Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный



страница50/51
Дата19.10.2012
Размер7.66 Mb.
ТипДокументы
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   51

12
– Мы провели здесь слишком много времени, – проговорил Орел, закончив сканирование. – Скорее всего придется пересмотреть маршрут.

Они сидели бок о бок в машине.

– Я слышу тактичный намек на то, что сердце мое отказывает быстрее, чем ты рассчитывал? – Николь заставила себя улыбнуться.

– Нет, – ответил Орел. – Мы и в самом деле провели здесь почти в два раза больше предусмотренного мной времени. Например, я не планировал полет над Францией и городом октопауков…

– Это было восхитительно! – произнесла Николь. – Мне бы так хотелось снова побывать там, но уже вместе с Синим Доктором, и побольше узнать о жизни октопауков.

– Словом, город октопауков понравился тебе больше, чем Прекрасные звездные панорамы?

– Я бы так не сказала. Все это было фантастично… но то, что я видела, лишь подтвердило мою уверенность: похоже я избрала правильное место, чтобы… – она не стала заканчивать фразу. – …Там, на платформе, я поняла, что со смертью приходит конец не только сознанию и мыслям, но и всем ощущениям… Не знаю почему, но до меня это прежде не доходило.

Орел молчал.

– Итак, мой друг, – энергично проговорила Николь. – Куда же мы направляемся дальше?

– Я предполагал, что дальше мы поедем в Инженерный район, где ты могла бы ознакомиться с моделями Узлов, Носителей и прочих космических аппаратов, а после этого, если у нас еще хватит времени, посетим Биологический. Там в похожем на Землю поселении обитают твои плоть от плоти внуки. Возле него расположено обиталище тех морских угрей или змей, с которыми ты однажды столкнулась в Узле. Там есть таксономический дисплей, позволяющий сопоставить физически всех космоплавателей, изученных в этом районе…

– Все это прекрасно, – ответила Николь и вдруг расхохоталась. – Человеческий мозг удивителен. Мне только что пришла в голову первая строчка стихотворения Эндрю Марвелла «Моей застенчивой даме»… «несчетны будь миры и дни, застенчивость – повремени»… но, поскольку времени у нас в обрез, я бы предпочла начать с выставки Носителей. Мне бы хотелось увидеть космический аппарат, в котором живут Патрик, Наи, Галилей и все остальные… А потом посмотрим, сколько у нас останется времени.

Машина тронулась с места. Николь отметила, что Орел ничего не сказал ей о результатах сканирования. Страх вернулся с новой силой. «Могила – тихое и миленькое место… – вспомнила она. – Но там ты не жених и не невеста».
Они находились на плоской палубе модели Носителя.


– Она уменьшена в шестьдесят четыре раза, – проговорил Орел, – но теперь ты можешь понять, насколько велики Носители.

Сидя в кресле, Николь посмотрела вдаль.

– Боже! Выходит, эта равнина около километра длиной.

– Совершенно верно, – ответил Орел. – Палуба Носителя имеет сорок километров в длину и пятнадцать в ширину.

– И под каждым из этих пузырей скрывается совершенно особое замкнутое поселение?

– Да. Атмосфера и все прочие условия контролируются оборудованием, размещенным на палубе. Дополнительные инженерные системы располагаются внизу в основном объеме космического корабля… Каждое из поселений раскручивается с собственной скоростью вращения, чтобы создать нужную гравитацию. Если необходимо, внутри него можно установить стенки, чтобы разделить виды. Всех прибывших на «морской звезде» поместили в одной области, потому что они привыкли к одним и тем же условиям. Но у них нет доступа друг к другу.

Николь с Орлом двигались между оборудованием и пузырями.

– Некоторые из этих поселений, – проговорила Николь, глядя на небольшой овальный выступ, возвышавшийся над палубой не более чем на пять метров, – кажутся чересчур малыми и неудобными и годятся разве что для нескольких личностей…

– Существуют и очень маленькие космоплаватели, – ответил Орел. – Один такой вид, порожденный звездной системой, не столь уж удаленной от вашей, имеет размер около миллиметра. Самый крупный их космический корабль не больше этой машины.

Николь попыталась мысленно представить разумных муравьев или термитов, сооружающих космический корабль. Она улыбнулась воображаемой картине.

– И все эти Носители просто путешествуют от Узла к Узлу? – спросила она, меняя тему.

– В основном. Когда пустеет какой нибудь из пузырей, их перестраивают в одном из Узлов.

– Как Раму, – сказала Николь.

