Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И



страница16/35
Дата20.10.2012
Размер4.57 Mb.
ТипМонография
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   35

§ 4. Модели построения вторичных текстов



В качестве рабочей гипотезы в нашем исследовании принимается следующее утверждение. Как речевое произведение ВТ должен отвечать всем свойствам текстуальности и воспроизводить основные этапы процесса текстопорождения, свойственные укрупненным лингвистическим единицам; в то же время, как особый вид текста, ВТ может иметь специфические черты, связанные с его главным качеством – направленностью «и на предмет речи», и «на другое слово, чужую речь» (Вербицкая 2000). Проанализированный нами материал, который включал вторичные образования разных видов, функционирующие в разных типах дискурсов, позволил нам выявить две модели образования ВТ, в которых, по нашему мнению, отражаются общие и особенные черты рассматриваемого текстового явления. Обе модели вторичного текстообразования касаются закономерностей процессов порождения и понимания текста, которые во вторичной текстовой деятельности представляют единство и выступают в качестве двух ее этапов.

Первая модель (ономасиологмческая) образования ВТ связана с особенностями восприятия и концептуализации содержания текста-основы и построения его проекции в сознании человека. Процесс восприятия содержания текста (Т1) и его представления во вторичном речевом образовании (Т2) имеет много общего с закономерностями первичного текстообразования как механизма «превращение события в текст». По словам Ю.М. Лотмана, образование текста означает «пересказ» события в системе того или иного языка, то есть подчинение его определенной заранее данной структурной организации. Актуальным для практики коммуникации является воспроизведение предметной ситуации максимально достоверно. Однако в силу антропоцентричности языка, человеческого сознания и самого процесса коммуникации, а также под влиянием многих экстралингвистических факторов отражение ситуации никогда не бывает полным и точным, оно всегда отражает один из многих аспектов ситуации, включая позицию наблюдателя и его субъективное видение мира. Относительность содержания порождаемого текста по отношению к пропотипической ситуации, которая определяется позицией субъекта, в психологии и когнитивной лингвистике характеризуется при помощи понятия текстовой проекции (Рубакин 1975; Сорокин 1982). Проективность рассматривается в качестве фундаментального свойства текстообразования (см. глава 2), которое отражает особенности процесса преобразования ментальных представлений о многомерном пространстве жизни в линейную плоскость текстового пространства (Борисова 2005). Относительная достоверность текстовых проекций заложена в самой природе текстопообразования как построения одной из моделей воспроизводимой реальности.


В процессе «перевода» объекта коммуникации – события (предметной ситуации) - в форму сообщения мы оперируем текстовыми единицами (сверхфразовыми единствами, абзацами, компонентами или фрагментами текста), которые, с одной стороны, представляют структуру ситуации (ее сценарий), а с другой стороны, воспроизводят коммуникативную установку автора. Обе задачи являются важными для превращения континуума события в структурно организованное единство и обусловливают асимметрию свойств предметной ситуации, ее ментального образа и вербальной проекции:

Схема № 5. Модель построения текстовой проекции.


Текстовая

проекция-1 (Т1)

Предметная

ситуация-1



Целью вторичной текстовой деятельности также является построение проекции отражаемого содержания. Однако в данном случае в качестве референта выступает не модель реальной ситуации, а иное ментальное образование - отраженная предметная ситуация как ментальная проекция содержания первичного текста:
Схема № 6. Модель построения вторичной текстовой проекции.


Текстовая проекция ситуации-1 (Т1)

Текстовая

проекция-2 (Т2)

Несмотря на сходство представленных моделей, Т1 и Т2 имеют принципиально различную природу. Первичный текст рассматривается как «первая попытка упорядочивания нового» (Касавин 2005), имеет бытийную природу и является результатом не познания, а деятельности (связанной с передачей информации). ВТ имеет семиотическую природу, на первый план здесь выступает познавательная деятельность, работа с текстом, а основной функцией становится закрепление социальной структуры (там же). Если создание первичного текста побуждается внутренним личным интересом, то построение вторичного произведения связано с внешними обстоятельствами, поэтому возможности творческого самовыражения автора здесь ограничены.

