Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И



страница6/35
Дата20.10.2012
Размер4.57 Mb.
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

2.3. Аппроксимация и понятия системологии


Идеализация абсолютной точности, невозможность признания существования одновременно двух противоречивых утверждений является приметой детерминистского стиля мышления, в основе которого лежит линейный подход к миру с его принципами единственности и суперпозиции, согласно которым свойства системы не зависят от времени, они поддаются непротиворечивому описанию, конечный результат – это всегда сумма индивидуальных). Линейный подход характеризуется представлениями о производстве, обществе и человеке как об идеально функционирующих машинах. Наиболее яркое выражение принцип детерминизма получил в трудах П.С. Лапласа, обосновывающих особый тип разума, знающего все законы природы, все начальные условия, способном обработать эти данные и тем самым предсказать движение как самых больших, так и самых малых тел в прошлом и будущем (Кудрявцев, Лебедев 2002: 55).

Развитие науки и совершенствование методов научного мышления привело к осознанию большой роли нелинейных явлений в жизни человека, характеризующихся противоречивостью, наличием обратной связи, относительности, принятием точки отсчета, динамикой и т.д. Было выявлено, что реальные системы нелинейны и могут считаться линейными лишь приближенно (линейность как частный случай проявления нелинейности). В связи с этим в философии науки появились работы, посвященные изучению утверждений разной степени точности, проблеме аппроксимативной точности.

Наиболее значимыми процессы аппроксимации становятся в связи с переходом науки к изучению свойств и особенностей функционирования сложных систем. К сложным системам относят системы, которые «одновременно интегрируют в себе природные и социальные составляющие, естественное и искусственное» (Сурмин 2003: 90). Понимание сложности в науке включает рассмотрение разных аспектов: а) мир сложных систем оказывается очень большим, поэтому возможности точного математического описания становятся ограниченными в силу отсутствия инструментария для их моделирования; б) сложные системы представляют собой системы с плохой организацией: они диффузны, имеют большое количество переменных, между их компонентами нельзя установить границы, их функции зависят от окружающей среды; в) сложные системы социальны, имеют отношение к природе человека, связаны с его целенаправленным поведением.

Методы изучения открытых диссипативных систем, факторов их зависимости от окружения составляют основу разрабатываемых логико-математических моделей, которые приводят к выводам общеметодологического философского характера (Князева, Курдюмов 1994). Лидером в нелинейном переосмыслении мира и идеологией нелинейного подхода стала синергетика – новая парадигма научных исследований, объединяющая науки о самоорганизации в системах, далеких от равновесия (там же).
Основным способом исследования нелинейных систем признается перенос развитых для решения линейных задач методов и понятий на изучение объектов иной природы.

Сложные системы представляют собой особый объект изучения, которому свойственно наличие большого количества элементов и связей, разнообразие, автономия подструктур, иерархическое устройство, диффузия, невозможность точного описания и прогнозирования их поведения и т.д. (Сурмин 2003: 89). К ним неприменимы законы классической формальной логики, и теоретическая постановка задачи исследования целостного объекта становится фактически неразрешимой. Поэтому важнейшим аппаратом исследования являются метод индуктивного обобщения данных эксперимента и метод имитационного моделирования объекта с помощью вычислительной техники (Методология исследования 2003: 40). Применение операций аппроксимации (средних и случайных величин, вероятностных методов исследования) в некоторой степени позволяет решить проблему упрощения сложных систем в целях их более эффективного изучения (Эшби 1964).

Аппроксиматичное описание оригинала как сложной системы в математической логике связано с упрощением ее структуры, которое сводится к выделению наиболее существенных свойств и качеств системы, «произвольного набора свойств» и наиболее важных особенностей ее функционирования, которые проявляются в типичных условиях ее существования. В силу произвольности набора изучаемых характеристик объекта говорят о вероятностной и нечеткой детерминации и применяют метод индуктивного обобщения (Клир 1990). Если система допускает декомпозицию частей изучаемого объекта, то применяется теоретическое исследование, связанное с моделированием исследуемых процессов. Изучение свойств подсистем первого уровня позволяет (при упрощающих предположениях) теоретически вывести поведение системы в целом. При этом принимается положение, согласно которому «грубая модель сложной системы может оказаться проще, чем более точная модель простой системы» (Флешман 1982).

