Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный



страница41/51
Дата19.10.2012
Размер7.66 Mb.
ТипДокументы
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   51

2
Когда пара биотов вошла в ее комнату, Николь только что вышла из ванной. Первым шел краб, за ним – огромный игрушечный грузовик. Краб с помощью своих могучих клешней и разнообразного запаса всяческих вспомогательных устройств разрезал контейнер, в котором спала Николь, на удобные для перевозки куски и погрузил их в кузов автомобиля. Менее чем через минуту направившись к выходу, краб прихватил белую ванну и все оставшиеся стулья, бросив их поверх прочего груза в кузов. Напоследок он уложил себе на спину стол и покинул опустевшую комнату следом за биотом грузовиком.

Николь расправила одежду.

– Никогда не забуду первого краба, которого увидела здесь, – сказала она своим двум спутникам. – Изображение возникло на огромном экране в рубке управления «Ньютона», это было столько лет назад. Мы все тогда перепугались.

– Итак, настал день, – проговорила Синий Доктор цветовыми полосами несколько секунд спустя. – Готова ли ты к переезду в Гранд отель?

– Наверное, нет, – улыбнулась Николь. – Судя по тому, что говорили вы с Орлом, там у меня не будет уединения.

– Твоя семья и друзья с нетерпением ждут тебя, – отозвался Орел. – Я посетил их вчера и известил о твоем скором прибытии… Ты будешь жить в одной комнате с Максом, Эпониной, Элли, Мариусом и Никки. Патрик, Наи, Бенджи, Кеплер и Мария располагаются рядом… Я уже объяснял тебе на прошлой неделе, что после всеобщего пробуждения Патрик и Наи относятся к Марии как к собственной дочери… Они знают, что ты спасла Марию во время бомбардировки…

– Едва ли слово «спасла» здесь уместно, – промолвила Николь, ясно вспоминая последние часы, проведенные ею на прежнем Раме. – Я просто подобрала ее, потому что некому было приглядеть за ней. Любой на моем месте поступил бы так же.

– Ты спасла ей жизнь, – произнес Орел. – Примерно через час после того, как вы с девочкой оставили зоопарк, три большие бомбы разрушили его помещение и две прилегающие к нему секции. Мария, безусловно, погибла бы, если бы ты не услышала ее.

– Теперь она прекрасная и умная молодая женщина, – сказала Синий Доктор. – Я встречалась с ней несколько недель назад. Элли утверждает, что Мария невероятно энергична. Судя по ее словам, она первой поднимается утром и последней укладывается спать…

«Подобно Кэти, – не могла не подумать Николь. – Кто ты, Мария? – удивилась она. – Почему тебя послали в мою жизнь именно в этот момент?»

– …Элли также сказала мне, что Мария и Никки неразлучны, – продолжала Синий Доктор. – Они занимаются вместе, едят вместе и все время разговаривают… Никки рассказала Марии все, что знала о тебе.


– Вряд ли это возможно, – улыбнулась Николь. – Никки не было и четырех, когда я в последний раз видела ее. Дети людей обычно не сохраняют столь ранних воспоминаний…

– Если только они не проводят во сне последующие пятнадцать лет, – ответил Орел. – Кеплер и Галилей также весьма отчетливо помнят свои прежние дни… но мы можем поговорить в пути. Пора уходить.

Орел помог Николь и Синему Доктору надеть скафандры, подхватил чемоданчик с пожитками Николь.

– Я уложил твою аптечку вместе с одеждой, как и косметику, которой ты пользовалась последние несколько дней, – проговорил он.

– Мою аптечку? – переспросила Николь и расхохоталась. – Боже, я почти забыла… она же была со мной, когда я нашла Марию. Спасибо.

Трое вышли из комнаты, располагавшейся на нижнем этаже большой пирамиды. Несколько минут спустя они прошли под огромной аркой наружу. Тут в ярком свете, которым была залита фабрика, их ожидал вездеход.

– Нам потребуется около получаса, чтобы добраться до скоростных лифтов,

– объявил Орел. – Наш челнок находится у причала на самом верхнем уровне.

