Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный



страница44/51
Дата19.10.2012
Размер7.66 Mb.
ТипДокументы
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   51

5
Было раннее утро, и многие люди еще не проснулись. Николь провела уже полчаса в длинном коридоре, экспериментируя с управлением на ручке своего кресла каталки, и к немалому удивлению обнаружила, что оно способно перемещаться быстро и плавно. Проезжая мимо конференц зала в середине километрового коридора, Николь принялась гадать, какого рода устройства спрятаны в металлической коробке под ее креслом. «Ричарду такая каталка понравилась бы, – подумала она. – Он наверняка захотел бы разобрать ее на части».

Николь обогнала группу людей, разминавшихся по утру. Она усмехнулась, когда пара бегунов уступила ей путь. «Должно быть, весьма странный вид, – решила она, – седовласая старуха, несущаяся в кресле по коридору».

Она развернулась, миновав небольшой трамвайчик, в котором несколько пассажиров ехали к раннему завтраку. Николь все продолжала давить на кнопку ускорения, пока наконец, до нее не дошло, что кресло движется быстрее, чем трамвайчик. Пассажиры с удивлением смотрели, как она обгоняла их. Николь помахала им и ухмыльнулась. Но мгновения спустя, когда в сотне метров перед ней внезапно отворилась дверь и в коридор вышли две женщины, Николь поняла, что подобные упражнения небезопасны. Она замедлила движение, все еще радуясь скорости.

Возвращаясь в собственные апартаменты, Николь увидела Орла, стоявшего там, где луч сливался с кольцевым коридором, окружавшим сердцевину «морской звезды». Она подъехала к инопланетянину.

– Развлекаешься, – заметил Орел.

– Возможно, – усмехнулась Николь. – Просто фантастическая игрушка. Едва не забыла о боли в бедре.

– А как ты спала? – осведомился Орел.

– Спасибо, намного лучше, – ответила Николь. – Сегодня по твоей рекомендации я спала на здоровом боку. Вчерашнее лекарство тоже в значительной мере уменьшило неудобства.

Орел махнул рукой в направлении ниши с другой стороны коридора.

– Не посидеть ли нам, – сказал инопланетянин. – Нужно переговорить с глазу на глаз.

Николь направила свое кресло поперек коридора к невысокому пандусу. Орел, шедший позади нее, указал ей, куда ехать. Поскольку около дюжины октопауков уже занимали комнату. Орел и Николь выбрали себе место справа, где можно было остаться вдвоем.

– Носитель завершает свои работы в Узле, – проговорил Орел. – Через двенадцать часов он сделает здесь короткую остановку и примет новых пассажиров… завтра я объявлю, кто будет переведен на Носитель.

Инопланетянин повернулся и поглядел на Николь своими внимательными синими глазами.


– Кое кто из людей, вероятно, будет недоволен моим объявлением… Когда было принято решение разделить ваш вид на две отдельные группы, я сразу понял, что разделить вас так, чтобы все были довольны, никак не удастся… И я бы хотел, чтобы ты по возможности помогла нам сгладить процесс.

Николь разглядывала удивительное лицо и глаза своего инопланетного друга. Она подумала, что уже встречалась с подобным взглядом. «Это было в Узле, когда меня просили сделать видеопередачу».

– И что же ты от меня хочешь? – спросила Николь.

– Мы решили допустить известную гибкость в этом процессе. Хотя каждый, кто будет переведен на Носитель, обязан принять свое назначение, кое кому из приписанных к Узлу мы предоставим возможность для повторного обсуждения данного вопроса или позволим действовать по своему усмотрению. Оба аппарата расстанутся навсегда, и в случае сильных эмоциональных привязанностей мы бы не хотели…

– Итак, – перебила его Николь, – вы намереваетесь разделить семьи?

– Да, такое возможно, – ответил Орел. – В ряде случаев один из супругов приписан к Носителю, а партнер остается в Узле. Есть и случаи, когда будут разделяться родители и дети…

– Иисусе! – воскликнула Николь. – С чего это вы вдруг решили, что имеете право разделить жену и мужа, привыкших друг к другу, и при этом рассчитываете на согласие с их стороны?.. Хорошо, если подобное объявление не приведет к открытому бунту.

