Реферат «Всероссийский батюшка»



Скачать 407.23 Kb.
страница1/3
Дата28.03.2013
Размер407.23 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3


Муниципальное образовательное учреждение

общеобразовательная средняя школа №13

Реферат
«Всероссийский батюшка»

Иоанн Кронштадский

Выполнила Колобова М.,

ученица 9 «Б» класса.

Учитель

Макарцова С.Ф.

Ярославль

2006

Содержание.

I.Введение………………………………………………………………...3

II. Жизнь праведника.

  1. Детские и юношеские годы..…………………………………….5

  2. Служение……………………………………………………….….6

  3. Общественная и благотворительная деятельность…………….11

  4. Последние дни и кончина о. Иоанна……………………………17

III. Заключение…………………………………………………………...20

IV. Список литературы………………………………………………….21

V. Приложение. Портрет Иоанна Кронштадского……………………22

… ему был дан особый дар помогающей

и исцеляющей молитвы. И он щедро оделял им

людей, жаждущих его молитвенной помощи.

Много тысяч душ извлек он из тишины греха,

Много спас от отчаяния, утешил, а молился за

Людей он настойчиво, даже казалось, что он не

Просит у Бога, а настойчиво требует исполнения

Просимого. Он как бы хватается при этом за

Край ризы господней, требуя милости душам,

Вверенным ему от Бога.

I. Введение.
За последние годы жизнь в нашей стране существенно изменилась. Изменилась экономика и экономические отношения, исчез идеологический диктат Коммунистической партии Советского Союза, стали другими духовные потребности человека. Народ возвращается к своим духовным истокам. Усилился интерес к православной церкви. За семьдесят лет Советской власти и существования закона об отделении Церкви от государства и школы от Церкви выросло несколько поколений людей далеких не только от Церкви, но и от православной русской культуры. Для многих эти понятия тождественны.

В былые времена на месте, где селились православные русские, в первую очередь строили церкви. Порядок и строй бытия определяла Церковь. Каждый поступок и действие человека преломлялось сквозь призму церковного устава. Жизнь любого русского человека, его радости и горести всегда связывались не только с календарным числом и месяцем, но и с памятью того или иного святого. Их на Руси знали все, поклонялись им, любили, обращались за помощью. Сейчас мы их просто не знаем. А многие из святых были реальными историческими деятелями, о жизни которых сохранились достоверные сведения. Без них наша история будет неполной, неточной.

Понять важнейшие составляющие отечественного культурного процесса невозможно, если при рассмотрении игнорировать базовый духовный элемент. Высшие эмблемы русской культуры не только А. С. Пушкин или М. Ю. Лермонтов, но и их современники – преподобный Серафим Саровский и митрополит Московский Филарет.


В Советское время из учебников и энциклопедий по истории было изгнано все, что не соответствовало марксистско-ленинской идеологии. О многих выдающихся людях дореволюционного периода мы узнаем только сегодня. Существенно меняется оценка их деятельности, роли в истории России. Одним из таких деятелей является Иоанн Кронштадский. Еще при жизни народная молва величала его всероссийским батюшкой. Все 53 года своего священства он прослужил в Андреевском соборе в городе Кронштадте. Человек простого происхождения и очень простой и доступный в жизни, он снискал всеобщее поклонение. Им восхищались, его любили и аристократы и народ. «Ни один человек в России не сосредоточивал на себе такого всеобщего поклонения как «кронштадский батюшка», - писал в 1908 году в газете «Новое время» М. О. Меньшиков. Но в газетах того времени можно встретить и прямо противоположную оценку. Над ним издевались, его не понимали.

7-8 июня 1990г. на Поместном Соборе Русской Православной церкви Праведный Иоанн Кронштадский был причислен к лику святых. Его поминают во всех православных церквях 20 декабря (2 января). Главным основанием канонизации являются чудеса или подвиг, что совершил святой при жизни, например, подвиг подвижничества, дар исцеления, чудотворения, способность предвидеть грядущие события, видеть сердца людей, дар милостивой любви к ближнему.

