Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «"Сталинская конституция" 1936 года»



Скачать 219.03 Kb.
Дата08.06.2013
Размер219.03 Kb.
ТипДокументы
Аксютин Ю.В.

Сталинская конституция: демократические

соблазны и риски режима личной власти.

(Авторская версия. Редакционную, под заглавием «"Сталинская конституция" 1936 года» см.: // Свободная мысль. 2006. № 9-10. С. 160 - 171)

Хотя Сталин и признан выдающимся (а многими и великим) политиком и государственным деятелем, не был свободен от иллюзий. И превратив страну чуть ли не во вторую по мощи державу Европы, он, было, уверился не только в том, что самое трудное уже позади, что «жить стало лучше, жить стало веселее», но и в том, что этот его оптимизм разделяется советскими людьми, во всяком случае их подавляющим большинством, что они теперь преисполнены верой в счастливое коммунистическое будущее и искренне считают его любимым отцом и учителем. Вот из этой веры в монолитное единство вождя и народа и исходили его импульсы, направленные на некоторую демократизацию советского строя: всеобщее избирательное право, равные и прямые выборы, тайное голосование.

Правда, докладывая проект новой конституции на чрезвычайном VIII Всесоюзном Съезде Советов 25 ноября 1936 года, генсек ЦК ВКП(б) вынужден был объяснять коренное отличие советской политической системы от тех, что существовали на демократическом Западе. В разделе, посвящённом буржуазной критике проекта, он говорил:

- В СССР нет почвы для существования нескольких партий, а значит и свободы этих партий. В СССР может существовать лишь одна партия – партия коммунистов, смело и до конца защищающая интересы рабочих и крестьян. А что она неплохо защищает интересы этих классов, в этом едва ли может быть какое-либо сомнение.1

В то же время он высказался против предложения исключить вовсе из проекта статью 17-ю, говорящую о сохранении за союзными республиками права свободного выхода из СССР2, а также против требования изменить статью 125-ю в том направлении, чтобы запретить отправление религиозных обрядов.

- Я думаю, что эту поправку следует отвергнуть, как не соответствующую духу нашей конституции. 3

Наконец, он высказался против поправки к статье 135-й, предлагающей по-прежнему лишать избирательных прав служителей культа, бывших белогвардейцев, всех бывших людей и лиц, не занимающихся общественно-полезным трудом:

- Советская власть лишила избирательных прав нетрудовые и эксплуататорские элементы не навечно, а временно, до известного периода. Не пришло ли время пересмотреть этот закон? Говорят, что это опасно, так как могут пролезть в верховные органы страны враждебные советской власти элементы, кое-кто из бывших белогвардейцев, кулаков, попов и так далее. Но чего тут собственно бояться? Волков бояться – в лес не ходить. (Весёлое оживление в зале, бурные аплодисменты). Во-первых, не все бывшие кулаки, белогвардейцы или попы враждебны советской власти.
Во-вторых, если народ кой-где и изберёт враждебных людей, то это будет означать, что наша агитационная работа поставлена из рук вон плохо, и мы вполне заслужили такой позор. Если же наша агитационная работа будет идти по-большевистски, то народ не пропустит враждебных людей в свои верховные органы. Значит, надо работать, а не хныкать (бурные аплодисменты), надо работать, а не дожидаться того, что всё будет предоставлено в готовом виде в порядке административных распоряжений. Ленин ещё в 1919 году говорил, что недалеко то время, когда советская власть сочтёт полезным ввести всеобщее избирательное право без всяких ограничений. Обратите внимание: без всяких ограничений. Это он говорил в то время, когда иностранная военная интервенция не была ещё ликвидирована, а наша промышленность и сельское хозяйство находились в отчаянном положении. С тех пор прошло уже 17 лет. Не пора ли, товарищи, выполнить указание Ленина? Я думаю, что пора.1

В том, что «пора», Сталина лишний раз убеждала реакция населения на его выступление – во всяком случае то, как преподносили её советские органы массовой информации.