Любое знание в системологии и методологии науки рассматривается как некоторая модель, аналог реальности, т.к. оно никогда не соответствует отображаемой реальности в полной мере. А.Ф. Лосев рассматривает модель как слепок с какой-то сложной системы, позволяющий познать закономерности ее формирования и функционирования. Ученый разграничивает два вида моделей, применяемых в практике научных исследований: а) модели как пассивное физическое воспроизведение того или иного оригинала (например, воспроизведение животного организма в гипсе, глине, металле и т.д.), которое можно использовать в качестве образца, нормы (например, модели одежды, которые портные берут за основу при создании одежды для людей) и б) модели как активно-физический аналог оригинала, способный повторять его функции (однако чаще всего это касается воспроизведения лишь отдельных свойств оригинала) (Лосев 2004: 17). В системологическом отношении все модели классифицируют по трем основным признакам: а) по признаку метериальности (материальные и идеальные модели), б) по признаку первичности модели по отношению к моделируемому объекту (образы и прообразы), в) по признаку подробности, полноты отражения моделируемого объекта (полные и неполные модели, опьтимальные пи неоптимальные) (Лобанов 1999: 7). Таким образом, «модель» в широком понимании – это образ (или прообраз) какого-либо объекта или множества объектов, используемый при определенных условиях в качестве «заместителя» или «представителя» этого объекта (объектов) (там же).

Модельные представления дают возможность оценивать и сравнивать объекты по их сложности, классифицировать их, делать обобщения, касающиеся их устройства и поведения. Точность таких обобщений во многом зависит от методологического подхода в моделировании и от природы самого изучаемого объекта (Методология исследования 2003: 58). Так, исследование сложности в логико-системном аспекте предполагает выдвижение критериев, которые в наиболее общем виде разделяют на объективные и субъективные (Казаринов 1990: 109 – 110), онтологические и эпистемологические (Методология исследования 2003:58). Объективная (онтологическая) составляющая изучаемой системы связана с рассмотрением ее как объективно существующей реальности, имеющей определенные свойства, качества, структуру, особенности поведения, функционирования. Онтологическая сложность сводится к количеству всех деталей системы, сложность структуры может трактоваться как количество подструктур (полиструктурность), сложность организации сводится к сложности всех аспектов организации, сложность функций – к полифункциональности. Субъективная (эпистемологическая) составляющая отражает тот подход, метод, способ анализа, форму, которые выбирает исследователь для выявления онтологических свойств объекта: «объект простой настолько, насколько легко можно формализовать, вычислить (представить количественно) его поведение в интересующих исследователя пределах» (Методология исследования 2003: 58). Субъективная структура понимается как такая структура, которую субъект-наблюдатель строит в своем сознании в виде образов или вербально, графически или в иной материальной форме. Поскольку объединять признаки и характеристики по какому-либо признаку (т.е. классифицировать) – это удел человека, то признается, что субъективная структура является плодом творения человека и зависит от субъективного сознания (Лобанов 1999: 5). Наложение этих объективной и субъективной составляющих изучаемой системы определяет спектр критериев сложности, которые в редуцированном виде можно свести к трем типам систем: а) объективно и субъективно сложные, б) объективно простые, но субъективно сложные и 3) объективно сложные, но субъективно простые системы (Сурмин 2003: 95).

Таким образом в системологии и методологии науки был наиболее остро поставлен вопрос о разделении объективных свойств объектов и способа его исследования. Понятие аппроксимации в теории систем применимо как к рассмотрению природы, присущих изучаемому объекту, так и к выявлению способов иго исследования. Поэтому оно характеризует, с одной стороны, свойства, структуру и функции системы, а с другой – метод, способ, формы ее описания. В соответствии с представленной классификацией критериев сложности мы считаем возможным говорить об объективной и субъективной составляющих точности / аппроксиматичности представления существенных характеристик системы в ее моделях: а) объективно и субъективно точные модели; б) объективно точные, но субъективно аппроксиматичные модели; в) объективно аппроксиматичные, но субъективно точные модели.

Обобщим существенные понятия системологии в аспекте выявления содержания понятия «аппроксимация» в таблице.

Таблица № 3. Аппроксимация и понятия системологии.



Сопоставимые понятия

Противопоставленные понятия

1.

противоречие

-

2.

относительность

-

3.

диффузия

-

4.

вероятностность

-

5.

упрощение

-

6.

модель

-

7.

аналог

-


Итак, в системологии был поставлен вопрос об относительности понятия «точность», о приблизительности и неполноте знания как об условии эффективного функционирования сложных систем.