За что он был причислен к лику святых, почему именно он присутствовал при кончине русского императора Александра III? Какая из оценок деятельности священника истинна? Вопросов возникает много.

Сведения о жизни Иоанна Кронштадского мы можем найти в газетных статьях, в документах того времени: документах епархии, в письмах, в дневниках батюшки, в воспоминаниях современников. Очень многое уже опубликовано. В России и за границей известен дневник о. Иоанна (1856-1908), публиковавшийся в основном под названием «Моя жизнь во Христе...»; многочисленные издания составлены на основе извлечений за разные годы с добавлением проповедей, молитв и бесед. Интересны и труды по вопросам веры отца Иоанна Кронштадского. Священник неоднократно выступал против Льва Толстого1 и способствовал его анафематствованию. В Толстом он видел прежде всего «графа», далекого не только от церкви, но и от народа. Неоднократно предостерегал он народ в проповедях и от «революционного бесовства».

На базе этих источников опубликованы исследовательские труды о жизни и деятельности Иоанна Кронштадского. Первые биографии священника были написаны еще до революции. В Советское время его имя или замалчивалось или обличалось: мракобес, противник революции, враг великого Л. Н. Толстого.

Сегодня книги о священнике - это, в основном, литература православная, духовная.2 Светские историки мало внимания уделяют этой выдающейся личности. Но его имя уже появилось в энциклопедиях3, учебной4 и научно-популярной литературе, посвященной православию5 и русской истории6.

В этой литературе выражена, в основном, только одна точка зрения на жизнь преподобного Иоанна Кронштадского, тех, кто верил в него. Но отец Иоанн подвергался и осуждению, у него было много недоброжелателей. Его называли юродивым, над ним смеялись.

Я выбрала эту тему, потому что мне интересно узнать, какая точка зрения является более объективной, почему этот человек был причислен к лику святых.

Цель работы: выяснить какова роль отца Иоанна в истории России, почему православная церковь причислила его к лику святых. Для этого мы должны изучить его биографию и деятельность: детство, его службу в качестве священника Андреевского собора в Кронштадте, его общественную деятельность, отношение к нему простого народа.


Детские и юношеские годы.
Святой праведный о. Иоанн Кронштадский родился 19 октября 1829 года в семье бедного причетника Илии Михайловича и Феодоры Васильевны Сергиевых в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии. Мальчик был настолько хилым, что родители, не надеясь сохранить его жизнь даже на несколько дней, решили в ту же ночь окрестить его. Ему было дано имя в честь святого Иоанна Рыльского, память которого празднуется на следующий день. Кто бы мог подумать тогда, что слабое дитя, окрепнув, достигнет зрелого возраста, чтобы затем прославиться как в Русской земле, так и за её пределами. Постепенно здоровье мальчика стало поправляться.

Отец с раннего детства постоянно брал его в церковь и воспитал в нём особенную любовь к богослужению. Оба родителя ревностно воспитывали в сыне благоговение к Богу. Они направляли мальчика с помощью книг, рассказов о святых Божиих угодниках, о Божией Матери, о Христе, о подвижниках христианского благочестия, о постниках, страдальцах и мучениках за святую веру.

В шестилетнем возрасте мальчику наяву было видение ангелов. Впоследствии об этом событии так рассказывала близкая к отцу Иоанну игумения Таисия: «Однажды ночью Ваня увидел в комнате необычный свет.… Взглянув, он увидел среди света Ангела в его небесной славе. Младенец Иоанн, конечно, смутился от такого видения. Ангел успокоил его, назвавшись его Ангелом Хранителем, всегда стоящим окрест его в соблюдение, охранение и опасение от всякой опасности».

Мать оставалась для сына высоким примером духовности и нравственности на протяжении всей жизни. Он, будучи уже взрослым человеком продолжал с любовью выслушивать советы и наставления своей матери, хотя и была она малограмотной женщиной.