Уже в день открытия съезда миллионы советских граждан слушали этот доклад по радио. Так, на дирежаблестроительной верфи в подмосковном Долгопрудном около 2.000 человек внимали словам вождя в специально подготовленных, радиофицированных клубах, ленинских уголках, партийных кабинетах и других помещениях. Ещё 400 радиоточек установили в бараках и домах.2 10.000 человек слушали по радио речь «творца конституции – великого Сталина» в городе Уржум и в колхозах района.3

Доклад Сталина был тут же превращён в очередные святцы. Его отпечатали его в количестве 20 миллионов экземпляров. Как с гордостью утверждала газета «Красная звезда» в номере от 28 ноября 1936 года, «в таком тираже ещё никогда в мире не издавалась ни одна книга».1

Начиная с 26 ноября была развёрнута читка этого доклада по цехам, отделам и участкам в предприятиях, организациях и воинских частях. В 3-й полк Московской пролетарской дивизии приехал корреспондент «Правды» побеседовать с молодыми бойцами, пришедшими в армию с колхозных полей. Орденоносцу (он до призыва в армию обрабатывал на тракторе в одну смену 1.095 га) Демидову посчастливилось приветствовать съезд с делегацией РККА. И теперь он говорит:

- Наша страна – самая свободная в мире… И самая мощная. Если вспыхнет война, будем бить противника, как сказал товарищ Ворошилов, там, откуда противник пришёл!

Боец Куропаткин вырос в селе Меньшие Можары Московской области. (В скобках следует заметить, что такого села нет на сегодняшней карте Московского региона. Авт.) «Он ярко и просто описывает изменения в жизни деревни, о которых говорил Сталин:

- Раньше грязь была, а теперь шоссейная дорога. 10 школ в районе… Деревня у нас стала как город. Своя радиостанция. Клуб замечательный. Лаптей не видать. Колхозник и в поле едет в сапогах. Народ стал культурнее, каждый имеет костюм, галстучек наденет – не узнаешь, колхозник или инженер.

Простые и мудрые слова товарища Сталина о значении и смысле новой конституции стали родными для всех бойцов нашей Красной армии».2

Тон такого рода обсуждению задавали делегаты Съезда Советов. Так, первый секретарь Московского областного комитета ВКП(б) Н.С.Хрущёв говорил:

- Идеи сталинской конституции овладели массами советского народа. Только в одной Москве и в Московской области проект конституции обсуждали более 5 миллионов человек.

Около трети его речи была посвящена восхвалению вождя. Среди прочего он сказал:

- Мы знаем, товарищи, кому принадлежит главная заслуга в наших победах. Эта заслуга принадлежит нашему вождю товарищу Сталину. (Шумные аплодисменты). Да, партия большевиков может сегодня поздравить себя и своего учителя-вождя. Благодаря ясности цели, настойчивости в её достижении и твёрдости характера, ломающего все и всяческие препятствия, наша партия привела советский народ к величайшей победе – сталинской конституции. (Аплодисменты).

В этой конституции он особое внимание обращал на статью 126-ю, в которой подчёркивалась руководящую роль большевистской партии:

- Буржуазные критики считают это недостатком нашей конституции, признаком её недемократичности. А мы, товарищи, вместе со всеми трудящимися нашей страны отвечаем им: именно 126-я статья обеспечивает демократичность нашей конституции, ибо она обеспечивает существование советской власти.

Напомнив о лозунге тамбовских и кронштадтских мятежников «советы без коммунистов», он сказал:

- Сколько бы ни злобствовали наши враги против 126-й статьи нашей конституции, все трудящиеся нашей страны, и не только они, а трудящиеся всего мира, приветствуют этот пункт, обеспечивающий жизненность нашей конституции. (Аплодисменты).1

Параллельно с заседаниями съезда проходил пленум ЦК ВКП(б). О нём средства массовой информации ничего не сообщали, а его решении подтвердить исключение из партии уже арестованных члена ЦК Ю.Л.Пятакова и кандидата в члены ЦК Г.Я.Сокольникова стало известно гораздо позже.2 О том, что происходило на этом пленуме, можно судить по карандашной записи, сделанной кандидатом в члены Политбюро, секретарём ЦК и первым секретарём Ленинградских областного и городского комитетов ВКП(б) А.А.Ждановым на личном экземпляре проекта конституции. Вероятнее всего в ней фиксировалось то, что Сталин говорил о правых, НКВД и партийно-политической работе в массах, НКВД и правых, причём довольно эмоционально: «Предел человеческой подлости!.. Как умеют прятать концы!» Упомянув о «дьявольском плане Зиновьева и Каменева» и выразив сожаление, что их вместе с Томским нельзя привлечь теперь в качестве «главных свидетелей», он ссылался на новые факты, выявленные в НКВД после августа 1936 года: о «запасном центре», об Украинском центре, Западно-Сибирской организации, зачитывал показания арестованных о существовании террористических групп… «По-моему, не извлекли уроки… На вредительство ещё не мобилизовались… Элементарных обязанностей членов ЦК не выполняем! Кого разоблачили?.. Бдительность вне зависимости от положения!».3

