Статья «Вронченко Михаил Павлович»



Скачать 104.42 Kb.
Дата02.06.2013
Размер104.42 Kb.
ТипСтатья
___________________________________________________________-
ЛЮДИ НАУКИ

____________________________________________________________

УКД 528(092) © В. С. Кусов,2002г

К 200-летию М. П. Вронченко

В.С. Кусов





В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона статья «Вронченко Михаил Павлович» начиналась со слов: « Переводчик, сын священника, родился в 1801 г.» [2].В 3-м издании Большой советской энциклопедии начало аналогичной статьи несколько изменилось: «Вронченко Михаил Павлович, геодезист, генерал – майор, родился в 1801 или 1802 г.»[3]. Авторитетные исследователи Н.А. Шостьин [10] и Л.С. Хренов [8] называют его «военным геодезистом и географом», они же единодушны и с датой рождения -1802 г.

Для военных и гражданских лиц в XIX в. некоторая неясность с датами рождения наблюдается часто. В официальных послужных документах той эпохи, когда скрупулезнейшим образом, с точностью до дня, фиксировался каждый шаг продвижения по служебной лестнице, каждая награда, дата рождения, как правило, совсем не присутствует. Хорошо известно, что Михаил Вронченко 29 января 1822 г. выпущен в звании прапорщика (под порядковым общим №101, в списке выпускников – под № 2) после окончания Московского учебного заведения для колонновожатых [5]. Очевидно, документы со сведениями о дате рождения утрачены. Однако вопрос, когда он родился, не самый главный, важнее другое: какой след оставлен его творческой деятельностью.

Н. А. Шостьин [10] приводит исчерпывающий библиографический перечень опубликованных трудов М. П. Вронченко, из которых 4 работы геодезические, а 11 – поэтические переводы на русский язык выдающихся произведений Шекспира, Гете, Мицкевича. Не располагая сведениями о переводах, обратим внимание на его картографо-геодезическую деятельность в связи с находкой неизвестных ранее архивных документов.


Вронченко М. П.

(1802(?) - 1855)
Обычно исследователи истории геодезии упоминают имя М. П. Вронченко в связи с работами Военно-топографического депо (ВТД) на западных рубежах России, в Новороссийском крае и Малой Азии, подчеркивая его организаторские способности [4, с.35]. На наш взгляд, акцент должен быть несколько смещен. Получившему необходимый опыт ведения основных и съемочных геодезических работ под руководством генерала К. И. Теннера (1783-1859) на землях западных губерний страны, М. П. Вронченко поручается весьма важное задание по картографированию зарубежной территории, представлявшей особый интерес для Генерального штаба. Это была территория Малой Азии, или Азиатской Турции, в то время картографически почти не изученная. И эту страну площадью около 800 тыс. км2 берется картографировать один человек! С помощником-казаком в течение двух лет (1834-1835) М. П.
Вронченко исходил Азиатскую Турцию вдоль и поперек и, определив 100 астропунктов, создал замечательное картографическое произведение – карту Малой Азии масштаба 1:840000. На рисунке приведен фрагмент редчайшего оттиска этой карты, напечатанной в 1841 г. способом резцовой гравюры на металле силами ВТД в Петербурге (1 лист, 83*125 см). Приведем и полный текст титула, помещенного на поле карты (несколько северо-западнее Константинополя): «Карта Малой Азии, составленная Генерального штаба полковником Вронченко по глазомерной съемке дорог и астрономическим определениям широты и долготы, произведенным им же в 1834 и 1835 годах. На необозренных лично пространствах горы, воды и города нанесены по осмотру издали, расспросам и воображениям, дорог же и деревень не означено. Вообще из прежних карт не заимствовано ничего, кроме очерка тех морских берегов, которые не сняты в 1834 и 1835 годах».

