Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009



страница9/18
Дата21.10.2012
Размер0.98 Mb.
ТипПрограмма
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

1. См.: С. Боженов, «Ворота для мигрантов» «Российская газета» - № 4550 от 21 декабря 2007 г.
2. Л. Немцова «Без вины виноватые, или Три тысячи за каторжный труд» газета «Волга» № 157 от 21 октября 2008 г.

Толерантность как феномен нашего времени
Колбасова Е. А., cтудентка, Абраменко О. Б., аспирант

ФКГПУ им. В. П. Астафьева, Красноясркий край, г. Железногорск
"Терпимость делает возможным существование различий;

различия же обусловливают необходимость терпимости".

Уолцер М
Толерантность как социальный и психологический феномен в настоящее время становится все более актуальной темой научных исследований. Несомненная важность изучения толерантности обусловлена, прежде всего, необходимостью создания научно-обоснованных социально-педагогических программ по ее воспитанию, поскольку формирование толерантного сознания является одним из условий выживания постиндустриального общества. К настоящему времени накоплен весьма значительный объем информации о результатах исследований феномена толерантности и о разработке методик ее воспитания. Однако, феномен толерантности столь многопланов, что до сих пор ученые, педагоги, общественные деятели не выработали единого взгляда на содержательное наполнение этого понятия. В настоящей статье мы рассмотрим некоторые аспекты дискуссий о феномене толерантности.[1]

В последнее время в обществе часто поднимается тема толерантности, и, как правило, толерантности поется хвалебная ода. Но всегда ли хороша толерантность? Обычно считается, что толерантность - это жизнь в ладу с другими. Но где кончается этот лад? Есть ли границы толерантности?

Любопытно, что в медицине термин толерантность используется в двух разных смыслах. С одной стороны, толерантностью называют устойчивость организма к воздействию ядов. И в этом смысле толерантность - свойство весьма полезное. С другой стороны, толерантностью называют отсутствие или снижение иммунологической реакции на чужеродное тело. И в этом смысле толерантность часто грозит смертью. Но и в одном, и в другом случае речь идет о реакции на нечто чуждое.[2]

Понимание и принятие другого предполагает прежде всего принятие себя при наличии достоинств и недостатков, способность взять ответственность за свою жизнь на себя и стремление самостоятельно разрешать противоречия.[5]

Различные словари трактуют слово "толерантность" тоже различно. Психологический словарь - как гармонию с самим собой и окружающим миром. Брокгауз и Ефрон рассматривают толерантность как веротерпимость. В социокультурном смысле мы обычно говорим об уважении ко всему "иному".[2] Все эти определения могут служить в равной степени как обыденными, так и научными дефинициями психологического феномена толерантности.


Дифференцированное понимание феномена толерантности, в состав которого входят:

  • естественная (натуральная) толерантность – открытость, любознательность, доверчивость, – свойственная маленькому ребенку и еще не ассоциирующаяся с качествами его «Я»;

  • моральная толерантность – терпение, терпимость, ассоциируемая с личностью («внешним Я» человека);

  • нравственная толерантность – принятие, доверие, ассоциируемая с сущностью или «внутренним Я» человека.[4]

Человек - существо биологическое, и у него много общего с животным миром. Но наши "братья меньшие" о толерантности не задумываются. Попросту говоря, в природе царит жестокая дарвинистская "борьба за существование", т. е. полная нетолерантность. Не приспособленные к борьбе в этом мире не выживают. И "красою вечною сияющая" природа равнодушно взирает на взаимопожирание ее созданий. Более того, сама гармония в природе есть результат бескомпромиссной борьбы "за место под солнцем". Не то же ли самое мы видим в людях? Насилия, грабежи, ксенофобия, дискриминация любых меньшинств далеко не редкость в нашем мире. Уже в невинном младенчестве человеческое существо в меру своих слабых сил и возможностей проявляет точно такую же природную агрессивность. Потом, в процессе социализации, в подростковом возрасте, невинности становится меньше, но свирепость, с какой "цветы жизни", собирающиеся в стаи, проявляют свою агрессивность, становится куда как большей. Лишь впоследствии обстоятельства социальной жизни ребенка, его семья, круг, в котором он воспитывается, либо подавляет его естественную агрессивность, либо нет.