Орел помедлил несколько секунд.

– В нашем решении нет ничего произвольного. Многие месяцы мы изучали всю информацию по каждому созданию, ныне проживающему в «морской звезде», в том числе и сведения, полученные с Рамы… К Узлу приписаны те, кто соответствует критериям, необходимым для пребывания в нем.

– И каковы же ваши критерии? – быстро спросила Николь.

– Я могу сказать тебе лишь то, что Узел представляет собой место обитания многих видов… Личности, обладающие ограниченной приспособляемостью к другим разумным существам, приписаны к Носителю.

– Выходит, – проговорила Николь немного погодя, – что некоторые из обитателей Нового Эдема, по каким то причинам отвергнуты вами как непригодные…

– Если я правильно понимаю тебя, – перебил ее Орел, – ты хочешь сказать, что мы разделяем группы на основании каких то достоинств. Нет, это не совсем так; мы рассчитываем, что члены каждой группы в конечном счете окажутся счастливее именно в тех условиях, где им предстоит жить.

– Даже без супругов и детей? – спросила Николь. Она нахмурилась. – Иногда мне кажется, что вы так и не сумели по настоящему понять, чем именно вызваны те или иные поступки людей… Эмоциональные привязанности, если использовать ваши слова, обычно являются самым важным компонентом счастья любого человека…

– Мы знаем это, – проговорил Орел, – и внимательно анализируем каждый конкретный случай нарушения семейных связей, а потому допускаем и некоторые поправки. С нашей точки зрения, все предлагаемые варианты разделения семей, которых не так уж много для подобного разговора, обосновываются результатами наблюдений.

Николь поглядела на Орла и затрясла головой.

– Почему же ты прежде молчал об этом? Упоминая о будущих перемещениях, ты ни разу даже не намекнул, что нас разделят на две группы…»

– Мы решили пойти на эту меру недавно. Не забудь: наше вмешательство в развитие событий на Раме заставило обратиться к запасному варианту плана… И как только разделение стало неизбежным, мы не захотели менять статус кво…

– Дерьмо! – вдруг не сдержалась Николь. – Не верю даже на миг. Вы все знали давным давно… просто не хотели выслушивать возражения… – С помощью пульта управления на ручке кресла Николь развернула свое транспортное средство. – Нет! – твердо произнесла она. – В этом вопросе я вам не помощница… Кроме того, вы скомпрометировали меня тем, что не сказали правду заранее…

Она нажала на кнопку и направилась к главному коридору.

– Могу ли я чем нибудь изменить твое мнение? – спросил Орел, последовав за ней.

Николь остановилась.

– Я могу представить только один сценарий, в котором помощь с моей стороны возможна… Почему бы вам не рассказать людям о разнице условий жизни в обеих группах? Пусть каждый человек решает Сам за себя.

– Увы, мы не можем этого сделать, – проговорил Орел.

– Тогда не рассчитывай на меня, – ответила Николь, включая коляску.
До дверей своей комнаты Николь добралась в скверном настроении. Она потянулась к замку и набрала цифровую комбинацию.

– Патрик и мама ищут вас, – проговорил Кеплер, встречая ее. – Они встревожились, когда не нашли вас в коридоре.

Николь въехала в комнату, минуя молодого человека. Из ванной вышел Бенджи, завернутый в полотенце.

– Привет, ма ма, – он широко улыбнулся и, заметив недовольство на лице Николь, заторопился к ней. – Что случи лось? Ты не упа ла?

– Нет, Бенджи. Со мной все в порядке… Поговорила с Орлом и расстроилась.

– А о чем? – спросил Бенджи, беря ее за руку.

– Скажу тебе позже, – промолвила Николь, немного поколебавшись. – Когда ты вытрешься и оденешься.

Бенджи улыбнулся и, поцеловав мать, направился в ванную.