Грамоте Ваню стали учить родители уже на седьмом году жизни. Однако она никак не давалась ему. На десятом году, по воспоминаниям самого батюшки Иоанна, его повезли в Архангельское приходское училище. Отец Иоанн свидетельствует, что к этому времени он «с трудом разбирал по складам, и то только по-печатному». Он сильно скорбил по этому поводу, так как ему было жаль, что отец тратит свои последние средства на учёбу сына. Школьные дела у Иоанна шли плохо ещё и потому, что он лишился постоянной поддержки матери, учителя же мало заботились о том, чтобы помочь ученикам. Ваня растерялся. Ведь он прилагал огромные усилия, чтобы успешно учиться, но всё было тщётно. И однажды, как вспоминает он, «…у меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, и мне ясно представился учитель того дня, его урок; и я вспомнил даже, о чём и что он говорил. И легко, радостно стало на душе». В довольно короткий срок Ваня наверстал упущенное и оказался в числе тех учеников, которые первыми были переведены из училища в семинарию.

В эти школьные годы в сердце у мальчика сохранялась прежняя любовь к природе, к которой он так расположен, был с детства. Она говорила с ним, «как друг и как учитель, о Боге, вечности и о правде».

В Архангельской духовной семинарии Иоанна постигло серьёзное испытание: он был назначен старшим над архиерейскими певчими. А они в те времена представляли собой самую распущенную, некультурную и склонную к пьянству часть бурсы. Находясь в их среде, Иоанн едва сам не попал под её губительное влияние. Но он сумел вынести из семинарии лучшее, избежав худшего, и потом всю жизнь оставался благодарным этому заведению, воспитавшему и взрастившему его в отроческий период.

Затем Иоанн Ильич Сергиев поступает в Петербургскую духовную академию. Здесь он провёл четыре года и был первым по успеваемости. Это было время, когда умер его отец, и, чтобы помочь матери, он становится письмоводителем в канцелярии Академии и всё своё жалованье (десять рублей в месяц) отсылает ей.

Впоследствии, вспоминая время учёбы и препоны, встававшие на его пути, о. Иоанн говорил: «Наука (сначала) была темна для меня, я не был подготовлен дома; самому надо было доходить до разумения и познания; сознавал и чувствовал я свою беспомощность, ревниво смотрел на успехи товарищей и стал просить помощи и разумения у Бога, дающего всем просящим «просто и без упрёков», по выражению апостола Иакова, и открыл мне господь разум: я озарился светом Божиим; грамота стала ясна для меня, и стал я успевать в соответствующих возрасту и воспитательной цели науках. Но и тогда, во время учения, сколько перенёс я тяжких болезней!

При слабых физических силах прошёл я три образовательные и воспитательные школы: низшую, среднюю, и высшую, постепенно образуя и развивая три душевные силы: разум, сердце и волю как образ причастной, созданной по образу Святой Живоначальной Троицы, души. Высшая духовная школа, коей присвоено название Духовной академии, имела на меня особое благотворное влияние. Богословские, философские, исторические и разные другие науки, широко и глубоко преподаваемые, уяснили и расширили моё миросозерцание, и я, Божией благодатью, стал входить в глубину богословского созерцания, познавая более и более глубину благости Божией, создавшей всё премудро, прекрасно, благотворно, подчинившей все создания твёрдым жизненным гармоническим законам; особенно пленил мой ум и сердце премудрый дивный план спасения погибающего рода человеческого чрез Божественного Агнца Божия Иисуса Христа, во мне развилось и окрепло религиозное чувство, которое было в меня вселено благочестивыми родителями».

В 1855 г. Иоанн окончил Академию со степенью кандидата богословия, написав диссертацию на тему: «О кресте Христовом, в обличение мнимых старообрядцев». Еще во время учебы в Академии хотел посвятить себя миссионерской работе, но был призван к иному роду пастырской деятельности.