Толерантность взывает: гугеноты и паписты - обнимитесь! палачи и жертвы - облобызайтесь! "Обнимитесь, миллионы! Этот поцелуй всему миру!", - так призывают Шиллер в своей "Оде к радости" и обессмертивший эту оду Бетховен в своей Девятой симфонии.[2]

Фактически любое убеждение – религиозное, политическое или культурное – может привести к нетерпимости, если не остается никакого сомнения в непогрешимости идей, в которые мы верим, и в ложности тех взглядов, которые нами оспариваются. Политическая свобода предполагает, что мы в достаточной степени доверяем нашим политическим оппонентам, чтобы позволить им организоваться, провести выборную кампанию и сформировать новое правительство. Экономическая свобода предполагает терпимость к конкурирующим экономическим интересам. Конкуренция способствует образованию более гармоничного сообщества и стимулирует инициативу индивидов и социальных групп.

Терпимость в отношении людей, принадлежащих к другой национальности, предполагает, что мы сознаем существование скрывающихся под различиями сходств и тождеств; например, сознаем принадлежность отдельных групп к человечеству в целом. Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика, и что существуют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону.

Хотя толерантность, или способность установить и сохранить общность с людьми, отличающимися от нас в каком-либо отношении, должна считаться добродетелью, столь же редкой, сколь высока ее ценность (поскольку человек от природы склонен к общности на основе родового сознания), она все же имеет два недостатка. Один из них – склонность к безразличному отношению к ценностям, питающим убеждения. «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят», – говорил по этому поводу Г.К.Честертон.

Другой недостаток – необходимость установления минимальных моральных стандартов, серьезное нарушение которых не допускается сообществом; и необходимость защиты сообщества от заговоров и измены – особенно от измены, во главе которой стоят фанатичные и тоталитарные политические движения, стремящиеся к уничтожению свободы и справедливости.[4]

Разумеется, обычно толерантность толкуется не просто как терпимость или безразличие. Говорится, что толерантность - это также уважение к разнообразию мира, проявляющемуся в культурах, религиях, антропологических типах. Молчаливо предполагается только одно ограничение: необходимо, чтобы это разнообразие не выходило за рамки общепризнанной нормы гуманизма. А это предполагает некое согласие человечества относительно этой нормы. То есть толерантность предполагает не полную беспринципность, но некий компромисс. В чем же усматривается критерий, дающий нам право сменить терпимость на нетерпимость? Мы обязаны становиться нетерпимыми, когда сталкиваемся с разного рода ксенофобией: расизмом, агрессивным национализмом и различной этнофобией. Ксенофобия же, как отторжение чуждого, имеет биологические, эволюционные, исторические, идеологические, культурные и всякие другие объяснения.

Совершенно понятно, что гуманистически поставленная проблема толерантности - не что иное, как проблема выживания и устойчивости человеческого общества. И проблема эта имеет столь же много решений, сколь многообразно бывает общественное устройство. Собственно говоря, на практике проблема толерантности разрешается конкретным правом, законом. Законы же зависят от множества исторических факторов. Помимо норм права в обществах действуют еще и неписаные нормы морали. Они тоже формируются под влиянием различных исторических условий. Короче говоря, допустимые границы терпимости в обществах очень подвижны и относительны.[2]

Таким образом, «толерантный человек» имеет сложную структуру в силу того, что толерантность выступает как психическое и духовно-нравственное качество личности и имеет специфику применительно к действиям человека в разных сферах общественной и личной жизни.

Толерантность включает не только позицию признания чужих ценностей, но и духовно-нравственную активность, направленную на коммуникацию, диалог, поиск взаимоприемлемой для других позиции. Более распространенным является признание толерантности как сущностного свойства личности, обеспечивающего ее бытие с другими. [1]

Для формирования культуры межличностных отношений и терпимости к людям можно воспользоваться программой тренинга толерантности «Близкие люди, близкими будьте…». (Найти данную программу можно на сайте http://www.bachatsky.ru/uch/s24/psi/#_Toc62057073 )
Список используемой литературы.

  1. Антонова Л.И., Рюмина-Македонова Н.В., Цветкова Н.А., Московский психолого-социальный институт: «Осознание семантики понятия «толерантность» старшими школьниками»

  2. «Этюд о толерантности», Санкт-Петербургский церковный вестник, май 2005

  3. Толерантность / Общ. ред. М. П. Мчедлова. - М.: Республика, 2004.

