П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов



Скачать 261.15 Kb.
страница2/3
Дата23.05.2013
Размер261.15 Kb.
ТипДокументы
1   2   3

Во время своего пребывания в Америке Токвиль сделал вывод, что американцы достигли успеха в строительстве либерально- демократического государства благодаря глубокой децентрализации и развитию местного самоуправления, которое послужило подготовкой к участию народа в общегосударственной политике, а также благодаря длительному историческому существованию суда присяжных. Люди привыкли к «непосредственному применению народной власти».[7,с127].

А. Токвиль даёт характеристику судебной системы в исключительно радужных тонах: «Американцы ввели у себя институт мировых судей, одновременно совершенно лишив его аристократического характера, отличавшего этот институт в метрополии. Мировые судьи принимают непосредственное участие в процессе управления. Административное распоряжение почти всегда прячется за постановление суда; от этого распоряжение приобретает ещё большую силу, какой люди обычно наделяют закон.

Американцы Новой Англии не стали учреждать прокурорского надзора. Они разделили право надзора и право обвинения.… Из этого следует, что судебная власть является настоящим регулятором демократии».[7,с.137].

Особый интерес представляет его характеристика партийной системы. Изначально относясь к партиям, как к злу, свойственному демократическому правлению, А. Токвиль признавал, что в основе их деятельности лежат различные побуждения. Бывают такие периоды, когда недовольство существующими порядками охватывает все слои населения и общественное устройство терпит крах. Именно в этот период и происходят великие революции и возникают великие партии. Далее он делает сравнительный анализ больших и малых партий.

«…партии, которые я называю великими, характеризует приверженность принципам в большей степени, нежели забота о том, к чему может привести следование этим принципам; теория, обобщения интересуют их больше, чем практика, их волнуют глобальные идеи, а не конкретные люди. Великие партии демонстрируют более благородные устремления, более твёрдые убеждения, их действия более откровенны и решительны.

У малых партий, напротив, не бывает политических убеждений. Ими не движут великие цели, их отличительной чертой является эгоизм. За пламенными речами скрывается расчёт, они резко высказываются, но действуют робко и неуверенно. И цель, которую они ставят перед собой, и средства, которыми они пользуются для её достижения - ничтожны.

Великие партии потрясают общество, малые его будоражат. Когда закончилась война за независимость и появилась необходимость в новой форме правления, сформировались две точки зрения. Эти точки зрения такие же древние, как сам мир. Одна часть нации хотела ограничить власть народа, другая - беспредельно расширить её».[7,с.218].

«…Для иностранца все эти домашние ссоры американцев кажутся, на первый взгляд, непонятными и ребяческими.
Но как только изучишь тайные движущие силы, которые управляют в Америке мятежными группировками, становится ясным, что большая часть из них связана с одной из двух великих партий, которые разделяют людей с тех пор, как существуют свободные общества. По мере их дальнейшего изучения замечаешь, что деятельность одних направлена на то, чтобы ограничить использование общественной силы, деятельность же других - на то, чтобы расширить это использование».[7, с149].

Однако, восторгаясь Америкой, А. Токвиль отмечал, что американский народ довольно равнодушен к духовным удовольствиям: «Зарабатывать деньги - вот их главное занятие, они, можно сказать, преклоняются перед богатством».[7,с.147].

Подробно изучив американскую модель государства, А. Токвиль сделал обобщающий вывод:

«Обратив наши взоры на Америку, не станем, однако, рабски копировать те институты, которые она создала для себя, но лучше постараемся понять в ней то, что нам подходит, не столько заимствуя примеры, сколько просто набираясь ума, и уж если станем занимать, то сами принципы, а не частные детали их законов»[7,с.238].

Преимущество либеральной американской демократии, по мнению европейцев, заключалось в том, что принцип правления в этом государстве основан на верховной власти народа, осуществляемой через всеобщее голосование. Однако американский народ реализует своё право на власть лишь единожды, когда выбирает своих уполномоченных. Он выбирает тех, кто должен управлять от его имени, и отказывается от своей власти до следующих выборов.

Другим неоспоримым преимуществом либеральной американской демократии является разделение властей. В этом государстве оно носило не декларативный, а реальный характер. Особое место занимает идея независимости судебной власти, поскольку эта идея была новаторской. В средние века она была неизвестна или же, по меньшей мере, о ней имели лишь смутное представление. Можно сказать, что первоначально во всех странах Европы исполнительная и судебная власть были совмещены.

