя нет никого…

«Действительно, – сказала себе Николь. – Нападение октопауков уничтожило всех, кто был старше сорока… Я осталась единственной из стариков…»

Орел умолк на мгновение. Когда Николь вновь поглядела на инопланетянина, в его завораживающих глазах поблескивал огонек симпатии.

– К тому же, ты дорога нам… учитывая, все что ты сделала для нас…

«Неужели, – подумала Николь, все еще глядя в завораживающие глаза Орла,

– это электронное создание действительно способно чувствовать? Неужели Ричард прав, и все человеческие качества можно продублировать?»

– …Мы выждали как можно дольше, – проговорил Орел, – чтобы свести к минимуму время, которое тебе придется провести в неидеальных условиях… Однако мы приступили к подготовке следующей фазы наших действий… Как ты видишь, все обитатели этой комнаты эвакуированы очень давно; дней через восемь десять мы начнем разбирать стены. К этому времени тебе следует набраться сил…

Николь вновь перешла к расспросам о своей семье и друзьях.

– Как я уже говорил, – отвечал Орел, – все они перенесли долгий сон. Однако адаптация к жизни в Гранд отеле, как зовет это место твой друг Макс, не всем далась легко. Все твои ближние по Изумрудному городу, включая девушку Марию и мужа Элли Роберта, были первоначально размещены в одном отсеке «морской звезды» в двух больших смежных комнатах. Всех предупредили о том, что подобные условия являются временными, и обещали впоследствии перевести в новые помещения с большими удобствами. Увы, Роберту и Галилею не удалось приспособиться к необычным условиям Гранд отеля.

– И что же с ними случилось? – с тревогой спросила Николь.

– По социологическим причинам их обоих переместили в другое помещение космического корабля с более жестким режимом. Первым не выдержал Роберт. Вскоре после пробуждения он впал в жестокую депрессию и так и не смог преодолеть ее. К несчастью, он скончался около четырех месяцев назад… С Галилеем все в порядке – в физическом плане, однако антисоциальное поведение не прекращается…

Узнав о смерти Роберта, Николь ощутила глубокую скорбь. «Бедная Никки,

– подумала Николь. – По настоящему у нее так и не было отца… Элли, твоя свадьба принесла вовсе не то, на что я надеялась…»

Она сидела, вспоминая о Роберте Тернере. «Ты был таким сложным человекам, таким одаренным и посвятил всю свою жизнь работе. Но как личность ты оказался удивительным неудачником. Что, если основа твоей души умерла давным давно… в том зале суда в далеком Техасе, на планете по имени Земля?» Николь покачала головой.

– Увы, – сказала она Орлу, – вся энергия которую я потратила, чтобы спасти Кэти и Роберта от микрооружия октопауков, была Израсходована впустую.

– Ну, не совсем, – возразил Орел, – ведь тогда это было нужно тебе.

Николь улыбнулась и поглядела на коллегу инопланетянина. «Ну что ж, мой всеведущий друг, – подумала она, подавляя зевок. – Должна признать, что рада вновь оказаться в твоем обществе… Быть может, сам ты и не живое существо, однако проявляешь изрядную мудрость по отношению к нам».

– Позволь мне помочь тебе вернуться в постель, – проговорил Орел. – Для первого раза движений достаточно.
Николь была весьма довольна собой. Она наконец одолела всю комнату по периметру без остановки.

– Браво, – похвалил ее Орел, подходя к ней. – Просто сказочный прогресс. Мы не надеялись, что ты сумеешь так быстро восстановить силы.

– Очень хочется пить, – сказала она, улыбаясь. – Это старое тело теряет столько воды.

Орел поднес ей стакан воды со стола. Допив, Николь повернулась к своему инопланетному Другу.

– Ну как, ты готов выполнить свою часть сделки? – спросила она. – В том чемодане я найду зеркало и перемену одежды?

– Да, – ответил Орел. – Я даже принес косметику, которую ты просила… Но сперва я хочу обследовать тебя, необходимо удостовериться, что сердце в порядке. – Он поднес к ее телу небольшое черное устройство и некоторое время наблюдал за крохотным экраном. – Хорошо, – наконец проговорил он. – Скорее даже отлично… Никаких нарушений. Просто сердце работает с перебоями, чего и следует ожидать в таком возрасте.

