Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002



страница1/16
Дата04.06.2013
Размер2.87 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ И КАНАДЫ

ТРАВКИНА Наталия Михайловна




БЮДЖЕТНЫЙ ПРОЦЕСС В КОНГРЕССЕ США:

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ И СОВРЕМЕННЫЕ ФОРМЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

Москва
2002

ISBN 5–89587–057–0 © Институт США и Канады РАН, 2002 г.


© Н.М. Травкина, 2002 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ




стр.
Введение 3

Глава I. Законодательные основы современного
бюджетного процесса в Конгрессе США 14


§ 1. Истоки и основные положения
бюджетной реформы 1974 г. 14

§ 2. Система чрезвычайных мер
по борьбе с бюджетными дефицитами 30

§ 3. Законодательная деятельность Конгресса
в 1990 е годы 47

Глава II. Процесс рассмотрения и принятия бюджетных
заявок исполнительной власти 65

§ 1. Бюджетный процесс в условиях хронического
дефицита федерального бюджета 66

§ 2. Конфронтация между Белым домом
и Конгрессом в 1995–1996 гг. 84

§ 3. Особенности бюджетного процесса
в “эру профицитов” 103

Заключение 133

Введение


В начале XXI в. институты представительной демократии США – Конгресс (парламент) как высший орган законодательной власти, Президент как глава исполнительной власти, – а также Верховный суд как высший орган судебной власти получили всемирное признание и статус достойных подражания образцов политической системы общества. При всей устойчивости этих базовых институтов политической системы США на протяжении ХХ в. можно говорить о том, что с течением времени субстанциональный характер деятельности высших органов федеральной власти США не остается неизменным.

В общественном сознании фактор периодических выборов и сменяемости членов верхней и нижней палат американского Конгресса и президентов закрепил представление о том, что основное назначение высших органов государства в американском обществе состоит в представительстве основных слоев и групп гражданского общества во властных структурах федерального уровня. Это положение особенно справедливо в отношении Конгресса США. Однако на протяжении примерно последних 50–60 лет и особенно в последние два десятилетия ХХ в. на первый план постепенно выдвинулись функциональные характеристики институтов политической демократии США, которые все в большей степени отражали возросшую роль федерального правительства в социально-экономической жизни общества и вытекающую из этого необходимость большего участия государства в распределении “эконо­мического пирога”, т. е. все возрастающей – либо абсолютно, либо относительно – доли валового внутреннего продукта (ВВП), перераспределяемой посредством федерального бюджета (порядка 19–20% на рубеже веков, или около 2 трлн. долл. ежегодно).


Представление в начале календарного года (обычно в январе–феврале) бюджетной заявки администрации США, сопровождаемое бюджетным посланием президента и его посланием о положении страны, в сочетании с обсуждением и принятием в Конгрессе закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год (в течение февраля–сентября) по существу определяет весь ритм государственной жизни и двух его основных ветвей власти. При смене администраций в Вашингтоне вновь избранный президент заявляет о программе деятельности своей администрации на предстоящие 4 года, а иногда и на десятилетие вперед, облекая свое обращение к Конгрессу и к американскому народу в форму бюджетного послания (так, в частности, поступил президент Дж. Буш в конце февраля 2001 г.).

Исход бюджетных баталий на Капитолийском холме зачастую определяет политическую судьбу американских президентов и место их администраций в Истории; в частности, победоносное окончание бюджетной конфронтации с контролируемым республиканцами Конгрессом в 1995–1996 гг. обеспечило переизбрание президента-демократа У. Клинтона на второй срок в ходе президентских выборов 1996 г., который стал, таким образом, первым президентом-демократом США после Ф. Рузвельта, пробывшим у власти два срока подряд. Это обстоятельство считается американскими политологами первым признаком успешного президентства.

