Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты



страница3/36
Дата17.05.2013
Размер5.34 Mb.
ТипИсследование
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Общества воинствующих материалистов (ОВМ). 9 июня 1924 года для этой цели было организовано собрание членов-учредителей, которыми были: Г.К. Баммель, Н.И. Бухарин, В.А. Ваганян, Б.И. Горев, А.М. Деборин, Н.А. Кареев, С.С. Кривцов, В.И. Невский, И.Е. Орлов, И.М. Покровский, Д.Б. Рязанов, В.К. Сережников, И.Н. Стуков, А.К. Тимирязев, А.Я. Троицкий, А.Д. Удальцов. Задача общества состояла в разработке основ диалектического материализма. Прием членов был относительно свободным, особенно приветствовалось вхождение естественников.

Власть четко определила, что она хочет видеть в работе философов, и в каком направлении им целесообразно двигаться, и создала условия для осуществления поставленных задач. Каким же был ответ со стороны философского сообщества, насколько полно оно реализовало «государственный заказ»?
О
Дискуссии в философском сообществе в 20-е годы

твет на этот вопрос можно найти в своеобразном теоретико-идеологическом отчете Г.К. Баммеля «На философском фронте после Октября» (М., 1929), который был активным участником описанных дискуссий со стороны М.А. Деборина, членом Общества воинствующих материалистов, действительным членом Института философии. Г.К. Баммель выделил следующие особенности развития философии после революции, отметив, что всё десятилетие происходила борьба с разными уклонами внутри марксизма, ревизионистскими течениями; линии разногласий и борьбы передвигались в зависимости от практических задач данного этапа революции; все ревизионистские учения, в борьбе с которыми шло развитие марксистской философии, выступали как уклоны «слева», не решаясь открыто выступить с ревизионистской платформой. Появление ревизионистских отклонений он объяснял тем, что марксизм стал государственной, официальной теорией:

«…после взятия власти пролетариатом и провозглашения философии материализма государственной идеологией, идеализм, во всех и всяческих видах, не может проникнуть в наши ряды открыто, не может выступить откровенно, ибо такой идеализм было бы легко разоблачить, заклеймить, а то еще проще – и заставить замолчать. Вот почему идейным противникам ортодоксального, революционного марксизма необходимо прибегать к материалистической, революционной «маскировке», к «левой» фразе» [Баммель. 1929. С. 13].

Г.К. Баммель выделил следующие вехи расцвета ревизионизма. Первая волна олицетворена А.А. Богдановым и его «Пролеткультом» (1918-1920) с призывом «немедленного социализма в области культуры».

«Пролеткультовская «философия» рассчитывала фразами о «пролетарской науке», о «пролетарской философии» и пр. замазать её расхождения с марксизмом. Свои отступления от основных воззрений марксистской философии она пыталась прикрывать её извращением, её ревизией в угоду реакционным буржуазным течениям» [Баммель. 1929. С. 17].

В ноябре 1918 года А.А.
Богданов выступил с проектом создания «Пролеткульта», основой которого была идея об использовании буржуазной культуры через противопоставление ей пролетарской культуры в народных массах, создании пролетарской философии. Программа «Пролеткульта» предполагала «немедленный приступ к созданию и выработке пролетарской культуры», созданию организационных форм для этой борьбы; новая форма рабочего движения основывалась на самостоятельном творчестве пролетариата. Из-за давних противостояний с А.А. Богдановым В.И. Ленин отрицательно отнесся к идее пролетарской философии, полагая, что «под этим псевдонимом скрывается махизм, т. е. «защита философского идеализма». А.А. Богданову инкриминировали: во-первых, чрезмерное «полевение», так как не было необходимости создания какой-то другой пролетарской идеологии кроме философии диалектического материализма; во-вторых, чрезмерное выпячивание роли идеологии в общественной жизни.

«В разгар ожесточенной гражданской войны, когда некогда было думать о вопросах мировоззрения, этот крайний «идеологизм» по форме несомненно мог претендовать на «революционность»… А на деле оказалось, что они своей теорией идеологии вырывали из рук пролетариата острый меч марксистского анализа, рассекающего общество по линиям классов и партий» [Баммель. 1929. С. 17].

Эта критика закрыла для А.А. Богданова возможность политической деятельности, поэтому он с 1921 года целиком отдался научному творчеству: работал в КомАкадемии, проводил социологические исследования, внес вклад в развитие геронтологии.