5 декабря Съезд Советов постановил: 1) утвердить проект конституции СССР (все 146 статей голосовались каждая в отдельности); 2) поручить ЦИКу разработать и утвердить положение о выборах, а также установить сроки выборов Верховного Совета СССР; 3) объявить день принятия конституции 5 декабря всенародным праздником.1

Уже в этот день на московских предприятиях проводились митинги. Как сообщалось в прессе, «ораторы в кратких, взволнованных речах говорили о счастье и радости жить в эти дни‹…› славили имя великого творца конституции, мудрого вождя, учителя и друга товарища Сталина». Всю ночь на 6-е на предприятиях Москвы шла подготовка к торжественной демонстрации на Красной площади.2

Она состоялась в воскресенье 6 декабря. В ней участвовало, несмотря на то, что значительное количество московских предприятий работало, около 1 миллиона человек. Такие же массовые демонстрации прошли в Ленинграде и других больших городах страны.

Итак, страна получила новую конституцию, в которой объявлялось о победе социализма в стране, то есть о ликвидации эксплуатации и эксплуататор­ских классов. В связи с этим вчерашним помещикам и капиталистам, нэпманам и кулакам предоставлялось право голоса на выборах в советы всех уровней. Мало того, жители города и деревни получили теперь равное представительство, отменялась многостепенность выборов. Но самая главная (и, пожалуй, самая опасная) новация заключалась в том, что голосование на выборах переставало быть открытым и как бы выходило из-под контроля властей.

Почему Сталин пошел на такой риск? Как и большинству других диктаторов ему было не чуждо желание покрасоваться в демократиче­ских одежках, продемонстрировать миру непоколебимое единство меж­ду народом и его вождем. Ведь добился же Гитлер, чтобы на всеобщие равные и прямые выборы в Рейхстаг 29 марта 1936 г. явилось 44.952.000 из 45.429.000 избирателей (т.е. 98,5%), а его кандидаты получили 98,79 % голосов. И это при тайном голосовании! Чем же советские люди хуже немцев? Правда, дело это нелегкое, признавал Сталин.3 Но, как говаривал покойный Киров, нет таких крепостей, которые бы не сдавались большевикам. Мало того, Сталин не прочь был и переплюнуть Гитлера в "демократичности" выборов, дав возможность выставлять разных кандидатов в одном избирательном округе. Некоторые совет­ские юристы восприняли такую возможность на полном серьезе. А директор Института советского строительства и права Комакадемии Е.Б.Пашуканис, например, в Конституционной комиссии попытался развивать мысль о том, как закрепить в тексте соответствующие "права гражданина". Бухарин, смеясь, ответил ему:

- Попробуйте голосовать за кандида­туру, не одобренную партией. Я, во всяком случае, не рискну. При наличии единственной правящей партии у нас в стране, всякие выборы, в сущности сведутся к назначению.1

Если в верхах к такого рода "демократической" процедуре относи­лись с изрядной долей цинизма, то в низах энтузиазм одних соседство­вал со скептицизмом других. Секретарь парткома Кировского завода Тюрин, выступая на совещании у Жданова в Смольном 23 декабря 1936 г. сетовал:

- Когда мы прорабатывали итоги VIII Съезда Советов, там, где собрания происходят среди рабочих, то рабочий класс от начала до конца сидит и слушает, а где вместе со служащими, то к концу собрания остается 25%, а остальные расходятся.2

Сам Жданов, под­водя итоги совещания, вынужден был признать, что "и при новой Кон­ституции, и при старой были и будут люди, которые недовольны нашими порядками". Правда, в этих недовольных он призвал видеть "наших людей", критикующих плохую работу милиции, здравоохране­ния и других органов власти, а не саму власть, пока она не отвечает на жалобы репрессиями. Заставить людей молчать, полагал он, "было бы самым лучшим способом помощи нашим врагам".3 Через три-четыре месяца в эту оценку "критики снизу" будут внесены существенные коррективы.