Гнетущее чувство, которое Николь испытала во время разговора с Орлом, вернулось. «О Боже, – вдруг подумала она. – Только не Бенджи. Конечно же, Орел не хотел намекнуть на предстоящую разлуку с Бенджи». Она вспомнила слова Орла про судьбу тех, кто наделен плохой приспособляемостью, и запаниковала. «Не сейчас, пожалуйста, не сейчас, после всего пережитого».

Николь вспомнила давний случай – это было годы назад, когда они впервые гостили в Узле. Она была в спальне, и Бенджи пришел, чтобы выяснить, будут ли ему рады в семье, если он решит вернуться вместе со всеми в Солнечную систему. С огромным облегчением он убедился в том, что его не ждет разлука с матерью. «Бенджи и так уже достаточно много перенес, – сказала себе Николь, вспомнив, что Бенджи жил в Авалоне все то время, пока она находилась в тюрьме. – Орел должен знать это, если он и в самом деле изучал данные».

Невзирая на все старания держаться спокойно, Николь не могла подавить страх и разочарование. «Лучше бы мне умереть во сне, – с горечью подумала она, опасаясь худшего. – Я не могу сейчас распрощаться с Бенджи, это разорвет его сердце и мое тоже».

Единственная слезинка выкатилась из ее левого глаза и поползла по щеке.

– С вами все в порядке, миссис Уэйкфилд? – взволнованно спросил Кеплер.

– Да, спасибо тебе, Кеплер, – ответила Николь, вытирая лицо тыльной стороной ладони. Она улыбнулась. – Мы, старики, очень эмоциональны, – объяснила она. – Беспокоиться не о чем.

В дверь постучали. Когда Кеплер открыл ее, в комнату вошли Патрик и Наи, за ними следовал Орел.

– Мы обнаружили твоего приятеля в коридоре, мама, – проговорил Патрик, приветствуя ее поцелуем. – Он сказал нам, что вы с ним недавно беседовали… Мы с Наи встревожились…

Орел подошел к Николь.

– Есть еще один вопрос, который я хотел с тобой обсудить, – промолвил Орел. – Не могла бы ты выйти со мной наружу на пару минут?

– Полагаю, что у меня нет выбора. Но я не собираюсь изменять свое мнение…

Когда Орел и Николь оставили комнату, мимо них проехал полный вагончик.

– Итак, что же? – с нетерпением спросила Николь.

– Я хотел проинформировать тебя о том, что все различные формы сетчатых существ, а с ними и уцелевшие птицы определены в группу, которая будет переведена сегодня вечером на Носитель. Если ты по прежнему хочешь, как говорила после своего пробуждения, вступить в контакт с сетью, пережить то, что описывал Ричард…

– Скажи мне сперва вот что, – Николь с удивительной силой схватила Орла за предплечье. – Нас с Бенджи разделят? Мы с Бенджи не окажемся в разных группах того списка, который ты собираешься зачитать сегодня вечером?

Орел помедлил несколько секунд.

– Нет, этого не будет, – наконец проговорил он, – но я не могу раскрывать детали…

Николь облегченно вздохнула.

– Спасибо, – ответила она, выдавливая улыбку.

Наступило долгое молчание.

– Сети же, – вновь начал Орел, – станут для тебя недоступны, после того как…

– Да да. Идея прекрасная. Я очень благодарна, и мне бы хотелось пообещаться с сетью… Конечно, после завтрака…
Небольшие кубико роботы повсюду торчали в луче, отведенном птицам и сетям. Стены, тянувшиеся от пола до потолка, делили его на несколько отдельных зон. Кирпичеголовые караулили все входы и выходы, а также каждую остановку.

Птицы и сети жили возле оконечности луча, в последнем из выделенных помещений. Вход охраняли и кирпичеголовые, и птицы. Оказавшись вместе с Николь у двери. Орел защебетал по птичьи, отвечая на вопросы крылатого существа. Когда они вошли в помещение, к ним приблизился мирмикот. Он заговорил с Орлом высокочастотными импульсами, исходящими из небольшого круглого отверстия под овальными молочными глазами. Николь удивил уверенный посвист Орла. Она завороженно поглядывала на вторую пару глаз мирмикота, поднимавшуюся на стебельках в 10 12 сантиметрах над головой. Когда Орел закончил свой разговор с мирмикотом, застывшее на время шестиногое создание, напоминавшее гигантского муравья, отправилось прочь по коридору быстрой и гибкой походкой кошки.