Как показали многочисленные исследования ученых, процесс осознания (понимания) текста и построения его ментальной проекции сопровождается компрессией содержания. Способность к свертыванию и развертыванию содержания является фундаментальным свойством текста, рассматриваемого в динамическом аспекте – в аспекте его порождения и понимания. В результате действия компрессии текста рождаются особые образования – неразвернутые формы первичного речевого произведения. По словам Л.В. Сахарного, эти новые формы являются своеобразными перифразами исходного текста, результатом его перекодирования, независимо от того, был ли вторичный текст создан самим автором или другой языковой личностью (Сахарный 1991). Компрессия текста на данном этапе когнитивной обработки текста соответствует идее «внутреннего» предиката, «внутреннего слова», где выделяемые единицы являются квазизнаками, обозначением условной ситуации, своеобразным кодом (Жинкин 2000), который должен быть дешифрован читателем при помощи автора текста.

Примером свернутой формы текста могут служить различного рода конспекты, тезисы, записи, сделанные на основе Т1, не предназначенные для публичного прочтения и потому имеющие низкую степень когезии (связности). В качестве примера приведем фрагмент записок из архива В.О. Ключевского, появившихся в процессе прочтения им произведения Ф.М. Достоевского (см. обозначение тома и страниц издания):

(30) «Идиот» Ф.М. Достоевского

Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества (1, 275).

Нестерпимые, внезапные воспоминания, особенно сопряженные со стыдом, обыкновенно останавливают одну минуту на месте (1, 279).

Легкая судорога вдохновения прошла по лицу (1, 300). Некоторая тупость ума есть, кажется, почти необходимое качество если не всякого деятеля, то по крайней мере всякого серьезного наживателя денег (2, 6).

Гуляя в задумчивости, найти себя, опомнившись (…)(Ключевский В.О. Литературные портреты. – М., 1991, С. 422 – 423).

Подобные действия характерны для составления некоторых видов аннотаций к статьям и развернутых подзаголовков, представляющих собой набор ключевых слов, которые в обычных условиях «растворены» в тексте, а в новом коммуникативном статусе вынесены в предтекст, представляя его смысловые узлы (пример 2) или план (пример 3):

(31) С чего начинается Родина?

Размышления о патриотизме. Картинки в твоем букваре. Война. Поколение победителей. Долги наши. «Правды» о войне: генеральская, окопная, журналистская, писательская, экранная. Немецкое кладбище в Россошках. Парадоксы «исторической» памяти (Максюта Н. Вопросы задает жизнь // Отчий край, 2005, № 3, С.158).

( 32) Встречи с функциями и графиками (Предисловие)

(…) Встречи с графиками – это темы, связанные с тем или иным приложением графиков функций. Встреча первая: Основные понятия и определения; встреча вторая: Преобразования графиков; встреча третья: Рисуем окружности; встреча четвертая: графические фантазии; встреча пятая: Графическое исследование уравнений; встреча шестая: Исследование решений геометрических задач (Тихонова Л., Подшивалова Л. Встречи с функциями и графиками. Предисловие // Математика, 2001, с. 26).

Некоторые из свернутых форм первичного текста отражают этапы работы внутренней речи и должны расцениваться как запись «для себя» (пример 1), другие могут рассматриваться в качестве самостоятельных текстовых образцов (понимание которых, однако, неотделимо от восприятия содержания развернутого текста). Такие компрессированные формы называют текстами-примитивами (Сахарный 1991), или компакт-текстами (Борисова 2003; Белоногова 2002), к которым относят тезисы выступлений, планы текста, наборы ключевых слов в каталогах и рубриках, предназначенные для использования другими людьми и для публикации. Несмотря на видимую ущербность (эти тексты когерентны, обладают свойством цельности, однако лишены когезии, свойства связности), тексты-примитивы часто выступают как оптимальные формы представления информации, которые «не только достаточны, но и необходимы для решения ряда коммуникативных задач» (Сахарный 1991: 224).