– В известном смысле, но есть существенные различия. Мы интенсивно изучаем создания, находящиеся на кораблях класса Рамы, и стараемся создать для них по возможности близкие к реальным условия, чтобы наблюдать за ними в «естественной среде». Напротив, мы уже не нуждаемся в информации о существах, приписанных к Носителям, и потому не вмешиваемся в их дела.

– Только предотвращаете размножение… Значит, по вашим этическим нормам эта мера более гуманна – не знаю, каким термином пользуетесь вы сами, – чем терминация неудачников?

– Да, мы так считаем.

Они поднялись к месту, откуда дорожка возвращалась в коридоры Модуля Познания.

– Кажется, здесь все понятно, – проговорила Николь и, помедлив, добавила: – Но у меня есть еще пара вопросов.

– Слушаю.

– Если верить объяснению, данному Святым Микелем по поводу назначения Рамы и Узла, не вносите ли вы возмущения в тот процесс, за которым наблюдаете? Мне кажется, что уже сам факт вашего появления здесь влияет на…

– Ты права, – согласился Орел. – Наше присутствие действительно чуть меняет курс эволюции. Ситуация аналогична принципу неопределенности Гейзенберга в физике… Мы не можем наблюдать за процессом, не влияя на него… Тем не менее Перводвигатель учитывает наше влияние, моделируя весь процесс. Кроме того, у нас есть правила, позволяющие минимизировать воздействие наших исследований на естественную эволюцию…

– Жаль, что Ричард не мог услышать объяснений Святого Микеля, – проговорила Николь. – Он бы весьма заинтересовался ими и, без сомнения, задал бы великолепные вопросы.

Орел не ответил. Николь вздохнула.

– Итак, что дальше, месье экскурсовод?

– Перекусим, – сказал Орел. – Я взял пару сандвичей, воду и твои любимые фрукты, к которым ты привыкла у октопауков.

Николь рассмеялась и повернула свое кресло к машине.

– Ты всегда все предусматриваешь, – промолвила она.
– Ричард не верил в рай, – сказала Николь, когда Орел закончил очередное обследование. – Но, если у него было какое то представление о том месте, куда он хотел бы попасть после смерти, то, конечно, ему виделось нечто подобное.

Орел вглядывался в странные загогулины на мониторе, который держал в руке.

– Я думаю, что нам придется, – он поглядел на Николь, – опустить некоторые отрезки нашего маршрута и немедленно отправиться к самым интересным участкам следующего домена.

– Значит, дела плохи, – прокомментировала Николь. Она не очень удивилась этому. Короткие уколы, которые Николь испытывала до посещения Франции и города октопауков, превратились в непрерывную боль. Страх тоже не отпускал ее. За всеми мыслями она ощущала, что смерть уже неподалеку. «Так чего же ты боишься? – спросила себя Николь. – Как может пугать ничто?» Но страх не исчезал.

Орел пояснил, что у них нет времени на ориентацию во втором домене. Миновав ворота, они направились прямо в глубь второго круга и ехали так минут десять.

– В этом домене, – говорил Орел, – упор сделаем на перемены во времени. Здесь выделены отдельные области для каждого элемента Галактики, который воздействует на эволюцию и в свой черед изменяется под ее влиянием… Не сомневаюсь, что тебя в особенности заинтересует первая экспозиция.

Зал был похож на тот, где Николь и Орел увидели Млечный Путь, разве что оказался значительно меньше. Они вновь поднялись на движущуюся платформу, позволявшую им передвигаться в темном помещении.

– То, что ты увидишь сейчас, – проговорил Орел, – требует некоторых пояснений. В сущности это можно назвать схемой эволюции космоплавающих цивилизаций в галактическом районе, содержащем ваше Солнце и примерно еще десять миллионов звездных систем. Приблизительно это соответствует одной десятитысячной части Галактики, но все, что ты увидишь, характерно и для всего звездного острова…

– Ты не увидишь звезд, планет или других физических объектов, хотя их расположение учтено в этой модели. Каждый огонек соответствует звездной системе, породившей вид космоплавателей, способных вывести космический аппарат по крайней мере на орбиту вокруг своей планеты. Огонек светится, пока существует цивилизация космоплавателей…

– Я начну свой показ со времени, отстоящего от сегодняшнего дня примерно на десять миллиардов лет, когда только что сформировалась нынешняя галактика Млечный Путь. Вначале вся картина была нестабильной и переменчивой, долгое время космоплаватели вообще не появлялись. Поэтому первые пять миллиардов лет, прошедшие до образования вашей Солнечной системы, я пробегу быстро, со скоростью двадцать миллионов лет в секунду. Чтобы ты знала, Земля начнет формироваться приблизительно через четыре минуты, в это самое время я и остановлю демонстрацию.

