Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты



страница8/36
Дата17.05.2013
Размер5.34 Mb.
ТипИсследование
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36
Послевоенное оживление философской жизни
1947-1949 годов


реди философов ощущалось, как и во всем обществе, поствоенное желание обновления. В течение 1946 года наблюдалась активизация научной жизни. Сектор философии естествознания, созданный по инициативе Б.М. Кедрова, ставил целью осуществить новую концепцию философской работы, включив в неё известных физиков, химиков, биологов. Значительным достижением советской общественной науки обещала стать новая Программа ВКП (б), проект которой был подготовлен П.Н. Федосеевым, М.Б. Митиным, Д.Т. Шепиловым. В 1947 году предполагалось созвать Всесоюзное философское совещание [АРАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 230. Л. 36-37], где, наряду с вопросами истории западноевропейской и русской философии, готовилось обсуждение перспектив логики, психологии и социологии, новых идей в философии естествознания. С целью перестройки жизни философского сообщества была организована дискуссия по поводу трехтомного учебника Г.Ф. Александрова «История западной философии» [Есаков. 1993. С. 83-106].

Поводом к этой дискуссии послужило письмо профессора Московского университета З.Я. Белицкого И.В. Сталину от 18 ноября 1946 года. Белицкий обвинил Александрова в том, что тот переиздал «с какими-то» улучшениями свою книгу 1939 года, не учитывая решения ЦК о третьем томе. Но главное обвинение сводится к академичности в трактовке истории философии, тогда как «идейно-политическая сторона» этой философии автора не интересует. Белицкий написал, что группа Александрова контролирует печать и академию, проводит и защищает «совершенно непригодные диссертации» (имелась в виду диссертация М.Т. Иовчука). Письмо Белицкого было разослано секретарям ЦК ВКП (б), и было принято решение провести в Институте философии обсуждение книги Александрова. Первое обсуждение книги состоялось в январе 1947 года в Институте философии АН СССР. Подготовка осуществлялась не академическими сотрудниками, а работниками аппарата ЦК партии. Январская дискуссия завершилась с «ничейным» результатом. В документе, направленном в ЦК ВКП (б), присутствовали как критические, так и положительные оценки книги. Решение повторить обсуждение было принято Сталиным исходя из каких-то тактических соображений. Новой дискуссией было поручено руководить самому члену Политбюро ЦК ВКП (б) А.А. Жданову. Было решено созвать всесоюзное совещание. Обсуждение книги происходило уже не в конференц-зале Института философии, как это было в январе, а в ЦК ВКП (б). Кроме Жданова, на дискуссии присутствовали секретари ЦК ВКП (б) А.А. Кузнецов и М.А. Суслов. Открывая дискуссию, А.А. Жданов сразу же заявил о необходимости вскрытия серьезных недостатков не только в учебнике Александрова, но и в положении дел на философском фронте. Дискуссия проходила 16-25 июня 1947 года. На этот раз тон обсуждения был очень резким. С обобщающим дискуссию докладом, текст которого лично редактировался И.В. Сталиным, выступил А.А. Жданов.
Было принято решение Секретариата ЦК ВКП (б) об издании стенографического отчета дискуссии по книге Александрова. Ради этого даже было принято положительное решение о создании специального академического журнала по философии.

В созданном журнале «Вопросы философии» в 1947 году были опубликованы стенограммы дискуссии, а также несколько статей, отличавшихся определенным «свободомыслием» (статьи И. Шмальгаузена «Представления о целом в современной биологии», М. Маркова «О природе физического знания», Б. Кедрова «Критические заметки») и реализацией призыва к самокритике (статья З. Каменского «К вопросу о традиции в русской материалистической философии XVIII-XIX веков»). Журнал, который родился из дискуссии, оказался слишком радикальным. Б.М. Кедров во втором номере за 1947 год опубликовал передовую «Наши задачи», в которой сформулировал, какие задачи, как он понял из общения с руководством, стоят перед философским сообществом. Эта статья и политика редколлегии почти сразу же подверглась жесткой критике как со стороны ЦК, так и элиты советского философского сообщества. Поэтому стоит подробнее остановиться на идеях, в ней высказанных.