Во сне Иоанн увидел себя священником, служащим в Андреевском соборе в Кронштадте. Он в те годы почти не бывал в собраниях своих товарищей, но как-то раз всё же довелось ему присутствовать на студенческой вечеринке, где он встретился с дочерью протоирея кронштадского Андреевского собора Константина Несветского Елизаветой. Когда Иоанну Сергиеву по окончании учебы было предложено вступить с нею в брак и начать служить в соборе священником, он, вспомнив свой сон, дал согласие. Супруги приняли на себя подвиг девства.
Служение.
Студенческие годы окончились, наступила жизнь… 12 декабря 1855 года отец Иоанн был рукоположен в священника. По рукоположении молодой священник был назначен ключарём Андреевского собора города Кронштадта. Когда отец Иоанн вступил в Кронштадский собор, то остановился на пороге в священном ужасе: это был собор его детских видений, о которых он вдруг вспомнил теперь с поразительной ясностью.

С глубоким благоговением начал отец Иоанн свою пастырскую службу. При совершении своего первого богослужения он обратился к народу с таким назиданием:

«Сознаю высоту священнического сана и соединённых с ним обязанностей; чувствую свою немощь и недостоинство к прохождению высочайшего на земле служения священнического, но уповаю на благодать и милость Божию, немощная врачующую и оскудевающая восполняющую. Знаю, что может сделать меня более или менее достойным этого сана и способным проходить это звание. Это любовь ко Христу и к вам, возлюбленные братья мои… Любовь - великая сила: она и немощного- делает сильным, и незначительного- достопочтенным, и прежде незнакомого и чужого- делает скоро близким, и знаемым, и любезным. Таково свойство любви чистой, евангельской. Да даст и мне любвеобильный ко всем Господь искру этой любви; да воспламенит её во мне Духом Своим Святым!»

В середине XIX в. город Кронштадт, расположенный на острове Котлин в Балтийском море, служил не только российской военно-морской крепостью, но и местом административной ссылки тех, кто по разным причинам был удалён из Санкт - Петербурга, - нищих, отбывших наказание преступников, бродяг. Они ютились в грязных подвалах и лачугах, промышляя попрошайничеством, воровством, а то и разбоем. Гораздо больше было людей действительно несчастных, в полном смысле слова горемычных, которые поистине нуждались в самом искреннем сожалении и участии. Рабочие, жившие рядом с ними, оказывались в гуще самого грязного порока, что имело особенно тяжелые последствия для детей. Борьбу с этой бедой начал молодой священник.

С самых первых дней своего священно служения, батюшка проявил особую любовь к пастырской церковной проповеди, к частому совершению богослужения, к широкой и любвеобильной помощи бедным. Он с величайшей охотой совершал церковные службы за других священников, во всякое время, без отговорок, шёл с духовными требами к кронштадтским беднякам. Оставался нередко среди них надолго, беседовал с ними, утешал и согревал своей любовью. Часто он бывал в семьях, настолько придавленных нищетой и болезнями, что некому там было сходить за хлебом, не на что было пригласить врача и купить лекарства. В таких случаях великий подвижник отец Иоанн сам приносил им хлеб и на собственные средства приглашал к больным врачей, сам покупал для них и давал им лекарства.

Вся жизнь его была так необычна, так поражала, что против него ополчились и стали обсуждать. Его стали называть юродивым, над ним смеялись, его поносили, ему предписывали всевозможные грехи, а упрёки встречали его даже дома. Много было горьких минут, тяжелой внутренней борьбы. Но вдохновенный пастырь не пал духом.

Это истинно христианское бескорыстие отца Иоанна и его заботы о бедных и нуждающихся нередко ставили его самого в трудное положение: отдавая всё до последней обуви, он обрекал на крайнюю нужду себя и свою жену, но был неизменен.

«Я – священник, - говорил отец Иоанн, - чего же тут! Значит, и говорить нечего: не себе, а другим принадлежу». Молодая его жена, Елизавета Константиновна, как бы по обету, превратилась, - в сестру милосердия, помощницу своему супругу в его высоком служении ближнему.

Все эти годы они виделись, чуть ли не по несколько минут в день, когда отец Иоанн появлялся дома поздно вечером или рано утром.

«Счастливых семей, Лиза, и без нас довольно, - говорил он обычно. – А мы с тобой посвятим себя обычно на служение Богу».

К каждому выходу батюшки Иоанна после обедни собирались длинные ряды ожидавших подаяния, и никто не возвращался оттуда с пустыми руками.