Состояние системы федеральных финансов является одним из наиболее важных и надежных индикаторов расстановки политических сил в США, и мандат на руководство страной, которые американские президенты и партии получают в ходе президентских выборов, трансформируется в настоящее время прежде всего в форму бюджетных приоритетов и финансового обеспечения заявленных федеральных программ и направлений деятельности.

Бюджетный процесс и сопровождающая его политическая борьба вокруг приоритетов расходных и доходных статей федерального бюджета в последнее время самым непосредственным образом затрагивала и национальные интересы России, в особенности в связи с планами республиканской администрации Дж. Буша развернуть национальную систему ПРО. Для реализации этой цели администрация предполагает израсходовать в течение ближайших 10 лет от 60 до 100 млрд. долл.

Роль Конгресса как высшего законодательного органа США в современном бюджетном процессе определяется тем важнейшим обстоятельством, что ни один цент и ни один доллар из средств федеральной казны не могут быть истрачены иначе, чем по закону о федеральном бюджете на очередной финансовый год, утвержденному простым большинством обеих палат и подписанному президентом как главой исполнительной власти. Иными словами, федеральный бюджет как финансовый документ о доходах и расходах федерального правительства и результирующем сальдо (положительном или отрицательном) должен быть законодательно одобрен, прежде чем стать основой социально-экономической деятельности американского государства.

В течение последних 25 лет, начиная с бюджетной реформы 1974 г., в США “постепенно произошла “фискализация” деятельности Конгресса”1. Специфика этого процесса состоит в том, что детальное рассмотрение и утверждение ежегодных бюджетных заявок администрации превратилось в основную сферу деятельности американских законодателей, отнимающую у них массу сил и времени.

Согласно подсчетам американских аналитиков, девять десятых объема работы Конгресса приходится на бюджетный процесс. В нем задействовано большинство комитетов законодательного органа власти; по мнению американских экспертов, комитеты по бюджетам и ассигнованиям обеих палат Конгресса являются наиболее влиятельными и авторитетными на Капитолийском холме2. Ежегодно каждый законодатель по меньшей мере трижды голосует за тот или иной бюджетный документ.

Для информационно-аналитического обслуживания законодательного бюджетного процесса в Конгрессе существует мощная система вспомогательных служб и аналитических органов, включая созданное в соответствии с Законом 1974 г. о бюджетном контроле и замораживании фондов Бюджетное управление Конгресса (БУК). Таким образом, даже по чисто формальным признакам становится очевидным, что формирование бюджетной политики занимает важное место в деятельности законодателей США.

“Фискализация” деятельности такого политического органа, каким является Конгресс США, способствовала, с одной стороны, усилению долгосрочной стабильности высших институтов политической системы США и, с другой стороны, ослаблению устойчивости, сбоям в работе этой системы в условиях обострения ситуации с бюджетом, ярко проявившееся, например, в 1995–1996 гг. во время самой серьезной за всю новейшую историю США конфронтации между законодательной и исполнительной ветвями власти США вокруг приоритетов и основных показателей федерального бюджета (сбалансированный – несбалансированный).

Постепенное решение больного вопроса бюджетной политики – достижение сбалансированности федерального бюджета США к концу 90 х годов – сместило акценты в деятельности Конгресса США от кропотливой и сложной работы по выработке проектов федерального бюджета на очередной финансовый год в сторону достаточно разрушительных форм политической активности. В этот ряд может быть поставлен обреченный с самого начала на неудачу процесс импичмента президента У. Клинтона, начатый по инициативе республиканского руководства Конгресса в 1998 г. и завершившийся оправдательным приговором Сената в феврале 1999 г., который почти на год парализовал работу высшего законодательного органа США. Отнюдь не случайно Конгрессы созывов второй половины 90 х годов получили в средствах массовой информации США название “конгрессов – бездельников” (do nothing congresses).