Этап компрессии информации является необходимой стадией его когнитивной обработки, в результате которой образуется ментальное, или концептуальное, представление отражаемой предметной ситуации. По данным экспериментальных исследований, предельным случаем компрессии текста является выявление его концепта - смыслового сгустка текстового содержания. Вычленение концептуального содержания текста и представление его в сжатой форме, по мнению А.И. Новикова, сопровождается переходом реципиентов текста на особый метаязык, или «смысловой код» (Новиков 2002: 68), при помощи которого устанавливается значимость текста как социально-речевого явления (см. Пример 30, в котором, по сути, сформулированы смысловые составляющие романа Ф.М. Достоевского, которые делают это произведение актуальным сегодня).

Вторичное воспроизведение содержания текста при таком подходе понимается как развертывание смыслового содержания текста, распредмечивание его концепта, выявленного в результате компрессии содержания Т1 и представленного в заголовке или компонентах заголовочного комплекса. Экспликации свернутого содержания во ВТ осуществляется посредством привычных для автора или уместных в данном случае средств языка, которые никогда не копируют единицы поверхностной структуры текста-основы. Развертывание текста представляет собой результат вычленения и вербализации свойств и признаков предметов изображаемой ситуации. В отличие от лексической номинации с кодифицированным в ней набором характеристик предмета, положенных в основу формы и значения слова, отражение одной и той же предметной ситуации в тексте – это всегда творческий процесс, результатом которого является порождение разных, чаще всего уникальных речевых произведений, соответствующих коммуникативным установкам автора и его языковой компетенции. Данное положение проиллюстрируем примером развертывания концептуального содержания одноименных текстов путем восстановления наборов их ключевых слов. Сопоставив характер развертывания содержания совпадающих по форме заголовков (как свернутого содержания) разных произведений, можно выявить принципы отбора автором объектов отражения и их признаков, которые составляют специфику и смысловое единство анализируемых речевых произведений..

(33) А. Платонов «Сокровенный человек»

Сирота, странник, умелец, мастер, герой, юродивый, вредитель, «природный дурак», стыд, страх, неверие, вера, тайна, беззащитность, сердечность, чувствительность, душевная маята, бескорыстная любовь, сердечное дело (Н. Корниенко «Свет платоновского творчества» // А. Платонов «Сокровенный человек». – М.. 1991. – С. 3 – 20).

В. Макеев «Сокровенный человек»

Поэт Дона, рыбарь, певец казачьей природы, донская душа, казачий прозаик, любовь, простодушие, непосредственность, смелость, грубоватая, но родниковая душа, неприкаянность, (жилось) постыло, одиноко (В. Макеев «Сокровенный человек» // Отчий край, 2003, № 3, С. 55 –59).

Асимметрия текстовых проекций, возникающая в процессе построения развернутого текста, может иметь и другие причины, одна из которых связана с существованием различных способов репрезентации свернутого концептуального содержания. Известно, что концепт как ментальное образование структурирован, в нем выделяются составляюшие, обеспечивающие не только понимание, но и переживание его содержания (Карасик 2002). Выбор способов представления текстообразующих концептов обусловлен интенцией автора и особенностями его языковой компетенции. Так, в тексте одного из докладов, опубликованных в сборнике материалов научной конференции, основной тезис (смысловое содержание) сообщения представлен разными способами: а) в свернутой форме (в виде заголовка), б) в развернутом тексте понятийно, в) посредством образа в эпиграфе (см. Пример 9):

При вторичном развертывании концепта выбор способа его репрезентации определяет специфические черты новой текстовой проекции. Актуализация понятийного, образно-эмоционального или культурного компонентов концептуального содержания и их сочетаний связана также с коммуникативным характером создаваемого текста, его жанром: см., например, использование образного представления информации (наряду с понятийным) в основном тексте монографии и его понятийной формы в аннотации к данной публикации (см. Примеры 7, 18).