Жители Кронштадта много терпели бед от ссыльной бедноты, которая носила название «посадских». Ночью далеко не безопасно было пройти по улицам города, так велик был риск подвергнуться нападению и грабежу.

Жили посадские, по преимуществу, на самых глухих улицах, в землянках. Страшные это были уголки. Батюшка Иоанна не брезгует общаться с этими людьми, не боится запачкаться о чужую грязь. Нужно, думает он, любить всякого человека, и в грехе его, и в позоре. «Не нужно смешивать человека, этот образ Божий, со злом, которое в нём, потому что зло есть случайное его несчастье, болезнь, мечта бесовская, но существо его - образ Божий, всё- таки в нём остаётся». Злые люди – больные люди, а больных нужно жалеть больше, чем здоровых. И вот отец Иоанн приходит в лачуги и землянки, не с требой на десять минут, а к душе христианской, к брату погибшему. Он остаётся с ближними часами, беседует, плачет вместе с ними.

«Мне было тогда ещё года двадцать три, - рассказывает в письме один ремесленник. – Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек, старшему года три. Рано я женился. Работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру собирала. Жили в дрянной конуре – на конце города. Прихожу, раз не очень пьяный.… Вижу, как какой- то батюшка сидит и на руках сына держит, и что-то ему говорит ласково. И ребёнок серьёзно слушает. Может быть, грех, но мне всё кажется, батюшка был, как Христос на картинке «Благословение детей». Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки, и ласковые, и серьёзные в одно время, меня остановили. Стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит, прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею я передать всё, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло, и хорошо; и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, всё оправдывал, только мне было не оправдания. Ушёл он, я сижу и молчу…Не плачу…хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот, с тех пор я человеком стал».

Не сразу, конечно, поддались отцу Иоанну босяки. Сначала они, вероятно, усматривали, в беседах батюшки каприз, что-то вроде развлечения от нечего делать. Но скоро эти подозрения рассеялись. Бескорыстия великого праведника показало, с кем они имеют дело.

Кронштадтские жители часто видели своего пастыря возвращающегося босым. Не однажды прихожане Андреевского собора приносили матушке сапоги, говоря: «Возьми, вот, а то твой – то отдал их, босой придёт, мы купили… не ходить же ему так». Это бескорыстие Божьего человека и привело к отцу Иоанну первых учеников.

Летом отец Иоанн любил беседовать за городом. Придёт туда на лужайку со своими духовными чадами, сядет на траву и заговорит о Боге, о Сыне Его, о любви и милости. Вокруг него дети. Он обходится с ними с особой лаской, кого обнимет, а иного и на колени к себе возьмёт. Взрослые слушают его с пристальным вниманием. Так шли дни, и, наконец, посадские решили, что это святой человек. А святому на Руси открыты все души, все тайные помышления. Бедняки стали приглашать его наперебой, ожидая от него уже не одной материальной помощи.

Отец Иоанн жил в Кронштадте на втором этаже дома, принадлежавшего Андреевскому собору. Квартира его поражала необыкновенной простотой обстановки, несмотря на то, что через руки её хозяина проходили сотни тысяч рублей. С раннего утра, когда город был погружён в глубокий сон, а улицы пустовали, перед этим домом уже толпилась масса народа, ожидавшего выхода отца Иоанна.

А он ещё с четырёх часов утра, не смотря ни на какую погоду, прогуливался по дому и саду, тайно произнося обычные, положенные для готовящегося совершать Литургию утренние молитвы. Наконец, ворота дома, обыкновенно закрытые, отворялись, и среди ожидавших возникало волнение. Это выходил отец Иоанн. Люди устремлялись ему на встречу, стараясь подойти под его благословение, и чуть не сбивая с ног священника, который, широко благословляя, со своей кроткой улыбкой направлялся к собору. А толпа, сопровождавшая его, всё росла и росла, так как по пути к ней присоединялись всё новые группы. На подходе к собору наблюдалась следующая картина: вдоль решётки сада, по обеим сторонам от входа в собор, чинными рядами стояли нищие обоего пола и всех возрастов. Это те самые бедняки, «посадские», среди которых с первых дней священства и начал свою благотворительную деятельность великий пастырь.