2.4. Аппроксимация и понятия теории информации


Принципы исследования сложных объектов, выработанные системологией и синергетикой, плодотворно применяются при изучении реальности и познания наиболее сложных, социокультурных систем (Шевыков 2001: 249). Информация является одним из видов таких сложных объектов изучения, специфика которых состоит в наращивании сложных типов детерминации – целевой и функциональной (Методология исследования 2003: 70) и рассмотрения всех аспектов данного явления (Ахлибинский, Паршин 1999), значения обратной связи в организации отношений системы и окружающей среды, выявления критерия эффективности (Моисеев 1998). Выделение данного критерия определяет специфику сферы информации и вносит новый аспект в понимание термина «аппроксимация».

Традиционно выделяют две составляющие понятия информации, отражающие фундаментальные аспекты развития социума - техническую и социальную информацию. В технической (кибернетической) модели, представленной в работах К. Шеннона, Н. Виннера, У.Р. Эшби, Л. Бриллюэна, Н.М. Амосова, А.Н. Колмогорова и др., информация рассматривается как ее главная часть, она воспринимается, перерабатывается и передается данной системой. Система существует в определенной информационной среде, которая подвержена информационным «шумам», поэтому одной из главных ее проблем ее становится сохранение адекватности информации, сопротивление возможным искажениям при ее передаче и приеме. Уже для первых (технических) концепций информации (см., например, работу К. Шеннона и У. Уивер «Математическая теория связи» («The mathematical theory of communication»), опубликованную в 1949 г.) характерно появление, наряду с критерием адекватности при работе с информацией, понятия ее эффективности. В математической модели К. Шеннона выделяется три значимых уровня учета точности передаваемой информации: технический (контроль точности информации), семантический (интерпретация сообщения), уровень эффективности (успешность информации, т.е. ее значимость для изменения поведения воспринимающей системы) (Шеннон 1963). Понятие эффективности информации заложено также в основу кибернетической модели Н. Винера, согласно концепции которого, любая система работает эффективно, когда она получает информацию о состоянии этой системы (Винер 1968: 160). Принцип учета обратной связи характеризует информацию как сложную систему, уже технические, структурные параметры которой требуют привлечения динамических способов ее изучения. Рассматривая информацию как сообщение (message), передаваемое от отправителя к получателю и преодолевающее на этом пути шумы и помехи, кибернетика решала задачу выработки методов статистического исследования информации, доказывающих измеряемость ее количества и качества, которые в науке всегда связываются с представлениями о точности и объективности. Известно, что наряду с вероятностным вариантом математической теории информации К. Шеннона существовали другие (комбинаторный, динамический, алгоритмический) ее варианты. Эти теории предлагали количественные методы, которые, по мнению ученых, должны предоставить возможности для точного измерения любых видов информации, включая языковую и образную. В число параметров включались такие данные, как глубина и ширина сообщаемых данных, «читабельность» информации, связанная с понятием избытка информации, «открытость» или «закрытость» сообщений, мера неопределенности информации и ее общим объемом и т.д. (Першиков, Савинков 1991: 397). Однако следует отметить, что данные подходы к изучению информации описывали лишь знаковую структуру сообщений, поэтому их характеризуют как синтаксические теории (ФЭС 1989: 222). Подобная интерпретация понятия информации является достаточно распространенной в современных работах, так или иначе использующих понятие «информация». В понимании С.Хеда информация – это любой вид коммуникационного материала (слова, картины, символы, жесты, сигналы), которые «должны кодироваться на специальном языке для данного канала связи» (Head 1982: 21). Данное определение акцентирует внимание на значимости кода, адекватное использование которого определяет точность передачи и сохранения информации, и не рассматривают других важных аспектов данного явления.

С точки зрения семиотики выделяют по крайней мере четыре аспекта рассмотрения феномена информации: в эмпирическом плане, который связан с техническими и физическими аспектами; в синтаксическом, который имеет дело с грамматикой и языком; в семантическом, имеющем дело со смысловыми образованиями; в прагматическом, касающемся рассмотрения видов контекстов, особенностей использования знаков и результатов их использования. В других исследованиях акцентируется внимание на более сложных свойствах и видах информации: выделяют персональную и открытую, явную и неявную информацию, изучение которых имеет практическое значение (Bawden 2001: 96). Эти концепции представляют явление информации в содержательном и аксиологическом аспектах.