Для текстов научно-популярного жанра характерно обратное соотношение составляющих концепта: понятийная репрезентация – в основном тексте и образная репрезентация – в его научно-популярном варианте. Названные условия формирования текстовых проекций (особенности структуры содержания текста и способов репрезентации текстообразующих концептов) не исчерпывают всего многообразия причин, обусловливающих асимметрию содержания Т-1 и Т-2, но они демонстрируют глубинные механизмы образования ВТ как нового речевого произведения.

Таким образом, первая модель построения ВТ идентична общей модели текстообразования, она включает в себя этапы концептуализации (актуализации компонентов отражаемой предметной ситуации) и репрезентации (выбора способов отражения ситуации). Во ВТ данным этапам соответствуют процессы вторичной концептуализации ситуации, отраженной в тексте-прототипе (как референта производного текста), и вторичной репрезентации ее значимых компонентов (образования проекции текста).

Особое место в современном коммуникативном пространстве занимают семантически осложненные тексты (художественные тексты, философские эссе, некоторые серьезные научные публикации и др.). Сложность таких речевых образцов состоит в значимости не только содержательной структуры текста, но и его модальности, смысла, формы, поэтому они не могут быть адекватно переданы по каналам короткой записи реферативного характера. В этом случае при построении вторичных текстов на их основе прибегают к иной стратегии текстообразования.

Вторая модель (семасиологическая) построения вторичных текстов основывается на механизмах субституции – значимых подстановках и перестановках элементов содержания текста. Понятие вторичного текста, введенное в научный оборот М. Вербицкой, в своем первоначальном значении касалось таких произведений литературы, которые являлись результатом буквального воспроизведения текста-основы с заменой или трансформацией отдельных элементов его поверхностной структуры (подражания, пародии, стилизации). На основе анализа особенностей образования таких текстов были выявлены основные характеристики второй модели построения ВТ.

Ее основным принципом является направленность на работу с текстом-прототипом. Вторичный текст в данном случае строится не как результат процесса осмысления (или переосмысления) первичного текста, постижения его смысловой доминанты, вычленяемой путем компрессии единиц текста и в некоторой степени отрицания его формы), а как результат трансформации его поверхностной структуры. Формальные модификации в данном случае предшествуют семантическим преобразованиям. Немногочисленные языковые инновации, появившиеся в производном тексте, акцентируют внимание читателей на элементах сходства первичного и вторичного текстов, поэтому такого типа производные образования относят к текстам «копиального» типа (тексты-копии) (Сайкова 2003). Примером текстов подобного типа может служить фрагмент юмористического рассказа, моделирующего разные варианты нашего отношении к выступлению национальной сборной по футболу на одном из чемпионатов мира в случае успеха и в случае провала:

34) а) Капитан о товарищах

и о себе

б) Бывший капитан о бывших товарищах и о себе

Победу ковали все. Прежде всего тренерская группа. Эти люди скромные, но требовательные и справедливые. Всегда внушали нам веру в нашу победу. Никогда не заставляли нарушать режим. Это они подвели нас к пику спортивной формы.

Виноваты все. Прежде всего тренеры. Не скромные, не требовательные, не справедливые. Никогда не верили в победу. Того, кто не нарушал режим, грозились отчислить (Арканов А. Мы люди принципиальные // Золотая серия юмора. – М., 1999. С. 167, 170).