  4. Энциклопедия кругосвет http://www.krugosvet.ru/

  5. Программа тренинга толерантности http://www.bachatsky.ru/uch/s24/psi/#_Toc62057073



Сущность «свободы» для российского студенческого сообщества

(на примере Республики Татарстан)
Атагунов Владислав Ильгизарович
аспирант лаборатории психологии Института педагогики и психологии профессионального образования РАО (г. Казань)

Проблема свободы – одна из основных проблем, которая встает, рано или поздно, перед каждым человеком. Особенно остро она актуализируется в юношеском возрасте, когда только что сформированная «Я - концепция» молодого человека серьезно провоцирует его на конфронтацию с внешним миром. Проблема свободы, стоящая перед современной российской молодежью, имеет еще одну особенность. Она обусловлена тем, что Россия сейчас находится на периоде становления нового демократического государства и гражданского общества. Данные социальные условия предопределяют ментальные образы молодых людей, которые являются наиболее активной социальной группой. Исходя из этого, исследование социальных представлений молодежи для отечественной психологии носит стратегический характер. Данное обстоятельство и обусловило выбор предмета нашего исследования – социальные представления о свободе.

Одним из первых отечественных психологов, кто начал изучать представления людей о свободе, стала Е.И. Кузьмина. Данный исследователь, на основе идей С.Л. Рубинштейна и А.Н. Леонтьева, разработал собственный рефлексивно–деятельностный подход к пониманию категории «свобода». В рамках ее концепции, данный феномен понимается как осознание, переживание и изменение человеком границ своих виртуальных возможностей [6, с. 196]. Е.И. Кузьминой была предпринята попытка выявления особенностей понимания свободы представителями разных возрастных групп. Полученные результаты исследования говорят о том, что между учащимися среднего звена школы (5-6 классы), старшеклассниками и студентами обнаруживаются существенные различия в трактовке свободы [там же, с. 254].

Для подростков характерна такая свобода как «возможность делать то, что нравится и так, как хочется». Стремление к свободе у них не ассоциируется с понятием ответственности, тем самым прослеживается абсолютизированный характер данного феномена. Для этого возраста характерна «свобода от…», а не «свобода для…», кроме того, отличие заключается и в том, что респонденты акцентируют внимание на свободе действия, а группа старшеклассников и студентов – на свободе мышления и принятия решения. Студенты выделяют «свободу мышления и творчества, свободу высказывания собственных мыслей» [6, с. 257]. Исходя из этого, свобода включает в себя личностную характеристику человека, необходимость равенства прав, возможность реализовать себя, при этом, не ущемляя прав и возможность самореализации других людей. Ссылаясь на Т. Тулку [9] и И. Кона [5] при описании психосоциальных характеристик данного возраста, Кузьмина Е.И. резюмирует, что подростковый и юношеский возраст является наиболее сензитивными в формировании представлений о свободе [6, с. 258].

В работе Б.С. Алишева [2] конкретизируется термин «социальные представления», предложенный Московичи С. [8]. Ученый вводит триаду «объект – понятие – смысл», в которой последний элемент является ключевым. Для каждого человека смысл, вкладываемый в определенное понятие, в свою очередь описывающее конкретный объект, разный, поэтому понимание одного и того же объекта действительности у двух людей разное. С точки зрения исследователя, смыслы, вкладываемые в понятия, и есть «социальные представления» [2, с. 10].