Начиналась раздача милостыни. Отец Иоанн разделял собравшихся на десятки, и каждому десятку вручал определенную сумму, чтобы они распределили её между собой. На долю каждого несчастного приходилось от пяти до десяти копеек. Иногда деньги раздавал не сам батюшка, а кто – нибудь из церковных сторожей, кому он поручал это дело. Тем временем начинал звонить колокол к утрене.

По окончании раздачи милостыни, отец Иоанн в сопровождении толпы входил в собор, и начиналась утреня.

С особенным благоговением совершал отец Иоанн Литургию. Он весь уходил в себя, как бы не сознавая окружающего. Он молился о недужных и скорбящих…

Сохранилось письменное свидетельство человека, случайно, зашедшего в храм во время Литургии. Вот что он пишет:

«Я зашёл в собор от нечего делать. В жизни я много испытал, растерял веру и озлобился. Ни в храме, ни в молитве я не искал успокоения. Но с первых же услышанных мною слов священника, совершавшего службу, меня покорила живая вера в нём.

Во время Великого поста в Кронштадте бывал особенно сильный наплыв богомольцев – не только из Петербурга и Москвы, но с юга, из Сибири и из самых далёких уголков России. Все приюты и гостиницы были в это время переполнены, так что запоздавшим было трудно найти пристанище.

В эти дни отец Иоанн, конечно, не уезжал никуда, кроме обычного объезда новоприбывших. После прочтения положенного правила перед исповедью, он, по обыкновению, начинал принимать исповедников с часу или двух дня. Можно себе представить, сколько времени уходило на исповедование такой массы народа. Не было при этом дня, когда отец Иоанн не исповедывал бы до двух часов ночи. Иногда он тотчас после исповеди начинал утреню.

Отец Иоанн исповедовал без ширм у аналоя, поставленного у царских врат одного из приделов собора. Несмотря на то, что исповедь продолжалась более суток, несмотря на духоту и недостаток воздуха в соборе, пастырь никогда не присаживался. Всегда стоя, облокотясь на аналой, он терпеливо выслушивал каждого.

В течение всего дня он почти ничего не ел, если не считать самого малого количества пищи (два – три солёных грибка и стакан миндального молока).

С 1857 года он стал давать уроки Закона Божия в Кронштадтском городском училище. В 1862 году открылась в Кронштадте классическая гимназия. Когда отцу – Иоанну была предложена здесь законоучительская должность, он с радостью согласился.

Достаточно хорошо известно, как любил отец Иоанн цветы, как восхищался их красотой. Порученных ему для воспитания и образования детей он любил сравнивать с цветами, которые, при соответствующем уходе и любовном выращивании радуют глаз и душу. Однако он замечал: « Впрочем, что нам много говорить о растениях и цветах? Они всё-таки дерево, сено - как ни хороши. А вот вы, детки, наши растения, или лучше - Божьи бесценные (цветы)…».

Воспитывать души – такова была задача, которую поставил себе новый законоучитель. Его взгляды на преподавания уже были твёрдо определены.

У великого чудотворца отца – Иоанна не было неспособных, - его беседы запоминались навсегда и почти одинаково сильными и слабыми.

Отец – Иоанн всегда приносил с собой на запас много отдельных житий, которые сейчас же расхватывались. Ещё более, конечно, воздействовали беседы отца Иоанна на самих учеников. Его проповеди и назидания, отмеченные именно душевностью тона, какой – то особенной сердечностью, непосредственным духовным единением его со своими слушателями, при его замечательно выразительном, отчётливом и чуждом всякой сухости чтении, глубоко западали в души детей и умиляли так же, как и толпы народа, привлекаемых к великому праведнику желанием получить от него благословение, назидание или поучение.

Педагогический стиль отца – Иоанна выражался, в частности, в том, что он никогда не ставил низких оценок. Сами ученики считали, что даже «тройку» получить по Закону Божию – стыд и позор.