Второй текст здесь детерминирован формой первого, воссоздает поверхностную структуры текста-основы, в которой произведены некоторые лексические замены. Установка на буквальный повтор структурных элементов текста свидетельствует о том, что ВТ не является перифразой смыслового ядра первичного текста. В данной модели образование ВТ исключен этап свертывания информации, поэтому свобода вторичной репрезентации содержания текста и выбора элементов поверхностной структуры здесь ограничена. Характер элиминированных компонентов первичного текста и их субститутов (инновационных элементов) обусловлен смысловыми преобразованиями, основанными на отношениях сопоставления, противопоставления, сходства, смежности, аналогии, отрицания, совместимости, несовместимости выбранных для этого объектов. Концептуальная модель, возникшая в сознании реципиента в результате восприятия содержания первичного текста, и концептуальная модель ВТ (с выделением инновационных элементов) совмещаются, обусловливая появление эффекта двойной актуализации содержания:

Схема № 7. Вторичная текстовая проекция (модель 2)



В отличие от первой модели построения ВТ (схема 2), промежуточным этапом звеном процесса текстообразования здесь является не ментальная модель отражаемой в тексте ситуации, а модель самого текста. В качестве элементов этой модели могут рассматриваться любые его проявления: от конкретной лексической реализации текста до абстрактной структуры, схемы, характеризующей совокупности текстов (например, их жанровые особенности). Понятие структурной схемы, или модели, в языкознании было предложено представителями Пражской лингвистической школы для анализа типов предложений. Ф. Данеш разработал концепцию трех ступеней обобщения, на основе которых выделил разные виды моделей: а) конкретный акт речи, выделяемый исследователем из речевого потока и являющийся объектом наблюдения, б) высказывание, лишенное всех индивидуальных черт, связанных со звуковой и графической реализации, но еще содержащее конкретные лексические единицы, элементы модальности, являющееся частью контекста и ситуации, в) формула, или структура, которая превращает последовательность слов в абстрактную коммуникативную единицу и существует вне связи с конкретной ситуацией (Современный 2001). Данная классификация, по нашему мнению, применима для анализа разных видов вторичных текстов, образованных в соответствии с выделенной нами второй моделью. К разновидностям текстовых замен, основанных на транспозиции и субституции элементов текстов, можно отнести тексты подражания и переложения, для которых характерно использование готового речевого образца и актуализация формы этого произведения: его синтаксической структуры, стилистических особенностей и отдельных значимых лексем:

(35) Вот атом, который построил Бор,

Это – протон, который в центр помещен

Атома, который построил Бор.

А вот электрон, который стремглав облетает протон

Атома, который построил Бор… (Квант, 1997, № 1, с. 7).

Каркас текста-основы рассматривается в данном случае как контекст, в котором реализуются значения новых элементов. Изменения на уровне языковой репрезентации, касающиеся ключевых слов текста, обусловливают трансформации на концептуальном уровне. Уровень абстракции воспроизводимой во вторичном тексте структуры может быть выше и сводиться к воспроизведению черт совокупностей текстов, их типов.

Следует отметить, что для ВТ, образованных на основе второй модели, характерна не только актуализация новых значений единиц, но и порождение новых смыслов. В данном случае можно говорить о действии двух речевых механизмов – процессов “речевого синтеза” и “смысловой интеграции”. Н.И. Жинкин основным критерием для разграничения данных явлений предлагает считать характер управления этими процессами: смысловая интеграция происходит на основе произвольного управления, или в результате реализации замысла говорящего, формирующего смысл всего текста, в то время как речевой синтез представляет собой реализацию значения единицы текста, возможную при непроизвольном управлении этим процессом (Жинкин 2000). Примером действия процесса смысловой интеграции может служить ВТ, построенный на основе типовой жанровой модели, например, текста кулинарного рецепта с характерными для него синтаксическими конструкциями и стилевыми особенностями:

(36) Кулинарный рецепт

«Индюшка с фруктами»

Рецепт приготовления

ребенка ко сну

Возьмите тушку молодой индюшки. Тщательно вымойте и подсушите. Натрите мясо солью и перцем, полейте его апельсиновым соком и поставьте в духовку…


Возьмите молодого ребенка – не более 15 кг. Тщательно смойте с него грязь в теплой воде. Заверните чистое тельце в пижаму и слегка прижмите к себе…

(Рыкова О.А. Метафора-текст как способ представления манипулятивной функции текста. – Курск. 2003).