Для просветителей правосудие представлялось как некая свободная и беспристрастная сила, которая противостоит сильным мира сего и может призвать любого гражданина к неуклонному исполнению закона.

Эффективность американской правовой системы заключается в её преемственности англо- саксонской системы права, потому что «… правосудие - это всегда сила традиций и общественного мнения, которые опираются на правовые нравы и воззрения».[1,с.47].

Прошло полвека и уже Американец, журналист, писатель, путешественник, лектор, специалист по России и Востоку, любитель-натураллист Джордж Кеннан отправляется исследовать страшную и неизвестную территорию под названием Сибирь, побывав там два раза, причем первый раз случайно.

Осенью 1864 г., Кеннан узнает из газет, что организуется русско-американская экспедиция для прокладки телеграфной линии из Америки в Европу через Берингов пролив. Он обращается к главе компании с просьбой включить его в состав экспедиции, и 1 июля 1865 г., в месте с другими членами экспедиции поднимается на борт русского торгового судна «Ольга», которое держало курс на Камчатку. Последующие два года Кеннан провел в Сибири, где он охотился на медведя, парился в русской бане, мерз в пятидесятиградусные морозы, ночевал в юртах коряков и камчадалов. Возвращаться на родину Кеннан решил сухопутным путем. После всех приключений и испытаний прибыв в Иркутск, он оставляет в своем дневнике следующие строки «мы со спутником почувствовали себя как готы-варвары, взирающие на Рим».[10,с.9]. Прибыв в Петербург, в письме к родным он пишет: «Я не буду даже пытаться что-либо описывать по возвращении из виденного мною в этом величественном городе»[10,с.11]. Яркие впечатления от города усиливались пышным приемом, оказанным членам экспедиции. Дело в том, в это время отношения между Вашингтоном и Петербургом были дружескими, и Российское правительство всячески поддерживало их как на официальном, так и на неофициальном уровне. Именно этим объясняется гостеприимный прием, оказанный в Кронштадте американским военным морякам во главе с членом вашингтонского кабинета капитаном Г. Фоксом летом 1866г. Годом позже, в Севастополе император со своей семьей принимал американских туристов с парохода «Квакер-Сити» в Ливадийском дворце. «Ни в одной стране нас не встречали с таким радушием. Здесь мы чувствовали, что достаточно быть американцем, никаких других виз нам уже не требовалось», - поделился своими впечатлениями пассажир «Квакер- Сити», в то время малоизвестный журналист Марк Твен [10,с.11].

По возвращении на родину Кеннан в сентябре 1870 г., издает книгу о своих приключениях в Сибири под заглавием – «Кочевая жизнь в Сибири и приключения среди коряков и других племен Камчатки и Северной Азии». Эта книга имела большой успех. Прошло немного времени и, жажда приключений, потребность в свежем материале для лекций и статей побудили Кеннана предпринять путешествие на Кавказ, о котором Американцы знали немногим больше, чем о Камчатке и Сибири. Позже, вспоминая о путешествии, он постоянно повторял, что люди его занимали куда больше, чем горы, и что именно ради них, а не «ради географии» он трижды пересекал Главный Кавказский хребет.

В феврале 1882г., Кеннан выступает перед членами Нью-йоркского географического общества с лекцией: «Сибирь – место ссылки». Имея весьма смутные представления о ссыльной системе, он авторитетно заявлял, что предпочел бы пожизненную ссылку в Сибири пятилетнему заключению в государственной тюрьме штата Огайо. Так как Кеннон подкреплял свои выводы данными из официальных русских источников, то в правдивости его выводов мало кто сомневался. Этот вопрос в западном мире пользовался большой популярностью в связи с убийством Александра II. Возникает стереотип, что нигилисты это кучка оголтелых фанатиков. Русское правительство изо всех сил старалось утвердить именно этот взгляд на революционеров, и представить исправительную систему как одну из лучших в мире. Такая картина изображалась в произведении Генри Лэнсделла «По Сибири», изданной в Лондоне в 1882г. И хотя основная цель путешествия было распространение Евангелия и другой религиозной литературы, это не помешало ему не зная русского языка сделать следующий вывод. «Русский ссыльный, если он хорошо ведет себя, может жить в Сибири лучше, чем во многих других местах ссылки, и так же хорошо, как во всех остальных»[10,с.47]

Эта точка зрения была подвергнута жесткой критике проживающими в Лондоне С. М. Степняк - Кравчинским и П. А. Кропоткиным, а поскольку Кеннон поддерживал автора «По Сибири» то досталось и ему. «Г-н Кеннан счел, что пребывание в качестве служащего Оверлэндской телеграфной компании на берегах Охотского моря, - приблизительно в каких-нибудь нескольких тысяч верст от карательных учреждений Сибири, - дает ему основания авторитетно рассказывать о сибирских тюрьмах и заключенных в них. Что удивительного, что его сведения решительно опровергаются теми русскими, которые основательно изучали жизнь заключенных в Сибири?»[10,с.34].