– А мне можно поглядеть? – поинтересовалась Николь, увидев монитор. Орел вручил ей приборчик. – Итак, – сказала она, – эта штуковина получает сигналы из моего сердца… но что именно означают эти завитушки и странные символы на экране?

– В твое тело введено около тысячи крохотных зондов, более чем половина из них располагается в области сердца. Они не только измеряют критические характеристики сердца и прочих органов, но и регулируют кровообращение и усвоение кислорода. Некоторые из зондов даже помогают органам нормально функционировать… На экране ты видишь суммарные данные за конкретный временной интервал. Их обрабатывает и передает процессор, расположенный внутри твоего тела.

Николь нахмурилась.

– Не надо было спрашивать. Нечему радоваться… Зачем вы натолкали в меня весь этот электронный мусор?

– Зонды, вообще то говоря, не электронные, – возразил Орел, – во всяком случае, в том смысле, в каком вы, люди, понимаете это слово. И они абсолютно необходимы на этом этапе твоей жизни. Без них ты не прожила бы даже дня…

Николь поглядела на Орла.

– Почему же тогда нельзя было позволить мне умереть? – спросила она. – Или у вас есть какие то цели, оправдывающие подобные усилия? Быть может, я что то должна еще сделать для вас?

– Быть может, – ответил Орел. – Но что, если мы просто хотели предоставить тебе возможность еще раз увидеть свою семью и друзей?

– Трудно поверить, что мои желания могут что либо значить в вашей иерархии ценностей.

Орел промолчал. Он подошел к чемодану, оставленному на полу возле стола, и возвратился с зеркалом, влажной тканью, простым синим платьем и сумочкой с косметикой. Николь сняла белый ночной халат, который был на ней, обтерлась полотенцем и одела платье. Она глубоко вздохнула, принимая от Орла зеркало.

– Вот уж это я совершенно не готова увидеть, – проговорила она с нервной улыбкой.

Николь не смогла бы узнать лицо, представшее перед ней в зеркале, не подготовься она к этому заранее. Вся кожа была покрыта сетью мешочков и морщин. Волосы, даже брови и ресницы, стали либо белыми, либо серыми. Николь захотелось заплакать, и она с трудом сдержала слезы. «Боже, – подумала она, – какая старуха… неужели это действительно я?»

Она поглядела на свое лицо в зеркало, вспоминая черты той очаровательной женщины, которой была когда то. Там и сям она еще могла видеть остатки прежней красоты, однако надо было знать, где искать.

Николь вдруг вспомнила некий давний случай, когда она подростком вместе с отцом гуляла по сельской дороге возле их дома в Бовуа. К ним приближалась старуха с палочкой, и Николь попросила отца перейти на другую сторону, чтобы обойти ее стороной.

– Почему? – удивился отец.

– Потому что я не хочу видеть ее, – проговорила Николь. – Она стара и уродлива… От нее у меня мурашки по коже.

– Когда нибудь и ты станешь старухой, – ответил отец, отказавшись перейти дорогу.

«А теперь я сама стара и уродлива, – подумала Николь. – У меня от себя самой мурашки по коже». Она вернула зеркало Орлу.

– Ты предупреждал меня, – сказала она скорбно. – Нужно было прислушаться.

– Конечно, ты потрясена. Ты не видела себя шестнадцать лет. Но люди с трудом примиряются со старостью, даже когда стареют день ото дня. – Он протянул ей сумочку с косметикой.

– Нет, спасибо, – Николь решительно отодвинула ее. – Ситуация безнадежна. С этим лицом ничего не сделал бы даже Микеланджело.

– Как хочешь. Но у тебя будет гость, и по моему лучше приготовиться.

– Гость! – проговорила Николь с тревогой и возбуждением. – У меня будет гость… Кто же? – она потянулась к зеркалу и косметике.

– Это сюрприз, – ответил Орел. – Жди через несколько минут.

Николь посмотрела в зеркало, подкрасила губы, расчесала седые волосы и расправила ресницы. Закончив, бросила в зеркало неодобрительный взгляд.

– Ничего большего я не могу сделать, – сказала она столько же самой себе, сколько и Орлу.