Один из первых выводов при анализе результатов исследования сделанных Б.С. Алишевым и О.А. Аникеенок заключается в том, что представления студентов о свободе аморфны [4, с. 80]. Сущность «свободы» даже для одного индивида носит многозначный характер. Интерпретация ответов студентов дала повод исследователям утверждать, что «спонтанность» и «могущество» являются основными и доминирующими признаками «свободы» у большинства молодых людей, что соответствует пониманию свободы Т. Адорно [1]. В целом, авторы исследования выделяют восемь основных блоков, в рамках которых и трактуется категория «свободы» респондентами (перечисление блоков соответствует частоте встречаемости определенного содержания в ответах респондентов): «Социальная свобода» как проявление самостоятельности и независимости личности в социальных отношениях; «Духовная свобода» как специфическое психическое состояние личности и экзистенциальное чувство; «Гармоническая свобода» как проявление всеобщей гармонии человека и внешней среды; «Политическая свобода» как характеристика общественного устройства; «Экономическая свобода» как проявление могущества, власти, господства и богатства; «Абсолютная свобода» как вольность и отсутствие ограничений; «Инфантильная свобода» как избавление и освобождение от обязанностей, проблем, трудностей; «Негативная свобода» как нечто, содержащее в себе опасность и зло. Произведенная классификация аспектов представлений о свободе, по мнению авторов, носит не четкий характер и некоторые блоки являются взаимосвязанными [4, с. 82]. Это обусловлено тем, что многими респондентами данные трактовки строго не расчленяются, что также указывает на неоднозначность понимания студентами свободы.

В исследовании социолога И.А. Самковой выделяются четыре типа свободы: экзистенциальная, социальная, потенциальная и творческая [10]. В первом типе «свобода» проявляется абстрактно, без связи с деятельностью личности. «Чистая совесть», «душевный покой», «возможность уединения» - основные высказывания респондентов, которые характеризуют данный тип изучаемой категории. Второй тип представлен социально-политической свободой, которая отражает основные ценности демократического государства (свобода слова, печати, вероисповедания). Данный тип свободы является конкретным по форме, но абстрактным по содержанию (не привязан к деятельности конкретного человека). «Потенциальная свобода», по мнению исследователя, обладает определенной конкретностью с точки зрения содержательной характеристики. Данный тип свободы ассоциируется у респондентов с определенными видами независимости деятельности личности («финансовая независимость», «отсутствие препятствий и ограничений со стороны других людей и групп»). В то же время, по мнению Самковой И.А., приведенные высказывания не проясняют формального аспекта свободы, т.е. в каких пределах деятельности личности эта свобода реализуется Последний тип свободы – творческая – он конкретна, как по форме, так и по содержанию. Здесь находит отражение вся полнота самовыражения личности в волевых и чувственных проявлениях ее деятельностного начала. Такие высказывания как «самостоятельный выбор вида деятельности, самостоятельное принятие решения, творчество» характеризуют данный тип свободы. По утверждению И.А. Самковой данные типы свободы, нашедшие отражение в представлениях респондентов, выстраиваются от «абстрактного» к «конкретному» в соответствии с общественно-историческими типами: «традиционность», пограничный тип между «традиционностью» и «современностью», «современность», «постмодернизационная реальность» [там же].

В одной из частей своего социологического исследования, посвященном, в целом, проблеме свободы, М.А. Шабанова делит респондентов на группы, в зависимости от их ответа на вопрос «Свободный человек - что это значит?» [7]. Для первой группы (более 50% респондентов), свободный человек – это материально обеспеченный человек, причем, для 8% из них. свобода – это богатство, для 2% - удовлетворение основных материальных потребностей, а для оставшихся, «свободный человек» - это человек, который стабильно обеспечен материальными благами. Одновременно с этим, 26% участников данной группы, связывают материальную свободу с постоянной работой. Для второй группы (10% респондентов) свобода – это уверенность в будущем и стабильность сегодня и завтра. Политический и нравственно-правовой аспект свободы свойственен также 10% респондентам, которые составляют третью группу. Автор отмечает, что четвертая группа, а это 28% респондентов, прибегает к самой общей трактовки понятия «свобода». В данной группе доминируют такие высказывания как «возможность поступать и мыслить, как захочется», «возможность принимать решение самостоятельно», «возможность ходить и ездить туда, куда душе угодно» По результатам проведенного исследования, лишь 3% людей говорят о свободе как о возможности самореализации и саморазвитии. В целом, около 50% респондентов не имеют только одной явной интерпретации понятия «свобода» резюмирует М.А. Шабанова [там же, с. 31-32].

В целом же, проведенный анализ основных трудов, посвященных изучению представлений о свободе, в отечественной социальной и психологической науке позволяет нам сформировать следующие выводы: исследований, посвященных изучению содержания представлений о свободе молодых людей недостаточно, а результаты тех, которые были проведены за последнее время, неоднозначны. В связи с данным обстоятельством, предметом нашего исследования и послужили социальные представления учащейся молодежи о категории «свобода».