Стремительный рост профицитов в период 1998–2000 фин. гг., когда они увеличились с 70,0 до 236,4 млрд. долл., или с 0,8% до 2,4% ВВП США3, стал до известной степени достаточно неожиданным как для законодательной, так и исполнительной ветвей власти, большая часть представителей которой считала “сбалансированность” тем рубежом, достижение которого в значительной степени снимет с них бремя забот о текущем и перспективном состоянии федеральных финансов. Осознание профицитов как реальности экономической жизни политическим руководством США, совпавшее по времени с предвыборной кампанией 2000 года, стало важным фактором усиления столкновения интересов различных политических сил США вокруг приоритетов и направлений распределения рекордных для всей американской истории профицитов федерального бюджета.

С приходом к власти республиканской администрации Дж. Буша-мл. в январе 2001 г. рассмотрение и принятие бюджета вновь оказалось в центре законодательной деятельности Конгресса США. Этому способствовало несколько факторов, главным из которых следует признать усиление политической борьбы между республиканцами и демократами в связи с масштабной перестройкой системы бюджетных приоритетов США, инициированной новой американской администрацией. В частности, разработка и утверждение налоговой реформы администрации Буша стали возможными благодаря прогнозам размеров суммарных профицитов федерального бюджета, согласно которым их величина в 2002–2011 фин. гг. оценивается в 5,6 трлн. долл.

Налоговая реформа администрации Буша, предусматривающая сокращение федеральных подоходных налогов на сумму в 1,35 трлн. долл. в течение 10 ближайших лет, рассмотренная и утвержденная Конгрессом в рекордные сроки (в течение четырех месяцев), встроила в бюджетный процесс долгосрочный фактор неопределенности, с которым американским законодателям придется регулярно сталкиваться при утверждении ежегодных бюджетных заявок исполнительной ветви власти. За проталкивание этой реформы в Конгрессе США администрации пришлось заплатить достаточно высокую политическую “цену”: в начале июня 2001 г. республиканцы потеряли контроль над верхней палатой – Сенатом США – в результате бегства из их рядов сенатора от шт. Вермонт Дж. Джеффордса, который в качестве главной причины своего шага назвал несогласие с бюджетной политикой администрации – ее постепенный отход от политики “фискальной ответственности”4.

Взвешенный и объективный анализ современного бюджетного процесса США представляет немалые трудности в силу диаметрально противоположных оценок его эффективности и работоспособности. Так, бывший заместитель директора БУК Дж. Блюм в самом конце бюджетной конфронтации между Белым домом и Конгрессом в апреле 1996 г. категорически утверждал, что “бюджетный процесс работает в настоящее время сравнительно хорошо и не нуждается ни в каких серьезных реформах”. При этом он сделал важное замечание, указав на то, что “большая часть жалоб и недовольства по отношению к бюджетному процессу является по сути следствием политических разногласий между президентом и Конгрессом относительно содержания бюджетной политики, а не самой процедуры рассмотрения и принятия бюджета”5.

“В отношении этой проблемы не следует заблуждаться, – утверждал в 1999 г. конгрессмен Д. Дрейер, – современный бюджетный процесс вообще не функционирует. Он представляет собой мешанину из безнадежно устаревших законов и регламентирующих положений”6. Фундаментальная причина столь разноречивых суждений об эффективности функционирования современного бюджетного процесса коренится в том, что он является областью соприкосновения и взаимного переплетения различных сфер общественной жизни – политической, экономической и правовой. Эти системы привносят в современный бюджетный процесс США ряд требований, которые нередко являются противоречащими друг другу и даже взаимоисключающими.

