Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа



Скачать 136.07 Kb.
Дата21.10.2012
Размер136.07 Kb.
ТипДокументы
Софья Михайловна Зёрнова

Высшая заповедь Христа

Софья Михайлова Зёрнова, представительница русской интеллигенции начала XX века, находясь с юности в вынужденной эмиграции, положила свою жизнь на помощь соотечественникам, оказавшимся в результате различных исторических катаклизмов в трагическом положении. Честь и хвала ей, не посрамившей великой души русского человека.

Родилась Софья 24 декабря 1899 года в Москве в семье известного врача и общественного деятеля Михаила Степановича Зёрнова.

Михаил Степанович Зёрнов (1857-1938) выходец из духовного сословия. Его отец Степан Иванович Зёрнов (1817-1886), выпускник Московской Духовной академии был протоиереем церкви Николы Явленного на Арбате. Мать, Прасковья Дмитриевна, урождённая Лебедева (1829-1916), происходила из семьи военного врача.

После окончания медицинского факультета Московского университета Михаил Степанович был оставлен на кафедре госпитальной клиники по внутренним болезням. Зёрнов увлёкся физиотерапией и разработал аппарат для электромассажа, получивший широкое применение в России и за рубежом. После поездки в Париж за консультацией к профессору Шарко Михаил Степанович привёз в Россию «душ Шарко».

В 1886 году он был приглашён для консультации на Кавказские Минеральные Воды, после чего в течение 30 лет в летний период практиковал в Ессентуках. В 1900 году в Ессентуках им было основано «Вспомогательное Общество “Санаторий”» для небогатых больных. Через год Общество начало строительство первого в Ессентуках санатория на выкупленных у казачьего общества землях (ныне Клиника института курортологии). Вокруг здания был разбит парк, где находились летняя читальня, кегельбан, детская площадка. Открытие санатория состоялось в 1902 году.

Помимо санатория, Михаилом Степановичем в Ессентуках были устроены Электро-Световой, Тепловой, Диагностический и Терапевтический Институты, оборудованные на самом высоком уровне.

В 1897 году он купил имение в Сочи, где развёл удивительный сад. Там впоследствии отдыхала его семья и он сам.

В Сочи он основал «Пушкинскую» городскую библиотеку и также «Вспомогательное Общество “Санаторий”», однако революционные событии в России прекратили его деятельность.

Михаилу Степановичу предлагали место председателя правления Кавказских Минеральных Вод, но он отказался, предпочитая остаться общественным деятелем и вольнопрактикующим врачом.

Занимаясь летом медицинской практикой на Кавказе, зимой М.С. Зёрнов отдавал себя общественной деятельности. Как и его отец, он был Гласным Московской Городской Думы, и исполнял эту обязанность около 20 лет. Также он являлся председателем Арбатского попечительства о бедных и членом других благотворительных организаций. После дарования конституции в 1905 году вступил в партию кадетов.
В 1911 году после увольнения из Московского университета ряда профессоров и преподавателей стал одним из инициаторов создания Общества московского научного института, ставившего своей целью обеспечение свободы творчества учёных без произвола администрации.

В 1897 году Михаил Степанович женился на педагоге Софье Александровне Кеслер (1865-1942). После своего замужества Софья Александровна занялась общественными и благотворительными делами мужа, взяв на себя, в том числе, ответственность за хозяйственную сторону санатория в Ессентуках, насчитывающего более 500 больных и более 100 служащих.

У Михаила Степановича и Софьи Александровны помимо Софьи было ещё трое детей: Николай (1898-1980), Мария (1902-1965) и Владимир (1904-1990).

В ноябре 1917 года после революции семья Зёрновых уехала в Ессентуки, где у них был собственный дом, надеясь, когда всё успокоится, вернуться в Москву, однако, этому не суждено было сбыться.

Михаил Степанович устроился работать врачом в военном госпитале Добровольческой армии. Дети продолжили своё образование.

