Наталья Смирнова



Скачать 221.43 Kb.
Дата19.04.2013
Размер221.43 Kb.
ТипДокументы

Наталья Смирнова

Роль региональных профсоюзных органов ФНПР


в отстаивании корпоративных интересов своих членов
Последнее десятилетие для профсоюзного движения России, и, прежде всего, для правопреемника исторического прошлого советского профдвижения – Федерации Независимых Профсоюзов России (ФНПР), связано с серьезными изменениями политического статуса этой общественной организации и степени влияния профсоюзов на жизнь страны. Существенное ограничение сферы профсоюзной компетенции, серьезные потери административных и финансовых ресурсов на уровне России незамедлительно сказались на региональных позициях ФНПР. В этой ситуации территориальные (республиканские, краевые, областные) профорганы, объединяющие отраслевые профессиональные союзы и первичные профорганизации предприятий региона, испытывают внутренние трудности взаимодействия с членскими организациями. Каковы причины этих трудностей? Кто и почему в большей степени не удовлетворен своим членством в территориальном профоргане ФНПР? Насколько модель регионального федеративного устройства профсоюзов остается продуктивной и востребованной в современных условиях? Эти и другие вопросы организационной культуры и внутрифедеративных отношений ФНПР на региональном уровне станут предметом этой статьи1.

Современная организационная структура ФНПР является многоуровневой и строится на основе принципов добровольности, равноправия, организационной автономности, финансовой подотчетности, поддержки и солидарности членских организаций. Территориальные профструктуры (Федерации отраслевых профсоюзов или Областные Советы профсоюзов) занимают промежуточное положение в профсоюзной вертикали, они координируют деятельность нижестоящих профсоюзных организаций, аккумулируют региональную членскую базу и представляют ФНПР на местах. Главным направлением деятельности территориального звена является развитие региональной системы социального партнерства. В большинстве регионов территориальный профорган ФНПР официально признан общественным представителем интересов населения.

Несмотря на процессы институализации альтернативных профсоюзных структур ФНПР продолжает оставаться монополистом в региональном профсоюзном пространстве. Роль альтернативных профсоюзов в большинстве регионов по-прежнему остается незначительной, территориальные структуры ФНПР не склонны рассматривать альтернативные профсоюзы в качестве серьезных агентов внешней конкурентной среды. Региональный ресурс центральных комитетов общероссийских отраслевых профсоюзов в виде обкомов в силу своей недееспособности не составляет реальной внутренней конкуренции территориальным профорганам. Внешнее благополучие территориальной профструктуры ФНПР скорее походит на законсервированное состояние, где отсутствует прогрессивное развитие и велик инерционный потенциал.


Поскольку Россия сильна своим региональным многообразием, мы не претендуем на восстановление полной картины внутренних взаимоотношений территориальных профструктур ФНПР. Речь пойдет, прежде всего, о ситуации, сложившейся в 7 территориальных профорганах ФНПР: Федерации отраслевых профсоюзов Ульяновской области, Федерации отраслевых профсоюзов Самарской области, Пермском областном совете профсоюзов, Федерации профсоюзных объединений Кузбасса, Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Федерации профсоюзов Свердловской области и Федерации профсоюзов республики Коми. Фокус нашего внимания направлен на установление несоответствия между формальными и неформальными моментами взаимодействия внутри территориальных профструктур (или федерации2).
Организационный анализ внутрифедеративного взаимодействия начнем с декларируемых условий вхождения в территориальные профобъединения ФНПР, а также с гарантированных прав и вменяемых обязанностей их членам. Что включают в себя обязанности и права членских организаций? Насколько они реализуются на практике? Какие проблемы возникают в ходе взаимодействия федерации и членских организаций? Что предпринимает федерация для активизации своих взаимоотношений с членскими организациями?

Уставные документы большинства территориальных профорганов до 1995-96 гг. содержали следующие основные принципы организационного строения и деятельности:

- добровольность вступления и свободный выход членских организаций,

- равноправие членов, их организационная и финансовая самостоятельность,

- гласность, коллективность и подотчетность руководящих органов территориальных профструктур членским организациям,

- единство, солидарность и взаимная помощь в деятельности членских организаций по реализации общих целей и задач.