Основное противоречие, встроенное в современный бюджетный процесс в Конгрессе, проистекает из разных временных горизонтов функционирования политической системы и системы государственных финансов США. Американская политическая система с ее календарем частых политических выборов (перевыборы Палаты представителей в полном составе проходят через каждые два года, трети состава Сената – через два года и, президентские выборы – через четыре года) объективно придает бюджетному процессу краткосрочный характер, ограниченный практически одним годом. Логика финансово-экономических решений требует усиления среднесрочного и даже долгосрочного характера принимаемых законодательных актов, поскольку по мере усложнения функций и структуры федерального бюджета, начиная примерно с периода Великой депрессии, последний становился все более неоднородным как по составу расходов, так и доходов. В структуре федеральных расходов появился достаточно большой блок инвестиционных программ, временной горизонт реализации которых нередко превышает десятилетие. В частности, к их числу могут быть отнесены американские программы исследования и освоения космического пространства (“Аполлон”, “Спейс Шаттл”).

Деятельность многих ключевых министерств и ведомств, особенно министерства обороны, начиная с 1960 х годов, строится на основе среднесрочных пятилетних программ. А одна из ключевых социальных программ федерального правительства – пенсионная, включающая программу страхования по нетрудоспособности и программу медицинского обслуживания пенсионеров “Медикейр” – официально формируется на основе оценок ее состояния и перспектив развития на срок до 75 лет .

Решение этой коллизии в пользу сохранения незыблемыми принципов функционирования политической системы США привело к потере контроля со стороны Конгресса над большей частью текущих финансовых потоков, проходящих по расходным статьям федерального бюджета; в частности, если в середине 1950 х годов высший законодательный орган CША в ходе утверждения ежегодных бюджетных заявок исполнительной власти осуществлял контроль над 90% расходной части федерального бюджета, то к началу ХХI в. – не более чем над 1/3 всех федеральных расходов7.

Политические соображения в целом оказались сильнее законодательно-правовых норм, регулирующих современный бюджетный процесс в Конгрессе США. Американские законодатели отказались от выработки единого бюджетного кодекса, регулирующего все стороны бюджетного процесса, отдав предпочтение ряду законодательных актов, большая часть из которых была принята в периоды кризисной ситуации в системе федеральных финансов. Современный бюджетный процесс США регламентируется четырьмя основными законами: Законом о президентском бюджете (31 U.S.C. Chapter 11), принятым в 1921 г. и подвергшемся значительным изменениям в 1950 г.; Законом 1974 г. о бюджетном контроле и замораживании фондов; Законом 1985 г. о сбалансированном бюджете и чрезвычайных мерах контроля за бюджетном дефицитом (в редакции 1987 г.) и Законом 1990 г. о контроле за бюджетом. В 1990 е годы в последние три закона были внесены многочисленные поправки, изменения и дополнения, которыми также руководствуются в настоящее время американские законодатели8.

Эта практика привела также к тому, что разработчики американского бюджетного законодательства оказались неспособными прописать в своде бюджетных законов единую правовую норму, регулирующую конечную цель составления и исполнения федерального бюджета. В качестве такой нормы в течение последних двадцати лет, начиная с 1980 х годов, фигурировала конституционная поправка о сбалансированном бюджете, которая, однако, шла вразрез с принципами неокейнсианского подхода к структуре федеральных финансов, который до середины 1990 х годов по существу узаконил дефицитное финансирование как альфу и омегу современного бюджетного процесса США.

Отсутствие подобного рода нормы вплоть до конца последнего десятилетия ХХ в. воспринималось в США, в том числе и на Капитолийском холме, как следствие недостижимости сбалансированности федерального бюджета, имевшей место на протяжении почти 30 лет (с конца 1960 х годов). Однако, огромные бюджетные профициты, которые стали образовываться с 1998 фин. г., лишний раз подчеркнули актуальность проблемы всесторонней кодификации современного бюджетного процесса даже применительно к такой развитой в социально-экономическом отношении стране, какими являются современные США.