Из воспоминаний Софьи Михайловны Зёрновой: «Моя мать сразу организовала нашу жизнь. Мы, молодежь, продолжали наше учение, я готовилась к экзамену на аттестат зрелости, занималась языками, музыкой и математикой. Моей преподавательницей по истории и литературе была Катюша Уварова, которая стала моим закадычным другом. Раз в неделю у нас собиралась молодежь. Мы делали доклады, ставили спектакли, устраивали прогулки и жили дружной, веселой, молодой жизнью.

Мы прожили в Ессентуках два с половиной года. За эти годы гражданской войны Ессентуки были заняты то Белой, то Красной армией. Жизнь и смерть, смерть и жизнь. И над всем – вера».

В 1920 году вместе с медицинским управлением Добровольческой армии семья Зёрновых была эвакуирована в Грузию. После вступления Красной армии в Закавказье Зёрновы в феврале 1921 года эмигрировали в Константинополь. Осенью того же года они перебрались в Югославию, где Михаил Степанович устроился работать врачом на одном из лучших курортов страны – Врньячка Баня. Он занялся реорганизацией курорта и со временем стал одним из самых популярных русских врачей в Югославии. Все его четверо детей получили высшее образование в Белградском университете. Николай и Мария окончили богословский факультет, Владимир медицинский.

Софья в 1925 году окончила философский факультет Белградского университета. Пройдя в юности в условиях военного времени суровую школу жизни и обретя истинную веру в Бога, она решила посвятить свою жизнь сплочению русской эмиграции и помощи нуждающимся эмигрантам.

Так сложилось, что именно Софья Зёрнова преподнесла на балу от имени эмиграции королю Югославии золотую подкову в бриллиантах и сапфирах в благодарность за то, что он приютил русских беженцев.

В 1923 году за рубежом возникло Русское Студенческое Христианское Движение (РСХД), объединившее отдельные религиозные кружки студенческой молодёжи. Такие кружки практически одновременно в 1922-23 гг. образовались во всех крупных центрах скопления русской эмиграции: Париже, Белграде, Софии, Берлине, Праге. В Белграде главной организующей силой кружка стала семья Зёрновых. Софья Михайловна в 1923 году принимала участие в работе первого организационного съезда РСХД в местечке Пшеров в Чехословакии.

В 1925 году Софья вместе с братом Николаем, ставшим секретарём РСХД в Белграде, приехали в Париж по делам Движения, да так там и остались. Из воспоминаний Николая Зёрнова: «Наши скромные студенческие стипендии, обещанные нам всего на год, требовали строгой экономии. Мы сняли маленькую квартирку в Латинском квартале…и закрутились в новой для нас, напряженной жизни. Посещения кружков, встречи с людьми, переписка с руководителями Движения в других странах Европы, всевозможные организационные собрания брали все наше время. Но энергии у нас обоих было много и мы успевали осматривать Париж и ходить на лекции в Сорбонне, и заниматься иностранными языками. Питались мы в дешевых студенческих столовых, где можно было есть хлеб без ограничения. Весь день на ногах, мы приходили домой поздно ночью, чтобы с утра снова начать нашу деятельность. Мы старались не пропускать церковных служб и, из-за больших парижских расстояний, на это уходило много сил».

Софья с Николаем подыскали для семьи недорогую квартиру на улице Вожирар, где семья прожила впоследствии 45 лет. В 1926 году в Париж перебрались их родители. Сестра Мария и брат Владимир переехали, как только окончили университет в Белграде.

Михаил Степанович быстро обзавёлся медицинской практикой среди русских эмигрантов и возглавил благотворительное общество Московское Землячество, основанное в 1922 году. Им была разработана система стипендий, пособий, пенсий, ссуд для нуждающихся эмигрантов, основан фонд в честь 175-летия Московского университета, создано 16 именных стипендий в память выдающихся русских учёных, писателей и общественных деятелей. Последние годы жизни он также состоял товарищем председателя Общества русских врачей им. И. Мечникова в Париже. Его ближайшей помощницей во всех общественных делах была, как всегда, Софья Александровна. Умер Михаил Степанович на 82-м году жизни от разрыва сердца, его похороны на Медонском кладбище проходили при большом стечении народа, пришедшего почтить память выдающегося русского врача и общественного деятеля.