Когда вездеход двинулся прочь, Николь огляделась и кинула прощальный взгляд назад. За пирамидой высилась высокая гора, на которую они поднимались три дня назад.

– Итак, ты действительно не представляешь, зачем потребовались здесь биоты бабочки? – проговорила Николь в микрофон.

– Нет, – ответил Орел. – Мое предназначение – работать с людьми.

Николь продолжала глядеть назад. Вездеход миновал забор из десяти или двенадцати высоких жердей, связанных поверху, в середине и внизу проволокой. «И все это тоже часть нового Рамы», – подумала Николь. И вдруг она поняла, что теперь ей предстоит оставите мир Рамы в последний раз. Сильная печаль охватила ее. «Этот мир был моим домом, – сказала она себе.

– И я оставляю его навсегда».

– Возможно ли, – спросила Николь, не поворачивая головы, – повидать другие части Рамы, прежде чем мы оставим его навсегда?

– Зачем? – поинтересовался Орел.

– Я и сама не совсем понимаю… Быть может, просто хочется лишний час предаться воспоминаниям.

– Обе чаши и Северный полуцилиндр полностью перестроены – ты не узнаешь их. Цилиндрическое море осушено и демонтировано. Даже Нью Йорк уже разбирается…

– Но ведь он еще не полностью разобран, не так ли? – спросила Николь.

– Нет, пока нет, – ответил Орел.

– Что, если мы съездим туда ненадолго?

«Пожалуйста, не откажи в любезности старой женщине, – подумала Николь.

– Даже если она сама не понимает себя».

– Ну хорошо, – согласился Орел. – Но путь будет долгим. Нью Йорк располагается в другой части завода.
Они стояли на парапете возле вершины одного из высоких небоскребов. Большая часть Нью Йорка исчезла, строения рушились, превращаясь в груды развалин, под натиском жуткой мощи огромных биотов. Во все стороны от площади было видно лишь двадцать или тридцать зданий.

– Здесь располагались три подземелья под городом, – объясняла Николь Синему Доктору. – В одном жили мы, в другом – птицы, а в третьем обитали ваши сородичи… Я находилась внутри птичьего подземелья, когда Ричард явился, чтобы спасти меня… – Николь смолкла, припомнив, что уже рассказывала эту повесть Синему Доктору, а октопауки, как известно, ничего не забывают. – Тебе не скучно? – спросила она.

– Пожалуйста, продолжай, – ответила октопаучиха.

– Но за все время, проведенное нами на острове, никто так и не узнал, что в здания можно войти. Разве не удивительно? О как бы мне хотелось, чтобы Ричард был сейчас жив… вот бы увидеть его лицо, когда Орел открыл дверь в октаэдр. Ричард был бы потрясен…

– Как бы то ни было, – продолжила Николь, – Ричард вернулся внутрь Рамы, чтобы отыскать меня… а потом мы полюбили друг друга и придумали, как спастись с острова с помощью птиц… Такое славное было время и так давно…

Николь шагнула вперед, обеими руками взялась за поручень и огляделась. Умственным взором она видела Нью Йорк, каким он был прежде. «Там были набережные, а за ними Цилиндрическое море… а где то посреди этих уродливых груд металла находились тот самый амбар и та яма, в которой я едва не умерла».

К ее собственному удивлению глаза вдруг наполнились слезами, выкатившимися на щеки. Она не оборачивалась. «Пятеро из шести моих детей родились здесь, – думала Николь, – под этой почвой. Здесь, возле нашего подземелья, мы нашли Ричарда после долгого отсутствия. Он был в забытьи».

Воспоминания одно из другим сами собой вторгались в реальность, каждое причиняло неуловимую душевную боль и вызывало новый поток слез. Николь не могла успокоиться. Она то вновь спускалась в логово октопауков, чтобы спасти свою Кэти, то снова ощущала восторг и радость, пролетая над Цилиндрическим морем в упряжи, которую держали три птицы. «Мы обязаны умирать, – решила Николь, вытирая глаза тыльной стороной ладони, – воспоминания не оставляют места в наших мозгах для чего либо нового».