Выполнение необходимых для создания этой карты полевых работ требовало не только огромных астрономических и географических знаний, но и могло благополучно закончиться только при наличии у автора чрезвычайной осторожности и мужества. В 1999 г. Нальчике была переиздана книга, в которой рассказывается о весьма близких по времени событиях [7]. Интересно отметить, что первое издание в XIX в. Этой книги называлось «Воспоминания кавказского офицера», в 1999 г. при переиздании она названа «Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф.Ф. Торнау» (в 2000 г. московским издательством «АУРО-ХХ» она еще раз переиздана под первым названием). Федор Торнау в 1836-1838 гг. находился в плену у одного из горских племен Кавказа, куда он был послан для картографирования территорий, тогда еще не контролируемых Россией. Через посредников он был выкуплен из плена, вернулся в Петербург, принят императором Николаем I . Он затем написал свои довольно объемные «Воспоминания», в которых только один абзац посвящен выполнению его профессиональных обязанностей: «Из Абхазии до верховьев Урупа я шел по местам совершенно незаселенным, наполненным на нашей карте множеством несуществующих народов, которые мне пришлось стереть. Ошибки происходили от того, что карты местностей, куда не проникали ещё ни путешественники, ни войска, пополнялись через расспросы людей, дурно говоривших по-русски, и которых языка мы совершенно не знали. Так, верховья Зеленчугов считались заселенными довольно сильным племенем аланетов, которых я не мог отыскать, потому что аланет по мингрельски – горец, я же нашел на берегу Черного моря и за Кубанью только три народа: абазин, черкесов и татар»[7, с. 169-170].

М. П. Вронченко не оставил воспоминаний о своих смелых путешествиях, но подготовил и опубликовал (по высочайшему повелению) весьма солидный (в двух томах), но, можно сказать, почти анонимный научный отчет о природе и хозяйстве Оттоманской империи под названием «Обозрение Малой Азии в нынешнем её состоянии, составленное русским путешественником М. В.» (СПб.: Тип. К. Крайя, 1839-1840).

Понятно значение работ наших выдающихся коллег для военного ведомства. Однако лишь в последние годы становятся достоянием открытой печати достижения некоторых наших известных картографов при выполнении специальных заданий, например генерал-майора Н. М. Пржевальского [1], подполковника В. К. Арсеньева (настоящая фамилия Гоппмейер)[11] и др. Удивительно, но одни из талантливых картографов и военных разведчиков оставили серьезные научные монографии, другие, наоборот, только литературные произведения. И только М. П. Вронченко добился великолепных успехов, можно сказать, на двух фронтах: и в картографии, и в литературе.

Признанием его научных достижений является юбилейная медаль «В память пятидесятилетия Корпуса военных топографов. 1872». На этой медали вырезано 80 фамилий лиц, стоявших во главе военно-топографической службы России до 1872 г. или прославивших её своими творческими достижениями. Последовательность фамилий не алфавитная, а по заслугам.



Фамилия Вронченко в 1845 г. навечно занесена ещё в один замечательный список имен, хотя и не такой пространный. Его имя значится пятым после Ф. П. Литке, В. Я. Струве, Ф. П. Врангеля и И. Ф. Крузенштерна в перечне инициаторов-учредителей Русского географического общества (РГО). В этом списке главным образом имена отечественных ученых, чьи достижения признаны и оценены мировой наукой, можно сказать, незамедлительно. Напомним лишь, что за успехи в географическом изучении водных акваторий Иван Федорович Крузенштерн до сих пор остается «самым титулованным» картографом. Он был избран в состав пяти академий: Санкт-Петербургской, Парижской, Столькгольмской, Геттингенской и Эдинбургской. В этом же списке вслед за Михаилом Павловичем Вронченко следует Михаил Николаевич Муравьев (1796-1866), крупный государственный деятель и выдающийся реорганизатор подготовки специалистов межевого дела.

Несмотря на все, более затруднительные условия работы исследователей в архивах*, все же удалось обнаружить ряд неизвестных ранее документов о научно-организационных контактах Вронченко и Муравьева.

Как известно, 2 октября 1842 г. М. Н. Муравьев стал руководителем Межевого корпуса, что автоматически налагало на него еще одну обязанность – быть попечителем главного межевого учебного заведения России – КМИ. Находясь на этом посту более 20 лет, а в 1850-1857 гг. еще являясь и фактическим руководителем РГО (вице-президентом), М. Н. Муравьев предпринимал немало шагов по развитию подчиненных ему структур.

