Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный



страница46/51
Дата19.10.2012
Размер7.66 Mb.
ТипДокументы
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   51

7
Сны приходили один за другим, иногда без перерыва. Генри осмеивал ее темную кожу, а затем сверхнастырный коллега из Медицинского института остановил ее руку, не дав совершить скверную ошибку во время простейшей тонзиллэктомии23. Потом Николь гуляла по песчаному пляжу, а над головой трудились черные облака. Молчаливая фигура в капюшоне маячила вдали. «Это смерть», – сказала себе Николь во сне. Но это была всего лишь жестокая шутка. Когда она достигла роковой фигуры и прикоснулась к ее вытянутой руке, Макс Паккетт сбросил капюшон и расхохотался.

Она ползла на голых коленях по подземной темной цементной трубе. Колени уже начинали кровоточить. «Я впереди», – говорил голос Кэти. «Где ты?» – спросила Николь в тревоге. «Я по за ди тебя, ма ма», – отвечал Бенджи. «По трубе потекла вода. Я не могу отыскать их. Я не могу помочь им».

Николь едва выплыла. Течение сделалось сильным. Но оно вынесло ее наружу – в лесной ручей. Одежда Николь зацепилась за ветки куста, свисавшего над водой. Она встала; отряхнулась и направилась по тропе.

Стояла ночь. Николь слышала пересвист редких птиц и видела над головой свет Луны, пробивающийся между стволами. Тропа виляла в обе стороны. Она пришла к перекрестку. «Куда же идти теперь?» – спросила себя Николь во сне. «Пойдем со мной», – сказала Женевьева, выходя из леса и прикасаясь к ее руке.

«Что ты делаешь здесь?» – удивилась Николь. Женевьева рассмеялась: «Я могу спросить тебя то же самое».

Юная Кэти шла к ним по тропе. «Здравствуй, мама, – сказала она, взяв Николь за другую руку. Ничего, если я пройдусь с тобой?» – «Конечно», – отвечала Николь.

Лес вокруг них сгустился. Николь услышала за собой шаги и обернулась. Патрик и Симона ответили ей улыбками. «Мы уже почти пришли», – сказала Симона. «Но куда мы идем?» – спросила Николь. «Вы должны знать это, миссис Уэйкфилд, – отозвалась Мария. – Вы ведь и собрали нас». Девушка теперь шла возле Патрика и Симоны.

Николь вместе с пятью молодыми людьми вышла на небольшую поляну. Посреди нее горел костер. Обойдя огонь сбоку, к ним подошел Омэ и поздоровался. А когда они кружком сошлись возле костра, колдун запрокинул назад голову и начал распевать на сенуфо. На глазах Николь плоть начала стекать с лица Омэ, обнажая пугающий череп. Заклинание продолжалось. «Нет, нет! – воскликнула Николь. – Нет, нет!»

– Ма ма, – проговорил Бенджи. – Ма ма, проснись… У те бя кош мар.

Николь открыла глаза. На другой стороне комнаты горел свет.

– Сколько времени, Бенджи? – спросила она.

– Уже поздно, ма ма, – ответил он ей с улбыкой.
 – Кеплер отправился зав тракать с остальными… Мы хо тели, чтобы ты поспала.


– Спасибо, Бенджи, – Николь чуть пошевелилась на коврике. Ощутив боль в правом бедре, она оглядела комнату и вспомнила, что Патрика и Наи больше нет. «Я их никогда не увижу», – мгновенно подумала Николь, пытаясь противиться приливу скорби.

– Быть может, ты хо чешь принять душ? – спросил Бенджи. – Я могу помочь тебе раз деться и от нести тебя в кабинку.

Николь поглядела на своего лысеющего сына. «Я напрасно тревожилась за тебя. Ты прекрасно обойдешься и без меня».

– Ну что ж, спасибо, Бенджи, – сказала она. – Превосходная идея.

– Я буду осто рожен, – произнес он, расстегивая халат матери. – Только скажи, если я сделаю тебе больно.

Когда Николь разделась, Бенджи взял ее на руки и направился к душу. Но, сделав пару шагов, остановился.

– Что случилось, Бенджи? – спросила Николь.

Бенджи застенчиво улыбнулся.

– Каже тся, я не все про думал, ма ма. Надо было спер ва от регу ли ровать воду.

Он повернулся, опустил Николь на коврик и вошел в душевую. Николь услышала, как побежала вода.