– Они знают о тебе, – проговорил Орел, – и польщены тем, что ты пришла нанести им визит.

Николь поглядела на своего спутника.

– Откуда им знать меня? – спросила она. – Я лишь изредка встречала кое кого из них в общественных местах и никогда не вступала в контакт…

– Твой муж гостил у них… и если бы не он, ни птиц, ни сетей здесь не было бы вообще. О тебе они знают по изображениям, запечатленным внутри его памяти…

– Но разве это возможно? Ричард умер шестнадцать лет назад…

– Но отчет о его пребывании с ними сохраняется в недрах их коллективной памяти, – ответил Орел. – Каждый мирмикот появляется из манно дыни, обладая значительными познаниями в ключевых областях культуры и истории… Процесс роста эмбриона происходит не только с увеличением его физического размера, но и сопровождается передачей важной информации непосредственно в мозг еще не рожденного мирмикота.

– Ты хочешь сказать мне, – проговорила Николь, – что эти создания начинают учиться еще до рождения ? И что внутри манно дынь, которые мне приводилось есть, хранится информация, каким то образом передающаяся нерожденным мирмикотам?

– Именно так. И я не вижу причин для удивления. Физически эти существа не столь сложны, как люди. Эмбриональное развитие человека – процесс намного более тонкий. Ваш новорожденный является в мир, лишенный многих физических возможностей и атрибутов. Ваши младенцы нуждаются в старших как для выживания, так и для образования. Мирмикоты рождаются «более умными» и потому независимыми, но наделены куда меньшим потенциалом для интеллектуального развития.

Они услышали пронзительный звук, исходящий от мирмикота, находившегося уже примерно в пятидесяти метрах от них по коридору.

– Он зовет нас, – сказал Орел.

Николь медленно направила свое кресло вперед, так чтобы Орлу было удобно идти рядом.

– Ричард никогда не говорил мне, что эти создания передают информацию от поколения к поколению.

– Он не знал этого. Ричард вычислил их метаморфический цикл и понял, что мирмикоты передают информацию сети или паутине, зови их как хочешь… Но он не подозревал, что наиболее важные элементы их коллективной информации хранятся в манно дынях и передаются следующему поколению… Можно не говорить, как это сложно и насколько увеличивает жизнестойкость вида.

Николь была потрясена словами Орла. «Вот было бы здорово, – подумала она, – если бы человеческие дети рождались, уже зная основы нашей истории и культуры. Скажем, пусть какая то часть плаценты содержит информацию в сжатой форме. Немыслимо? Отнюдь. Если один вид способен на это, значит и…»

– Какой же объем информации передается от манно дыни к новорожденным? – поинтересовалась Николь, когда они приблизились к ожидавшему мирмикоту.

– Приблизительно одна тысячная процента всей информации, присутствующей в полностью зрелом образце, подобном тому, в котором находился Ричард. Основной функцией итоговой формы проявления этого вида являются обработка и такое сжатие информации, чтобы ее удобно было разместить в манно дынях… Но как именно происходит процесс обработки данных, мы еще не вполне понимаем…

– Через несколько минут ты встретишься с сетью, – продолжил Орел. – Случилось так, что некогда она представляла собой маленький кусок материала, в который с помощью блестящего алгоритма была вписана бездна мыслей… Мы прикинули, что в том небольшом цилиндре, который много лет назад Ричард принес в Нью Йорк, содержалась информация, эквивалентная емкости памяти сотни взрослых людей.

– Удивительно, – Николь покачала головой.

– И это только начало. Каждая из четырех манно дынь, которые вынес Ричард, также содержала свой набор сжатых данных – с известными различиями. Из них в зоопарке октопауков выросли мирмикоты. Теперь сеть содержит и их воспоминания… Полагаю, что тебя ждет настоящее приключение.

Николь остановила свою коляску.