Содержательный аспект исследования информации касается всех тех данных, которые «поступают к человеку извне по разным чувственно-перцептуальным сенсорно-моторным каналам», а также тех данных, которые «уже переработаны центральной нервной системой, интериоризованы и реинтерпретированы человеком и представлены в его голове в виде ментальных репрезентаций (Лузина 1996; 35). Наиболее приемлемым определением информации в аспекте ее содержания можно считать следующее: «информация – это сведения, являющиеся объектом хранения, переработки преобразования» (Теория информации 1964: 5). «Сведения» здесь следует понимать как синоним понятий актуализированных знаний, содержание (сообщения). По мнению авторов книги, выпущенной Ассоциацией по информационному управлению Великобритании, информация – это часть нашего мира, вошедшего в нашу жизнь (Vision 2000: 265).

Содержание как идеальное образование может быть представлено с помощью разных материальных носителей, поэтому форма часто рассматривается как самостоятельная структура, которой в соответствие поставлено некоторое содержание (Методология исследован я 2003: 155). Информационный обмен с формальной точки зрения может пониматься как перенос «чистой формы», или «чистой структуры», а с содержательной – как интерпретация закодированных в данной форме сведений о мире. Содержательный аспект информации состоит в рассмотрении видов соотнесения формы и содержания сообщения, их соответствия / несоответствия друг другу, жесткой / нежесткой закрепленности. Л. Бриллюэн в этой связи выделяет два вида информации, которые, однако, можно считать диалектически связанными – «свободную информацию» (структура, отделенная от своего собственного содержания, воплощена в другом носителе) и «связанную информацию» (структура, воплощенная в своем собственном содержании) (Бриллюэн 1966: 34). В силу нежесткой закрепленности содержания за определенными видами носителей можно говорить о существовании разной степени точности воспроизведения информации ее получателем, о «нетождественности смысла вложенного смыслу извлеченному» (Кравченко 2001: 173). Связанная информация, как можно предположить, является наиболее точным видом передачи содержания, в то время как свободна информация в большей степени интерпретитруема. Связь понятий информации и формы отражена в самой этимологии этих слов (лат. Information – «формирование», «придание формы») и выражает два фундаментальных аспекта рассмотрения этого явления – отражательный и организационный.

Отражательный подход к пониманию информации акцентирует внимание на соответствии содержания, передаваемого системой-источником, содержанию, полученному системой – приемником. При логическом подходе к пониманию содержания оно сводится к принципам истинности и отождествляется с пропозициональной составляющей сообщения (Лузина 1996: 36 - 37). Однако исследование когнитивных процессов в психологии и лингвистике показывает, что информация имеет отношение к различным ментальным пространствам, содержание которых могут составлять сведения как «о реальном мире, так и о планах, убеждениях, интенциях и т.д.», как «сведения об объективном положении дел в мире, так и сведения о возможных мирах и положении дел в них» (там же). Говоря о содержательном аспекте информации, таким образом, следует иметь в виду множественность видов вложенного содержания, а также его динамический и самопорождающий характер. При таком подходе говорить о полном соответствии исходной и получаемой информации, о возможности преодоления «шумов», искажений информации в процессе ее использования (см. технический подход) является некорректным, поскольку само понимание информации содержит в себе указание на обязательность таких искажений.

Организационный аспект информации акцентирует внимание на процессе ее преобразования (изменения и развития), формирования и переноса в другие условия функционирования. Такой подход характерен для социоориентированных (антроопоцентрических) концепций информации, соединяющих принципы отражательных и социально-коммуникативных процессов: в центре рассмотрения оказываются вопросы не только о том, как передана информация (синтаксический аспект), но и вопросы, о чем она (содержательный аспект) и для чего эта информация нужна (прагматический аспект). Семантический и прагматический аспекты выводят понятие информации за пределы ее собственной знаковой структуры, указывают на то, что информация связана с другими системами и не может рассматриваться вне рассмотрения понятий «субъекта» и «целенаправленная деятельность субъекта». Социальная информация, которая циркулирует в человеческом обществе, считается высшим видом по отношению, например, к биологической информации, поскольку имеет определенные смысловые ориентиры и опирается на ценностные константы культуры.