Николай Зёрнов в своих воспоминаниях написал об отце: «Всюду, где бы он ни был, в России или в изгнании, он сразу же начинал работать для общей пользы. Старался объединить людей для помощи нуждающимся. Он не искал ни личных выгод, ни признания своих заслуг. Его вдохновляла сама цель. Он был счастлив, когда добро побеждало зло, когда невежество, инерция и тупость были преодолены дружными усилиями».

Сам Михаил Степанович в своих воспоминаниях провозгласил: «Высшая заповедь Христа – возлюби ближнего, как самого себя – открывает нам дорогу, осыпанную часто терниями, но, в конце концов, приводящую нас к полному, высокому моральному удовлетворению, которое и есть человеческое счастие».

Софья Михайловна Зёрнова в 1926 году стала генеральным секретарём РСХД и пребывала в этой должности до 1931 года. Она много ездила по странам Европы, бывала в Прибалтике и США. После своего первого посещения Прибалтики она написала: «Поздно вечером уезжала обратно в Париж, и казалось, что от соприкосновенья с этой русской молодежью рождались новые силы и надежды на наше русское будущее».

С РСХД тесно связано известное парижское издательство «YMCA-Press», выпустившее массу книг, сыгравших значительную роль в духовном становлении Русского Зарубежья и современной России. С 1928 г. издаётся журнал «Вестник Русского студенческого христианского движения» (позднее – «Вестник Русского христианского движения»), первым редактором которого стал Николай Михайлович Зёрнов, бывший в 1925-32 гг. секретарём РСХД в Белграде и Париже.

С 1932 по 1934 гг. Софья Зернова заведовала «Бюро по приисканию труда для русских» при Российском общевоинском союзе. Здесь особенно ярко проявились не только её организаторские способности, но и настоящее призвание в самом широком и полном смысле этого слова - милосердие.

В 1935 году она основала «Центр помощи русским в эмиграции»– организацию, сыгравшую огромную роль в судьбах «старой» и «новой» эмиграции русских во Франции, и была генеральным секретарём Центра до 1969 года.

Из воспоминаний Николая Зёрнова: «В 1931 году Соня перестала быть секретарем Движения и переключилась на другую общественную деятельность по приисканию труда для русских беженцев. Во Франции в тридцатых годах началась безработица, и в первую очередь лишались заработка русские. Благодаря ее энергии и умению завоевывать доверие в самых различных кругах, включая французскую администрацию, моей сестре удавалось устраивать на работу очень многих русских, а также выхлопатывать им нужные документы, что было иногда сделать труднее, чем что-либо иное. В самое тяжелое положение попадали те русские, которые за какие-нибудь часто незначительные провинности, получали приказ выехать из Франции. Другие иностранцы могли вернуться в свою страну, но русским беженцем некуда было ехать. Полиция отправляла их в соседние страны, но там их не принимали и они были принуждены возвращаться во Францию. Тут их ждала тюрьма в наказание за незаконный переход границы, а затем новая высылка. Эти люди оказывались в безвыходном положении, кочуя из одной тюрьмы в другую. Моей сестре удалось спасти многих из них и дать им возможность вернуться к нормальной жизни. Это была напряженная работа, часто вся судьба человека зависела от успеха в хлопотах сестры».

Николай Михайлович Зёрнов в 1927 году женился на Милице Владимировне Лавровой (1899-1994). Осенью 1929 года они уехали на всю зиму в Англию, где Николай Михайлович учился в Оксфорде. В 1932 году он получил Докторскую степень по философии Оксфордского университета. Его супруга принимала активное участие в РСХД, являясь секретарём организации. В 1932 году окончила медицинский факультет в Париже и в 1938 зубоврачебный факультет в Лондоне. В 1935 году супруги окончательно поселились в Англии, и через год получили британское подданство.