Сравнительно большое количество федеральных законов, регламентирующих и регулирующих современный бюджетный процесс в Конгрессе США, также объясняется преобладанием политических интересов широких социально-экономических групп над правовыми нормами при ежегодном распределении бюджетных средств, измеряемых десятками и сотнями миллиардов долларов. Неспособность правоконсервативных сил США в течение последних 20 лет создать “небольшое, но эффективное” федеральное правительство в конечном счете связано с тем, что основные группы электората обеих партий рассматривают своих представителей на Капитолийском холме как в верхней, так и нижней палатах в качестве лоббистов собственных экономических интересов, основная задача которых состоит в безвозмездном получении максимально возможного объема федеральных средств для финансирования различного рода проектов и программ в штатах и избирательных округах.

Это положение справедливо и в отношении налоговых революций Р. Рей­гана в 1980 е годы и Дж. Буша-мл. в начале ХХI в., представляющих собой метаморфизированную форму бесплатной раздачи “экономического пирога”, главным образом наиболее состоятельным слоям американского общества. Естественно, что законодательно-правовые нормы по своей сути неспособны установить стабильные, “раз и навсегда установленные” правила распределения экономических благ, величина которых не может быть определена с высокой степенью точности не только в среднесрочной, но даже и в краткосрочной перспективе.

Рассмотрение и утверждение ежегодных бюджетных заявок исполнительной власти американскими законодателями в этих условиях протекают в ожесточенной политической борьбе, которая в середине 1990 х годов даже сопровождалась частичным “закрытием” федерального правительства, т.е. достаточно серьезным нарушением нормальной жизнедеятельности ряда ключевых министерств и ведомств федерального правительства. Политическая борьба различного рода социально-экономических группировок является также нормальной формой осуществления долгосрочных изменений в системе приоритетов федерального бюджета, что тоже оказывается нередко серьезным препятствием для выработки рациональных форм бюджетного процесса, отвечающих самым высоким стандартам и нормам государственного управления системой федеральных финансов.

Таким образом, отличительными особенностями американской модели бюджетного процесса в рамках законодательной ветви власти являются краткосрочный характер принятия фискальных решений, их крайне политизированный характер, влекущий за собой огромные политические (а нередко и экономические) издержки при рассмотрении и утверждении закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год, и расплывчатый характер регламентирующего бюджетного законодательства, оборачивающийся определенной неэффективностью правоприменительных норм. Попытки реформирования современного бюджетного процесса, неоднократно предпринимавшиеся в 1990 е годы и в самое последнее время, никаких ощутимых результатов не дали, поскольку в их основе прежде всего лежало стремление уменьшить роль политических факторов в этом процессе.

Важнейшим фактором “консервации” бюджетного процесса в его нынешнем виде, сложившемся в ходе бюджетных реформ 1970 х и 1980 х годов, явился процесс глобализации и превращения США в единственную сверхдержаву современного мира. Правящие круги США расценили победу в холодной войне как прямое следствие исторической устойчивости своих политических и государственных институтов, которые, по их мнению, выдержали “испытание временем”. В этих условиях сохранение привычного облика и механизма функционирования традиционных политических институтов, особенно института президентской власти и законодательной власти, олицетворяемой известным во всем мире куполом здания на Капитолийском холме, превратилось в немалой степени в самоцель политической элиты США, опасающейся, и не без основания, что масштабные перемены в функционировании институтов высшей политической власти современной Америки могут повлечь за собой непредсказуемые последствия для сравнительно молодых демократических институтов в странах Восточной Европы, Азии и Африки, “смоделированных” по уходящим вглубь XVIII и XIX вв. американским стандартам.

Настоящая работа представляет собой попытку комплексного рассмотрения роли, места и значения бюджетного процесса в рамках высшего законодательного органа США (Конгресса). В монографии прослеживается эволюция американского законодательства в сфере бюджетного регулирования на протяжении примерно последних 30 лет, начиная с бюджетной реформы 1974 г. Дается заключение о степени эффективности бюджетного законодательства в решении острейшей финансовой проблемы – дефицита федерального бюджета США, а также формы адаптации бюджетного законодательства и бюджетного процесса в условиях бюджетного профицита. В систематизированном виде рассматриваются основные направления реформирования бюджетного процесса как отвечающие условиям и задачам XXI в.