– Почему ты не сказал об этом раньше? Я бы потратила больше времени на…

– Этого не следовало делать, – ответил Орел. – В первую очередь тебе нужно было обжиться среди своих… Прежде ты не была готова для этой встречи.

– Вы управляете мной, контролируете то, что я вижу и переживаю, – проговорила Николь без возмущения.

– Быть может, – согласился Орел.
Николь приближалась к сети – как это ни удивительно – со страхом. Вместе с Орлом они вступили в комнату, не столь уж отличающуюся от той, в которой обитала Николь со своей семьей. Возле стены сидела пара мирмикотов. Ватная сеть, или паутина, занимавшая процентов пятнадцать объема комнаты, размещалась в правом углу. Посреди плотного белого материала виднелся разрыв, как раз достаточный для Николь и ее коляски. Орел велел Николь закатать рукава и поднять платье до колен.

– Итак, – проговорила она с легким недовольством, – оно рассчитывает, что я въеду в это пространство и дам опутать себя волокнами.

– Да, – отозвался Орел. – Один из мирмикотов сказал сети, чтобы она выпустила тебя по первому требованию… Я буду здесь все время, чтобы ты не тревожилась.

– Как рассказывал мне Ричард, – произнесла Николь, все еще не решаясь войти, – для того чтобы вступить с ней в контакт, ему потребовалось довольно много времени…

– Теперь это не проблема, – ответил Орел. – В образце сохранилась информация о методах общения с человеческим мозгом.

– Ну что ж, – Николь нервно провела рукой по волосам, – поехала. Пожелай мне удачи.

Николь въехала в разрыв посреди ватного переплетения и выключила двигатель коляски. Менее чем через минуту существо окружило ее, так что она не могла даже видеть Орла. Николь попыталась успокоить себя. «Больно не будет», – сказала она себе, ощутив, как первые сотни и тысячи тоненьких волокон погружаются в кожу рук, ног, шеи и головы. Как Николь и предполагала, больше всего нитей оказалось возле головы. Она вспомнила описание Ричарда. «Отдельные волокна чрезвычайно тонки и заострены. Я даже не ощутил, что они погрузились в мое тело, пока не попытался оторвать одно из них».

Николь поглядела на характерный клубок нитей в метре от ее лица. Ганглий медленно полз к ней, остальные элементы в тонкой сети также меняли положение. По спине Николь пробежал холодок. Наконец умственным взором она увидела, что находится внутри живого существа. Тут то и начались изображения.

Она сразу поняла, что существо сеть читает ее мысли. Картинки собственной жизни в ошеломляющем темпе возникали в уме Николь, не задерживаясь настолько, чтобы пробудить чувство. В череде их не было порядка… детские блуждания по уютному лесу возле Шилли Мазарин сменялись хохочущим лицом Марии, выслушивавшей очередное мудреное повествование Макса.

«Идет стадия передачи информации, – подумала Николь, вспомнив отчет Ричарда о времени, проведенном внутри сети. – Существо копирует в себе мою память. Причем с очень высокой скоростью». Она удивилась, тому, зачем сети могут понадобиться ее воспоминания, и неожиданно увидела… самого Ричарда в просторном зале с незавершенными фресками на стенах. Четкость изображения поражала. Николь словно бы оказалась перед цветным телеэкраном, размещенным в недрах ее мозга. В зале около дюжины мирмикотов делали наброски и раскрашивали незаконченные фрески.

И вся эта великолепная работа была затеяна лишь с одной целью: предоставить Ричарду информацию о том, чем он может помочь инопланетянам. Часть фресок занимало пособие по биологии, оно поясняло сущность трех форм этого вида (манно дынь, мирмикотов и сетей) и взаимоотношений между ними. Картинки были настолько отчетливы, что Николь казалось, будто она стоит вместе с Ричардом. И потому даже испугалась, когда новая последовательность воспоминаний перенесла ее к сцене прощания между Ричардом и его проводником мирмикотом.