Вторая волна расцвета «ревизионизма» – мининщина. С.К. Минин в 1922 году опубликовал статью «Философию за борт!», в которой утверждал, что не надо строить никакой философии марксизма, философии пролетариата, так как их время прошло, а наступило время науки, которая вытесняет философию из головы пролетариата.

«Оборудуя и достраивая наш научный корабль, позаботимся в первую очередь с капитанского мостика вслед за религией без остатка вышвырнуть за борт и философию» [Минин. 1922. С. 127].

Ложность такого радикализма пришлось доказывать редакторам журнала «Под знаменем марксизма». В.А. Ваганян поместил ответ «Философию за борт?», в котором критикует рассуждения С.К. Минина о том, что пролетариат опирается исключительно на науку:

«Конечно, пролетариат опирается на науку, всё его мировоззрение насквозь научно, но разве это исключает то, что пролетариат имеет свою философию, которая тоже отличается от философии буржуазии именно своей научностью? Ведь отличительная особенность материализма в том именно и состоит, что его выводы не противоречат выводам науки. Наука, в свою очередь, лишь укрепляет философский материализм каждодневно своими головокружительными успехами» [Румий. 1922. С. 128].

Вызывает возмущение В.А. Ваганяна (писавшего под псевдонимом Румий) утверждение С.К. Минина, что наука монистична, а философия всегда дуалистична:

«Тут просто игра словами и спор о словах. Если тов. Минину угодно материализм Маркса и Энгельса, который отличается несо­мненным монизмом и носит название «философии марксизма» или «пролетарской философии», назвать наукой и противопоставить её философии, т. е. фактически идеалистической философии, то, ко­нечно, его никто за эту шаловливую игру не высечет, но и хвалить никто не станет, ибо ни Маркс, ни Энгельс так скоро не уступали своим противникам своих предшественников и учителей. На самом деле, отбросить за борт французских материалистов на том основа­нии, что они «философы» и не придерживались или не знали диа­лектики Гегеля (жившего и писавшего уже в XIX в.), – это значит в лучшем случае уподобиться Ивану, не помнящему родства. Мировоз­зрение Маркса и Энгельса многим обязано не только французским материалистам XVIII в., но и Спинозе, не говоря уже о Гегеле и Фей­ербахе, непосредственными учениками коих они были. Но эти фило­софии целыми кусками вошли, как составные части, в то мировоззре­ние Маркса, которое тов. Минин хочет всемерно перекрестить в «науку». Как вы, тов. Минин, ни старайтесь, ваша монистическая «наука» на три четверти состоит из «философии» таких презренных «дуалистов», как Спиноза, материалисты XVIII в., Гегель, Фейер­бах...» [Румий. 1922. С. 128].

Г.К. Баммель, оценивая дискуссию 1922 года, отмечает, что отчасти понять причины выступления С.К. Минина можно, так как это было реакцией на распространившийся в науке идеализм и оживление контрреволюции. Но В.И. Ленин в своей философской программе не ставил перед коммунистами требования отказа от философии, а советовал привлекать к совместной работе всех сторонников решительной и последовательной борьбы с философской реакцией. В.И. Ленин призывал не забывать задачи распространения и разработки марксистской философии, разоблачения связи между классовыми интересами буржуазии и модными философскими направлениями. Перед марксистской теорией была поставлена задача на фактах истории философии показать связь между классовыми интересами буржуазии и её идеологией, на фактах исторического развития естествознания доказать ленинскую мысль, что без философских выводов естественным наукам не обойтись, что философское обоснование должно быть диалектическим материализмом. В.И. Ленин ставил задачу изучения и разработки теории диалектики, а это означало, что в борьбе с философской реакцией необходимо было знание классического немецкого идеализма. Перед этими задачами «часть товарищей растерялась»:

«Этим товарищам показалось куда проще объявить войну философии вообще, чем возиться с какой-то философией. Позиция этих товарищей состояла из следующего хода мыслей: говорить о какой-то марксистской философии – значит подавать руку буржуазным философам» [Баммель. 1929. С. 32].