Поглядев на разрушенный Нью Йорк, Николь воскресила в своей памяти его давнишний облик, и ей вдруг вспомнилась еще более ранняя пора в ее жизни… холодный осенний вечер в Бовуа, один из последних дней, проведенных на Земле; они с Женевьевой уже собирались в Давос покататься на лыжах. Николь сидела с отцом и дочерью перед камином. В этот вечер Пьер был очень задумчив. Он рассказывал Николь и Женевьеве о том, как ухаживал за матерью Николь.

Позже, лежа в постели, Женевьева спросила мать:

– Почему дедушка так много говорит о том, что случилось давным давно?

– Потому что это важно для него, – ответила Николь.

«Простите меня, – думала Николь, глядя на небоскребы. – Простите меня, все старики, чьи рассказы я пропускала мимо ушей. Я не хотела быть грубой и невнимательной. Я просто не понимала, что значит – быть старым».

Николь вздохнула и обернулась.

– Все в порядке? – спросила Синий Доктор.

Она кивнула.

– Благодарю тебя за это, – дрожащим голосом Николь обратилась к Орлу. – Ну, теперь я готова в путь.
Она увидела огни, едва их маленький челнок оставил ангар. Хотя они светились в сотне километров от нее, вид их был великолепен – на фоне черноты и далеких звезд.

– У этого Узла есть дополнительный комплекс, – проговорил Орел, – он образует идеальный тетраэдр. Узел возле Сириуса, который вы посетили, не располагал модулем познания.

Николь, затаив дыхание, глядела из окна челнока. Освещенное сооружение, медленно поворачивавшееся вдали, казалось нереальным, плодом ее воображения. В углах его располагались четыре сферы, соединенные друг с другом шестью линейными транспортными коридорами. Каждая из сфер имела совершенно одинаковый размер, как и все шесть длинных тонких линий, протянувшихся между ними. Издали свет делал Узел единым целым: он казался огромным тетраэдром, горящим в небесной тьме.

– Как прекрасно! – произнесла Николь, не в силах найти подходящие слова, чтобы выразить свой трепет.

– Ты увидишь его с обсервационной палубы, – проговорила Синий Доктор, сидевшая возле нее. – Зрелище ослепительное. Корабль расположен достаточно близко, и поэтому можно различить огни внутри сфер, даже провожать взглядом аппараты, мчащиеся по транспортным коридорам… Многие из обитателей Гранд отеля часами стоят на палубе, развлекаясь догадками относительно смысла деятельности этих движущихся огней.

По рукам Николь пробежали мурашки, пока она молча разглядывала Узел. Она услыхала далекий голос Франчески Сабатини, читавшей стихотворение, которое Николь заучила еще школьницей:

Тигр, о тигр, светло горящий В глубине полночной чащи, Кем задуман огневой, Соразмерный образ твой?

21

«Тот ли сотворил тебя, кто сотворил агнца?» – думала Николь, глядя на медленно поворачивающийся тетраэдр. Она вспомнила полночный разговор с Майклом О'Тулом, когда они находились в Узле возле Сириуса.

– Познав все это, мы должны воспринимать Бога иначе, – говорил он. – Мы должны избавить Его от наших гомоцентрических ограничений… Господа, создавшего архитекторов… авторов Узла, безусловно, развлекут наши жалкие потуги представить Его в образах, которые мы, люди, способны понять.

Николь была заворожена Узлом: он неторопливо поворачивался, являя различные виды в гипнотизирующей последовательности. Прямо на ее глазах Узел сместился в позицию, где один из четырех равносторонних треугольников, образующих поверхность тетраэдра, расположился перпендикулярно направлению полета челнока. Теперь Узел виделся совершенно иным, он словно утратил глубину. Четвертая вершина, фактически располагавшаяся в тридцати километрах за плоскостью, обращенной к Николь, казалась круглым пятном в центре треугольника.