Николай Михайлович с 1932 по 1947 гг. активно работал в Братстве Св. Албания и Преп. Сергия в Лондоне – обществе, созданном для взаимного обмена информацией православных и англикан. С 1947 года он стал профессором Оксфордского университета. Его лекторская деятельность была чрезвычайно активной как в Англии, так и в США, где он преподавал православную восточную культуру. В течение года он возглавлял христианский колледж в Транакоре в Южной Индии (1953-54). В своём просветительстве Н.М. Зёрнов не только стремился объяснить суть православия, но и работал над достижением взаимопонимания между христианами разных концессий. Миссионерских духом пропитаны все его научные труды: «Москва- третий Рим» (Лондон, 1937), «Церковь восточных христиан» (Лондон, 1942), «Вселенская церковь и русское православие» (Париж, 1952), «Русское религиозное возрождение XX века» (Лондон, 1963) и др.

В 1959 году Николай Михайлович организовал и возглавил в Оксфорде православный центр – Дом Св. Григория и Св. Макрины. В 1967 году возглавил Пушкинский клуб в Лондоне.

Его супруга Милица Владимировна, имея врачебную практику в лондонских госпиталях, занималась иконописью и богословием. Вместе с мужем она активно занималась и общественной деятельностью. Милица Владимировна заведовала домом св. Василия в Лондоне и св. Григория в Оксфорде.

Младшая сестра Софьи Михайловны Мария, также активная участница РСХД, в 1929 году вышла замуж за юриста Густава Густавовича Кульманна (1894-1961). Сначала они поселились в Дрездене. В 1931 году Кульманн получил пост секретаря Лиги Наций, и супруги обосновались в Женеве. В 1933 году у них родился сын Михаил.

Мария Михайловна явилась основательницей Пушкинского клуба в Лондоне, прослужив на посту председателя Клуба с 1954 по 1964 год.

Владимир Михайлович Зёрнов в 1935 году после вторичной сдачи медицинских экзаменов получил право врачебной практики во Франции. Работал ассистентом в Пастеровском Институте в Париже с 1927 по 1945 год. После войны покинул Пастеровский институт и всецело отдался практике. В 1947 году женился на Розмари Баумли. В 1948 у супругов родился сын Николай. Владимир Михайлович внёс свою лепту в медицину и как учёный, и как практикующий врач. Он лечил многих русских эмигрантов. На его руках скончался великий русский писатель Иван Алексеевич Бунин (1870-1953). После выхода на пенсию Владимир Михайлович переехал жить в Швейцарию.

Софья Михайловна Зёрнова, занимаясь общественной деятельностью, тесно контактировала со своей семьёй. Из воспоминаний Николая Зёрнова: «Когда моя младшая сестра поселилась с мужем в Женеве, они обе (Софья и Мария) стали организовывать бесплатные каникулы для нуждающихся детей…Старшая сестра составляла списки бедных семейств в Париже, младшая находила для детей подходящие места…Для детей поездки в Швейцарию были не только летним отдыхом, но также и встречей с добросердечными людьми, окружавшими их лаской и заботой. Многие из этих детей никогда не выезжали из Парижа и не жили на лоне природы. Число посылаемых детей быстро росло: в 1935 году было послано 50 детей, в 1936 – 130, а в 1939 – 600.

Более взрослую молодёжь сестра отправляла в Англию…Усовершенствование в знании языка было для них существенной помощью в их работе».

Работа Софьи Михайловны с детьми, принявшая значительные размеры в предвоенные годы, побудила её организовать в парижском районе собственный Детский Дом. Острая потребность в нём обнаружилась с самого начала второй мировой войны. Сначала этот дом разместился в Вильмуассоне.