В 1995-96 гг. большинство территориальных профорганов ФНПР принимают дополнения к Уставу, диктуемые центром и направленные на укрепление организационного единства и восстановление жесткой вертикальной подчиненности структурных уровней регионального звена ФНПР. Радикальная корректировка уставных документов территориальных профорганов в первую очередь была связана с расширением круга обязанностей входящих в них членских организаций. Так, например, дополнения к Уставу Федерации отраслевых профсоюзов Ульяновской области, внесенные в 1995 г. XII Пленумом Совета Федерации, содержали в статье 5, посвященной членству в ФОПУО, вместо размытой формулировки о том, что “членами Федерации являются областные организации отраслевых профсоюзов и первичные профсоюзные организации ... поддерживающие ее материально”, появилось четкое: “уплачивающие членские взносы в порядке, установленном коллегиальными органами Федерации”. Статья 7 Устава ФОПУО вменила в обязанности членов Федерации “решения ее коллегиальных органов ...”, возложила персональную ответственность за выполнение решений коллегиальных органов Федерации на руководителей ФОПУО и ее членских организаций, установила ежемесячный характер отчисления членских взносов на нужды Федерации.

Иная ситуация складывается в Федерации профсоюзов Самарской области, по данным самарских коллег, в Уставе этой территориальной профорганизации не был заложен механизм ответственности и подчинения по вертикали. Работники аппарата ФПСО сожалеют, что ранее отказались от закрепления принципа демократического централизма хотя бы в организационных и финансовых взаимоотношениях с членскими организациями. Последняя отчетно-выборная конференция ФПСО показала, что идеи восстановления профсоюзной вертикали встретили сопротивление, прежде всего, со стороны отраслевых обкомов. Получить дополнительные, закрепленные уставными документами рычаги влияния на членские организации аппарату ФПСО не удалось.

Борьба с процессами дезинтеграции на региональном уровне, начавшаяся кампанией по внесению нового регламента взаимоотношений в уставные документы, продолжается и по сей день: баталии за расширение обязанностей членских организаций переместились в плоскость практической реализации. Как оказалось на практике те, кто успел, и те, кто не успел скорректировать свои уставные документы, остаются в равных весовых категориях: членские организации по-прежнему пренебрегают установленными правилами общежития. Обычная практика взаимоотношений сводится к игнорированию решений вышестоящего профоргана. Введение de uro системы жесткого подчинения членов не гарантирует территориальным профорганам признание новых условий взаимоотношений членскими организациями de facto.

С точки зрения территориальных профструктур особо остро стоит проблема предоставления планов и статистической отчетности. Так, например, кемеровская группа, говоря о причинах "шероховатостей" в отношениях между Федерацией профсоюзных объединений Кузбасса и ее членами, подчеркивает слабую исполнительскую дисциплину членских организаций: «На одном из первых заседаний президиума в 1996 году договорились представлять в Совет Федерации планы работ членских организаций. Они помогали бы корректировать планы действий Совета. Выполняют этот договор только Новокузнецкий, Киселевский, территориальные организации Росуглепрофсоюза. Наверное, не потому, что они единственные, кто планирует свою работу» (из интервью с председателем ФПОК). Проблема статотчетности частично решается в Ульяновске за счет преодоления разногласий по поводу форм статотчетности, однако, сроки ее сдачи остаются камнем преткновения для большинства членских организаций ФОПУО. Самарская группа пишет в отчете о том, что специалистам ФПСО приходится уговаривать обкомы предоставить статинформацию по формам ТДК 1,2,3, поскольку более действенных рычагов влияния на обкомы у федерации попросту нет.

Второй «головной болью» федерации стала несвоевременная и не в полном объеме осуществляемая выплата профвзносов членскими организациями. Эта проблема связана с претензиями федерации относительно низкой финансовой дисциплины членских организаций, слабой активности и неспособности преодолеть представление о профсоюзах как о кассе взаимопомощи. Так, анализ финансовых документов Пермского облсофпрофа, проведенный пермскими коллегами, показал, что за последние 4 года (1996-99 гг.) средний уровень перечислений в бюджет облсовпрофа не превышал 50% от запланированного уровня. В 1996 г. этот показатель составил 14,6%, в 1997 и 1998 гг. – 9,1% и 10,7% соответственно, в 1999 г. произошло резкое увеличение среднего уровня перечислений профвзносов до 41,4%. В течение этого периода изменялась и степень реального участия отраслевых обкомов в формировании бюджета Пермского облсовпрофа. В 1996 г. 15 отраслевых обкомов полностью проигнорировали свои финансовые обязательства перед федерацией, в 1997 и 1998 гг. количество неплательщиков в областной профбюджет было чуть меньше 13 и 14 соответственно, в 1999 г. количество членских организаций, перечисливших профвзносы на счета облсовпрофа, выросло (взносы не поступили только от двух обкомов работников строительства и малого и среднего бизнеса).