Но челнок вдруг переменил направление, и Узел исчез… Николь заметила вдали одинокую светло желтую звездочку.

– Это Тау Кита, – сказал ей Орел, – звезда, очень похожая на ваше Солнце.

– А почему, если не секрет, – спросила Николь, – этот Узел располагается именно здесь… в окрестностях Тау Кита?

– Это временное, но оптимальное положение, – ответил Орел, – позволяет нам наилучшим образом организовать деятельность по сбору данных в этой части Галактики.

Николь обняла Синего Доктора.

– А ваши инженеры тоже с серьезной миной отделываются от вас цветовыми бессмысленными фразами? – она улыбнулась. – Наш хозяин только что дал нам пример подобного псевдоответа.

– Мы как вид обнаруживаем больше смирения, – ответила октопаучиха. – Должно быть, потому, что помним о своем знакомстве с Предтечами. Мы не претендуем на полное понимание всего происходящего вокруг нас.

– Мы очень мало говорили о твоем виде, после того как я пробудилась, – извиняясь, сказала Николь Синему Доктору, вдруг ощутив собственный эгоизм.

– Конечно, я помню, что ваш прежний Верховный Оптимизатор вместе с ближайшими сотрудниками и всеми, кто участвовал в войне, был терминирован как принято у вас. Справляется ли с делами новое руководство?

– Более или менее, учитывая трудности нашего быта. Джеми работает в нижнем эшелоне нового штаба и занят почти каждый час своего бодрствования. Мы еще не сумели достигнуть прежнего равновесия в нашей колонии, учитывая постоянные разногласия с внешним миром.

– Большая часть которых вызвана людьми, – добавил Орел. – Мы еще продолжим, Николь, эту тему, но сейчас, наверное, самое время сказать: мы удивлены неспособностью ваших собратьев к межвидовому сосуществованию. Лишь немногие из людей способны смириться с тем, что другие виды разумных существ могут оказаться столь же важными и способными, как и они.

– Я говорила тебе это давным давно. В связи с разнообразными историческими и социологическими причинами существует множество способов, которыми люди реагируют на новые идеи и концепции.

– Я знаю это, но наше общение с тобой, с твоей семьей ввело нас в заблуждение. До пробуждения всех выживших мы думали, что сумели понять причины событий в Новом Эдеме, где власть захватили агрессивные и жадные люди, а причины этой аномалии видели в конкретном составе членов колонии. Но после года взаимодействия с ними в Гранд отеле мы решили, что внутри Рамы подобрался типичный контингент людей.

– Похоже, меня ждут новые неприятности. Что еще я должна узнать по пути?

– Не будем сгущать краски, – ответил Орел. – Мы теперь контролируем ситуацию. Я не сомневаюсь, что твои коллеги сами поделятся с тобой информацией… К тому же, нынешнее положение является временным, и выход из него вскоре будет найден.

– Сперва, – проговорила Синий Доктор, – всех выживших на Раме II разместили в «морской звезде». В каждом луче располагались люди, октопауки и несколько наших вспомогательных животных, которым позволили существовать, учитывая их важное значение для нашей социальной системы. Но уже спустя несколько месяцев все переменилось, в первую очередь из за постоянной враждебности и агрессивности людей… Теперь каждый вид сконцентрирован в одном районе…

– Опять сегрегация, – с прискорбием заявила Николь. – Это одна из определяющих характеристик моего вида.

– Межвидовые встречи происходят теперь лишь в кафетерии и в общих комнатах в центре «морской звезды», – отозвался Орел. – Более половины людей никогда не оставляют своего луча, кроме тех случаев, когда им необходимо есть, но они даже тогда изобретательно избегают любых взаимодействий… С нашей точки зрения, люди проявляют удивительную ксенофобию. И в нашем перечне космических путешественников найдется не так уж много рас, в той же мере социологически отсталых, как и ваша.