Через несколько минут Орел направился к двери, и вернулся из коридора с октопауком. Николь еще издали заметила ярко синие тона, нарушающие ровные рамки.

– Здравствуй, Николь, как ты себя чувствуешь? – спросила октопаучиха.

– Синий Доктор ! – взволнованно вскрикнула Николь.
Синий Доктор, поднеся монитор к телу Николь, проговорила:

– Я буду с тобой, пока ты не окрепнешь. У Орла есть более важные дела.

На крошечном экране друг друга сменяли цветовые полосы.

– Не понимаю, – Николь глядела на устройство сверху вниз. – Когда этой вещицей пользовался Орел, на экране были завитушки и какие то непонятные символы.

– О, это их специальный технический язык, – отозвалась Синий Доктор. – Он невероятно точен, куда там нашему цветовому… Но я, естественно, не могу пользоваться им… Однако это устройство работает на многих языках. Можно переключить даже на английский.

– Ну а как же ты разговариваешь с Орлом, когда меня нет рядом? – спросила Николь.

– Мы оба пользуемся цветовой речью, – ответила Синий Доктор. – Полосы пробегают по его лбу слева направо.

– Ты шутишь? – поразилась Николь, пытаясь представить себе Орла с цветовыми полосами на лбу.

– Вовсе нет. Орел – существо удивительное. С птицами он бормочет и кричит, с мирмикотами визжит и посвистывает…

Николь никогда не видела слово «мирмикот» в цветовом языке. Когда она попросила пояснений, Синий Доктор сообщила, что шестеро этих странных созданий теперь обитают в Гранд отеле, еще четверо вот вот должны появиться из созревающих манно дынь.

– Хотя октопауки и люди проспали весь долгий путь, – проговорила Синий Доктор, – манно дыням позволили развиться до мирмикотов и ватного материала. Теперь подрастает следующее поколение.

Синий Доктор опустила устройство на стол.

– Итак, что скажешь мне сегодня, доктор? – спросила Николь.

– К тебе возвращаются силы, – ответила октопаучиха. – Но ты жива лишь потому, что в твоем организме находятся зонды. И скоро надо будет подумать…

– …о замене сердца… знаю, – сказала Николь. – Может, это странно, но идея не кажется мне привлекательной… Не знаю почему, но я против нее: быть может, потому, что пока не вижу, зачем мне жить… Вот если бы Ричард был со мной…

На мгновение ей вновь представился видеозал, последние моменты жизни Ричарда в замедленной съемке. Она не вспомнила об этом моменте после пробуждения.

– А можно мне задать личный вопрос? – спросила Николь.

– Пожалуйста, – отозвалась октопаучиха.

– Мы вместе видели смерть Ричарда и Арчи, – проговорила Николь. – Я была потрясена и ни о чем более не могла думать. Вместе с Ричардом погиб Арчи, ты прожила с ним всю жизнь. И все же это ты сидела возле меня и утешала… Неужели ты не ощущала утраты и горя?

Синий Доктор ответила не сразу.

– Нас, октопауков, от рождения приучают скрывать эмоции, как вы их зовете. Альтернаты, наоборот, подвержены разным чувствам. Но те из нас…

– Прошу прощения, – мягко перебила ее Николь, прикасаясь к щупальцу коллеги. – Меня интересует не медицинская сторона, я спрашиваю как подругу.

Короткая пурпурная вспышка, затем синяя медленно обежали голову доктора.

– Да, я ощущаю потерю. Но я знала, что это должно случиться… Рано или поздно. Когда Арчи вступил в военный отряд, терминация сделалась неизбежной… К тому же, в тот момент я была обязана помочь тебе.

Дверь в комнату открылась и внутрь вошел Орел с большой коробкой, заполненной едой, одеждой и различным оборудованием. Он сообщил Николь, что принес ей космический костюм и что она в «ближайшем будущем выйдет из своего помещения.

– Синий Доктор утверждает, что ты умеешь говорить и на их языке, – игриво промолвила Николь. – Я бы хотела увидеть, как это делается.

– Что именно ты хочешь узнать от меня? – спросил Орел ровными узкими цветовыми полосами, возникавшими на левой стороне его лба и перебегавшими направо.