Как справедливо заметили екатеринбургские исследователи, в основном членские организации сознательно выбирают стратегию «символических сумм», т.е. они не задерживают, но перечисляют меньший по сравнению установленным процент профвзносов, кто 1%, а кто - и еще меньше. Так, например, по данным екатеринбургской группы, в 1998 г. в Свердловской области обком торговли и общественного обслуживания перечислил 11 тыс. рублей, оставшись должен Федерации профсоюзов Свердловской области 150 тыс. рублей, в то время как на расчетном счете находилось полтора миллиона рублей; обком горно-металлургического профсоюза перечислил в федерацию 67 тыс. рублей, оставшись должен 52 тыс. рублей, а на расчетном счете обкома хранилось почти 2 млн. рублей3. Таким образом, имея не самый низкий уровень заработной платы и некритические сроки задержки выплат, а, следовательно, реальную возможность погасить долги ФПСО и в полном объеме перечислять профвзносы, данные областные организации не спешат этого делать.

Невыполнение жестко декларированного большинством уставных документов территориальных организаций требования об уплате членских взносов в течение 3 месяцев ведет к исключению членской организации из состава федерации решением коллегиального органа4. Несмотря на регулярное нарушение рядом членских организаций своих финансовых обязательств перед федерацией вопрос об исключении не поднимался ни в одной из исследуемых территориальных профструктур, кроме Федерации профсоюзных объединений Кузбасса. По данным кемеровской группы, руководители четырех профструктур (обкомов профсоюзов работников лесных отраслей, строительства и промстройматериалов, оборонной промышленности, Кемеровской региональной организации профсоюза работников химических отраслей промышленности) были предупреждены о возможном приостановлении членства этих организаций в областном профцентре. Один из зав. отделов Федерации профсоюзов Свердловской области так охарактеризовал ситуацию: «есть обкомы, которые по 5 лет взносы не платят… Надо бы их исключить из федерации, у нас так в уставе написано. А не исключаем – «кишка тонка».

Проблема своевременного отчисления профвзносов связана не только с низким уровнем финансовой дисциплины в нижестоящих профорганизациях, но и с повсеместно распространенными задержками заработной платы и выплатами иными формами компенсации за труд («бартером»). Так, в Самаре руководство ФПСО планирует совместную деятельность с членскими организациями по созданию судебных прецендентов возмещения и индексации профвзносов.

Большую тревогу руководства территориальных профструктур вызывает стремление членских организаций сократить степень финансового контроля путем снижения процента денежных отчислений на нужды федеративного органа. Ведь перечисленные ими в федерацию членские взносы целиком идут на обеспечение работы аппарата федерации, а не возвращаются обратно в обкомы и первички в виде льготных путевок, ссуд и прочих осязаемых социальных благ. В результате, по мнению кемеровских экспертов, ослабевают профсоюзные структуры всех уровней, не в полном объеме осуществляется уставная деятельность. «В конечном итоге, оставшись без финансовой поддержки, Федерация не сможет выполнять свои обязанности по защите интересов членов профсоюза» (50105).

Ощущая поддержку профсоюзных масс в ходе отчетно-избирательных кампаний, функционеры отраслевых обкомов демонстрируют федерации свою независимость в решении вопроса о размере перечислении профвзносов. В этой ситуации работники аппаратов федерации не могут противостоять твердой позиции членских организаций: перераспределить бюджетные средства в свою пользу. По данным самарской группы, обком работников торговли принял решение отчислять в ФПСО только 1% вместо предусмотренных 2%. Грядущая отчетно-выборная кампания 2000-01 гг. грозит развитием этой тенденции в Самаре.