Однако уже перепись населения, проведённая 6 января 1937 года, показала, что, вопреки ожиданиям, во-первых, численность населения не растёт, а падает, и во-вторых, более половины людей старше 16 лет называют себя верующими.4 Для Сталина это стало шоком, сравнимым разве с тем, что он перенёс 22 июня 1941 года, узнав о нападении Германии на СССР. «Кого они (избиратели – авт.) будут слушать, большевистских агитаторов или поповских?» - гневно спрашивал он своих соратников. И самое главное: как они поведут себя, зайдя с бюллетенями в руках в закрытую кабинку для голосования? Первой жертвой сталинского гнева стал один из разработчиков переписи (и конституции тоже) Е.Б.Пашуканис. Он был снят с постов директора Института советского строительства и права АН СССР и редактора журнала «Советское строительство»,5 а потом арестован и расстрелян.

А тут ещё стало известно, что народное одобрение новой конституции было не таким уж и единодушным. Оказывается, в дни работы съезда в Свердловске, Перми и Тагиле имели место перебои в торговле хлебом и очереди за ним, возникла паника. Искать виноватых долго не пришлось. Оказывается, если верить признаниям подсудимых на открытом судебном процессе 23 – 30 января 1937 года по делу «антисоветского троцкистского параллельного центра», все экономические срывы и трудности в снабжении населения продовольствием и другими товарами, не следствие сталинской политики рывка, а результат намеренного преступного саботажа. Так было недавно в Кузбассе. А теперь, ясно, и на Урале действует целая шайка троцкистов, «пробравшихся в торговый аппарат». Причём вскрыта она была «лишь после указания ЦК».1

Не мало времени пришлось уделить безобразиям, творившимся местными руководителями в колхозах Белоруссии, особенно в Лепельском районе. Оргбюро ЦК ВКП(б) вынуждено было признать, что в результате допущенных там извращений «классово-враждебные и шпионские элементы получили возможность вести подрывную работу среди населения».2 Политбюро ЦК ВКП(б) постановило отпустить Белоруссии зернофураж и муку,3 затем решило поменять там наркома внутренних дел,4 а 22 февраля опросом приняло специальное постановление о положении в Лепельском районе БССР.5 Его текст остаётся секретным, а потому недоступным для исследователей. Но о его содержании можно судить по тому, что говорил Жданов в бюро Ленинградского обкома ВКП(б) при рассмотрении вопроса о состоянии партийно-политической работы в Середкинском районе Псковского округа:

- Этот вопрос возник в связи с Лепельским делом, он связан с очень большими извращениями нашей политики, которые дошли до того, что там, как вы знаете, по религиозным якобы соображениям люди стали отказываться от переписи. Я выяснил, что дело идёт не столько о попах, сектантах, как о том, что наши советские органы своей практикой штрафов, издевательств, продажей изб и прочих вещей довели население до белого каления, и оно готово идти к чёрту на рога, не только к сектантам… Своей вредной практикой мы создаём резерв для врагов… Заставляем колхозников в виду границы пахать на людях.

И если так бесчеловечно относились к колхозникам, то что же говорить о единоличниках? К ним «эти самые незаконные действия в смысле переадминистрирования» и применялись главным образом. Но в силу ряда обстоятельств в приграничных районах их оставалось всё ещё немало, например, в том же Середниковском районе 19 %. А ведь это будущие избиратели.

- Как они живут? – спрашивал Жданов у районных руководителей. - Что они собой представляют? Собираются ли они в сектанты или нет? Вот один из вопросов, который надо проверить.1

Вопрос о подготовке партии к выборам рассматривался на февральско-мартом пленуме ЦК ВКП(б).

На этом пленуме, давшем санкцию на арест Бухарина и Рыкова, был заслушан и обсуждён доклад Жданова о задачах партийных организаций в связи с предстоящими выборами Верховного Совета СССР. Выступивший в прениях первый секретарь Западно-Сибирского крайкома и кандидат в члены Политбюро Р.И.Эйхе, ссылаясь на всесоюзную перепись, говорил о заброшенных глухих сёлах в каждом районе заброшенных глухих участках в городах:

- Там мы вскрыли наибольшее количество отсталых настроений, наибольшее количество враждебных настроений. Да иначе и быть не могло, потому что враг прежде всего окапывается в таких глухих уголках.

И предупреждал, что во время предстоящей избирательной борьбы там придётся столкнуться с попытками врага «повести свою атаку против нас, организовать борьбу против нас». Причём враг этот многолик: есть он и среди исключённых и выбывших из партии. А таких в крае за 11 лет накопилось 93 тысячи человек против 44 тысяч имеющихся сейчас коммунистов.