* Особенно с фондом Константиновского межевого института – КМИ, многие дела которого без всяких осложнений лет 20 назад исследователи получали в Российском государственном архиве древних актов, но после передачи этого фонда в Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ) они под разными формальными предлогами иногда вообще не выдаются.

Однако из его самых важных предложений государственного масштаба М. П. Вронченко не только поддержал, но, не дожидаясь, как об этом свидетельствуют архивные документы, разрешения правительства страны, принял непосредственное и самое активное участие в его выполнении. Речь идет о предложении М. Н. Муравьева в 1847 г. объединить усилия нескольких ведомств в целях скорейшего картографирования России. Суть его инициативы достаточно проста: Межевой корпус к середине XIX в. Накопил около полумиллиона рукописных карт масштаба 1:8400 – межевых планов на каждое землевладение. Этот гигантский массив топографической информации, можно сказать, для общегосударственного картографирования практически не использовался. Он оставался лишь в виде межевых паспортов, оберегая покой землевладельцев. М. Н. Муравьев предложил осуществить геодезическую привязку крупномасштабных изображений (1:8400, но без абсолютных координат) с целью последующего составления точных карт масштабов 1:21000 – 1:84000.

Необходимые технические параметры (густота и точность) привязки с помощью астропунктов и теодолитных ходов незамедлительно были разработаны специалистами РГО при участии академика В. Я. Струве. Некоторые затруднения возникли на правительственном уровне при координации будущих работ разными ведомствами. Лишь на исходе полевого сезона 1847 г. (12 августа) император Николай I подписал соответствующий указ под названием «О геодезических работах для составления атласа Российской империи». В этом указе говорилось о необходимости приступить к предполагаемым измерениям под руководством генерала-майора Мендта (его имя также присутствует на медали 1872 г.) тем же летом по техническим наставлениям Географического общества. В открытой печати текст указа появился только через 8 лет – в 1855 г. в приложении ко второму Полному собранию законов Российский империи[6].

В указе от 12 августа 1847 г. подчеркивалось, что «генерал-майор Мендт ни в коем случае не должен касаться исправления меж, отнюдь не возбуждая малейшего даже опасения в обывателях». Вероятно, из-за этих «опасений» и затянулось подписание указа, которым разрешалось приступить в виде начального опыта к работам лишь в Тверской губернии, «отнюдь не меняя начал юридического межевания». Однако уже в начале лета 1847 г. М. Н. Муравьев был уверен, что император утвердит его предложение, поэтому еще 28 июня из Петербурга он направляет директору КМИ Н. П. Смецкому следующее указание: «Три землемерных помощника, обучившиеся у профессора Драшусова астрономии, будут назначены к генерал-майору Мендту для производства некоторых геодезических работ в Тверской губернии, а потому прикажите им ныне же явиться для занятий в Чертежной по предмету приготовления нужных планов оной губернии» [ЦИАМ, ф. 1905, оп. 1, д.93].

В этом же архивном деле хранится еще одно письмо руководителя межевого ведомства тому же адресату с еще более ранней датой – от 5 июня 1847 г.:» По прибытии в Москву действительного статского советника Вронченко, отправляющегося для определения астрономических пунктов в некоторые губернии, прошу Вас, милостивый государь, распорядиться об отпуске ему имеющегося на институтской обсерватории универсального инструмента, а равно и из других находящихся при институте инструментов, ежели бы он признал нужным которые - либо с собой взять, об исполнении сего мне донести с объяснением, какие именно инструменты Вронченкою будут взяты для сказанных наблюдений». Н. П. Смецкий впоследствии доложил, что М. П. Вронченко получил в КМИ один универсальный инструмент и две отражательные буссоли. В полевой сезон 1847 г. (с июня по октябрь) Вронченко добился блестящих результатов: в Рязанской, Орловской, Тамбовской и Воронежской губерниях он отнаблюдал 71 астропункт; Драшузов с помощниками во Владимирской губернии – только 7 [9]. Можно утверждать, что первые полевые работы по созданию знаменитых «межевых топографических карт» (в литературе их чаще называют «картами генерала Менде») были выполнены летом 1847 г. М. П. Вронченко с помощью инструментов, принадлежащих КМИ.