Третья волна ревизионизма – не менее опасное явление, по Г.К. Баммелю, – психологизация исторического материализма и отрицание идеологии, что сделали М.А. Рейснер, А. Варьяш. На самом деле они выступили в контексте дискуссии об идеологии, которую инициировал В.В. Адоратский, опубликовав в 1922 году статью «Об идеологии» в журнале «Под знаменем марксизма». В то время как Г.К. Баммель писал свою работу, В.В. Адоратский был заместителем заведующего Центральным научным управлением, членом президиума Истпарта, заместителем директора Института Ленина, и в дискуссии между механицистами и диалектиками активного участия не принимал. Поэтому Г.К. Баммель «забывает» о его участии в дискуссии и о том, что спор не был решен в пользу его позиции. В.В. Адоратский доказывал внутреннюю противоречивость идеологии, ссылаясь на Маркса и Энгельса. Идеологию составляют те мысли, которые оторвались от связи с материальной действительностью, утеряли сознание этих связей и отражают действительность неправильно. Поэтому любая идеология вредна. Высшая идеология – это философия, которая подготовила всё для собственного отрицания, для уничтожения:

«Метод диалектического материализма, открытый и так блестяще примененный Марксом, ликвидирует идеологическое воззрение, идеологичность мышления окончательно и без остатка. Он означает радикальнейшую революцию в области мышления… Метод диалектического материализма как раз и представляет из себя «тот аппарат», который разрешает идеологическую аберрацию и делает возможным настоящее научное теоретическое мировоззрение. Это научное познание должно основываться на основательном и добросовестном изучении фактов действительности» [Адоратский. 1922. С. 209].

В этом же номере была напечатана статья В.А. Ваганяна (под псевдонимом В. Румий) «Аз – Буки – Веди», в которой он критиковал позицию В.В. Адоратского. В «Вестнике Социалистической Академии» И. Разумовский напечатал статью в поддержку концепции В.В. Адоратского. Он взял под сомнение утверждение, что идеология отражает интересы определенного класса.

Подводя психологическое обоснование под понятие идеологии, М.А. Рейснер писал, что теория исторического материализма исходит в своем определении общественного процесса из понятия производительных сил, производственных процессов и производственных отношений. Человек творит не только руками, но и нервно-мозговым аппаратом. На основе роста производительных сил мозг создает производственные отношения так же как и идеи, которые отражают эти отношения. Идеология – это продукт мозговой деятельности.

А. Варьяш в учение об идеологии вводит новый аспект, сопоставляя идею Маркса о бессознательном с учением З. Фрейда. Душевная жизнь полна переживаниями не только сознательными, но и не доходящими до сознания. Они порождают бессознательные истоки идеологии, так как человек принадлежит к определенному классу и впитывает его переживания зачастую бессознательно. Концепцию А. Варьяша Г.К. Баммель называет – «фрейдистским извращением», недооценивающим методологическую роль марксизма.

«В глазах тов. Варьяша дело обстоит так, что учение Маркса и Энгельса, само по себе недостаточно для разрешения той бесконечно сложной и новой группы вопросов, которые вновь и вновь встают перед всяким, кто пытается применить к конкретной отрасли знания метод исторического материализма. Такие понятия, как «базис» и «надстройка», «бытие» и «сознание», недостаточно развиты, если не выходить за рамки общих предпосылок исторического материализма. Они имеют не методологическое значение, как руководящие принципы всякого исследования по социальной психологии, а значение объектов, еще не познанных, еще подлежащих научному исследованию. Другими словами, в категориях «бытия» и «сознания» в теории исторического материализма мы имеем только первый шаг к психологическому исследованию, в них намечен лишь объект исследования, а не метод его. Теория исторического материализма должна уступить место психологии, чтобы взаимоотношения «базиса» и «надстройки» получили полное освещение. Вот как смотрели эти товарищи на материализм. Логика «психологических изысканий» этих товарищей была такова, что развиваемая ими теория идеологии, строго говоря, имела только один смысл – отрицание исторического материализма, как особой, несводимой к существующим историческим наукам, методологической теории» [Баммель. 1929. С. 59-60].

Четвертая волна ревизионизма – енчменизм. В 1923 году Э.С. Енчмен опубликовал книгу «Теория новой биологии и марксизм», в которой объявил науку и философию эксплуататорской выдумкой. Он критиковал за ученичество попытки исторического анализа марксизма в философии и представление марксизма как философского мировоззрения – «исторического материализма».

Он заявлял, что

«…обычная для марксистской философской литературы, явно эксплуататорская трактовка вопросов о материальном и духовном, об идеализме, материализме, психологии и т. д. потеряет и относительно революционное значение и начнет играть реакционную роль»
[Енчмен. 1923. С. 71].