- Это общее явление, - подаёт реплику секретарь партколлегии комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) М.Ф.Шкирятов (возглавлял эту комиссию сам Ежов).

- Настроения среди этих людей самые разные, - продолжал Эйхе. – Есть много таких, которые преданы нам… Но среди исключённых немало прямых врагов. Они побывали в партии, получили некоторые политические навыки и будут пытаться использовать их против нас.

Немало в Западной Сибири и бывших кулаков, в том числе высланных сюда во время коллективизации. Если говорить о молодёжи, то в подавляющем большинстве это люди, считающие, что «встали на новую дорогу и по этой новой дороге должны идти под руководством партии».

- Но осталась немалая группа заядлых врагов, которые будут пытаться всеми мерами продолжать борьбу, будут пускать в ход клевету и провокацию во время выборов. Будут пытаться причинять нам разные гадости.2

Ещё один кандидат в члены Политбюро, первый секретарь ЦК КП(б) Украины С.В.Косиор. бил тревогу по поводу того. что в некоторых собраниях верующих, имевших место в связи с обсуждением новой конституции, принимали участие тысячи людей.

- Нам надо тут каким-то образом протянуть свои щупальцы, знать, что происходит, что делается, какие организующие рычаги, центры имеются.

Призвал он не считать второсортной массово-политическую работу среди служащих и интеллигенции, особенно технической.

- Правда, говорят, что это уже другая, новая, наша интеллигенция. Но это ещё ничего не решает. Это только значит, что если мы не будем вести работу среди интеллигенции, то туда могут проникнуть чуждые элементы, а там больше всего остатков чуждых людей.

По мнению Косиора, есть ещё одна опасность того, что «слишком много кандидатур будет проваливаться», в результате чего «мы можем попасть в большой просак»:

- Есть у нас много людей одиозных, не заслуживающих доверия… или людей, которых масса иногда даже ненавидит, а мы этого не замечаем, игнорируем.1

Безусловное «оживление некоторых враждебных групп и в городе и на селе» признал и первый секретарь Московских областного и городского комитетов ВКП(б) Н.С.Хрущёв:

- У нас в Рязани не так давно выявлена эсеровская группировка, которая также готовится к выборам на основе новой конституции. Руководитель этой группировки Остапенко занимается вербовкой людей, разрабатывает и даёт указания, как можно вести подрывную работу против коммунистов, дискредитируя, проваливая их на выборах с тем, чтобы протаскивать свои кандидатуры.2

На пленуме приводился случай мошенничества и спекуляции на массовых ожиданиях возрождения легальной оппозиции. Один проходимец начал организовывать запись в правые и навербовал 500 человек в Бобровском и Лискинском районах Воронежской области. С помощью агентов ему удалось собрать несколько тысяч рублей членских взносов. Один из этих агентов написал на него жалобу: «Москва, центр правого уклона. Я старался изо всех сил, вербовал больше чем другие, а они мне не заплатили». Только тогда и обнаружилось, что делается в этих районах под носом начальства.3

- Враждебным организациям трудно будет выступить со своими кандидатами в Верховный Совет, - говорил член Оргбюро и главный редактор журнала «Большевик» А.И.Стецкий. – Но что касается низовых советов (районных, городских, сельских в особенности), то тут избирательная борьба будет чрезвычайно серьёзная.

- Ряд сельсоветов может попасть в их руки, - согласился с ним Сталин.

Напомнив, что кандидатуры будут выставляться не только от партийных организаций, Стецкий сказал:

- Что касается низовых советов, то здесь борьба пойдёт часто по самым насущным экономическим нуждам, по бытовым вопросам, демагогия будет развиваться враждебными элементами большая. Причём они, конечно, не будут выступать с открытым забралом, а улавливать избирателей на их непосредственных нуждах, формально выступая на советской платформе. С этим, конечно, нужно считаться, и с этой стороны наши организации должны быть подкованы как следует.

На для этого надо изучить лицо избирательных округов, знать, что из себя представляют избиратели. Между тем даже в московских районах организационная работа охватывает только 60 – 70 %, оставляя вне своего поля зрения кустарей, домашних хозяек, людей свободных профессий.

- К ним тоже необходимо будет подойти,.. чтобы во время выборов у нас не было никаких неожиданностей.