– Тебе не очень горя чую, а? – крикнул он.

– Да, – ответила Николь.

Бенджи вернулся и снова взял ее на руки.

– Я положил на пол два поло тенца, чтобы тебе было помягче и не так холодно.

– Спасибо тебе, сын, – сказала Николь.

Пока Николь, сидя на полотенцах на полу душевой, ощущала, как вода освежает ее тело, Бенджи разговаривал с ней. Когда она попросила, он принес ей мыло и шампунь. Наконец, Николь закончила мыться, и Бенджи помог матери вытереться и одеться. А потом отнес ее в коляску.

– Пожалуйста, наклонись сюда, дорогой, – проговорила Николь, опускаясь в кресло. Она поцеловала его в щеку, пожала руку. – Спасибо тебе за все, Бенджи, – она не в силах была остановить слезы, наполнявшие ее глаза. – Ты просто чудесно помог мне.

Бенджи, сияя, стоял возле матери.

– Я люблю тебя, ма ма. И рад по мочь тебе.

– И я люблю тебя, сын, – Николь вновь пожала его руку. – А теперь, быть может, позавтракаем вместе?

– На это я и рас считы вал, – сказал Бенджи, все еще улыбаясь.
В кафетерии, еще до того как они покончили с едой, к Николь и Бенджи подошел Орел.

– Мы с Синим Доктором будем ожидать в твоей комнате, – проговорил Орел.

– Следует тщательно обследовать твое состояние.

Когда Николь и Бенджи возвратились в комнату, в ней уже оказалось сложное медицинское оборудование. Синий Доктор ввела дополнительные микрозонды прямо в грудь Николь, а чуть позже – еще один набор датчиков в область печени. Во время всего обследования, продолжавшегося около получаса, Орел и Синий Доктор переговаривались на родном цветовом языке октопауков. Бенджи помогал матери, когда ее просили вставать и поворачиваться. Способности Орла к цветовой речи полностью заворожили его.

– И как же ты этому научился? – спросил Бенджи Орла по ходу дела.

– Технически говоря, я ничему не учился… Просто в мою конструкцию добавили два блока – один, чтобы интерпретировать цветовую речь октопауков, и другой, чтобы воспроизводить последовательность полос на моем лбу.

– Выхо дит, ты не хо дил в школу и ни чего не учил? – настаивал Бенджи.

– Нет, – ответил Орел.

– А не могли бы ваши кон струк торы сде лать такую штуку и для меня ?

– спросил Бенджи через несколько секунд, когда Орел и Синий Доктор вновь заговорили о состоянии здоровья Николь.

Орел оглянулся и поглядел на Бенджи.

– Я очень мед ленно учу сь, – проговорил Бенджи. – Как было бы здо ро во, если бы кто нибудь вло жил все в мою го лову.

– Мы еще не достаточно хорошо знаем, как это делается, – сказал Орел.

Когда обследование было закончено, Орел попросил Бенджи собрать вещи Николь.

– Куда мы направляемся? – поинтересовалась Николь.

– Прокатимся в челноке, – ответил Орел. – Я хочу подробно переговорить о твоем физическом состоянии, а потом взять тебя в такое место, где тебе можно будет быстро помочь в случае необходимости.

– Я думала, что голубой жидкости и всех этих зондов будет достаточно…

– Мы поговорим обо всем позже, – перебил ее Орел. Взяв у Бенджи сумку Николь, инопланетянин поблагодарил его за помощь.
– Если я правильно поняла все, что мне было сказано за последние полчаса, – произнесла Николь в микрофон своего шлема, когда челнок одолел половину пути между «морской звездой» и Узлом, – мое сердце не выдержит более десяти дней, невзирая на всю вашу медицинскую магию; одна моя почка уже отказала, а печень обнаруживает признаки серьезного ухудшения. Внушительный перечень?

– Действительно, – согласился Орел.

Николь выдавила улыбку.

– А хорошие новости есть?

– Твой ум до сих пор не отказывает тебе, а синяк на бедре пройдет, если прочие болезни не погубят тебя до этого.

– Итак, ты предлагаешь мне обратиться сегодня в ваше лечебное заведение, где мое сердце, печень и почки заменят машинами, которые справятся с их функциями.

– Возможно, в ходе операции потребуется заменить и другие органы. Не в порядке поджелудочная железа и вся мочеполовая система… Следует подумать о полной гистерэктомии24.