– Довольно, – усмехнулась Николь. – Ты и вправду удивителен.
Николь стояла на полу гигантской фабрики и смотрела на пирамиду перед собой. Справа от нее, менее чем в километре, группа биотов, в том числе пара огромных бульдозеров, возводила высокую гору.

– Зачем вы делаете все это? – проговорила Николь в крошечный микрофон внутри своего шлема.

– Это часть следующего цикла, – ответил Орел. – Мы решили, что подобная конструкция увеличит вероятность получения результата, на который мы рассчитываем.

– Итак, вы обнаружили новых космоплавателей?

– На этот вопрос я не могу дать ответа. Моя работа не связана с очередным полетом Рамы.

– Но ты ведь говорил мне, что в конструкцию корабля вносятся лишь самые необходимые изменения.

– Ничем не могу помочь. Садись в вездеход, мы с Синим Доктором отвезем тебя поближе к горе.

Октопаучиха казалась странной в космическом костюме. Николь даже расхохоталась, впервые увидев Синего Доктора в облегающем, как перчатка, белом костюме, покрывающем полное тело и восемь щупалец. Ее голову прикрывал прозрачный шлем, не мешавший понимать цветовую речь.

– Когда мы впервые вышли наружу… я была удивлена, – сказала Николь Синему Доктору, когда открытый вездеход направился по равнине к горе. – Нет, это недостаточно сильное слово… И ты, и Орел говорили мне, что мы находились на заводе, что Раму готовят к новому путешествию, но подобного я не ожидала.

– Пирамида возводилась, – перебил ее Орел, сидевший на месте водителя,

– пока ты спала – не нарушая всего, что окружало тебя. Если бы мы не сумели сделать этого, пришлось бы разбудить тебя куда раньше.

– Неужели тебя не удивляет все это? – Николь по прежнему обращалась к Синему Доктору. – Неужели вы не задумывались над тем, кто затеял весь этот великий проект? Те, кто в силах создать искусственные существа, подобные Орлу? Я просто не могу представить…

– А нам это дается без всякого труда, – ответила октопаучиха. – Помни, мы знали о высших существах с самого начала своего существования, ведь разумом нас наделили Предтечи, изменившие наши гены. Поэтому в нашей истории просто не могло быть периода, когда мы посмели бы считать себя вершиной жизни… верхом совершенства.

– Теперь так не будет и у нас, – вслух подумала Николь. – История человечества, каким бы путем она ни пошла дальше, претерпела глубокие и необратимые изменения.

– Необязательно, – возразил с переднего сиденья Орел. – Собранные нами данные свидетельствуют о том, что контакт с нами не оказывает значительного воздействия на некоторые виды. Наши эксперименты учитывают такую возможность. Контакт совершается за конечный временной интервал с небольшим процентом всего населения. Непрерывного взаимодействия нет, если только изучаемый вид сам не предпринимает нужные для этого действия… Я, например, сомневаюсь в том, что жизнь на Земле в этот самый момент многим отличается от той, какой была бы, если бы Рама не посетил вашу Солнечную систему.

Николь наклонилась вперед.

– Вы уже знаете это? – спросила она. – Или просто догадываетесь?

Ответ Орла был уклончив.

– Безусловно, ваша история изменилась после прилета Рамы, – проговорил он. – И если б контакта не было, целого ряда важных событий не произошло бы. Но лет через сто или пятьсот… насколько будет отличаться Земля от той, какой она могла быть?

– Но представление человечества о себе должно перемениться, – возразила Николь. – Ведь знание того, что во Вселенной существует или существовал в какую то далекую эпоху разум, способный создать межпланетный автоматический корабль величиной с очень большой город, нельзя отбросить как незначительный факт… Понимание этого меняет опыт всего человечества, его религию, философию, даже основы биологии…

– Рад слышать, – перебил ее Орел, – что, по крайней мере отчасти, твой оптимизм и идеализм уцелели после всех лет… Вспомни, однако, как вели себя люди в Новом Эдеме, зная , что живут внутри поселения, созданного для них внеземлянами. Ведь им говорили – и не только вы, – что за ними ведется постоянное наблюдение. Но даже зная, что инопланетяне, какими бы они ни были, не намереваются вмешиваться в повседневную деятельность людей, ваши родичи не стерпели самого их присутствия.