Челнок повернул в другом направлении, и вновь великолепный тетраэдр заполнил весь экран. Теперь они оказались много ближе к нему. Можно было видеть многочисленные источники света внутри сфер и в длинных тонких транспортных коридорах, что их соединяли. Николь полюбовалась на представшую перед ней красоту и тяжело вздохнула. Разговор с Синим Доктором и Орлом расстроил ее. «Наверно, Ричард был прав, – подумала Николь, – увы, человечество нельзя изменить, если не стереть всю его память и не начать все заново и по другому».
Под ложечкой Николь ныло, когда челнок приближался к «морской звезде». Она велела себе не беспокоиться о разных пустяках, но тем не менее мысли про внешность все лезли в голову. Николь поглядела в зеркало, прикоснулась к лицу, не скрывая более своей тревоги. «Я стара, – подумала она. – Дети решат, что я уродлива».

«Морская звезда» была отнюдь не столь велика, как Рама, оттого в ней и было так тесно. Орел объяснил ей, что подобное развитие событий было предусмотрено альтернативным планом, и Рама прибыл в Узел за несколько лет до первоначального срока. «Морская звезда», каким то образом избежавшая перестройки, была отдана под временную гостиницу, приютившую обитателей Рамы, пока им не будет предоставлено другое место.

– Мы получили строгий приказ, – сказал Орел, – и твой приход должен пройти по возможности спокойно. Нельзя допустить, чтобы твой организм излишне перенапрягался. Большой Блок и его армия уже расчистили коридоры, ведущие от причала к твоей комнате.

– А ты не пойдешь со мной? – спросила Николь у Орла.

– Нет, – ответил он. – У меня есть работа в Узле.

– Я провожу тебя до обсервационной палубы, до входа в луч, отведенный людям, – проговорила Синий Доктор. – А там ты будешь предоставлена самой себе. К счастью, твое помещение не слишком далеко от входа в луч.

Николь и Синий Доктор высадились. Орел остался в челноке. Как только Николь и Синий Доктор дошли до воздушного люка, инопланетный птицечеловек жестом распрощался с ними. Когда через несколько минут они оказались в большой комнате по другую сторону воздушного шлюза первым их приветствовал громадный робот, известный здесь под именем Большой Блок.

– Здравствуйте, Николь де Жарден Уэйкфилд. Мы рады вашему прибытию… Пожалуйста, оставьте свой скафандр на скамье справа.

Большой Блок немного не дотягивал до трех метров и шириной был метра два. Он состоял из прямоугольных блоков, похожих на игрушечные кубики, в точности напоминая робота, проводившего испытания, которым Николь и ее семья подверглись в Узле возле Сириуса годы и годы назад, еще до возвращения в Солнечную систему. Робот возвышался над Николь и октопауком.

– Хотя я не сомневаюсь, – проговорил Большой Блок механическим голосом,

– что с вами проблем не предвидится, хочу объяснить: все команды, которые даю я или один из небольших роботов, следует выполнять неукоснительно. Мы обязаны поддерживать порядок на этом корабле. Теперь следуйте за мной…

Качнувшись на шарнирах посреди тела. Большой Блок повернулся и покатил вперед на одной цилиндрической опоре.

– Эта большая комната называется обсервационной палубой, – продолжил робот. – Обычно она посещается более всех остальных наших общих комнат. Мы на время освободили ее, чтобы облегчить вам путь до жилых помещений.

Синий Доктор и Николь на минутку остановились перед одним из огромных окон, обращенных к Узлу. Вид был действительно потрясающим, но Николь не могла сфокусировать свое внимание на красоте и величии неземной архитектуры. Ей так не терпелось наконец увидеть свою семью и друзей.

Большой Блок остался на обсервационной палубе, а Николь и ее спутница вышли в большой коридор, окружавший космический аппарат. Синий Доктор объяснила Николь, как узнавать места, где останавливаются маленькие вагончики. Октопаучиха также проинформировала Николь, что люди располагаются в третьем луче, если считать оба направления от причала челнока. Октопауки занимают два луча, расположенные по часовой стрелке от причала.