Верх правового бессилия федерации во влиянии на отраслевые обкомы обнаружили в Федерации профсоюзов Самарской области: оказывается в законодательстве не проработан вопрос оформления трудовых отношений с выборными профлидерами, поэтому руководители аппаратов обкомов сами себя принимают на работу и не зависят в этом вопросе от решения федерации.

Новая редакция уставных документов также регламентирует разграничение полномочий между федерацией и членскими организациями в сфере рекрутирования новых членов: переход первичек, имеющих отраслевые обкомы, на другие профсоюзные структуры возможен лишь с согласия вышестоящих профорганов (в данном случае обкомов). Так, например, по Уставу Пермского облсовпрофа (раздел «Членство в областном Совете профсоюзов») членскими организациями Совета являются областные отраслевые организации профсоюзов, первичные профсоюзные организации области, не имеющие областных отраслевых и территориальных формирований профсоюзов. Тем самым устанавливается гарантированное право приоритетной постановки на профобслуживание для членских организаций, обкомов. Областной Совет уступает приоритет формирования членской базы обкомам, самоустраняясь от вступления в конфликтные ситуации. «Зачем я буду портить отношения, иногда очень трудно налаженные… со структурой, где несколько тысяч членов профсоюза, из-за 200-300 человек?… пусть лучше они остаются… и решают там свои внутренние проблемы…» (6-2-2).
Проблемный характер взаимоотношений с членскими организациями вынуждает территориальные профорганы к поиску новых форм взаимодействия, направленных на укрепление оргструктуры и создание единой информационной базы. Так, в начале 90-х гг. в городах и районах Пермской и Свердловской областей в помощь отраслевым обкомам были созданы Координационные Советы профсоюзов – «миниоблсовпрофы». Новые органы в Пермской области были призваны консолидировать силы территориальных профсоюзов различных отраслей и увеличить членство в профсоюзах за счет образования новых и восстановления прекративших деятельность профорганизаций. Представители Координационных советов профсоюзов через территориальные комиссии (двух, трехсторонние комиссии) должны выступать стороной социального партнерства на местном уровне. Одной из приоритетных задач деятельности КСП является заключение соглашений с работодателями и органами местного самоуправления. По мнению пермской группы, введение института Координационных советов несколько изменило традиционную профсоюзную вертикаль, что усилило влияние облсовпрофа на предприятия и организации в городах и районах Пермской области.

В Свердловской области Координационным советам, существующим на общественных началах, ФПСО придает большое значение. Екатеринбургские исследователи отмечают, что планы работы ФПСО содержат мероприятия, направленные на оказание помощи этим новым профструктурам в проведении выборов, а также выездные семинары по обучению профактива и совещания с председателями Координационных советов. Однако обкомы предпочитают создавать собственные структуры: Советы председателей профкомов отрасли. Таким образом, инициатива ФПСО по активизации профработы на городском и районном уровне не находит поддержки со стороны нижестоящих организаций, параллельные профструктуры в Свердловской области создаются как конкурирующие с близкими задачами, но разными управленческими центрами, тем самым ослабляя влияние друг друга.

В Ленинградской федерации профсоюзов с 1998 г. была введена практика собеседований руководства ЛФП с председателями членских организаций. По мнению санкт-петербургской группы, собеседования помогают работникам аппарата ЛФП восполнить дефицит информации о самых существенных сторонах профсоюзной работы, который имеется внутри федерации между ее руководством и членскими организациями. Эта новая форма позволила выявить наиболее острые проблемы межсоюзного характера: перерегистрации профсоюзных организаций, недостаточный уровень работы членских организаций по заключению колдоговоров и соглашений, отсутствие системы подготовки профкадров и актива. Однако собеседования были восприняты отраслевыми обкомами как посягательство на их самостоятельность. «Все попытки руководства ЛФП проводить собеседования с членскими организациями, попытаться получить отчетность о состоянии отраслевого профсоюза, чтобы понять, где мы находимся, встречают препятствия» (Интервью с зав. отделом ЛФП).

Менее удачна была инициатива работников аппарата Пермского облсовпрофа по аккумулированию информационно-консультационных ресурсов отраслевых профсоюзов на базе федерации - создания единых централизованных служб: правовой, трудовой инспекции, бухгалтерии. По мнению профсоюзных лидеров ПОСП, такие объединения, не привлекая дополнительных средств, могли бы более эффективно решать проблемы, встающие перед профсоюзами области в целом. Однако эта идея пока не получила поддержки в отраслевых профсоюзах.