За 15 лет полевых работ по созданию межевых топокарт на территории восьми центральных губерний определено около 450 астропунктов. Заметный задел Вронченко (71 астропункт), очевидно, не остался незамеченным. В 1849 г. сенатским указом «О продолжении геодезических работ в обмежеванных губерниях, лежащих на восток от московского меридиана» император Николай I «соизволил разрешить продолжать это полезное дело» (ПЗС-2 № 23206). Однако самому Вронченко почему-то не предложили развивать так успешно начатое, а назначили руководителем основных геодезических работ в Новороссийском крае по лини ВТД. Одновременно наблюдается и некоторый спад интереса правительства к реализации глобального картографического проекта М. Н. Муравьева. Очевидно, этим можно объяснить тот факт, что из выполненных полевых работ на территории восьми губерний межевые карты были изданы только на три? Причем карты Тверской губернии в 1853 г. изданы в масштабе 1:84000 с планами городов масштаба 1:21000, а карты Рязанской и Тамбовской губерний (1860 и 1862) – уже в масштабе 1:168000 и без планов городов.

Позволительно предположить и нарастание некоторой холодности к заслугам Вронченко и Муравьева. Так, в 1854 г РГО присуждает свою главную ежегодную награду- Константиновскую золотую медаль (ранее этой медалью отмечены несколько тематических мелкомасштабных карт) полевику-картографу капитану I ранга М. П. Манганари за авторство в создании съемочных оригиналов карты Мраморного моря. Конечно же, карта Манганари (1848) достойна Константиновской медали, как и заслужено существует мыс его имени (ныне в черте Севастополя). Она совершеннее предшествующих. Ему, например, удалось достаточно точно определить высоту горы Олимпа (22000 футов), плановое положение которой определено Вронченко. Однако, следует сказать, что М. П. Манганари выполнял измерения, находясь на борту турецкого военного корабля, пользуясь содействием турецких гидрографов, сопровождавших его по соответствующему межправительственному соглашению. М. П. Вронченко же вел свои съемки на территории той же страны совсем в других условиях. Но ни одного топонима с его именем, как ни жаль, на отечественных картах нет.

И только, М. Н. Муравьев через несколько лет после преждевременной кончины (1855) М. П. Вронченко снова обратился к его вкладу в создание межевых топографических карт. В сентябре 1861 г. в письме к новому директору КМИ Н. Г. Лашкареву он пишет: «В 1847 г. при определении в некоторых городах Тамбовской, Рязанской и Орловской губерний астрономических пунктов действительным статским советником Вронченко указаны места азимутных наблюдений. Почему об устройстве на этих местах каменных пьедисталов и о произведении на оных отыскания отклонения магнитной стрелки от истинного меридиана было создано надлежащее распоряжение. Признавая полезным дать сказанному делу движение, я, препровождая у сего оное, прошу Ваше превосходительство поручить таковое к совместному рассмотрению астроному Швейцеру с полковником Мейеном с тем, чтобы они о предположениях своих по этому предмету и о том, какое может быть дано дальнейшее сказанное делу движение, донесли мне со всею подробностью, возвратив при том и посылаемое дело» (ЦИАМ, ф. 1905, оп.1, д.222).

Как сказано выше, М. П. Вронченко в 1847 г. Взял в КМИ для полевых работ один универсальный инструмент и две отражательные буссоли. Так не он ли является первооткрывателем той многолетней серии астро- и магнитных измерений в Подмосковье, прославивших впоследствии имена Швейцера и Мейена? Как часто наши коллеги употребляют терминологическое выражение «пункт Лапласа», не пора ли узаконить и выражение «астропункт Вронченко» - пункт, на котором выполнены определения астрономического и магнитного азимутов?