В нашем исследовании приняло участие 354 студента высших (ВУЗ) и средних (ССУЗ) профессиональных учебных заведений Республики Татарстан. В качестве методики исследования применялась несколько модифицированная нами нетрадиционная психосемантическая шкала субъективного восприятия свободы, предложенная О.А. Аникеенок [3]. Методика предлагала выбор 3 - 4 персонажей, субъективно воспринимаемых респондентом как "свободных" (с обоснованием своего выбора) и размещением их на шкале «свобода - несвобода», тем самым, предполагая, что между представлениями о свободе и определенным выбором того или иного персонажа существует взаимосвязь. Анализу подвергались: обоснование выбора и численные значения степени выраженности «свободы – несвободы».

Избрание студентами различных персонажей в качестве свободных, показал, что содержание представлений студентов о свободе неоднозначное, в ответах присутствуют сразу несколько смысловых плоскостей понятия «свобода». Обобщенные результаты по всей выборке выглядят следующим образом: 1) духовная свобода – 47,9 % (процент от всех респондентов); 2) социальная свобода – 39,9 %; 3) властно-иерархическая свобода – 39,4%; 4) экономическая свобода – 27,9 %; 5) абсолютная свобода – 21,4 %; 6) гармоническая свобода – 20,2 %; 7) инфантильная свобода – 17,9 %; 8) негативная свобода – 1,8%; 9) политическая свобода – 0,9%. При анализе данных мы придерживались классификации аспектов свободы, предложенной Б.С. Алишевым [4], которую мы описывали чуть ранее, однако такой его тип как "экономическая свобода", исходя из ответов респондентов, мы поделили на два вида: а) материальное благополучие, деньги и богатство; б) власть, могущество и сила. Суммарный процент количества респондентов, придерживающихся того или иного понимания сущности свободы, превышает 100%, что и является следствием выбора персонажей, символизирующих различные аспекты свободы.

Духовная свобода, которая доминирует в ответах, на наш взгляд, отчасти объясняется особенностями формирования "Я – концепции" в юношеском возрасте в условиях российской ментальности. Таким образом, молодые люди, осмысливая свое личное положение в глобальной системе "Я - окружающий мир", опираются на философско-гуманистическую трактовку данного феномена, связывая свободу с процессом поиска и достижения своей внутренней независимости.

Частый выбор персонажей, символизирующих понимание свободы как феномена, характеризующего сферу социальных отношений личности, также может быть объяснен возрастными проблемами студентов. Стремление к самостоятельности, независимости, в том числе от родителей и педагогов, желание самому принимать решения типично для человека, начиная еще с подросткового возраста, и лишь с достижением взрослости актуальность данной проблемы снижается.

Почти 1/3 респондентов понимают свободу одновременно как избавление от ответственности (инфантильная свобода), вольность и отсутствие ограничений (абсолютная свобода), силу и могущество (властно-иерархическая свобода). В их внутреннем мире присутствует одновременно желание иметь абсолютно "все" и не нести ответственность за это. Данные результаты заставляют с опасением задуматься над уровнем развития нравственно-правовой позиции студенческого сообщества. Стоит отметить и тот факт, что у большинства из этих студентов достаточно сильно выражено и экономическое понимание свободы. Здесь уже налицо несоразмерность завышенных материальных потребностей и возможностей их удовлетворения.

Из приведенных данных видно, что у молодых людей практически полностью отсутствует понимание свободы как политического феномена. Это может свидетельствовать о том, что наша молодежь сегодня в целом проявляет недостаточную активность в данной области. Возможно также, что этот аспект свободы в силу возраста для них не актуален, хотя весь мировой опыт свидетельствует о том, что именно молодежь является наиболее активной, а порой радикальной, политической силой.

Дифференцирую ответы респондентов по гендерным различиям нужно отметить, что существенных отличий между юношами и девушками нет. Различие есть только одно: девушек, понимающих суть свободы как возможность власти и силы, больше чем мужчин в 1,5 раза. Можно предположить, что данный результат связан с особенностями ролевого воспитания и социального положения женщин в обществе.