Так же Кеннан подвергался нападкам своих соотечественников. Все это привело к тому, что Кеннан принимает решение отправиться в Сибирь и исследовать ссыльный вопрос. В результате его поездки появилось блестящее произведение «Сибирь и ссылка». В этой работе дается точная и абсолютно правдивая характеристика ссыльной системы, основанная на личных наблюдениях, статистических данных, а так же на рассказах чиновников ссыльной системы и заключенных. Посещая этапы и полуэтапы, пересыльные тюрьмы и остроги, тюремные больницы и лазареты, арестантские баржи, и, повсюду наблюдая безысходную картину. Все это увиденное и услышанное убедили Кеннана в ошибочности его взглядов. Благодаря стараниям ссыльных у Кеннана оказалась масса «вещественных доказательств»: копии революционных документов, планы тюрем, письма, автобиографии узников, их судебные речи, а так же конфиденциальными, а то и секретными официальными материалами, полученными от либеральных местных чиновников и даже чинов тюремного ведомства. В течении года путешествуя по империи, Кеннан посетил не менее трех десятков тюрем и встречался с несколькими сотнями «нигилистов» и либералов в Сибири и в европейской России. Эти сведения были дополнены фотографиями и рисунками, сделанными напарником Кеннана по путешествию Джорджем Фростом.

Интересным представляется тот факт, что Кеннан ездил в Ясную Поляну и встречался с Толстым. В «Летописи жизни и творчества Льва Николаевича Толстого» записано, что посещение его американским путешественником состоялось 17 июня 1886 г., и что беседовали они «о жизни политзаключенных Сибири и об учении непротивления злу насилием» [10,с.28]. На Толстого книга Кеннана произвела глубокое впечатление. В его дневнике находим такие записи: 25 ноября 1888г.: «Суждения о русском правительстве у Кеннана поучительны: Мне стыдно бы было быть царем в таком государстве, где для моей безопасности нет другого средства, как ссылать в Сибирь тысячи, и в том числе 16-летних девушек…» 5 января 1889г.: «Дома читал Кеннана, и страшное негодование и ужас при чтении о Петропавловской крепости. Будь в деревне, чувство это родило бы плод…» [10,с.57]. Эти переживания нашли свое отражение в романе «Воскресенье», в заключительных главах которого он критикует систему ссылки в России.

Книга Кеннана после выхода в свет пользовалась громадной популярностью во всем цивилизованном мире, и особенно в Америке, поскольку он был первым кто с такой силой и фактической глубиной описывал произвол и ужасы карательной системы. После публикации «Сибири и ссылки» на Западе появилось множество книг о Сибири и русском революционном движении, авторы которых, опираясь на данные Кеннана объявляли себя его сторонниками.

Часто выступления Кеннана заканчивались стихийными митингами, на которых создавались общественные организации, оказывавшие помощь политическим ссыльным. Известно, что на одном из них пламенную речь произнес Марк Твен, заявивший, что «если правительство, подобное теперешнему русскому, не может быть низвергнуто иначе, как динамитом, то слава богу, что существует динамит»[10,с.48]. Так же Кеннан в 90-е годы развернул агитационную компанию против заключения русско-американского договора о взаимной выдаче преступников. Такие договоры царское правительство стремилось заключить со всеми державами, превратив весь мир в ловушку для «нигилистов». И хотя договор был ратифицирован Сенатом, усилиями Кеннана и его сторонниками международному престижу России был нанесен большой урон, что сильно обесценило заключенное соглашение.

Для нас эта работа интересна, прежде всего, тем, что в ней были озвучены стереотипы которые были у представителей западного мира по отношению к Сибири, а так же описанием сибирских ландшафтов и сравнением их с американскими. Вот как Кеннан описывает свой интерес к Сибири: «для среднего американца в ту пору это была такая же terra incognito, как Центральная Африка или Тибет. После убийства в 1881 г., Александра II и ссылки значительного числа русских революционеров в забайкальские рудники мой интерес к Сибири усилился, и во мне возникло желание не только изучить ссыльную систему на месте, но и исследовать русское революционное движение в той единственной части империи, где как я полагал, подобное исследование могло быть успешно проведено, - а именно в тех местах, куда этих революционеров ссылали»[10, с.73].