Таким образом, как отмечают большинство исследовательских групп, на первый взгляд ситуация внутри федерации производит впечатление благополучной, острой конфронтации между аппаратом и членскими организациями не отмечается. Отсутствуют показательные демарши выхода из состава федерации и публичные дебаты по ключевым вопросам профдеятельности. Идет тихое саботирование членами решений федерации: обкомы ставят заслон информационной и финансовой подпитки федерации. Скудный административный ресурс не позволяет аппарату федерации открыто объявить войну саботажникам. Ситуация финансовой зависимости федерации от членских организаций воспроизводит конфликтное поле, где сталкиваются интересы проффункционеров разных уровней и обнажаются глубокие проблемы взаимоотношений внутри федерации. Формально равные права членских организаций не обеспечивают одинаковый уровень финансовой и исполнительской дисциплины. Среди равных есть те, кто равнее. Исключительное положение некоторых членских организаций связано как с внешними (объективными), так и внутренними (субъективными) причинами.

В этой ситуации возврат к принципу демократического централизма в качестве основополагающего в организационных и финансовых взаимоотношениях с членскими организациями представляется руководству территориальных профорганов выходом из кризисного состояния, к которому привела дезинтеграция на всех уровнях ФНПР. Членские организации сопротивляются введению централизованного воспроизводства властных отношений, поскольку это грозит для них потерей автономности.
Основная обязанность федерации, в рамках делегированных членскими организациями полномочий, - отстаивание прав трудовых коллективов в центральных и местных органах государственной власти. Кроме представительских функций комплексное профобслуживание в составе федерации включает юридическое и информационное сопровождение профдеятельности членских организаций. Как оценивают членские организации представительство федерацией корпоративных интересов ее членов? Насколько эффективно федерация осуществляет профобслуживание? Кто реально получает помощь и поддержку федерации? Ответы на эти вопросы позволяют взглянуть на взаимоотношения федерации и ее членов с позиции членских организаций.

Большинство работников аппаратов территориальных профорганов по-прежнему ориентированы на общий характер задач и не замечают (или делают вид, что не замечают) существующих различий в проблемах членских организаций. Типичное рассуждение профсоюзного функционера регионального масштаба приводят в своем отчете исследователи из Санкт-Пебербурга: «ЛФП должна решать общие для всех проблемы, которые председатели членских организаций не могли решить сами» (из интервью с зав. отделом ЛФП). Ульяновская группа подтверждает отсутствие у федерации дифференцированного подхода к проблемам членских организаций: «С бюджетниками они работают, конечно. И помогают нормативными документами, и больны они нашими проблемами. Но особенной помощи - я бы не сказала. А Федерация все-таки в общем решает вопросы в основном... Не знаю, как сказать. Чтобы их не обидеть» (из интервью с председателем обкома профсоюза работников здравоохранения).

Игнорирование федерацией, на первый взгляд узких, интересов членских организаций ведет к росту недовольства и формированию коалиций внутри территориальной профструктуры по корпоративному принципу. Однако руководители федераций отрицают возможность существования принципиальных разногласий среди членских организаций. «Разногласия и сепаратизм были присущи на начальной стадии организации Федерации. Это как болезнь роста. Переболели, поняли, что делегирование власти только облегчает достижение цели. А цели у нас одинаковые» (из интервью с председателем ФПОК).

Принцип финансирования и связанные с ним проблемы отечественной экономики стали определяющими для формирования внутренней корпоративности членских организаций по отраслевому признаку. Первая пара корпоративных интересов внутри федерации представлена интересами бюджетных и внебюджетных отраслевых профструктур. И первые, и вторые претендуют на уникальность своих проблем и своей позиции в рамках федерации. В качестве примера этих позиций приведем высказывания председателя Ленинградского территориального комитета химиков и председателя Ульяновского областного профсоюза работников здравоохранения. Председатель теркома химиков предпочитает самостоятельно, без помощи бюджетных профсоюзов отстаивать свои требования, мотивируя свои действия отличными от бюджетников интересами: «… наши проблемы отличаются от проблем образования. Мы – на последнем месте по заработной плате. Мы также должны обозначить такие проблемы: демографическую ситуацию, заболеваемость». Председатель обкома работников здравоохранения утверждает свою «бюджетную правду»: «невозможно в общих рамках федерации жить и нам. Мы совершенно другие по проблемам. И, самое страшное, у нас совершенно другие пути решения этих проблем».