Свою теорию новой биологии он рассматривал как «прямое и неизбежное развитие подлинного, ортодоксального марксизма». В основу новой эволюционной теории исторической физиологии он положил ликвидацию психологии и поставил задачу естественно-научного изучения социальных явлений в противоположность традиционно-психологическому подходу и полное научное обобщение биологических явлений с явлениями социальными. Существуют только слова, а слова – это цепи органических движений, рефлексов. Психики нет, она есть выдумка эксплуататоров, обман народа. Социологию также надо устранить, так как нет чисто социальных явлений.

С резкой критикой Э.С. Енчмена выступил Н.И. Бухарин, который был обеспокоен опасностью пользовавшегося популярностью учения и появлением идейной оппозиции в партии. Он заявил, что в решении всех задач и проблем «…мы руководствуемся и будем руководствоваться испытанным методом – методом марксизма», но Э.С. Енчмену «партийный закон не писан». Н.И. Бухарин, не скупясь на определения, называл позицию Э.С. Енчмена – самовлюбленным паясничаньем, бредовой манией величия, антипролетарским индивидуализмом. Выражая презрение к идеям Э.С. Енчмена, он всё-таки весьма подробно анализирует логические корни «теории» и её антиматериализм.

«Непосредственными источниками «бесконечно гениальных» откровений блаженного Эммануила являются писания эмпириокритиков, позитивистов и неокантианцев, т. е. на 90% чистых идеалистов, буржуазных до мозга костей» [Бухарин. 1924. С. 133].

Н.А. Бухарин обвиняет Э.С. Енчмена в отходе от ортодоксального марксизма и его материалистической основы, в непонимании материализма и элементарной безграмотности в отношении марксизма.

«Теория Енчмена уже по одному тому не может быть пролетарской или даже близкой пролетариату, что она индивидуалистична. Это свойство органически противоречит пролетарской психологии и идеологии. Индивидуализм есть вернейший признак антипролетарского характера разбираемого «учения»… Смесь вульгарного «материализма» с идеалистической сущностью является коренной чертой енчменовского учения. Ядро его – насквозь идеалистично. Он даже кокетничает с религией, и притом с религией, господствующей в «великих державах». Но в то же время, как мы определили выше, «материалистически озорничает». По существу, его «философия» идеалистична, поскольку она исходит из единственной психической монады, самого Енчмена; с этим психологически и логически связан и метод «прорывов», т. е., по сути дела, интуитивных мистических озарений и мессиански-хилиастический бред, т. е. попытка перевести научный коммунизм в лучшем случае на язык братьев Маккавеев, масонских лож или российских хлыстов» [Бухарин. 1924. С. 136].

Таким образом, енчменизм был осужден за нигилизм, вульгаризацию марксизма. А. Столяров через шесть лет приводил в качестве вредного примера вульгарного упрощенчества учение Енчмена:

«Енчмен грубейший позитивист и эмпирик. Ничего мудреного здесь нет. Крайности постоянно сходятся. «Оригинальные мыслители никогда не делают абсурдных выводов», – говорил Маркс. Зато их часто делают оригинальничающие карлики» [Столяров. 1930. С. 19].

Причина такого внимания к незначительному в концептуальном отношении учению – в той популярности среди партийной молодежи, которое оно имело.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Похожие:

Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЯзык «живой архаики» в философии Серебряного века
«АнтропоТопос» при финансовой поддержке Гранта Президента Российской Федерации. Проект № мк-581. 2007. 6
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconУправление учебными заведениями западной сибири до учреждения учебного округа (1803-1885 гг.) Сеченова Анастасия Александровна
Работа выполнена при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых. Свидетельство...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconНеобратимость трансформаций
Научное издание. Осуществлено благодаря финансовой поддержке Гранта рффи 10-06-06840-моб г Организация и проведение международной...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconТерроризм на Святой Земле
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2007 года Научного Фонда гу-вшэ (№ гранта 07-01-84)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЧеченский терроризм. Взлет и падение
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2007 года Научного Фонда гу-вшэ (№ гранта 07-01-84)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЭто издание осуществлено при поддержке Шведского Института и Посольства Швеции в России
Это издание осуществлено при поддержке Шведского Института и Посольства Швеции в России Перевод со шведского А
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconСимвол и сознание
Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconПроизведения в российском и иностранном авторском праве а. В. Кашанин
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта Научного фонда гу вшэ (N гранта 06-01-0095), а также информационной...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconИздание осуществлено при финансовой поддержке
Всеармянского благотворительного фонда развития людских ресурсов «Пюник» («Феникс»)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconФилософия XX века
Издание осуществлено в рамках программы "Пушкин" при поддержке Министерства иностранных дел Франции
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org