Создавая текст переложения или подражания автор целенаправленно изменяет ткань текста-основы, создавая новую предметную ситуацию. Смысловые приращения здесь возникают в результате семантического или функционального сопоставления языковых единиц текста-основы и производного текста, а также в результате изменения их лексической и стилистической сочетаемости. Согласно второй модели текстообразования, ВТ можно считать такие речевые произведения, в которых «сознательно и последовательно воспроизводятся характерные черты лингвостилистической и композиционно-образной организации другого произведения» (Майданова 1994).

На основе выявленных особенностей представленных моделей построения ВТ можно констатировать, что массив ВТ, составляющих существенную часть современного коммуникативного пространства, представлен речевыми произведениями разной психолингвистической природы. Данное обстоятельство обусловливает необходимость дифференцированного подхода к изучению ВТ и формулированию их дефиниций. Кроме того, оно должно учитываться в процессе проведения лингвистического анализа текстов и использования ВТ в практике реальной и обучающей коммуникации.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   35

Похожие:

Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconСборник статей. /Отв редактор д филол наук, проф. И. А. Щирова спб.: Борей Арт, 2007. С. 24-28 С. В. Киселёва
Источник: studia linguistica XVI. Язык. Текст. Культура. Сборник статей. /Отв редактор д филол наук, проф. И. А. Щирова – спб.: Борей...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconPrinciples and practice of psyсhopharmacotherapy
Перевод с английского канд мед наук С. А. Малярова Научный редактор д-р мед наук, проф. Г. К. Дзюб
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconЕ. Цветкова Выпускающий редактор А. Борин Научный редактор И. Винокурова Литературный редактор И. Трофимова Художник обложки Р. Яцко Верстка Е. Кузьменок ббк 88. 2
Р. Дж. Стернберг, Дж. Б. Форсайт, Дж. Хедланд, Дж. А. Хорвард, Р. К. Вагнер, В. М. Вильяме, С. А. Снук, Е. Л. Григоренко
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconАктуальные проблемы экономической истории россии XX века
М. М. Загорулько (отв редактор); д-р экон наук, проф. Н. К. Фигуровская (зам отв редактора); д-р экон наук, проф. О. В. Иншаков;...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИстория Кузбасса Кемерово «скиф», «Кузбасс» 2006 Коллектив
Рудин В. Г.; Свиридова И. А., канд мед наук, доц.; Туев В. В., д-р пед наук, проф.; Усков И. Ю., канд ист наук; Хромова Т. Ю., канд...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconСборник научных статей Под редакцией проф. М. М. Загорулько Волгоград 1999 ббк 65. 03(2) Г36 Редакционная коллегия

Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИстория отечественной литературы
О т в е т с т в е н н ы й р е д а к т о р – канд филол наук, проф. Н. И. Якушин
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИ экспериментальной биологии со ран
Н. Б. Бадмаев, д-р биол наук (заместитель); С. М. Николаев, д-р м н., проф; Б. Б. Намсараев, д-р биол наук, проф.; Н. М. Пронин,...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconМетодическое пособие Волгоград 2006 Рецензент: канд физ-мат наук, доц каф информатики и экспериментальной математики Волгу в
Линейная алгебра [Текст] : метод пособие / В. Г. Шарапов; ВолГУ, Каф теории вероятностей и оптимального управления. Волгоград : Изд-во...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconУчебное пособие для абитуриентов вузов Москва. 2006 удк 373. 167. 1: 3 ббк 60 С48 Рецензенты: д-р филос наук, проф
Охватывает широкую срединную часть общества, затрагивая специфическим образом и элиту, и маргинальные слои
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org