Внебюджетные профсоюзы представлены в федерации большинством, поэтому бюджетные профсоюзы более остро ощущают исключительность своих интересов и отсутствие внимания со стороны федерации. «Вот простой пример, нас часто приглашают в самые высокие кабинеты, нас - это бюджетные профсоюзы: мы, просвещение, культура. Я его [председателя федерации – прим. автора] зову с собой. Он: А что, надо? Не понимает, что не просто надо, что он должен нас поддерживать, идти с нами и впереди нас. Мы ему уж грозим, что выйдем этой тройкой и создадим свою ассоциацию профсоюзов бюджетных отраслей. Конечно, делать этого не будем, поскольку разваливать федерацию ни к чему, но такой председатель ее тоже не укрепляет. Мы пошли на такой шаг: за аренду платим исправно, а членские взносы, процент в смысле, на федерацию в последние месяцы не перечисляем. Может, это заставит о нас подумать» (Из интервью с председателем рескома работников здравоохранения Коми).

Бюджетная корпоративность идет по пути институализации, так например, в Свердловской области уже создана Ассоциация профсоюзов госбюджетных отраслей экономики, которая включает областные профорганизации работников здравоохранения, культуры, народного образования и науки. Напротив, в Ульяновской области бюджетные профсоюзы слабы и не в состоянии консолидироваться для решения общих проблем, хотя стремление работать в этом направлении есть. «Мы не хотим никакого раскола, просто, чтобы не каждый из нас, просвещенцы отдельно, мы отдельно, госучреждения отдельно, а как-то общие разрабатываем требования» (из интервью с председателем обкома профсоюза работников здравоохранения). Организация территориальной Ассоциации профсоюзов непроизводственной сферы для отстаивания интересов бюджетных профсоюзов в Ульяновской области относится к долгосрочным перспективам.

Федерация не уделяет должного внимания отраслевой специфике социального партнерства. Если профсоюзы производственной сферы имеют в качестве работодателя руководителя предприятия, то непосредственным работодателем для профсоюзов непроизводственной сферы выступают местные органы государственной власти. Однако типовой коллективный договор, который разрабатывает федерация, еще слабо учитывает эту специфику, он также не адаптирован к условиям конкретной отрасли и предприятия. Необходимость решения этой проблемы осознается специалистами Пермского облсовпрофа в качестве перспективной задачи: «Жизнь показывает, что нужны свои… макет, свои проблемы, своя специфика. Промышленникам нужно другое. Нужно будет готовить два, а может три, четыре вида этих макетов с учетом специфики отраслей» (6-3-1/1).

Ярким примером неспособности отстаивать корпоративные интересы бюджетных и внебюджетных профсоюзов является заключение нового Трехстороннего соглашения на 2000-2002 гг. между Федерацией отраслевых профсоюзов Ульяновской области, администрацией области и объединением работодателей. По результатам этой кампании ФОПУО определила одним из своих приоритетов и посчитала главным своим завоеванием: регулярную выплату администрацией области заработной платы работникам бюджетной сферы областного подчинения. По Трехстороннему соглашению администрация области должна внести в Законодательное Собрание предложения о выделении дополнительных финансовых средств на повышение уровня заработной платы бюджетников, с учетом изменения индекса на товары и услуги и стоимостной величины прожиточного минимума. Администрация обязуется также рассмотреть возможность приближения зарплаты бюджетников к уровню оплаты труда в промышленности за счет активного использования механизма стимулирующих доплат и надбавок. При этом интересы бюджетников городского и районных уровней остаются не представленными. Слабые позиции профсоюзов и отсутствие профструктур городского и районных уровней не позволяют развиться этой конфликтной ситуации. В рамках Трехстороннего соглашения администрация Ульяновской области также взяла обязательства добиваться через представителей в советах директоров акционерных обществ погашения задолженности по заработной плате и поэтапного приближения минимальной заработной платы к величине прожиточного минимума. Последнее ФОПУО также считает своей большой победой. К сожалению, эти обязательства не являются результатом активной работы ФОПУО по отстаиванию интересов членов профсоюза, роль федерации как в первом, так и во втором случае минимальна. Такие обязательства администрация взяла на себя самостоятельно и, скорее всего, выполнит их, рассчитывая получить поддержку, прежде всего, бюджетников на предстоящих губернаторских выборах 2000 г.