Одним из важнейших источников искажений сообщений, на который обратили внимание еще создатели кибернетических моделей, является процесс генерирования новой информации в процессе ее восприятия принимающей структурой, проявляющийся в ходе осуществления обратной связи. В синергетике эта проблема является центральной при изучении сложных динамических систем и формулируется в качестве положения о несводимости свойств сложной системы к сумме свойств составляющих ее простых систем. В процессе информационных обменов исходное содержание обрастает множеством новых составляющих, привносимых сознанием воспринимающих и условиями функционирования информации. По словам С. Д. Илиева, «в отличие от совокупности событий, фактов, признаков, атомарных объектов и др., в категории информации заложена специфическая особенность – наличие элемента, который перерабатывает, оценивает информацию и, возможно, в зависимости от информации изменяет состояние системы» (Илиев 2002: 123). Как указывает Р. Кумпсон, данный вопрос составляет также ядро прагматики, выявляющей способы «приращения» информации в дискурсе ( Kempson: цит. по: Лузина 1996: 36).

Увеличение объема информации и степени ее сложности делает невозможным использование ее в полном объеме. Полнота сведений в данном случае перестает восприниматься как положительное качество информации, а точность воспроизведения всех характеристик и свойств объекта становится фактором, препятствующим адекватности понимания сообщения. В теории массовой информации данная особенность формулируется в виде парадокса: больше информации – меньше информации (Сhanging Media 1998: 81 – 83), т.е. в условиях избытка сведений происходит обеднение содержания передаваемой информации и уменьшение внимание к нему со стороны реципиентов (Землянова 1999: 73).

В теории систем выход из этого положения находят в «редуцировании» сложного к простому, или использование «укрупненных», «усеченных», «ограниченных» моделей, применение которых, однако, часто сопровождается исключением некоторых элементов системы и, следовательно, нарушением существующих взаимозависимостей (Ахлибинский 1999: 184). Другим способом «упрощения» передаваемого содержания является целенаправленный выбор значимой информации, определяющий эффективность ее использования. Содержательными характеристиками социальной информации признаются ее уместность, своевременность, существенность актуальность, надежность, необходимость и достаточность. Эти качества, определяющие ее полезность, дополняют общепринятое представление о таких ее качествах, как полнота, достоверность, понятность и нейтральность (Артюшкин 2003: 27) и акцентируют внимание на функциональной природе понятия «информация». Сознательный целенаправленный выбор тех сведений, которые представляются значимыми, ценными и полезными в определенных отраслях деятельности человека, обусловливают разнообразные правила предоставления сведений (их объема и характера), использования информации и позволяет делать вывод о том, что информация имеет тенденцию определять характер сообщества (Amer 2001: 2).

В то же время актуализация организационного аспекта информации, возможности управления ею, выбора «целенаправленного» (а не объективного) содержания обусловило превращение понятия информации в методологический конструкт (Методология 2003: 143). Так, еще в 1971 году А.В. Соколовым была предложена концепция социальной информатики, разрабатываемая им и в последующие годы (Соколов 1996). В ней обобщены разнообразные теории социально-коммуникативного цикла наук и предложено понятие информационного подхода как единственной реальности в противовес понятию информации, которой «вообще отказано в онтологическом содержании» (Методология 2003: 143): «информационный подход первичен, а понятие информации – вторично» (Соколов 1996: 107). Однако эпистемологическое описание информации (как способа регулирования социальных отношений и подхода к изучению социальной коммуникации) невозможно без изучения ее онтологии – выявления свойств, структурных и функциональных особенностей. Трудности, связанные с обоснованием онтологии информации, определяются слабой изученностью в теории информации структуры содержания и его отношения к форме, природы интерпретации, видов информации – тех вопросов, которые являются предметом изучения и описания лингвистики.
Таблица № 4. Аппроксимация и термины теории информации



сопоставимые понятия

противопоставленные понятия

1.

-

точность

2.

-

полнота

3.

-

адекватность

4.

упрощение

-

5.

эффективность

-

6.

избирательность

-

7.

нетождественность

-



2.5. Аппроксимация в искусствоведении


Понятие неточности является одним из важнейших для теории искусств. Произведения искусства призваны производить эстетическое воздействие, они всегда связаны с ответным действием воспринимающего лица (Лихачев 1983: 126 – 127). В отличие от науки, ориентирующей человека (в отдельных дисциплинах) на извлечение информации и основывающейся на концепции точного измерения, искусство не основывается на количественных данных, «в своей основе оно неточно» (там же). Главная причина неточности заложена в самой предназначенности произведения искусства для многократного «воспроизведения» замысла автора в сознании воспринимающих. При этом «акт воспроизводства» закладывается (программируется) автором уже в процессе создания произведения, но творческие возможности восприятия никогда не позволяют полностью реализовать авторский замысел и всегда остаются «допуски» восприятия, свойственные людям разных эпох и социальной отнесенности (там же). Таким образом, произведение искусства рассчитаны на «активное соучастие» воспринимающего в наполнении формы произведения содержанием.