Под современным бюджетным процессом в рамках законодательной ветви власти США в работе понимается совокупность действий верхней и нижней палат Конгресса США и их органов по ежегодному рассмотрению и утверждению основных структурных параметров расходной и доходной частей федерального бюджета, а также показателей бюджетного дефицита и государственного долга (долга федерального правительства), обусловленных как конституционной способностью государства по сбору финансовых средств и их расходованию, так и потребностями социально-экономического развития США (достижение экономической стабильности и экономического роста), включая удовлетворение системы законодательно определенных национальных приоритетов.

Предметом исследования стал механизм рассмотрения законодательного утверждения проектов федерального бюджета США, разрабатываемого и представляемого исполнительной властью. При этом особое внимание обращено на степень контролируемости федерального бюджета со стороны Конгресса США, а также соотношение полномочий законодательной и исполнительной ветвей власти в современном бюджетном процессе США.

В свою очередь проблема контроля за федеральным бюджетом со стороны американских законодателей тесно увязана с изучением их возможностей по формированию альтернативных проектов федерального бюджета на очередной финансовый год, и в этом плане, наряду с анализом современного бюджетного процесса, большое значение придается конкретно-историческим особенностям утверждения бюджетных заявок администраций, нередко сопровождаемого срывом законодательно установленных сроков обсуждения и принятия бюджетных проектов федерального бюджета, а также использованием бюджетной процедуры для достижения политических целей как президентов США, так и лидеров обеих палат Конгресса, особенно ярко проявляющееся в годы президентских кампаний (использование средств федерального бюджета как самого мощного “административного ресурса” стоящей у руля исполнительной власти партии).

Хронологические рамки работы включают период с начала 1970 х годов, ознаменовавшийся бюджетной реформой 1974 г. и принятием соответствующего Закона о бюджетном контроле и замораживании фондов, и заканчивая первыми годами XXI в., когда в США активно обсуждались варианты и необходимость осуществления реформ бюджетного процесса в США. Подробно анализируется бюджетное законодательство 1921 г. с поправками и дополнениями, принятыми в последующие годы. Исторически, начиная с бюджетной реформы 1921 г., закрепившей за исполнительной властью преимущество в сфере формирования бюджетных приоритетов и формулирования бюджетной политики США, исполнительной власти принадлежала доминирующая роль в бюджетном процессе. По существу, до бюджетной реформы 1974 г., установившей определенный “паритет” между законодательной и исполнительной ветвями власти в этой ключевой сфере внутренней политики США, Белый дом осуществлял достаточно полный контроль не только за формированием и исполнением, но и за утверждением федерального бюджета США.

Бюджетная реформа 1974 г. в огромной степени способствовала укреплению бюджетной дисциплины на уровне федерального правительства США, однако она не смогла удовлетворительным образом решить проблему бюджетного дефицита и кумулятивно нараставшего государственного долга США, что потребовало принятия в середине 1980 х и начале 1990 х годов законов, направленных на ужесточение контроля за показателями бюджетного дефицита и его последующую ликвидацию; однако в целом принятые меры оказались сравнительно малоэффективными, и сбалансирование федерального бюджета, достигнутое в конце 1990 х годов, явилось следствием прежде всего резкого улучшения состояния американской экономики и укрепления геополитических позиций США как следствие распада СССР и мирового социалистического содружества.

Эти факторы позволили США заметно уменьшить военные расходы (в расчете на долгосрочную перспективу, измеряемую 10-летним периодом), сократить государственные расходы на поддержку многих сфер и отраслей американской экономики в частном секторе, а также уменьшить (в относительном измерении) государственные трансфертные платежи безработным и малоимущим слоям американского общества – традиционным объектам поддержки со стороны федерального правительства в условиях экономических потрясений и неурядиц. Все это вместе взятое, наряду с существенным снижением выплат по одной их крупнейших статей федеральных расходов – выплачиваемые нетто-проценты, – и позволило США добиться ликвидации дефицита федерального бюджета.