Они находились на платформе в большом зале. Орел стоял, а Николь сидела возле него в своем кресле. Светился лишь небольшой огонек на платформе, дававший им возможность видеть друг друга. Проведя в полной тьме более тридцати секунд, Николь нарушила молчание.

– Ты уже начал? – спросила она. – Ведь вокруг ничего не происходит.

– Совершенно верно, – ответил Орел. – Насколько нам известно по другим галактикам, иные из которых значительно старше Млечного Пути, жизнь может возникать лишь тогда, когда Галактика успокаивается и в ней образуются стабильные зоны. Для возникновения жизни необходимы спокойные звезды, благоприятные условия и образующиеся в результате звездной эволюции элементы периодической системы, столь важные для всех биохимических процессов. Если материю порождают элементарные частицы и простейшие атомы, весьма мала вероятность возникновения жизни вообще, не говоря уже о космоплавателях. Жизнь может возникнуть только в том случае, если массивные звезды завершат свой жизненный цикл и произведут сложные элементы, подобные азоту, углероду, железу и магнию.

Наконец огоньки начали вспыхивать, однако в первые минуты их появилось лишь несколько сотен и в разных местах: только один продержался дольше трех секунд.

– Теперь мы достигли времени образования Земли и Солнечной системы, – проговорил Орел, готовясь продолжить показ.

– Пожалуйста, подожди. Я хочу убедиться в том, что все поняла… Итак, получается, что в начале галактической истории – до возникновения Земли и Солнца – в окрестностях нашей Галактики все таки появлялись космоплаватели, просуществовавшие, как правило, менее двадцати миллионов лет, и лишь один из этих видов ухитрился протянуть шестьдесят миллионов?.

– Именно так. Теперь я добавлю еще один параметр… Если космоплаватели сумели оставить пределы собственной системы и основать постоянную колонию в другой – чего вы, люди, еще не сделали, – тогда их экспансию засвидетельствует появление огоньков того же цвета в иных звездных системах. Так мы можем проследить распространение некоторых из космоплавающих видов… Теперь я намереваюсь уменьшить скорость показа в два раза – до десяти миллионов лет в секунду…

Уже через полминуты в уголке комнаты вспыхнул красный огонек, а спустя шесть восемь секунд его окружило облачко таких же огней. Все вместе они сияли так ярко, что прочая часть зала, где лишь изредка возникали отдельные огоньки, казалась темной и неинтересной. Неожиданно поле красных огней исчезло – в течение доли секунды. Сперва угасла сердцевина красного созвездия, оставив небольшие группы на краях гигантской области. Миг – и исчезли все красные огоньки.

Ум Николь торопился, пока она следила за огнями, вспыхивавшими вокруг нее. «Какая интересная повесть, – решила она, размышляя о красных огоньках. – Эта цивилизация распространилась на сотни звезд. И вдруг – пуфф… вид исчез… Урок ясен… У всего есть начало и всему есть конец… Бессмертие – только идея, но не реальность».

Она оглядела зал, в нем вспыхивало все больше и больше огней, но картина, отмечая появление нового вида космоплавателей, всякий раз повторялась. В основном цивилизация космоплавателей существовали недолго – менее секунды по мерке Николь, и даже те, кто заселял соседние звездные системы, лишь иногда близко соприкасались с огоньками, отмечавшими другой космоплавающий вид.

«Итак, разум в нашей Галактике странствовал по просторам космоса еще до того, как появилась Земля, – думала Николь. – Но очень немногим из этих мудрых созданий удавалось встретиться с равными себе… Значит, одиночество является одним из основных принципов во Вселенной… по крайней мере в нашей».

Восемь минут спустя Орел вновь остановил картину.

– Теперь мы достигли времени, отстоящего от нынешнего дня на десять миллионов лет. На Земле уже давно исчезли динозавры, погубленные климатическими переменами, вызванными падением огромного астероида… но их исчезновение позволило появиться млекопитающим, и одна из их эволюционных линий уже начинает обнаруживать зачатки разума…

Орел умолк. Николь глядела на него с глубокой, почти болезненной сосредоточенностью.

– В чем дело? – осведомился инопланетянин.

– Так придет ли наша Вселенная к гармонии? – спросила она. – Или же мы просто останемся одной из экспериментальных точек, что своим негативным примером помогут Господу определить район, который Он ищет?