Список литературы

  1. Алексеев М. Военная разведка России от Рюрика до Николая II. – М.: Изд. Дом Русская разведка, 1998. – 400 с.

  2. Вронченко Михаил Павлович – В кн.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. – 1892.- Т. 7, кн.13. – С. 376.

  3. Вронченко Михаил Павлович – В кн.: БСЭ. 3-е изд. – 1971. – Т.5. – 437 с.

  4. Кашин Л. А. Топографическое изучение России (Исторический очерк). – М.: Картгеоцентр – Геодезиздат, 2001. – 116 с.

  5. Кропотов Д. А. Жизнь графа М. Н. Муравьева в связи с событиями его времени и до назначения его губернатором в Гродно. – СПб.: Тип. В.Безобразова, 1874. – 549 с.

  6. Посное собрание законов Российской империи (ПСЗ-2). - №21 470а. Доп. Том, ч. 2. – 1855. – С. 89-93.

  7. Торнау Ф. Ф. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф. Торнау. – Нальчик: Эль-Фа, 1999. – 508 с.

  8. Хрено Л. С. Хронология отечественной геодезии с древнейших времен и до наших дней. – М.: ВАГО, 1987. – 291с.

  9. Хронометрическая экспедиция М. П. Вронченко и А. Н. Драшусова и геодезические работы А. И. Мендта // Зап. РГО. – 1849. – Кн. 3. – с. 6-9.

  10. Шостьин Н. А. Михаил Павлович Вронченко. – М.: Геодезиздат, 1956. – 88 с.

  11. Khisamutdinov A. The Russian Far East: Hirtorical Essays. - Honolulu, 1993. – 177 p.

ЖУРНАЛ «ГЕОДЕЗИЯ И КАРТОГРАФИЯ» № 3.2002, СТР. 41-46

Похожие:

Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconГромова Галина Дмитриевна
Убеев Игнат Степанович 48- 50 г г. Калинин Михаил Васильевич 50-54 г г. Брюханов Михаил Павлович 54-64 г г. Слепцов Владимир Максимович...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconХабаровскому краевому суду более 70 лет
Илья Львович Файнбург (1934-1937), Степан Павлович Битюков (1937-1943), Михаил Федорович Иванов (1943-1963), Михаил Иванович Жданкин...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconМихаил Павлович Сушков Футбольный театр
Я старый человек. Однако мне иногда кажется, что старость не только биологическое понятие, но в немалой мере и социальное
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconСтатья 10 Пакта 33 Статья 11 Пакта 46 Статья 12 Пакта 54 Статья 13 Пакта 75 Статья 14 Пакта 85 Статья 15 Пакта 85 Сноски 99
Охватывает все районы Нарынской, Таласской, Чуйской, Баткенской, Иссык-Кульской, Ошской и два района (Ноокенский, Базар-Коргонский)...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconСтатья 10 Пакта 25 Статья 11 Пакта 35 Статья 12 Пакта 41 Статья 13 Пакта 57 Статья 14 Пакта 64 Статья 15 Пакта 64 Сноски 75
Охватывает все районы Нарынской, Таласской, Чуйской, Баткенской, Иссык-Кульской, Ошской и два района (Ноокенский, Базар-Коргонский)...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconМихаил Павлович Шишкин Письмовник М. П. Шишкин письмовник
...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconСтавропольский край
Подольский михаил Павлович,1926 г р.; Подорин николай Петрович,1926 г р.; Подорога алексей Архипович,1923 г р.; Подпорин александр...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconВосемь принципов, которые меняют мир Юрий Павлович Адлер Адлер Юрий Павлович

Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconИван Павлович Мележ
Иван Павлович Мележ (8 февраля 1921, Глинище — 9 августа 1976, Минск) — белорусский писатель, драматург, публицист. Народный писатель...
Статья «Вронченко Михаил Павлович» iconВалерий Павлович Беляковский: указатель
Валерий Павлович Беляковский: указатель печатных трудов / сост.: Т. В. Ткаченко, Т. Н. Терехова; Приазов гос техн ун–т. – Мариуполь,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org