В Ульяновской области специфика социального партнерства и отсутствие поддержки ФОПУО удерживает бюджетные обкомы от организации и участия в коллективных действиях против местных органов государственной власти. В тоже время в Кемеровской области бюджетные обкомы активно включаются в конструктивный диалог, вынуждая Совет ФПОК, трехстороннюю комиссию уделять своим проблемам особое внимание.
Таким образом, в рамках федерации идет процесс обособления профсоюзов производственной и непроизводственной сфер. Федерация не в состоянии активно и профессионально лоббировать корпоративные интересы как бюджетных, так и внебюджетных профсоюзов. Федерация не поддерживает активные формы протеста (голодовки, пикеты, забастовки) членских организаций против своего социального партнера (местных органов государственной власти), избегает давать оценки этим коллективным действиям. Бессилие и некомпетентность федерации сопровождается нежеланием открыто конфликтовать с основным социальным партнером бюджетных профсоюзов, администрацией местных органов государственной власти. Федерация ориентирована на поддержание конструктивного диалога с государством, пусть даже и мало результативного.
Следующее основание, формирующее корпоративность, - это организационный принцип. Вторая пара корпоративных интересов внутри федерации позиционируется как интересы областных комитетов и первичный организаций напрямую входящих в федерацию.

По сравнению с председателями первичек, выходящих на федерацию, обкомы меньше работают с людьми, поэтому им тяжелее держать руку на пульсе реальной профсоюзной жизни, «они немножко комплексуют в этом плане». Схожий характер работы обеспечивает работникам аппаратов обкомов и федерации большее взаимопонимание. Председатели же первичных организаций в отличие от работников аппарата обкомов сильны тем, что ежедневно встречаются лицом к лицу с людьми и их проблемами, чувствуют настроения людей, владеют ситуацией. Часто они находятся в оппозиции, открыто высказывают свою точку зрения и активно проявляют недовольство и несогласие с позицией федерации. Работники аппарата федерации прислушиваются к мнению оппозиционных председателей первичек, но реальной отдачи от этих дискуссий обычно не бывает. Коллегиальность принятия решений сглаживает острые углы полемики в направлении, угодном федерации. Мнение первичек поглощается коллегиальным большинством.

Таким образом, непосредственное членство профсоюзных организаций в федерации не дает реальных преимуществ: возможность использования коллективного ресурса для решения индивидуальных проблем ограничена, «каждый варится в своем соку».
Материальный принцип также может выступать основанием для рождения корпоративности внутри федерации. Третью пару корпоративных интересов обозначим как интересы высокодоходных и низкодоходных членских организаций. Материальный статус членской организации, прежде всего, связан с экономическим положением отрасли, предприятий в нее входящих, уровнем оплаты труда, определяющим сумму отчисляемых профвзносов, и количеством членов профсоюза. Низкодоходные для федерации членские организации не могут претендовать на качественное профобслуживание на равных условиях с высокодоходными. Так, например, пермская группа утверждает, что доступ профкадров к образовательным услугам во многом определяется финансовыми возможностями профорганизаций. «Мы на этот год план по обучению выполнили и даже перевыполнили... А вот на «Приводе», ну, может поменьше [обученных - И.Г.] – у них возможностей поменьше, денег поменьше, членов профсоюза поменьше. Вот. Не активно участвуют в обучении конечно работники образования и медики – ссылаются на отсутствие денег» (6-8-1).
Подведем итоги. Говорить об отлаженной работе и связи с членскими профсоюзными организациями в рамках территориального профоргана не приходится. Можно выделить две основные проблемы взаимодействия федерации и членских организаций. Первая проблема связана с отсутствием авторитета федерации у членских организаций и реальных механизмов влияния. Вторая проблема формулируется как отсутствие чувствительности федерации к корпоративным интересам своих членов. Решение этих проблем открывает разные перспективы для федерации. Восстановление жесткой системы демократического централизма позволит федерации актуализировать авторитет власти и подчинения советского периода и продержаться на этой волне до прихода к управлению новых профсоюзных кадров. Это наиболее реальный и желаемый выбор для большинства профсоюзных функционеров, мечтательно рассуждающих о новых «ежевых рукавицах» для членских организаций. Поддержание курса на автономность членов и разработка новых условий партнерства, основанных на признании не просто равенства, но исключительности членских организаций в рамках федерации, будет способствовать развитию эффективного и дифференцированного представительства членских организаций, а также росту реального авторитета руководящего органа. Второй путь представляется более трудной, но вместе с тем более гибкой и продуктивной стратегией развития в новых экономических условиях. Что выберут территориальные профструктуры ФНПР покажет время. Будет ли это самостоятельный выбор федераций? Скорее профсоюзная вертикаль делегирует прерогативу выбора дальнейшего пути развития территориального профоргана центру.