Деление выборки по национальному признаку показало, что этнокультурный фактор не влияет на особенности восприятия и понимания свободы сильнее, чем другие объективные факторы. Однако следует акцентировать внимание на том, что происходившая на протяжении сотен лет ассимиляция русской и татарской культуры на территории Татарстана, а также тенденция к глобальному интегрированию цивилизаций, привели к размыванию этно-культурологических границ.

Подводя итог проведенному исследованию, следует отметить, что у современной российской учащейся молодежи представления о свободе неоднородны, причем это характерно не только для всей возрастной группы, в целом, но и для каждого индивида, в частности.

Библиография:

  1. Адорно Т.В. Негативная диалектика. – М.: Научный мир, 2003. – 374 с.

  2. Алишев Б.С. Ментальные основания социальных представлений личности // Проблемы формирования социальных представлений личности: теоретические и прикладные аспекты. Сборник научных трудов / Под. ред. Б.С. Алишева. – Казань: ИСПО РАО, 2005. – 96 с.

  3. Аникеенок О.А. Представления студентов аграрных ССУЗ о справедливости и свободе // Социально-экономические и психолого-педагогические проблемы развития аграрного образования: Материалы республиканской научно-практической конференции (г. Буинск, 18-19 февраля 2005 г.) / Под ред. П.Н. Осипова. – Казань: РИЦ «Школа», 2005. – 140 с.

  4. Аникеенок О.А., Алишев Б.С. Сущность свободы в представлениях современной студенческой молодежи // Представления современных студентов о жизненных ценностях и своем профессиональном будущем: Сборник научных трудов / Под. ред. Б.С. Алишева. – Казань: Издательство «Данис» ИПП ПО РАО, 206. – 152 с.

  5. Кон И.С. Психология ранней юности. – М.: Просвещение, 1989. – 389 с.

  6. Кузьмина Е.И. Психология свободы: теория и практика.­- СПб.: Питер, 2007. – 336 с.

  7. Шабанова М.А. Образы свободы в реформируемой России // Социологические исследования. – 2000. №2. С. 29-38

  8. Moscovici S. The Invention of Society. – Cambridge, MA.: Polity, 1993.

  9. Tulku T. Knolege of freedom: Time to change. – Berkley: Calif. Dharma Publishing, 1984. – 420 p.

  10. http://lib.socio.msu.ru/l/library


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Похожие:

Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconМеждународная конференция «Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве»
Якутске (Российская Федерация) под эгидой юнеско состоялась Международная конференция «Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве»,...
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconМеждународная студенческая Интернет-олимпиада по английскому языку (2009 г.)
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 icon«биологическим террористам» черного моря объявлена война
В одессе прошла первая в Европе, СНГ и Черноморском регионе международная конференция по проблемам управления и контроля за балЛастными...
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 icon8-я Международная конференция Авиация и космонавтика-2009 Первое сообщение Москва, 26-29 октября 2009 г. Международная конференция «Авиация и космонавтика»
Международной академии информатизации и информационных технологий и Российского фонда фундаментальных исследований. Конференция позволят...
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconIi международная научно-практическая конференция «Государственно-правовая политика в Северо-Западном регионе»
Мариинском дворце (Санкт-Петербург, Исаакиевская пл., д. 6, Большой зал) откроет свою работу II международная научно-практическая...
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconМеждународная конференция «Российский Императорский Двор и Европа. Диалоги культур» с 18 по 21 октября в Государственном Эрмитаже проходила международная конференция «Российский Императорский Двор и Европа. Диалоги культур»
Венного Эрмитажа, так и других музеев Санкт-Петербурга. В день открытия с приветственным словом к участникам конференции обратился...
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconСтуденческая научно-техническая интернет-конференция «экология и безопасность»

Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconВторая международная конференция «Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве»

Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconВесна студенческая 2009
О фестивале творчества учащейся молодежи златоустовского городского округа "весна студенческая 2009"
Программа первая международная студенческая Интернет-конференция «Разнообразие культур в полиэтничном регионе», 24 Марта 2009 iconV международная научно-практическая конференция "Уроки истории. Первая и Вторая мировые войны, история России, сша, Европы и Мира 19-21 веков – фундаментальные и прикладные исследования"
Сообщаем Вам, что 23-24 июня 2011 г в Санкт-Петербурге будет проведена Пятая Международная научно-практическая конференция Уроки...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org