Вот как он описывает стереотип восприятия Сибири: «Люди обыкновенно считают, что Сибирь – это приполярная колониальная область, примерно такая же большая, как Аляска, что там везде холодно, земля бесплодна и большую часть года она покрыта снегом и что ее неплотно рассеянное население состоит в основном из ссыльных и полудиких туземцев, а так же из немногочисленных солдат и чиновников, надзирающих за острогами, тюрьмами и рудниками и охраняющими их»[10,с.92 ]. Далее при помощи карт и таблиц Кеннан опровергает этот стереотип, деля Сибирь на три климатических зоны. К первой зоне он относит северную тундру, простирающуюся вдоль арктического побережья от Новой Земли до Берингова пролива. Вторая зона это район лесов, в котором встречаются и безлесные участки, располагается в средней части Сибири, от Уральских гор до Охотского моря. Третья зона включает в себя район пахотных земель, расположенный вдоль среднеазиатской и монгольской границ от Екатеринбурга и Оренбурга до побережья Тихого океана.

Находясь в Тюменской пересыльной тюрьме, Кеннан был поражен антисанитарными условиями содержания заключенных, но больше всего его поразило следующее: «Арестанты не получают ни подушек, ни одеял, ни постельного белья и вынуждены лежать на жестких дощатых нарах, укрывшись лишь своими халатами»[10,с.128]. Ознакомившись с годовой отчетностью инспектора по наблюдению за транспортировкой ссыльных он пришел к выводу, что такой смертности не найти нигде в мире за пределами России. Далее следует интересная статистика: « В тюрьмах Франции средняя смертность составляет около 3,8 процента, в тюрьмах Австрии- 3,5 процента, в тюрьмах Бельгии и Дании – 1,8 процента, в тюрьмах Соединенных Штатов – от 1,7 до 2 процентов, а в тюрьмах Англии – 1,4 процента. В Тюменской пересыльной тюрьме средняя смертность составляла 29,5 процента, или 300 человек на тысячу, иногда эта цифра достигает 44,1 процента»[10,с.142]. Далее следует рассказ об Американских каторжных колониях и приводится процент смертности работающих на строительстве железных дорог: «в 1879г., составляла чуть меньше 11,5 процента, - а эта цифра выше процента смертности, зафиксированного в Новом Орлеане во время большой эпидемии желтой лихорадки 1853., … и намного превышает смертность от самого страшного мора, когда-либо обрушивавшегося на Европу в средние века»[10, с.143].
1   2   3

Похожие:

П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconМанящие дали Америки
Воспитывать географическую культуру и эстетическое восприятие географических объектов через литературные произведения
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconВосприятие лирики поэта современниками
Цели: через призму поэзии Пастернака понять, как относится к жизни и воспринимает ее поэт; прислушиваясь к мнению современников (А....
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconСоциальное восприятие площади им. Кирова через призму времени
Иркута, но и место хозяйственное. Иркутск возник на перекрестке путей с севера, откуда поступала пушнина, и с юга, откуда из Китая...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconСборник научных статей факультета политологии мгу «schola 2009»
В данной статье делается попытка определить роль блогосферы в политико-коммуникационном процессе и формировании повестки дня в Соединенных...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconХудожественная культура россии пореформенной эпохи
Цель: сформировать представление обучающихся о России пореформенной эпохи через призму различных видов искусства
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconВ. Я. Белокреницкий
России и исламского мира через призму демографических процессов обусловлена повышенным вниманием общественных и государственных кругов...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconПроблемы современного энергетического тренажеростроения через призму терминологии
Академик апэ, д т н., профессор С. И. Магид; Исполнительный директор ОАО рао "еэс россии" (Бизнес-единицы №1) И. Ш. Загретдинов;...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconКонтркультурные корни оппозиции
Оппозиция в России есть синоним продажности, маргинальности и лузерства. Почему так? Только ли потому, что таковы фашист Лимонов,...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconАнализ труда и рабочей силы через призму товара и стоимости
Рабочая сила
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов iconРоссийской академии наук
Рассмотрены критерии отбора стереотипов для получения эффективного плана. Приведены решения интеллектуальных многошаговых задач,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org