Структурно передовая «Наши задачи» состояла из разделов «Некоторые итоги прошлой работы», «Научные задачи», «За больше­вистское воспитание философских кадров». В первом разделе в духе времени сообщалось, что итоги работы советских философов наглядно свидетельствуют о том, что важнейшим условием развития философской науки служит её неразрывная связь с практикой, с политикой. Основной причиной недостатков философской работы в отдельные периоды, как правило, являлся отрыв профессиональных философов от практической деятельности нашей партии, от практики классовой борьбы пролетариата за победу социализма. Для успешного участия в дальнейшем развитии марксистско-ленинской философии необходимо уметь ставить и правильно решать именно те философские вопросы, которые выдвигаются самой жизнью в связи с очередными задачами борьбы за победу социализма в нашей стране. Обращаясь к работникам теоретического фронта и указывая на проблемы, выдвигаемые новой практикой, товарищ Сталин ещё в 1929 году предупреждал: «Чтобы не отстать от практики, надо заняться теперь же разработкой всех этих проблем с точки зрения новой обстановки». В течение 30-х годов была проведена большая работа по пропаганде и популяризации диалектического и исторического материализма среди широких слоев советской интеллигенции. В этом была несомненная заслуга советских философов, которые основательно переворошили всё написанное меньшевиствующими идеалистами и механицистами и раскритиковали имевшие в то время хождение антимарксистские, враждебные «теорийки» в философии. Однако, вскрывая ошибки А.М. Деборина и его сторонников, советские философы ставили новые задачи лишь в общей форме. Отрыв философии от социалистического строительства на деле продолжал существовать. Ни одной крупной проблемы, связанной с задачами обобщения опыта социалистического строительства, работники философского фронта не сумели поставить и осветить должным образом.

«Теоретическое бесплодие многих философов проистекало из отсутствия у них чувства нового, из неуменья улавливать в окружающей жизни, ставить и конкретно разрабатывать вопросы, выдвигаемые практикой борьбы за победу социализма. Немалую роль сыграли отсутствие теоретической зрелости и недостаток знаний у некоторых руководящих философских работников» [Наши задачи. 1947. С. 5].

В передовой подчеркивается, что отрыв философской работы от политики, от практической деятельности партии и резкое отставание от жизни является основным источником недостатков на философском фронте. Это было вскрыто во время философской дискуссии 1947 года. ЦК ВКП (б) указал философам на коренную ошибку в их работе, которую они не сумели преодолеть, несмотря на сделанные им ранее указания.

В своём выступлении на дискуссии А.А. Жданов подчеркнул, как сильно отстаёт работа специалистов-философов от потребностей жизни, и как это неблагоприятно сказывается на развитии философской науки в СССР. «Положение складывается таким образом, что развитие философской мысли идёт в значительной мере помимо наших профессиональных философов» (А.А. Жданов).

Для того чтобы избежать грубых ошибок и провалов в работе, советские философы должны всегда вести свои исследования в неразрывной связи с практикой строительства коммунизма, с политикой партии. Чтобы соединить теорию и практику, необходимо соблюдать тесную связь между монографической (научно-исследова­тельской) и пропагандистской деятельностью.

Кроме того, философов предостерегают от ухода в историческую проблематику. Большинство более или менее крупных философских работ, выполненных за последние полтора десятилетия, относилось к области истории философии.

«Анализ итогов нашей философской работы ставит со всей остротой вопрос о необходимости направлять эту работу в основном на современную проблематику, о необходимости соблюдать правильную пропорцию между историко-философской и современной тематикой. Отрыв от практики в области философии, так же как и в области литературы и искусства, получил специфическое выражение в форме ухода философов в прошлое. В поисках более лёгких тем, из боязни взять на себя ответственность за постановку и тем более за решение новых философских вопросов, многие философы предпочли пойти по проторенным в истории философии дорожкам, вместо того, чтобы заниматься разработкой новых вопросов диалектического и исторического материализма, особенно вопросов, касающихся закономерностей развития советского общества. Тов. Жданов попал не в бровь, а в глаз некоторым нашим философам, когда сказал, что они не хотят из трусости браться за актуальные вопросы и удаляются в область прошлого, повёртывая тематику своих работ к спокойным и менее ответственным историческим темам» [Наши задачи. 1947. С. 7].