Как правило, отец – Иоанн был мягок к ученикам, даже и в случае серьёзной провинности с их стороны, но его необычный голос и звенящее в нём сожаление оказывали на них сильнейшее действие. Так сильна была его любовь к каждому, так непритворно и горячо желал он каждому из них добра. Но бывал он порою и строг, и даже суров. Были случаи, когда совет гимназии принимал постановление об увольнении какого – ни будь нетерпимого ученика. Тогда о. Иоанн упрашивал отдать «исключённого раба» на поруки ему. Отдавали, и нужно было видеть, с каким тревожным вниманием наблюдал о. Иоанн за вверенной ему душой. Он следил за ним, как за больным растением, наблюдал за каждым нездоровым движением и выхаживал.

Уроки о. Иоанна были увлекательны и интересны не только для детворы, но и для взрослых людей. Многие его слова навсегда западали в души слушателей.

Большинство священников ищут работы, занятий, не знают, как скоротать время от одной службы до другой. Иногда их позовут к больному или роженице, а потом опять нечего делать. Некоторые стараются набрать побольше уроков. Другие стараются убить свободное время во всевозможных комитетах, комиссиях, собраниях. С первых дней своего высокого служения Церкви отец Иоанн положил себе правилом насколько возможно искренне относиться к делу. Поэтому, после назначения в Кронштадт в 1855 году у ещё молодого священника оказалась масса занятий: не стало времени ни пообедать, ни отдохнуть, ни провести час-другой в семье. Дел у него столько, что с утра до вечера не переделаешь.

Никогда не роптал о. Иоанн на свою судьбу, не жаловался на обилие дел, на отсутствие досуга.

В 1886 году отцу Иоанну поднесли Остромирово Евангелие и адрес, в котором, конечно, восхваляли его.

Насколько высоко духовную жизнь вёл отец Иоанн в эти годы, становится ясно, в частности, из такой его записи: « Я стал вести дневник, в котором записывал свою борьбу с помыслами и страстями, свои покаянные чувства, свои тайные молитвы ко Господу, свои благодарные чувства за избавления от искушений, скорбей и напастей и постоянную помощь». Кроме того, он тщательно изучал книги Священного Писания, Ветхого и Нового Завета. Шаг за шагом, не спеша, он приобретал познания, которых, по его мнению, ему мало дало академическое образование, приобретал силу духа и веры, - словом, шаг за шагом нравственно совершенствовался.

Первые пятнадцать лет служения и подвижничества о. Иоанна в Кронштадте возбуждали не только опасения высших иерархов и блюстителей православной обрядности за судьбу этого необыкновенного человека, но смущали даже живших в то время духовных деятелей, как, например, святителя Феофана Затворника.

Против о. Иоанна высказывались как в обществе, так и в печати. На него возводились чудовищные, незаслуженные обвинения. Так, в 1883 – 1884гг., когда слава его жизни, в делах милосердия и молитвы достигла столицы, одна из мелких газет, под названием «Минута», чрезвычайно резко выступила против почтенного пастыря. Она обвиняла его в основании какой – то небывалой секты, упрекала в небрежном отношении к своим обязанностям, в извращении Священного Писания.

Газета стремилась доказать, что отец Иоанн разрушает семейные узы, кичится своими благодеяниями; она взывала к общественному вниманию, требуя принятия мер против о. Иоанна. Чтобы доказать это, распространялась молитва, приписываемая о. Иоанну.

В 1889 году доктор Попов выразил на суде так же жёсткое, неодобрительное мнение об о. Иоанне. Он отозвался о нём как о фанатике, заражающем своим фанатизмом окружающих. А на следующий день один публицист раздул этот отзыв и без обиняков назвал всех почитателей отца – Иоанна «сумасшедшим домом на свободе».