Николь качала головой.

– И в какой же момент все эти труды становятся бесполезными? Что бы вы сейчас ни сделали, отказ очередного органа – вопрос времени. Что же откажет первым – легкие или, быть может, глаза?.. А если я не смогу думать, вы замените и мозг?

– Мы способны на это.

Николь помолчала почти минуту.

– Возможно, тебе мой ответ покажется непонятным, – проговорила она, – я и сама не могу назвать его логичным… но мне не слишком хочется становиться гибридом.

– То есть? – спросил Орел.

– А когда я перестану быть Николь де Жарден Уэйкфилд? Останусь ли я Николь, если мои сердце, мозг, глаза и уши будут заменены машинами? Или я стану кем то или чем то другим?

– Вопрос твой неуместен, – ответил Орел. – Николь, ты сама врач. Представь себе шизофреника, который должен принимать наркотики постоянно, чтобы изменить функции мозга. Скажи, сохраняет ли этот человек свою прежнюю личность? Тот же самый философский вопрос, просто немножко иначе поставленный.

– Понимаю, – проговорила Николь, недолго помолчав. – Но мнения своего не переменю… И если у меня есть выбор – а я полагаю, что есть, – тогда я отказываюсь… по крайней мере сегодня.

Орел несколько секунд глядел на Николь. Потом ввел другой набор параметров в контрольную систему на пульте управления челнока. Корабль изменил свое направление.

– Итак, мы возвращаемся к «морской звезде»? – спросила Николь.

– Не сразу. Я хочу сперва показать тебе кое что. – Инопланетянин извлек из кисета, висевшего на груди, небольшую трубочку с голубой жидкостью и неизвестное устройство. – Пожалуйста, подставь свою руку. Я не хочу, чтобы ты умерла еще до наступления вечера.
Когда они приблизились к жилому модулю Узла, Николь пожаловалась Орлу на отсутствие гласности при разделении обитателей «морской звезды» на две группы.

– Как всегда, вы не солгали – просто утаили важную информацию.

– Иногда, – проговорил Орел, – добром дело не уладить. В таких случаях мы выбираем наименее неудовлетворительный способ из всех возможных… Чего же ты ожидала от нас? Сразу сказать всем, что мы не станем заботиться обо всех них со всеми потомками? Тогда настал бы хаос… К тому же, вы едва ли поверили бы нам. Мы спасли с Рамы тысячи существ, большая часть которых почти наверняка погибла бы в межвидовой войне, если бы мы не вмешались… Вспомни: все, в том числе и те, кто назначен на Носитель, проживут отпущенный им срок жизни.

Николь умолкла. Она пыталась представить себе, какой станет жизнь на Носителе, где не будут рождаться дети… И тот момент в не столь уж далеком будущем, когда на нем останется лишь несколько человек.

– Не хотела бы оказаться последним человеком, оставшимся живым на Носителе, – произнесла она.

– Около трех миллионов лет назад в вашей части Галактики процветал один вид, – проговорил Орел. – Он широко распространился меж звезд и сохранял способность к космоплаванию почти миллион лет. Эти блестящие инженеры воздвигли несколько самых удивительных сооружений из всех, которые мы видели. Их сфера влияния распространялась и в конце концов охватила больше двадцати звездных систем. Эти существа обладали глубокими познаниями, были мудры и умели сочувствовать друг другу. Но они допустили фатальную ошибку…

– Какую же? – спросила Николь.

– Их эквивалент вашего генома содержал на порядок больше информации. Он был предельно сложен уже в результате четырех миллиардов лет естественной эволюции. Начальный этап их занятий генетическим конструированием других видов и усовершенствованием собственного привел к несравненному успеху. Они думали , что представляют себе последствия. Однако их наследственность медленно и незаметно слабела от поколения к поколению… И когда они, наконец, поняли, что натворили, было уже чересчур поздно. Образцов прежней наследственности они не сохранили и потому не могли вернуться назад. Не было никакого выхода.

– Теперь подумай, – продолжил Орел, – не о том, каково будет последнему человеку на Носителе, а о том, каково было последним представителям вида, обладавшего глубочайшими познаниями почти во всех науках… В нашей энциклопедии можно найти много подобных повествований, каждое из них содержит по крайней мере один предметный урок.