В качестве недостатков историко-философских исследований перечисляется: выполнение исследований в виде простого рассказа, эмпирического описания фактов без марксистского анализа и объяснения; компилирование и пересказ буржуазных источников. Задача состояла в нахождении правильной пропорции между историко-философской и современной тематикой, а также нахождении такого ракурса освещения истории философии, при котором «прошлое излагалось бы не в отрыве от актуальных задач сегодняшнего дня, а в неразрывной связи с ними».

Б.М. Кедров говорит о пережитках старого, буржуазного мировоззрения в работе философов. В силу этих пережитков философы подпадают под влияние некритически воспринятых ими философских систем прошлого. Вместо действительной борьбы за марксистско-ленинскую философию против старой, враждебной ей буржуазной философии получается искажение нашей философии, засорение её антимарксистскими положениями и установками. Причина этого – недостаточная вооруженность ленинским принципом партийности. В качестве примера приводится третий том «Истории философии» Александрова и первоначально положительная реакция на него большинства философов.

«Аполитизм, раболепие перед иностранщиной, отказ от проведения ленинского принципа партийности философии или неуменье проводить его на деле – таковы те коренные пороки, к которым прямой дорогой ведут ошибки наших философов, вскрытые на дискуссии 1947 года» [Наши задачи. 1947. С. 9].

Философов предостерегают от объективизма, как от основной опасности в современных условиях, стремления излагать мысли в квазинаучном стиле, спорить со «своими идейными противниками не боевым, большевистским языком, а с профессорски-вежливым расшаркиванием и восхвалением заслуг своего коллеги по профессии» [Наши задачи. 1947. С. 10]. Первостепенная задача советских философов – бороться с объективистским подходом в разработке философских вопросов.

И, наконец, философов призывают развернуть критику и самокритику на философском фронте, проверить состояние философской работы с точки зрения новых задач и выявить те силы, которые могут справиться с этими задачами.

В разделе «Научные задачи» были намечены перспективы исследовательской деятельности. Чтобы доказать нужность теоретических исследований, Б.М. Кедров подчеркивает их важность для правильной организации идеологической борьбы. Ведь первой задачей для философа является идеологическая борьба против «растленной, буржуазной идеологии, против реакционной философии». Чтобы поднять уровень идеологической борьбы, необходимо создавать труды по материалистической диалектике и историческому материализму. Эти труды должны систематизировать научные идеи, содержащиеся в произведениях Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина, должны обобщать новый исторический опыт классовой борьбы пролетариата и новейшие достижения естествознания и других наук. Плохо обстоит дело с разработкой трудов по историческому материализму. В области исторического материализма центральной задачей является систематическая, всесторонняя разработка теории советского общества. С разрешением этой центральной задачи в области исторического материализма связана разработка конкретных проблем и вопросов: о базисе социалистического общества, об антагонистическом противоречии между производительными силами и производственными отношениями при капитализме и о полном соответствии между ними при социализме; о роли советского государства при социализме и коммунизме, о его функциях, о фазах его развития, источниках силы и могущества; о характере советской демократии и её принципиальном отличии от буржуазной демократии; о взаимоотношении базиса и надстройки при капитализме и социализме, о соотношении экономики и политики, о науке как форме идеологии и как специфической форме производительных сил; о принципе партийности в идеологической работе, о связи идеологии с политикой при социализме, о политике большевистской партии как жизненной основе советского строя, в частности о связи морали, науки, литературы, философии, искусства, военной идеологии и т. д. с политикой; о роли коммунистического воспитания масс в строительстве коммунистического общества, в связи с чем встаёт задача обобщить практику нашей партии и государства по воспитанию народа в духе социализма, по борьбе с пережитками капитализма в сознании советских людей.