1 Статья подготовлена в рамках проекта «Деятельность профсоюзов в постсоветской России» (руководитель – Саймон Кларк), осуществляемого ИСИТО. Кроме материалов ульяновской исследовательской группы, в статье используются предварительные отчеты региональных групп из Самары, Перми, Кемерово, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Коми.

2 Поскольку территориальные (республиканские, краевые, областные) профсоюзные органы объединяются на основе федеративного принципа, позволим себе употреблять понятие «федерация» в качестве дополнительного обозначения территориальных профструктур.

3 Данные из выступления главного бухгалтера Федерации профсоюзов Свердловской области на заседании Совета, февраль 1999 г.

4 Менее серьезные санкции предусмотрены, например, в ст. 2.5 Устава Федерации профсоюзов Коми: «Членская организация, не отчисляющая в течение 3 месяцев без уважительных причин членские взносы в Федерацию, лишается права голоса и участвует в работе Совета Федерации с правом совещательного голоса».




Похожие:

Наталья Смирнова iconУчитель: Смирнова Наталья Андреевна Класс-3, урок: окружающий мир Время занятия
Перед учителем начальных классов стоит задача рассказать про совместимость или несовместимость аквариумных рыб
Наталья Смирнова iconЧеловек среди людей
Фото автора. Варвара Смирнова хранит память о своем муже Константина Смирнова, Героя Советского Союза
Наталья Смирнова iconМуркаш районӗнчи культура учрежденийӗсем пичетре (2010-мӗш ҫулхи 1 квартал) Библиотекӑсем Смирнова, Надежда. Кӗнчелепе тытаймӑн тӗнчене
Смирнова, Надежда. Кӗнчелепе тытаймӑн тӗнчене / Надежда Смирнова // Хыпар. 2010. 10 марта. С. (Чунри)
Наталья Смирнова iconНаименование подразделения Должностные лица
...
Наталья Смирнова iconПервая история под редакцией члена-корреспондента ран с. А. Смирнова (второе издание) Издательство Саратовского университета 2006
Торгово-промышленные палаты. Ч. История / Под ред чл кор. Ран с. А. Смирнова (втор изд.). — Саратов: Изд-во Сарат ун-та, 2006. —...
Наталья Смирнова iconРешение 04 марта 2008 года №134 2 о жалобе К. О. Смирнова и В. И. Федорова
О. Смирнова и уполномоченного представителя Коммунистической партии Российской Федерации В. И. Федорова о нарушениях избирательного...
Наталья Смирнова iconНаталья Константинова Наталья, две Анны и Зинка в придачу
На авансцене перед закрытым занавесом, слева (если смотреть из зрительного зала) старинное кресло и изящный столик ручной работы,...
Наталья Смирнова iconТрошина Ольга Владимировна Попова Наталья Владимировна Кучина Наталья Витальевна 2010 год
«Математика», рекомендованной Министерством образования и науки Российской Федерации 2009 года выпуска авторы И. И. Аргинская, Е....
Наталья Смирнова icon281 уч-ся (19 аудиторий) Попова Наталья Николаевна
...
Наталья Смирнова iconСмирнова, Н. В. Отделы по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью Народного комиссариата внутренних дел / Н. В. Смирнова // Российский следователь. – 2008. №21
Отделы по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью Народного комиссариата внутренних дел / Н. В. Смирнова // Российский...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org