Известна большая роль неточности в архитектуре, искусстве, литературе. В данной сфере понимание приблизительности отражения объектов восприятия и познания углубляется, приобретает новые качества и позволяет объяснить, почему неточность, приблизительность, искажение образца воспринимаются человеческим сознанием как явления естественные, а возможно, и неизбежные во многих сферах жизни.

Этот связано с природой самого предмета изображения в произведении искусства – всем, «что есть интересного для человека в жизни» (Чернышевский 1979: 91), и способов ее изображения – художественных образов. В силу неисчерпаемости «сюжетов», которые предоставляет художнику реальная действительность, объектов изображения, их свойств, качеств, специфических черт, искусство с самого начала ориентировано на преобразование объективной реальности в субъективную, представляющую собой ее авторскую интерпретацию. Кроме того, предметом воплощения в искусстве является неограниченная область нравственного мира и духовного богатства человека «во всей полноте его жизни, взятой в ее возможностях стать более совершенной (Общественное сознание 1986: 216), которая предполагает множество авторских интерпретаций. Таким образом, искусство представляет собой сплав реального и идеального, объективного и субъективного, в котором трудно отделить действительное от того, что привнес автор. Можно говорить о том, что точность здесь принимает черты, не связанные с логическим пониманием этого слова, а аппроксимация выступает в качестве глобального свойства, характеризующего искусства во всех его проявлениях, без которого невозможно создание произведений. По словам Р. Барта, «реальное» - это всего лишь один из возможных изобразительных кодов, но отнюдь не код, позволяющий осуществить изображенное (Барт 2001: 92).

Важнейшим свойством, объясняющим приблизительный характер даже реалистического воплощения реальности в произведении искусства, Р. Барт называет модельный характер любого изображения. Эта модельность искусства проявляется в наложении художником своеобразной рамы на выбранный континуум жизни: «Прежде чем заговорить о «реальном», писатель… должен сначала претворить это «реальное» в нарисованный (обрамленный) предмет. (…) Таким образом, реализм… заключается вовсе не в копировании реального как такового, но в копировании его (живописной) копии» (Барт 2001: 72).

В качестве способа приблизительного воплощения данной «реальности» Р. Барт рассматривает возможность ее свертывания и развертывания: «Что такое последовательность действий? Это способ развертывания имени. Входить? Я могу развернуть этот глагол в последовательность: «возвестить и своем приходе» - «переступить порог». Уходить? Этот глагол раскладывается на: «желать» - «помедлить» - «вернуться в зал»… И наоборот, сконструировать последовательность - значит подыскать для нее название: последовательность – это своего рода монета, денежный эквивалент имени» (Барт 2001: 93). С этой свойством связан принцип сохранения полноты воспроизведения (поясняемый Р. Бартом «страхом выпустить какое-либо связующее звено»), который порождает «видимую логику сюжетных действий» (там же: 111). Таким образом достигается правдоподобие как предметная основа изображенного, не претендующее на точность, но стремящаяся к замене близким, подобным ему в определенном отношении (т.е. аппроксиматичным).

Важнейшим источником неточности как основного принципа искусства является также сам способ изображения реальности, который в теории эстетики определяется посредством понятия «творческий метод в искусстве». Метод, как система принципов, управляющих процессом создания произведения искусства, характеризует творчество отдельных художников, а также формирует определенные направления (течения) в искусстве, художественные стили (Эстетика 1989: 343). Помимо реализма, как творческого метода в искусстве, основанного на объяснении типичных характеров и явлений мира социально-исторически, в их закономерной причинной связи, в искусстве распространены художественные направления, базирующиеся на иных принципах и использующие соответствующие им приемы, например абсурдизации действительности (искусство абсурда) как доведения до абсурда изображения частных деталей или противоестественных взаимосвязей явлений, запечатления не предметного мира, а мимолетных впечатлений от окружающего мира (импрессионизм), абсолютизации роли формы в эстетическом освоении действительности (формализм) и др.