Проблематика диалектического материализма определяется тем, что он представляет собой научный метод и теорию, которыми пользуются работники всех отраслей советской науки. В результате разработки теории материалистической диалектики должно быть создано руководство, предназначенное для глубокого изучения диалектического материализма для овладения марксистским диалектическим методом, что необходимо как для целей познания окружающего нас мира и практического использования познанных закономерностей в наших интересах, так и в особенности для целей предвидения дальнейших путей общественно-исторического развития. Это руководство должно вооружить практиков строительства коммунизма знанием метода исследования и изменения мира.

В области истории философии центральной задачей определена систематическая разработка истории материалистической философии в её непримиримой борьбе с идеализмом. В связи с этим одной из самых важных задач названо создание трудов, во-первых, по истории марксистско-ленинской философии и, во-вторых, по истории русской философии, и, прежде всего, русской классической материалистической философии XIX века. В области истории философии перед советскими философами стоит общая задача – пересмотреть под углом зрения новой практики классовой борьбы и новых теоретических обобщений, сделанных Лениным и Сталиным, всё старое, все ложные немарксистские взгляды на историю философии и оценки отдельных её представителей. Особенно важно, подчеркивает Б.М. Кедров, окончательно выкорчевать антипатриотические тенденция недооценки роли и значения нашей отечественной философии. Из проблем, требующих решения, перечислены: проблема принципов периодизации истории философии, преемственности в развитии философской мысли, зависимости развития философии от борьбы классов, отражением которой является борьба партии в философии, соотношения национального и интернационального моментов в истории философии.

Последний раздел «За большевистское воспитание философских кадров», был посвящен проблеме подготовки кадров в свете вышеперечисленных задач. Новым было предложение специализации философов в области естественных или гуманитарных наук, чтобы избежать верхоглядства и поверхностности. Б.М. Кедров решился высказать именно революционную идею:

«Тот факт, что диалектика есть наука о наиболее общих законах развития, не только не отменяет, а, напротив, требует того, чтобы эти общие законы исследовались не вообще, а на конкретном общественно-историческом или естественно-научном материале, в котором они находят своё конкретное выражение. Игнорирование этого требования многими нашими профессиональными философами приводит к тому, что их мысль движется на холостом ходу и нередко сводится к пустым разгово­рам и бесплодным спорам» [Наши задачи. 1947. С. 22].

В условиях, когда высшее руководство, например академик М.Б. Митин, член-корреспондент П.Ф. Юдин не имели научных степеней, это было очень смелое предложение. Против них содержится прямой выпад, по существу, обвинение в профессиональной в некомпетентности:

«Было бы логично называть философом только того, кто уже опубликовал в печати свои философские работы. У нас же пока что философом часто авансом считается тот, кто не опубликовал почти ни единой строчки по философии. Среди наших философов числятся такие, которые вообще неспособны вести научную работу по философии и написать что-либо на философские темы. Таких «философов» немного, и о них вряд ли стоит сейчас говорить, хотя они и носят иногда академические звания… Почему, в самом деле, некоторые товарищи, считающие себя философами и носящие звания академиков, членов-корреспондентов, профессоров, докторов наук, в течение длительного времени не выступают в печати с серьёзными работами, не дают нашей стране нужных ей книг по философским вопросам? Неужели, например, не могли бы сделать этого академики А.М. Деборин и М.Б. Митин? Или, скажем, не могли бы этого сделать философы, выбранные членами-корреспондентами Академии наук СССР, например, тов. П.Н. Федосеев, который после защиты докторской диссертации ни разу не выступил в печати с серьёзным трудом по вопросам марксистско-ленинской философии? Почему не дают монографических трудов многие доктора философских наук, а также профессора, коим давно бы уже пора защищать докторские диссертации?» [Наши задачи. 1947. С. 22].

Б.М. Кедров прямо сообщает о новых критериях, на основании которых должна определяться профессиональная компетентность, право называться профессиональным философом. Не идеологические заслуги, не публицистические выступления, а научная, философская работа дает это право быть философом.