Сам отец Иоанн прекрасно видел и сознавал, за что он подвергается гонению. Отношение к отцу Иоанну, в конце концов, выразилась с особенной силой в пьесе «Чёрные вороны», где осмеивался кронштадский пастырь и его последователи. Материалом для пьесы послужили газетные статьи, направленные против о. Иоанна. Среди верующих членов русского общества поднялось страшное негодование по поводу пьесы, которое отразилось на страницах патриотической печати. Вот что писала по этому поводу «Курская быль»:

«Не станем подробно передавать кощунственного содержания этой пьесы. Упомянем только, что в пьесе «Черные вороны» карикатурно и возмутительно – пошло высмеивается обычное для всякого верующего русского человека религиозное чувство в общественной и частной благотворительности; при всём этом на сцене употребляются церковные свечи, светильники, монашеские одеяния, произносятся некоторые обычные церковно-молитвенные выражения, поются даже церковные песнопения, например, «Да исправится молитва моя», и т.п.».

На защиту веры православной выступил архипастырь Курский, Преосвященнейший епископ Питирим. Он немедленно возбудил ходатайство перед губернатором, чтобы пьеса была отменена. Ходатайство его было уважено. Пьеса «Черные вороны» исчезла со сцены Курского театра.

Московские монархисты на своём заседании решили послать московскому генерал – губернатору телеграмму по поводу издевательств над православной Церковью в печати и на сцене: «…гнетущее впечатление произвело известие, что в Москве собираются поставить пьесу «Чёрные вороны», где в резко кощунственной выходке осмеивается личность пастыря о. Иоанна Кронштадтского. Поэтому русское монархическое собрание берёт на себя смелость просить Ваше Превосходительство о запрещении ставить в Москве эту глубоко оскорбляющую чувства русского народа пьесу».

За сорок лет служения о. Иоанн Кронштадский был удостоен множества высоких наград, драгоценных по исполнению, но ещё более дорогих тем, что они отражали, хотя бы в какой- то мере, его несравненные заслуги перед Церковью и родиной. Он был почётным членом всех кронштадтских обществ. Имел он также дипломы благотворительных учреждений и братств многих других городов России.
  1   2   3

Похожие:

Реферат «Всероссийский батюшка» iconФентези. Тайна жанра
Реферат по литературе на всероссийский конкурс ученических рефератов «Кругозор» на тему
Реферат «Всероссийский батюшка» iconРеферат ученика 9 «Б» класса Сальникова Александра. Руководитель Шипарева Галина Афанасьевна
Данный реферат имеет практическое назначение, так как тема «Изучение электропроводности растворов» трудна для изучения и понимания...
Реферат «Всероссийский батюшка» iconСборник фильмов о Великой Отучественной войне м мищенко, в батюшка Дорога к храму м 2008 Михалков,Н. 12 2007

Реферат «Всероссийский батюшка» iconХрустальная гора
Вот дети говорят ему: Милостивый государь-батюшка! Благослови нас, мы на охоту поедем
Реферат «Всероссийский батюшка» iconСписок летнего чтения 9 класс «Слово о полку Игоревом»
Ломоносов М. В. «Ода… на взятие Хотина», «Ода на день восшествия на Всероссийский престол Елисаветы Петровны 1747 года», «Ода Екатерине...
Реферат «Всероссийский батюшка» iconРеферат по биологии на тему
Вот, всё что я знал о ферментах. Я решил пополнить свои знания и поэтому взял реферат по ферментам
Реферат «Всероссийский батюшка» iconРеферат Интерактивные методы обучения в средней общеобразовательной школе
Я начала свой реферат с этого эпиграфа, потому, что я считаю главная задача учителя научить
Реферат «Всероссийский батюшка» iconЕго Императорское Величество Император Всероссийский Пётр I алексеевич
Его Императорское Величество Император Всероссийский в изгнании Кирилл I владимирович
Реферат «Всероссийский батюшка» iconРеферат по философии на тему: «И. Лакатос» Реферат студентки II курса 203 группы дневного отделения Морозовой Юлии
Охватывает большую эмпирическую область, чем предшествующая теория Тn-1
Реферат «Всероссийский батюшка» iconОй ты, нала батюшка, тихий Дон!
Удивительно ли, что, взявшись за роман о донском казачестве, М. Шолохов первоначально дал ему имя "Донщина", однако с расширением...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org