В максимальной степени противопоставление понятий идеальной формы, нормы, точности как результата сложной работы, мастерства, научного достижения, с одной стороны, и естественности, природного начала, простоты, неточности, с другой - проявляется в произведениях «наивного искусства» (Вархотов 2001: 117). Философия наивности утверждает идеалы относительности и субъективности восприятия мира, поощряет умозрительное моделирование, а не детальное прорисовывание, быстроту и лаконичность решений в противовес требованиям точности, аккуратности и старательности, провозглашает требования сопротивления эстетическим нормам (Зиновьева 2001: 179). Творчество художников наивного искусства связано с принципиальным нарушением принятой логики восприятия мира и привнесением особой логики эмоций (это находит проявление в пространственном размещении объектов изображения: прямой, обратной и параллельной перспективы): у «ученых» художников перспектива отвечает запросам мировоззренческого характера», а в «творчестве наивных картина обладает собственной геометрией» (Балдина 2001: 158). Неточность с позиций, принятых в классическом искусстве, в произведениях наивных художников приобретает иное качество, восходящее к «сходству более реальному, чем сама реальность» (Арган 1981: 23), которое связано не с прямым соответствием предметному миру в его геометрических пропорциях, а в точности передачи чувств, впечатлений и особенностей «примитивного» мировосприятия (Философия наивности 2001)

Сознательное нарушение естественной логики отношений, правильности черт, точности используется авторами произведений искусства в качестве особого приема. Одним из таких приемов является стилизация как способ лаконичного воспроизведения атмосферы, исторической и национальной среды, психологии и поведения людей посредством использования специфических деталей при допустимой мере условности изображаемого (Эстетика 10989: 333). Применение уже встречавшихся ранее, отработанных форм изображения позволяет в стилизации прибегать к сознательному упрощению реальности, ограничиваться нарочито поверхностным изображением объектов и ситуаций. Так, в архитектуре модерна (творчество Ф.О. Шехтеля) стилизованные постройки домов, особняков, вокзалов включали асимметричные фасады разного характера, многочисленные балконы, эркеры, строения с органически наращенными объемами, выполненные из материалов разной фактуры и др. (История искусств 1989: 270 – 271). В творчестве художника А.Н. Бенуа стилизаторские тенденции выразились в подражании русской старине, создании идеального мира, состоящего из мотивов дворянско-усадебной и придворной культуры и собственных субъективных ощущений художника, которые позднее были оформлены в виде принципов нового искусствознания (там же: 250 - 253).

Образцом точности воспроизведения визуальных образов считается фотография, появление которой было подготовлено развитием живописи, ориентировавшейся на зеркально точное изображение видимого мира (Эстетика 1989: 378). Однако уже изобретатели фотографии и теоретики фотоискусства видели в ней не только усовершенствованную технику изображения, но и способ видения мира. По словам французского мастера фотографии А. Картье-Брессона, искусство съемки – это «одновременно распознавание в доли секунды значения происходящего события, а также тщательная организация формы» (Цит. по: Михалкович 1982: 28). Фотографию рассматривают как движение вглубь, от видимого к сущему. В позиции наблюдателя художник не только фиксирует ситуацию, но и выражает отношение к ней, вносит в событие нечто обобщающее, эстетически завершающее его. Искусство съемки состоит также в умении мастера использовать особое (художественное) видение мира в сочетании с техническими возможностями аппаратуры в качестве приема, для придания снимку большей экспрессивности. Известно, что ранняя художественная фотография имела название «пикториализма» (от англ. рictorial – живописный). Создавая портрет, пейзаж или натюрморт, фотограф стремился не столько к сохранению точности деталей, красок, пропорций, сколько к созданию стиля старинных полотен и гравюр. При помощи особых техник (фотомонтажа, постановки, «облагораживающих» способов печати) фотохудожники создавали стилизованные изображения, подражавшие образцам классической и модернистской живописи. Специальный термин «фотогения» обозначал особую выразительность снимка, которая достигалась применением особых фототехник (Эстетика 1989: 378).