Кроме того, предлагалось организовывать и проводить дискуссии по философским вопросам. Научно-исследовательская работа невозможна без споров и диспутов. Условием подлинной научно-исследовательской работы является широкая устная и печатная критика и самокритика. Дискуссии должны удовлетворять двум условиям: они должны быть открытыми, чтобы каждый участник мог беспрепятственно высказать свою точку зрения по предмету, и продуктивными, чтобы в результате дискуссии можно было прийти к определенным выводам, которые двигали бы науку вперед.

Развита рекомендация А.А. Жданова о коллективной работе, уточнено, что она будет эффективна в том случае, если речь идет о написании учебников и энциклопедий. Еще целесообразно наладить контакт философов с работниками других специальностей для проведения комплексных исследований. Действительная научная разработка конкретных проблем исторического материализма невозможна без теснейшего контакта фило­софов с историками, экономистами, правовиками, литературоведами и искусствоведами.

При всей идеологической риторике в передовой поставлены действительно научные цели и ориентиры, но на самом деле молодые философы не поняли того, что хотела от них власть. Несмотря на поддержку А.А. Жданова, число противников из высокопоставленных философов и в партийной печати было так велико, что пришлось организовать дискуссию во втором номере журнала за 1947 год. Вначале редколлегии и её сторонникам удалось отстаивать свою позицию. Но неожиданная смерть А.А. Жданова и в целом изменение идеологической ситуации (власть окончательно приняла решение опираться на проверенные философские кадры и искоренить дух свободного поиска) привели к победе ортодоксов. Был отстранен от руководства журналом Б.М. Кедров и ответственный секретарь редакции И.А. Крывлев, уволен из Института философии З.А. Каменский, исключен из аспирантуры В.С. Библер.

Печальным итогом очередного прямого вмешательства власти в философскую дискуссию было не только очередное «похолодание», которое происходило на фоне разворачивания новой волны репрессий в жизни страны, но и искоренение возможности научной работы в области истории философии, которая до конца 50-х годов превратилась в одну из наиболее догматизированных областей философии. «Похолодание» в интеллектуальной жизни выразилось в серии кампаний 1946-1949 годов, направленных против «искусства для искусства» (1948), «реакционной лженауки» кибернетики и генетики (1948), новых направлений в физиологии (1948), идеалистического истолкования квантовой физики и теория относительности (1949), квантовой химии (1949-1951).
8
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36

Похожие:

Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЯзык «живой архаики» в философии Серебряного века
«АнтропоТопос» при финансовой поддержке Гранта Президента Российской Федерации. Проект № мк-581. 2007. 6
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconУправление учебными заведениями западной сибири до учреждения учебного округа (1803-1885 гг.) Сеченова Анастасия Александровна
Работа выполнена при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых. Свидетельство...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconНеобратимость трансформаций
Научное издание. Осуществлено благодаря финансовой поддержке Гранта рффи 10-06-06840-моб г Организация и проведение международной...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconТерроризм на Святой Земле
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2007 года Научного Фонда гу-вшэ (№ гранта 07-01-84)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЧеченский терроризм. Взлет и падение
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2007 года Научного Фонда гу-вшэ (№ гранта 07-01-84)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconЭто издание осуществлено при поддержке Шведского Института и Посольства Швеции в России
Это издание осуществлено при поддержке Шведского Института и Посольства Швеции в России Перевод со шведского А
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconСимвол и сознание
Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconПроизведения в российском и иностранном авторском праве а. В. Кашанин
Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта Научного фонда гу вшэ (N гранта 06-01-0095), а также информационной...
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconИздание осуществлено при финансовой поддержке
Всеармянского благотворительного фонда развития людских ресурсов «Пюник» («Феникс»)
Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Президента Российской Федерации мд 963. 2007. 6 Рецензенты iconФилософия XX века
Издание осуществлено в рамках программы "Пушкин" при поддержке Министерства иностранных дел Франции
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org