Вездеход подъехал к основанию горы.

– Я хотела побывать здесь, – проговорила Синий Доктор, – из любопытства… У нас нет гор… в нашей области на Раме. А во времена моей молодости там, где я жила, их почти не было… Мне хотелось постоять на вершине…

– Я приказал одному из больших бульдозеров доставить нас на вершину, – ответил Орел. – Наше путешествие займет десять минут… Испугаться будет несложно – подъем крут, но абсолютно безопасен, если вы не забудете пристегнуться.
Николь все таки еще не чересчур одряхлела, чтобы не насладиться зрелищем и подъемом. Бульдозер был с целый дом, однако удобных сидений для пассажиров в нем не предусмотрели, иногда он дергался, но открывавшийся сверху вид, безусловно, стоил хлопот.

Гора оказалась больше километра в высоту и почти десять километров по окружности. Пока бульдозер поднимался по склону горы, Николь разглядывала пирамиду, в которой еще недавно пребывала. Во всех направлениях до горизонта располагались сооружения неизвестного назначения.

«Итак, все начинается сначала, – подумала Николь. – Перестроенный Рама вновь отправится к другой звездной системе, и что же он обнаружит? Какие космоплаватели будут ходить здесь? Кто взойдет на эту гору?»

Бульдозер выехал на плоскую возвышенность, и трое пассажиров высадились. Зрелище захватывало. Обозревая сцену, Николь вспомнила о потрясении, испытанном во время первого путешествия внутрь Рамы; тогда она спускалась на кресельном лифте, и перед ней открывались просторы инопланетного мира. «Благодарю тебя, – подумала она, в уме обращаясь к Орлу, – за то, что ты сохранил мне жизнь. Ты был прав. Уже одно это переживание и все воспоминания, которые оно пробудило, стоят перенесенных неприятных мгновений».

Поглядев вокруг, метрах в двадцати от себя Николь заметила небольшие существа, порхавшие между красных веток каких то странных кустов. Она подошла поближе и накрыла одно из летающих созданий рукой. С виду оно походило на мотылек. Крылья украшал пестрый узор, лишенный для глаз Николь симметрии и всякого порядка. Она выпустила его, поймала другое существо. Узор на крыльях раманской бабочки оказался совершенно иным, но тем не менее столь же пестрым и причудливым.

Орел и Синий Доктор шли возле нее. Николь показала им существо.

– Летучий биот, – ответил Орел без дополнительных комментариев.

Николь подивилась крошечному созданию. «Нечто удивительное случается каждый день, – вспомнила она слова Ричарда. – Каждый день напоминает человеку о том, какое это счастье – жить».
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   51

Похожие:

Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Что взлетает вверх Артур Кларк. Что взлетает вверх…
Однако страшнее «тарелочников» нет никого: если не считать нанесения телесных повреждений различной тяжести, средства избавиться...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Лето на Икаре Артур Кларк Лето на Икаре
Он лежал в какой то капсуле на круглой вершине холма, крутые склоны которого запеклись темной коркой, точно их опалило жаркое пламя;...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Соседи
Количество сумасшедших ученых, желающих покорить мир, – сказал Гарри Парвис, задумчиво глядя на свое пиво, – сильно преувеличивается....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Путешествие по проводам
На самом деле он смахивал на нечто вроде твердой версии одного из ранних телевизионных кадров, поскольку, вместо того чтобы передать...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconЛифт на орбиту
Возможно ли такое? Писатель-фантаст Артур Чарльз Кларк наверное сильно верил в будущую реальность грядущих технологий и потому,так...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Холодная война
Гарри Парвиса столь убедительными, является их правдоподобие. Возьмем, к примеру, этот. Я тщательно, насколько смог, проверил места...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Око времени Одиссея времени – 1
Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы,...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк 2001: Космическая Одиссея
Роман «2001: Космическая Одиссея» – повествование о полете космического корабля к Сатурну в поисках контакта с внеземной цивилизацией....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Свет иных дней
А если так, разве не станет возможно со временем создать некое устройство, с помощью которого мы смогли бы все это включать? … Вместо...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Кларк Урсула Ле Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард Жебе
Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org