Ричард и мирмикот находились в тоннеле у дна бурого цилиндра. Кадры с любовью подчеркивали каждую деталь их прощания. Бородатому Ричарду явно было не слишком удобно нести оттягивавшие его рюкзак четыре тяжелые манно дыни, два кожистых птичьих яйца и цилиндр, вырезанный из сети. Но, видя решимость в глазах Ричарда, оставившего обреченное поселение, Николь могла понять, почему этот вид считает его героем. «Рискуя своей жизнью, – напомнила она себе, – он спас их от истребления».

Ум ее наполнили новые картинки. Дело происходило в зоопарке октопауков сразу же после появления на свет мирмикотов, вылупившихся из манно дынь, которые Ричард доставил из Нью Йорка. Невзирая на четкость, Николь не следила за ними пристально. Она по прежнему думала о Ричарде. «После пробуждения я еще не позволяла себе скорбеть о твоем уходе, потому что не хотела обнаруживать слабость. А теперь, вновь так близко увидев твое лицо, вспомнив, сколь многое перенесли мы вместе, я понимаю, как смешны мои попытки не думать о тебе. Когда мы переживаем любимых, в воспоминаниях о прежней любви черпаем мы радость и силу».

Вдруг мимолетное изображение человеческих фигур – мужчины и женщины с крошечным ребенком на руках – привлекло внимание Николь. «Погоди, – едва ли не вскрикнула Николь. – Верни назад, я хочу их увидеть». Сеть не воспринимала ее мысли и продолжала показывать картинки. Оставив свои воспоминания о Ричарде, Николь сфокусировала мысли на кадрах «внутреннего телевизора».

Менее чем через минуту она увидела всех троих снова: люди шли следом за смотрителем зоопарка октопауков мимо пространства, отведенного мирмикотам. Мария сидела у матери на руках. Отец ее, темноволосый симпатичный мужчина, подволакивал ногу. «Я никогда не видела его, – подумала Николь. – Иначе бы запомнила».

Изображений Марии и ее родителей больше не было. Далее видеоповествование рассказало о переселении мирмикотов после начала бомбардировок. Николь поняла, что последние кадры относились ко времени, когда октопауки и люди спали. «Ну а вскоре, если я правильно понимаю их жизненный цикл, четверо мирмикотов, порожденных принесенными Ричардом манно дынями, превратились в сеть… сохранив всю свою память».

Картинка в уме ее полностью изменилась. Теперь Николь видела, надо полагать, сцены жизни родной планеты птиц и сетей. Она вспомнила, что рассказывал ей о них Ричард после ее возвращения из Нового Эдема.

Въехав внутрь сети, Николь преднамеренно оставила руку на пульте. Нажав переключатель вперед назад, она чуть дернулась на месте. Изображение немедленно прекратилось, и существо принялось втягивать свои нити.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   51

Похожие:

Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Что взлетает вверх Артур Кларк. Что взлетает вверх…
Однако страшнее «тарелочников» нет никого: если не считать нанесения телесных повреждений различной тяжести, средства избавиться...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Лето на Икаре Артур Кларк Лето на Икаре
Он лежал в какой то капсуле на круглой вершине холма, крутые склоны которого запеклись темной коркой, точно их опалило жаркое пламя;...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Соседи
Количество сумасшедших ученых, желающих покорить мир, – сказал Гарри Парвис, задумчиво глядя на свое пиво, – сильно преувеличивается....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Путешествие по проводам
На самом деле он смахивал на нечто вроде твердой версии одного из ранних телевизионных кадров, поскольку, вместо того чтобы передать...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconЛифт на орбиту
Возможно ли такое? Писатель-фантаст Артур Чарльз Кларк наверное сильно верил в будущую реальность грядущих технологий и потому,так...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Холодная война
Гарри Парвиса столь убедительными, является их правдоподобие. Возьмем, к примеру, этот. Я тщательно, насколько смог, проверил места...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Око времени Одиссея времени – 1
Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы,...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк 2001: Космическая Одиссея
Роман «2001: Космическая Одиссея» – повествование о полете космического корабля к Сатурну в поисках контакта с внеземной цивилизацией....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Свет иных дней
А если так, разве не станет возможно со временем создать некое устройство, с помощью которого мы смогли бы все это включать? … Вместо...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Кларк Урсула Ле Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард Жебе
Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org