– Что же заставило тебя задать этот вопрос именно сейчас?

– Вся эта картина, – Николь повела рукой, – представляет собой удивительный катализатор. Ум мой полон вопросов. – Она улыбнулась. – Но раз времени на них у меня нет, я решила в первую очередь задать самый важный… Глядя на происходящее, нетрудно видеть, как широко разбросаны эти огоньки даже через десять миллионов лет эволюции. Ни один из них так и не стал постоянным даже в этой, относительно небольшой части Галактики. Безусловно, если бы нашу Вселенную ожидала гармония, рано или поздно огоньки – эти знаки разума – должны были вспыхнуть почти в каждой звездной системе. Иначе я не правильно поняла Святого Микеля.

– Я так не считаю, – ответил Орел.

– А где наша Солнечная система? – спросила Николь.

– Вот здесь, – указал Орел с помощью светового луча.

Николь поглядела на область вокруг Земли и торопливо окинула взглядом зал.

– Значит, десять миллионов лет назад среди десяти тысяч наших ближайших звездных соседей обитало шестьдесят космоплавающих видов… и один из них, возникший не так далеко от нас (я имею в виду те темно зеленые огоньки), заселил двадцать или тридцать звездных систем…

– Правильно, – отозвался Орел. – Можно ли продолжать дальше, но уже с меньшей скоростью?

– Подожди минуточку. Я хочу сперва запомнить их конфигурацию… до сих пор картина менялась быстрее, чем я могла ее осознать…

Она глядела на группу зеленых огней. Ее край располагался примерно в пятнадцати световых годах от Солнечной системы. Николь попросила Орла продолжать. Он сообщил ей, что теперь за секунду будет проходить всего две сотни тысяч лет.

Зеленые огни пододвигались все ближе и ближе к Земле и внезапно исчезли.

– Стой! – вскричала Николь.

Орел остановил показ и обернулся к Николь с вопросительным выражением на лице.

– А что случилось с этими? – спросила Николь.

– Я же тебе рассказывал пару дней назад. Они генетически перестроили свои организмы и тем уничтожили себя.

«Но они почти достигли Земли, – подумала Николь. – Насколько бы переменилась вся наша история, если бы они добрались до нашей планеты… Они бы, без сомнения, обнаружили интеллектуальный потенциал ранних гоминидов в Африке и сделали бы с ними то, что Предтечи с октопауками. И тогда…»

Умственным взором Николь вдруг увидела Святого Микеля, невозмутимо повествовавшего о
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   51

Похожие:

Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Что взлетает вверх Артур Кларк. Что взлетает вверх…
Однако страшнее «тарелочников» нет никого: если не считать нанесения телесных повреждений различной тяжести, средства избавиться...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Лето на Икаре Артур Кларк Лето на Икаре
Он лежал в какой то капсуле на круглой вершине холма, крутые склоны которого запеклись темной коркой, точно их опалило жаркое пламя;...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Соседи
Количество сумасшедших ученых, желающих покорить мир, – сказал Гарри Парвис, задумчиво глядя на свое пиво, – сильно преувеличивается....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Путешествие по проводам
На самом деле он смахивал на нечто вроде твердой версии одного из ранних телевизионных кадров, поскольку, вместо того чтобы передать...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconЛифт на орбиту
Возможно ли такое? Писатель-фантаст Артур Чарльз Кларк наверное сильно верил в будущую реальность грядущих технологий и потому,так...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк Холодная война
Гарри Парвиса столь убедительными, является их правдоподобие. Возьмем, к примеру, этот. Я тщательно, насколько смог, проверил места...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Око времени Одиссея времени – 1
Виктории, первобытные люди, воины Александра Македонского и воинственные кочевники Чингисхана – отныне все они персонажи одной драмы,...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Чарльз Кларк 2001: Космическая Одиссея
Роман «2001: Космическая Одиссея» – повествование о полете космического корабля к Сатурну в поисках контакта с внеземной цивилизацией....
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconСтивен М. Бакстер, Артур Чарльз Кларк Свет иных дней
А если так, разве не станет возможно со временем создать некое устройство, с помощью которого мы смогли бы все это включать? … Вместо...
Джентри Ли, Артур Чарльз Кларк Рама Явленный iconАртур Кларк Урсула Ле Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард Жебе
Гуин Сирил Корнблат Карл Джекоби Джером Биксби Альфред Бестер Чарльз Бимон Рэй Брэдбери Кейт Вильгельм Гарднер Дозойс Джеймс Боллард...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org