Из воспоминаний С.М. Зёрновой (1939 г.): «Война объявлена. Не хочется останавливаться на этой мысли. Война – безумие и ужас. Но теперь отступления нет. Все дни проходят в хлопотах и в заботах о детях. Париж ждёт газовой атаки. Всем французам выдают противогазовые маски. Для русских их не хватило. В нашем бюро мы решили мастерить их сами. Это и бессмысленно и смешно, но русские довольны. Достаем марлю, какой-то уголь, шьем, раздаем. С утра до вечера приходят люди, выслушиваю повести о человеческом горе. Каждому хочется пожаловаться, рассказать о своих несчастьях, и он ждет, чтобы его выслушали и помогли.

Но больше всего меня заботят дети.

Издан приказ – эвакуировать всех детей из парижской зоны. В мэриях и коммунальных школах устроены центры эвакуации. Ко мне приходят матери. Их мужей берут во французскую армию, а для детей места нет.

В Париже паника. Все стараются покинуть город. К вокзалам невозможно подойти. Люди ночуют на улице в ожидании поезда. Автомобили и такси на вес золота. Как быть? Куда эвакуировать детей? Детские приюты Земгора и Красного Креста закрылись, они не хотят нести ответственность за детей во время войны…Мы с Катей Меньшиковой звонили кн. Мещерской в ее старческий дом. Она согласна уплотнить стариков и освободить для детей дом в Вильмуасоне. Послали заметку в газеты «Возрождение» и «Последние Новости», просим русских шоферов такси помочь нам вывезти детей.

Перед Бюро длинный ряд машин. Погружаем туда детей и отправляемся в Вильмуасон. Так приятно видеть лица русских шоферов и знать, что они сразу откликнулись на наш зов. А в эти дни они могли бы заработать тысячи. Это все офицеры Белой Армии. В Вильмуасоне разместили детей на полу на матрасах, (кроватей нет), но родители счастливы, что «спасли их детей от газовой атаки». Кн. Мещерская присылает еду из старческого дома…

Просыпаюсь утром с тоскою и холодом в сердце. Потом все до конца отдаю Богу. Произносишь уставную молитву, а где-то в глубине другой голос просит молиться о тех, кого любишь».

В 1954 году Детский дом из Вильмуассона был переведён в приобретённое Центром поместье в Монжероне. В этом образцовом приюте воспитывались около 100 человек детей. По достижении школьного возраста воспитанники Детского дома посещали французские учебные заведения, пользуясь в стенах дома, где они жили, кроме обстановки заботливой семьи, уроками, позволяющими им не терять связи с русской культурой. Они воспитывались в духе православия, изучали Закон Божий, участвовали в богослужениях в созданном стараниями Софьи Михайловны храме (церковь Св. Серафима Саровского в Монжероне), возведённом в 1961 году.

Известный русский писатель В.А. Солоухин (1924-1997) в своих воспоминаниях написал по поводу судьбы Детского дома в Монжероне: «…после смерти Софьи Михайловны замок, путем промежуточных операций, чтобы не сказать – махинаций, оказался в руках подсоветского диссидента, художника Глезера. Детишек, конечно, выгнали, и теперь в замке устраиваются выставки абстрактной живописи. Бедная Софья Михайловна!)».

После освобождения Франции от немецкой оккупации Софья Михайловна с присущей ей энергией занималась освобождением незаслуженно арестованных русских эмигрантов и спасала от насильственной репатриации советских подданных, оказавшихся в результате военных действий на французской территории, за которыми охотился НКВД. С 1948 по 1951 гг. она работала Секретарём Международной организации помощи беженцам (IRO).

В последние годы Софье Михайловне пришлось много страдать физически. В 1959 году у неё обнаружили рак, и ей была сделана операция. В 1966 году по дороге в Монжерон она попала в автомобильную катастрофу и получила перелом ноги. Далее у неё отказала левая рука, но она продолжала свою деятельность.

Солоухин, часто бывая в 1960-е гг. за границей, познакомился с С.М. Зёрновой и в своих воспоминаниях оставил нам её образ того времени: «Софья Михайловна – высокая, худощавая, седая, с очень зачесанными, как бы прилизанными, волосами женщина к семидесяти годам. На руке массивный платиновый браслет, который она никогда не снимает. Правая рука постоянно, уже машинально, потирает левое плечо, которое ноет, болит. Тонкое, некогда, должно быть прекрасное лицо, голубые глаза…». Софья Зёрнова и Владимир Солоухин стали настоящими друзьями.