Челнок вошел в отверстие сбоку сферического модуля и мягко остановился возле стены. Порталы с каждого борта удержали корабль. Из пассажирского люка пандус вел к переходу, он в свою очередь уводил к транспортному комплексу.

Николь расхохоталась.

– Я настолько была поглощена нашим разговором, что даже не поглядела на этот модуль снаружи.

– Ничего принципиально нового ты бы все равно не увидела, – отозвался Орел.

Инопланетянин повернулся к Николь и сделал совершенно неожиданный жест, взяв обе ее руки в свои.

– Менее чем через час, – произнес он, – тебе предстоит удивительная и волнующая встреча. Первоначально мы планировали эту поездку в качестве полного сюрприза. Но, учитывая, что твой организм ослаблен, мы не можем рисковать: не исключена возможность его перенапряжения в результате излишних волнений… и поэтому решили заранее предупредить тебя.

Николь ощутила, как пульс ее заторопился. «О чем он? – подумала она. – Что еще здесь может быть столь удивительным?..»

– …А потом небольшая повозка, проехав несколько километров, доставит нас к месту, где обитают твоя дочь Симона и Майкл О'Тул.

– Что ? – Николь, вскричав, вырвала руки и приложила к шлему. – Я не ослышалась? Ты сказал, что я увижу Симону и Майкла?

– Да, – проговорил Орел. – Николь, пожалуйста, расслабься…

– Боже мой! – воскликнула Николь, игнорируя замечание. – Не могу поверить… Надеюсь, это не жестокая шутка…

– Заверяю тебя, что это не так…

– Но как может Майкл еще быть в живых? – спросила Николь. – Ему же сейчас по меньшей мере сто лет…

– Мы помогли ему – как ты говоришь, своей медицинской магией.

– Ах, Симона, Си мона ! – вскричала Николь. – Неужели? Неужели это правда? – Потрясение сперва помешало Николь разразиться слезами, но теперь они потекли из ее глаз. Невзирая на боль в бедре и неудобный космический шлем, Николь едва не вскочила, чтобы обнять Орла.

– Спасибо! О, спасибо! – вскрикнула она. – Не могу даже сказать, как много значит для меня эта встреча.
Орел поддерживал коляску Николь, пока они по эскалатору спускались к центру главного транспортного комплекса. Она быстро огляделась вокруг. Станция во всем была идентична той, которую Николь помнила по Узлу, оставшемуся возле Сириуса. Высота круглого зала достигала двадцати метров. С полдюжины движущихся тротуаров огибали центральный экран, они убегали в расходящиеся во все стороны сводчатые тоннели. Справа над тоннелями виднелась пара многоуровневых структур.

– А междумодульные поезда отправляются отсюда? – спросила Николь, вспоминая свою поездку с Кэти и Симоной, тогда еще девочками.

Орел кивнул. Он протолкнул ее кресло на один из движущихся тротуаров, и они оставили центр станции. Проехав в тоннеле несколько сотен метров, движущийся тротуар остановился.

– Машина ждет нас в первом коридоре справа, – проговорил Орел.

В небольшой открытой сверху машине было всего два сиденья. Орел помог Николь перебраться на место пассажира, а потом уложил коляску в небольшой чемоданчик, который убрал в багажник. Машина тронулась с места по лабиринту молочно белых, лишенных окон коридоров. Николь была необыкновенно спокойна. Она старалась убедить себя в том, что действительно увидит дочь, которую оставила возле другой звездной системы годы и годы назад.

Поездка сквозь жилой модуль казалась бесконечной. Когда они остановились. Орел велел Николь снять шлем.

– Мы уже приехали? – спросила она.

– Нет еще, – ответил он, – но мы уже в вашей атмосферной зоне.

Дважды в машинах, ехавших навстречу им, попадались невероятно занимательные инопланетяне, но Николь была слишком взволнована, чтобы отвлекаться от своих чувств. Она едва слушала Орла. «Успокойся», – твердил один из внутренних голосов Николь. «Не будь смешной», – заметил другой голос. «Но я встречу дочь, которую не видела сорок лет. Как я могу оставаться спокойной?»

– …На свой собственный лад, – говорил Орел, – их жизнь была столь же удивительной, как и ваша, но, конечно же, совсем непохожей. Когда сегодня утром мы возили Патрика повидаться с ними…

– Что ты сказал? – перебила его Николь. – Ты сказал, что Патрик видел их сегодня утром? Вы возили Патрика повидаться с отцом.