Одновременно, начиная с середины 1990 х годов, главным образом, под влиянием политических факторов, резко ослабла дисциплина рассмотрения и принятия бюджетных заявок исполнительной власти, что и породило нынешнюю реформаторскую волну изменений в современном бюджетном процессе, которая пока не дала ощутимых результатов именно по причине возросшей политизации в принятии бюджетных решений на высшем государственном уровне США. Это положение прослеживается в рамках настоящего исследования на примере принятого весной 1996 г. “революционного” законодательства о постатейном президентском вето, которое, однако, было отменено решением Верховного суда США, принятым летом 1998 г., как противоречащее Конституции США, хотя оно по-прежнему рассматривается в качестве одного из возможных направлений реформ бюджетного процесса.

Цель настоящего исследования заключается в рассмотрении теоретических и практических особенностей современного бюджетного процесса с точки зрения его воздействия на более широкие политические процессы, происходящие в американском обществе. В 90 е годы прошлого столетия один из особенно острых политических кризисов в США был связан с политической борьбой вокруг сбалансированности федерального бюджета, а неспособность республиканской администрации Дж. Буша в период 1989–1993 гг. решить обостряющуюся проблему дефицита федерального бюджета обернулась ее сокрушительным поражением на президентских выборах 1992 г. Наступление “эры профицитов”, хотя и сняло проблему серьезной дестабилизации политической системы США в результате “возмущающего” действия бюджетных факторов, выдвинуло на первый план проблему эффективности ее функционирования, способности обеспечить необходимые изменения в структуре бюджетных приоритетов, а также найти адекватное политическое решение задачи о месте и роли федерального государства в современном обществе и системе его социально-экономических отношений.

Всестороннее изучение американского опыта в бюджетной сфере связано и с тем, что он все шире заимствуется во многих странах мира, особенно в государствах “новой демократии”, в том числе и в России. В деятельности высших государственных органов РФ, в том числе Федерального Собрания РФ, в 1990 е годы “права гражданства” получили такие элементы бюджетного процесса как бюджетное послание президента РФ, практика рассмотрения и принятия проектов федерального бюджета на очередной финансовый год, секвестирование его отдельных статей, законодательное следование принципам сбалансированности и профицитности, налоговые реформы и ряд других составляющих, которые вполне можно определить как заимствованные из американской практики.

Сильной стороной американского бюджетного законодательства является требование “прозрачности” большей части расходных и доходной статей, что в принципе исключило практику перепрограммирования средств федерального бюджета без предварительного уведомления американских законодателей в зависимости от произвольных решений исполнительной власти. В соответствии с бюджетным законодательством Административно-бюджетное управление при президенте США (АБУ) регулярно информирует Конгресс США о произведенных сокращениях в бюджетных расходах (секвестре), хотя в целом на протяжении последнего десятилетия они представляли собой сравнительно небольшую величину (порядка сотых долей одного процента расходной части федерального бюджета). В то же время, как показывает российская бюджетная практика самого последнего времени, произвольное перепрограммирование исполнительной властью законодательно утвержденных сумм федерального бюджета остается отличительной особенностью российского бюджетного процесса.

Бюджетная реформа 1974 г. дала возможность американскому Конгрессу иметь собственное Бюджетное управление, которое осуществляет независимую от АБУ оценку состояния федерального бюджета и его перспектив, обеспечивает аналитическую проработку как президентских бюджетных программ и инициатив, так и законодательных предложений американских сенаторов и конгрессменов. Практика функционирования БУК заслуживает пристального внимания российских законодателей в плане усиления эффективности аналитически-информационных служб Федерального Собрания РФ.