В 1969 году у Софьи Михайловны случился инсульт, поразивший правую сторону, после чего работать она уже не смогла. С осени 1971 года здоровье её стало резко ухудшаться. Три последних месяца своей жизни она провела в парижском госпитале Кошен. Умерла 18 января 1972 года.

Отпевание состоялось в соборе Александра Невского. На похороны собралось более 500 человек, в том числе воспитанники её приюта. Говоря словами Николая Михайловича Зёрнова: «Русский Париж с теплой благодарностью проводил на вечный покой Софью Михайловну Зернову, так всецело и бескорыстно отдававшую себя на служение другим».

Эту статью мне хочется закончить очень человеческими стихами Софьи Зёрновой – нашей соотечественницы с истинно русской душой, которой мы вправе гордиться:

Я мечтала в детстве

Стать рисовальщиком

Печатлеть для вечности

Красоту земли.

Это не исполнилось

Это все фантастика…

Только и осталось мне

Что писать стихи…

Но я бесталанная,

Я не ваша братия,

С умными поэтами

Мне не по пути.

Я тропинкой узкою

В гору очень трудную

С ношею тяжелою

Так хочу взойти.

Спотыкнусь наверное,

Не взберусь без помощи,

Потому что горы те

Очень высоки.

Может быть поможете?

Люди – моя братия

Очень было б дорого

Помощь мне найти…

А взамен готова я

По старинно русскому

Низко поклониться вам

До сырой земли.

Если прегрешила я

Если чем обидела –

Каждому в отдельности

Говорю прости.

Список использованной литературы:


  1. За рубежом. Белград-Париж-Оксфорд. Хроника семьи Зерновых. Париж, 1973

  2. М.Н. Энден. С.М. Зернова. Новый журнал. Кн. 106. Нью Йорк, 1972

  3. В. Солоухин. Чаша. М., 2007






Похожие:

Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconСофья Васильевна Ковалевская
Детство свое Софья Ковалевская провела в селе Палибино, Витебской губернии, в имении своего отца. Софья стала брать уроки у известного...
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconПрограмма «Фонд образовательных инноваций»
Высоковский Александр Аркадьевич, Гаврилова Софья Алексеевна, Высшая Школа Урбанистики
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа icon-
Заповедь соблюдения поста есть первая заповедь, полученная человеком по сотворении его
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconЗаповедь Божия «Не укради!»
Подвести воспитанников к самостоятельной формулировке выводов о том, как надо жить, чтобы не нарушать эту Заповедь
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconИстория и значение имени софья
История и значение имени софья имя Софья (стар. София) древнегреческого происхождения, означает мудрость, премудрость, мудрая
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconИз истории Коложи
Глеб в своей жизни целиком воплотили заповедь Христа-Спасителя: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих"...
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconЛекция четырнадцатая. Пророчества в Ветхом Завете о страданиях Иисуса Христа Вход Господень в Иерусалим. Предательство. Тайная Вечеря. Цена предательства Христа. Против Христа будут выдвигать ложные обвинения
Крестные страдания Христа. Предсказание о знамениях при Кресте. Грудь Христа будет пронзена. Ветхозаветные пророчества о распятии....
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconГ. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
Ксении. Тем более это относится к женщинам, а их большинство, которые не стояли на политическом Олимпе истории, но тем не менее попали...
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconХрам христа спасителя
Христа Спасителя, в апреле 1996 года, Общественный наблюдательный совет по воссозданию храма, с целью сохранения и постоянного экспонирования...
Софья Михайловна Зёрнова Высшая заповедь Христа iconВысшая школа юриспруденции Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ниу вшэ)
Высшая школа юриспруденции Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ниу вшэ) (Учредитель: Правительство...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org