Кроме того он предостерёг райкомы и обкомы против переоценки и неправильного вывода из факта «безграничного доверия трудящихся масс нашей партии».

- Некоторые границы доверия всё-таки есть, - соглашается с ним Сталин.1

Следующими пунктами повестки дня пленума стали вопросы о борьбе с вредительством в промышленности (особенно оборонной), на транспорте и в вооружённых силах. Дискуссия после этого повернула в совершенно другую сторону. Слово «чистка» стало ключевым во всех выступлениях. Только в РККА, по признанию наркома обороны Ворошилова с 1924 года «мы вычистили из армии (пусть вас не пугает такая цифра) около 47 тысяч человек, причём только за последние три года «мы выбросили из армии по разным причинам негодности и политической неблагонадёжности около 22 тысяч человек, из них 5 тысяч человек были выброшены как оппозиционеры, как всякого рода недоброкачественный в политическом отношении элемент».2 Из них в качестве вредителей «мы к настоящему времени имеем 6 генеральских чинов», в том числе комкоров В.М.Примакова, В.К.Путну и С.А.Туровского, комдивов Ю.В.Саблина и Д.А.Шмидта, а также комбрига М.О.Зюка.3

Он высказался за то, чтобы провести в армии ряд специфических мер, которые дадут возможность «избавиться от тех зловредных, мерзких элементов, которые несомненно и безусловно имеются ещё в рядах армии, как и во всём нашем государственном аппарате».1

Подводя итоги прениям по вопросу о вредительстве, Молотов привёл такие цифры осуждённых за последние 5 месяцев членов антисоветских, троцкистских организаций и групп по центральному и местному аппарату отраслевых ведомств: 583 человека в наркоматах тяжёлой и оборонной промышленности, 228 в Наркомпросе, 141 в Наркомлегпроме, 137 в НКПС (в том числе до десятка начальников дорог), 102 в Наркомземе, 100 в Наркомпищепроме, 88 в Наркомводе, 82 в Наркомвнуторге, 77 в академии наук и вузах, 68 в редакциях и издательствах, 65 в советском аппарате (в том числе председатель Свердловского облисполкома и два заместителя председателя Киевского облисполкома), 64 в Наркомздраве, 62 в Наркомлесе, 60 в Наркомместпроме, 54 в Наркомсвязи, 38 в Наркомхозе, 35 в Наркомате совхозов, 35 в Наркомфине.

- Из одной этой справки, очень густой, нужно уже делать выводы такие, что успокаиваться нам никак не приходится. Надо посерьёзнее покопаться в вопросах, которые связаны с вредительством, и в тех выводах, которые вытекают из обнаруженных фактов.2

Поиск врагов народа продолжился сопровождал всю последующую массово-политическую работу партии в ходе подготовке к выборам в Верховный Совет.

Вновь и вновь напоминая своим подчинённым, со ссылкой на предупреждения Сталина, что эти «выборы будут нелёгкими»,3 Жданов говорил 14 апреля:

- Мы должны устранить максимум того, что создаёт резервы недовольных и даёт козыри врагам… Масса беззаконий творится<…> Или мы эти недостатки изживём и быстро, или они будут нас бить и хлестать во время выборов.4

Райкомы партии, по его мнению, должны «иметь сейчас дислокацию своих сил и сил врагов возможных», заняться «точным установлением вопроса, где попы и в каком находятся состоянии, какую работу ведут, и как мы там выглядим». Но это далеко не всё. Необходимо знать: 1)где, когда и какое было восстание, антисоветское выступление или кулацкие вылазки, кто из их участников остался и «от кого можно ждать неприятностей»; 2) где были перегибы во время коллективизации; 3) где скрываются эсеры, троцкисты и перебежчики.

- Вот какие вопросы стоят перед организацией агитации. Иначе будем руководить не мы, а те, кто сейчас организуется.5

Поэтому агитколлективы должны заниматься не столько уговариванием, сколько «выяснением вопросов, кто чем живёт, чем кто обижен».1

Температуры общественных настроений ищмерялась во время сменявших друг друга массовых мобилизаций и кампаний: 1) какой процент рабочих, служащих и колхозников вышел на праздничную демонстрацию, сколько их участвовало в ней до конца, не сбежало, сколько пришлось удалить за неподобающие слова или поступки; 2) все ли участвуют в митингах, на которых выносятся гневные требования предать смертной казни «подлых шпионов и диверсантов»; 3) насколько активно проходят выборы в профсоюзные и комсомольские органы и как массой встречаются официальные кандидаты, выдвигаемые партийными органами; 4) есть ли сомневающиеся (а тем более недовольные) в необходимости добровольно подписаться на заём обороны в размере 2 – 3-недельной своей зарплаты; 5) таким ли уж всеохватывающим является энтузиазм по поводу героизма папанинцев и перелёта через Северный полюс в Америку.