Прием нарушения правильности, точности используется мастерами всех видов искусств также с иными целями. Д.С. Лихачев, говоря об особенностях памятников зодчества, отмечает большую роль неточности в восприятии истинных образцов архитектурного искусства. Так, в подлинных произведениях романского искусства правая и левая стороны портала, особенно имеющие скульптурные детали, «слегка различаются, окна и колонны неодинаковы», отличаются (особенно в саксонском варианте романско го стиля) капители в колоннадах и сами колонные – по камню, из которого сделаны, по форме (витые чередуются с гладкими), они могут перебиваться квадратными в сечении опорами и кариотидами. Однако «общий архитектурный модуль и пропорции в целом не нарушаются» (Лихачев 1983: 127). В готическом искусстве принципиальная художественная неточность выражается в том, что башни западных порталов соборов не повторяют друг друга зеркально и часто явно различаются по типу перекрытий, форме, высоте (там же: 128). Именно эти художественные неточности позволяют отличить истинные памятники архитектуры от «бездушных подражаний» XIX – XX вв. Отсутствие идеальной симметрии, «гладкости», точности отражает установку художника на активное восприятие, соучастие другого человека в акте создания нового. Восприятие такого строения требует от зрителя постоянных «поправок», он «как бы решает в уме задачу, обобщая и приводя к общему знаменателю различные архитектурные элементы (Лихачев 1983: 127). Современная архитектура, создавая знание «идеальной правильности», решает эту задачу иными средствами: путем соотношения сложности пропорций, объема, контраста и т.д. Таким образом, отступление от идеала, использование неточного представления идеи в архитектуре обусловлено стремлением к пробуждению творческого воображения зрителей, их эстетического чувства, что и составляет основную задачу искусства.

Таблица № 5. Аппроксимация и основные понятия теории искусств



сопоставимые понятия

противопоставленные понятия

1.

упрощение

-

2.

асимметрия

-

3.

модельность

-

4.

субъективность

объективность -




-

правдоподобие




-

реалистичность

Итак, в искусствоведении приблизительность предстает в качестве средства активизации адресата, стимулирования процессов познания, порождения субъективных образов и переживаний как необходимое условие творческого постижения мира. Как выражение пристрастного отношения к объекту творчества приблизительность в искусстве проявляется в избирательном отношении автора к предметам изображения. Как средство типизации оно опирается на обобщенные представления автора о мире, который, строя его модель в своем сознании, отражает ее в произведениях искусства.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconСборник статей. /Отв редактор д филол наук, проф. И. А. Щирова спб.: Борей Арт, 2007. С. 24-28 С. В. Киселёва
Источник: studia linguistica XVI. Язык. Текст. Культура. Сборник статей. /Отв редактор д филол наук, проф. И. А. Щирова – спб.: Борей...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconPrinciples and practice of psyсhopharmacotherapy
Перевод с английского канд мед наук С. А. Малярова Научный редактор д-р мед наук, проф. Г. К. Дзюб
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconЕ. Цветкова Выпускающий редактор А. Борин Научный редактор И. Винокурова Литературный редактор И. Трофимова Художник обложки Р. Яцко Верстка Е. Кузьменок ббк 88. 2
Р. Дж. Стернберг, Дж. Б. Форсайт, Дж. Хедланд, Дж. А. Хорвард, Р. К. Вагнер, В. М. Вильяме, С. А. Снук, Е. Л. Григоренко
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconАктуальные проблемы экономической истории россии XX века
М. М. Загорулько (отв редактор); д-р экон наук, проф. Н. К. Фигуровская (зам отв редактора); д-р экон наук, проф. О. В. Иншаков;...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИстория Кузбасса Кемерово «скиф», «Кузбасс» 2006 Коллектив
Рудин В. Г.; Свиридова И. А., канд мед наук, доц.; Туев В. В., д-р пед наук, проф.; Усков И. Ю., канд ист наук; Хромова Т. Ю., канд...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconСборник научных статей Под редакцией проф. М. М. Загорулько Волгоград 1999 ббк 65. 03(2) Г36 Редакционная коллегия

Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИстория отечественной литературы
О т в е т с т в е н н ы й р е д а к т о р – канд филол наук, проф. Н. И. Якушин
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconИ экспериментальной биологии со ран
Н. Б. Бадмаев, д-р биол наук (заместитель); С. М. Николаев, д-р м н., проф; Б. Б. Намсараев, д-р биол наук, проф.; Н. М. Пронин,...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconМетодическое пособие Волгоград 2006 Рецензент: канд физ-мат наук, доц каф информатики и экспериментальной математики Волгу в
Линейная алгебра [Текст] : метод пособие / В. Г. Шарапов; ВолГУ, Каф теории вероятностей и оптимального управления. Волгоград : Изд-во...
Монография Волгоград 2006 ббк 81. 411. 2 И75 Научный редактор засл деят науки рф, д-р филол наук, проф. В. И iconУчебное пособие для абитуриентов вузов Москва. 2006 удк 373. 167. 1: 3 ббк 60 С48 Рецензенты: д-р филос наук, проф
Охватывает широкую срединную часть общества, затрагивая специфическим образом и элиту, и маргинальные слои
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org