Критическое изучение американского опыта разработки и принятия бюджетных законов, а также практики их применения, важно по той причине, что в прошлом в РФ нередко имело место “слепое” копирование американских подходов, оборачивавшееся кризисными явлениями в развитии российского парламентаризма. Это положение, прежде всего, относится к неудачным попыткам использования механизма бюджетного секвестра в 1997–1998 гг., который внес свой вклад в российский правительственный кризис 1998 г. Определенную озабоченность вызывают и недавние изменения в Налоговом кодексе РФ, поскольку профицитность российского бюджета по-прежнему остается весьма призрачной, и он не имеет значительного запаса “фискальной” прочности, особенно в том случае, если потери в налоговых сборах не будут компенсированы значительным выходом доходов и прибылей “из тени”.

Глава первая

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ПРОЦЕССА В КОНГРЕССЕ США
В XXI в. США вступили с рекордными для всей американской истории профицитами федерального бюджета. Благоприятная ситуация в динамике показателей государственных финансов на фоне представлений о том, что американское общество и экономика в целом развиваются в правильном направлении, предопределили и положительное отношение к действующему с 1974 г. бюджетному законодательству, которое выдержало “испытание временем”, сумев более или менее успешно преодолеть исключительно трудный период стремительного нарастания бюджетных дефицитов в 1980-е годы и в начале 1990-х годов. Как это нередко бывало в американской политической истории, стремительное движение вперед – к рубежам нового столетия и нового тысячелетия – ассоциируется в американском политическом сознании с незыблемой верой в достижения прошлого, восходящего своими корнями к американской Конституции и американскому федерализму, заложенным еще отцами-основателями в XVIII в.

Это положение в полной мере применимо к современному бюджетному процессу США, в основе которого также лежат важнейшие положения американской Конституции.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconПрограмма научно-практической конференции Современные проблемы детской дерматовенерологии и микологии Москва
...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconВ 2002 году в рамках реализации подпрограммы “Архивы России” федеральной целевой программы “Культура России (2001-2005 годы)” Государственный
Перечень выполненных приоритетных мероприятий (работ) финансируемых по направлению “прочие нужды” и их финансирование в 2002 году...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconСправочник по несекретным приказам и директивам Министра обороны (на 1 января 2002 г.) Москва 2002

Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconПрактикум по небесной механике. Концепция и структура. Препринт n москва, 2002 г
Обсуждаются особенности программной реализации такого интегрированного приложения. Приводится описание практикума по небесной механике,...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconУчебное пособие Москва 2002 ббк 63. 3 /2/ я 73 Рецензент: Иванова А. А
Учебное пособие предназначено для студентов I курса всех направлений и всех специальностей дневной формы обучения
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconМетодические указания для студентов заочной формы обучения великий Новгород 2002 ббк 87. 66 Печатается по решению
Культурология: Методические указания для студентов заочной формы обучения / Сост. Н. А. Завершинская, Р. Н. Черникова. – 3-е изд.,...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconМетодические указания для студентов заочной формы обучения великий Новгород 2002 ббк 87. 66 Печатается по решению
Культурология: Методические указания для студентов заочной формы обучения / Сост. Н. А. Завершинская, Р. Н. Черникова. – 3-е изд.,...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconДомашнее задание по русскому языку, 10 класс Выполните письменно
Основные нормы современного литературного произношения и ударения в русском языке. (Нормы произнесения гласных звуков, нормы произнесения...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconПлан мероприятий на 2011-2015 годы по реализации Транспортной стратегии Санкт-Петербурга до 2025 года
Разработка предложений по внесению изменений в законодательные акты Российской Федерации, предусматривающих введение понятий "улично-дорожная...
Законодательные нормы и современные формы их реализации москва 2002 iconПлан мероприятий на 2011-2015 годы по реализации Транспортной стратегии Санкт-Петербурга до 2025 года
Разработка предложений по внесению изменений в законодательные акты Российской Федерации, предусматривающих введение понятий «улично-дорожная...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org