– Да. Мы всегда планировали эту встречу, пока события развивались в соответствии с планом… В идеальном случае вы с Патриком не должны были встретиться с Симоной, Майклом и их детьми…

– Детьми ! – воскликнула Николь. – Значит, у меня есть еще внуки?

– …пока не обоснуетесь в Узле, но Патрик предпочел Носитель… Так что было бы бессердечно не позволить ему проститься с родным отцом…

Николь не могла более сдерживаться. Она перегнулась и поцеловала Орла в оперенную щеку.

– А Макс говорил, что ты всего лишь холодная машина. Как он ошибался! Спасибо… за Патрика, спасибо тебе…

Она дрожала от волнения. И мгновение спустя уже не смогла вздохнуть. Орел быстро остановил машину.
– Где я? – произнесла Николь, вынырнув из тумана.

– Мы стоим рядом с замкнутой областью, где обитают Майкл, Симона и их семья, – проговорил Орел. – Мы пробыли здесь четыре часа, ты спала.

– У меня был сердечный приступ? – спросила Николь.

– Не совсем… просто серьезное нарушение сердечной деятельности. Я уже собирался везти тебя в госпиталь, но решил дождаться твоего пробуждения, поскольку все необходимые средства у меня при себе…

Орел поглядел на нее. Внимательные синие глаза Орла обратились к Николь.

– Чего ты хочешь, Николь? – спросил он. – Едем к Симоне и Майклу или возвращаемся в госпиталь? Решать тебе, сама понимаешь…

– Знаю, – вздохнула Николь, – только нужно быть осторожной и не волноваться… – Она взглянула на Орла. – Я хочу увидеть Симону, даже если это будет последний поступок в моей жизни… Можешь ли ты дать мне что нибудь успокоительное, но не так, чтобы я была одурманена или заснула?

– Легкое успокоительное средство поможет лишь в том случае, если ты сама будешь сдерживать чувства.

– Ладно, – обещала Николь. – Постараюсь.

Орел направил машину на мощеную дорогу, обсаженную высокими деревьями. Николь вспомнилась осень в Новой Англии, где она с отцом побывала подростком. Листья на деревьях были золотыми, красными и коричневыми.

– Как прекрасно! – проговорила Николь.

Машина повернула к белому забору, окружающему травянистый лужок, на котором паслось четверо лошадей. Между ними расхаживали двое подростков.

– Дети реальны, – проговорил Орел. – Лошади – муляж.

На вершине невысокого холма располагался большой двухэтажный белый дом с покатой черной крышей. Орел повернул на круговую дорожку и остановил машину. Мгновение спустя отворилась передняя дверь дома. В ней появилась высокая темнокожая красавица с седеющими волосами.

– Мама ! – закричала Симона, бросившись к машине.

Николь едва успела открыть дверцу, Симона кинулась ей на грудь. Они обнимались, целовались и плакали… никто не мог говорить.
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   51

Похожие:

Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Что взлетает вверх Артур Кларк. Что взлетает вверх…
Однако страшнее «тарелочников» нет никого: если не считать нанесения телесных повреждений различной тяжести, средства избавиться...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Лето на Икаре Артур Кларк Лето на Икаре
Он лежал в какой то капсуле на круглой вершине холма, крутые склоны которого запеклись темной коркой, точно их опалило жаркое пламя;...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Соседи
Количество сумасшедших ученых, желающих покорить мир, – сказал Гарри Парвис, задумчиво глядя на свое пиво, – сильно преувеличивается....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Путешествие по проводам
На самом деле он смахивал на нечто вроде твердой версии одного из ранних телевизионных кадров, поскольку, вместо того чтобы передать...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconЛифт на орбиту
Возможно ли такое? Писатель-фантаст Артур Чарльз Кларк наверное сильно верил в будущую реальность грядущих технологий и потому,так...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Холодная война
Гарри Парвиса столь убедительными, является их правдоподобие. Возьмем, к примеру, этот. Я тщательно, насколько смог, проверил места...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Око времени Одиссея времени – 1
Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы,...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк 2001: Космическая Одиссея
Роман «2001: Космическая Одиссея» – повествование о полете космического корабля к Сатурну в поисках контакта с внеземной цивилизацией....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Свет иных дней
А если так, разве не станет возможно со временем создать некое устройство, с помощью которого мы смогли бы все это включать? … Вместо...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Кларк Урсула Ле Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард Жебе
Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org