– Четвертый и пятый лучи, – цветовыми полосами проговорила Синий Доктор, – сконструированы иначе. Там обитают другие расы, а также те октопауки и люди, которые помещены под стражу.

– Выходит, Галилея поместили во что то вроде тюрьмы? – спросила Николь.

– Не совсем, – ответила Синий Доктор. – Просто в той части «морской звезды» постоянно находится куда больше маленьких кубико роботов.

Наполовину объехав вокруг «морской звезды», они вместе вышли из вагончика. У входа в луч, отведенный людям. Синий Доктор провела датчиком вдоль тела Николь и прочитала цветовые выходные данные на экране. Увидев первые же показания, врач запросила подробную информацию, касаясь кнопок одним из щупалец.

– Что то не так? – спросила Николь.

– За последний час у тебя участилось сердцебиение, – объявила Синий Доктор. – Я хотела проверить наполнение и частоту пульса.

– Я очень взволнована, – сказала Николь. – Такая реакция обычна в подобных случаях…

– Я знаю, – ответила Синий Доктор, – но Орел настаивал, чтобы я была очень осторожна. – Несколько секунд на голове октопаука не появлялось цветовых полос. Синий Доктор внимательно изучала экран. – Похоже, все в порядке, – произнесла она наконец, – но, если ты почувствуешь легкую боль в груди или одышку, сразу нажимай на кнопку вызова:

Николь на прощание обняла Синего Доктора.

– Большое спасибо, я очень благодарна тебе.

– Мне было приятно помочь. Надеюсь, что все будет в порядке. Твоя комната помечена номером 41… двадцатая дверь слева. Вагончик останавливается через каждые пять комнат.

Глубоко вздохнув, Николь огляделась. Небольшой вагончик ожидая ее. Она побрела к нему, волоча ноги по полу, и махала Синему Доктору. Через минуту другую Николь оказалась перед обычной дверью, на которой был проставлен N41 .

Она постучала. Дверь немедленно отворилась, ее приветствовали пять улыбающихся лип.

– Добро пожаловать в Гранд отель! – проговорил Макс, широко ухмыляясь и разведя руками. – Входи же, моя дорогая, обними арканзасского мужичка.

Вступив в комнату, Николь ощутила прикосновение к руке.

– Здравствуй, мама, – сказала Элли. – Николь повернулась и поглядела на свою младшую дочь. Виски ее уже поседели, но глаза оставались столь же чистыми и искрящимися, как и прежде.

– Здравствуй, Элли, – ответила Николь со слезами. Это были не последние слезы, которые она пролила за последующие несколько часов.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   51

Похожие:

Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Что взлетает вверх Артур Кларк. Что взлетает вверх…
Однако страшнее «тарелочников» нет никого: если не считать нанесения телесных повреждений различной тяжести, средства избавиться...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Лето на Икаре Артур Кларк Лето на Икаре
Он лежал в какой то капсуле на круглой вершине холма, крутые склоны которого запеклись темной коркой, точно их опалило жаркое пламя;...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Соседи
Количество сумасшедших ученых, желающих покорить мир, – сказал Гарри Парвис, задумчиво глядя на свое пиво, – сильно преувеличивается....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Путешествие по проводам
На самом деле он смахивал на нечто вроде твердой версии одного из ранних телевизионных кадров, поскольку, вместо того чтобы передать...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconЛифт на орбиту
Возможно ли такое? Писатель-фантаст Артур Чарльз Кларк наверное сильно верил в будущую реальность грядущих технологий и потому,так...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Холодная война
Гарри Парвиса столь убедительными, является их правдоподобие. Возьмем, к примеру, этот. Я тщательно, насколько смог, проверил места...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Око времени Одиссея времени – 1
Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы,...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк 2001: Космическая Одиссея
Роман «2001: Космическая Одиссея» – повествование о полете космического корабля к Сатурну в поисках контакта с внеземной цивилизацией....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Свет иных дней
А если так, разве не станет возможно со временем создать некое устройство, с помощью которого мы смогли бы все это включать? … Вместо...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Кларк Урсула Ле Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард Жебе
Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org