Те, кто во время этих кампаний не заслуживал положительной аттестации, и от кого, следовательно, можно было ожидать негативного голосования на выборах в Верховный Совет, подлежали изоляции от общества. Их арестовывали, а осуждение в качестве врагов народа означало и лишение избирательных прав. Начиная с августа политические репрессии приобрели уже массовый характер. По лимитам, спускаемым из центра, на местах изъятию (вплоть до расстрела) подлежали все когда-то репрессированные, но позже прощённые советской властью, бывшие помещики и фабриканты, нэпманы и кулаки, а также поляки, латыши и прочие имеющие родственников за границей.

Сталина не надо было учить тому, чему он сам учил других: не важно как проголосовали, а важно как посчитали. Но он прекрасно представлял себе границы возможной фальсификации: можно 15 – 20 % голосующих против объявить 1,5 – 2 %. Но возможно ли так поступить с большинством? А ведь, по признанию его первого апостола Молотова, оказалось, что, хотя формально «у нас все пошли за Сталиным», но как только «оказалось возможным проявить свою натуру, большинство оказалось против». И чтобы вынудить это большинство «помогать строительству социализма, хотя многие из них этого не хотели бы», следовало повернуть русло, необходимо было «пройти через полосу террора», «приходилось рубить, не всегда разбираясь», потому что разбираться тогда не было времени, не было возможности. «Мы рисковали не только советской властью, но и интернациональным коммунистическим движением».2 Признавая, что в 1937 году «перебрали, переборщили», Молотов тем не менее считал, что «всё это допустимо ради основного: только бы удержать власть».1

Внушая страх, репрессии играли и другую немаловажную роль. По принципу «бей своих, чтобы чужие боялись,» объявлялись врагами народа и многие из власти предержащих коммунистов. Кстати, кое-кто из простых людей, особенно из числа верующих, видел в чистке партийно-советского аппарата своего рода «небесною кару» за революционные прегрешения против страны и народа, а в Сталине – «перст божий», «карающий меч возмездия».

Вот это-то своеобразное переплетение энтузиазма, страха и мстительности в массовом сознании ярко проявилось в манифестациях 7 ноября в честь 20-й годовщины Великого Октября. Партийные и чекистские сводки были единодушны в их оценке как невиданных по масштабу и проявленному энтузиазму. Подготовка к выборам вступила в завершающий этап. Агитаторы стали обходить избирателей по месту их жительства, фиксируя затем, как их встречали, как слушали, какие вопросы задавали. Не останавливалась чистка руководящих органов, неожиданно куда-то пропадали кандидаты в депутаты. А вместо них появлялись другие. Не оставляли в покое только что утверждённые избирательные комиссии: то тут, то там объявлялись врагами народа те, в отношении которых в последний момент возникали сомнения в том, достаточно ли лояльно они будут вести себя в случае необходимости при подсчёте голосов.

Итог этой колоссальной работы был впечатляющим: если верить газете «Правда», на избирательные участки 12 декабря 1937 года явилось 91.113.153 человек, или 96,8 % избирателей. Из них за кандидатов в депутаты Совета Союза (одной из двух палат Верховного Совета) проголосовал 89.844.271 человек, или 98,6 % от общего числа принявших участие в выборах. Против было подано 632.074 голоса. Недействительными оказались 636.808 бюллетеней2. В закрытых ранее правительственных сборниках приводятся несколько иные цифры: против проголосовало 1.268.882 человека, или 1,39 %, причём по РСФСР этот процент составил 1,60% (935.580 голосов)3. И всё равно эти результаты были поразительными.
Ю.В.Аксютин, д.и.н., профессор Московского

государственного областного университета, -

тел 688-71-95

e-mail: aksyutin@mtu.ru

1 Сталин И.В. О проекте конституции Союза ССР. Доклад на чрезвычайном VIII Всесоюзном Съезде Советов 25 ноября 1936 года. // Большевик. 1936. № 23. С. 13.

2 См.: Там же. С. 16.

3 См.: Там же. С. 18 - 19.

1 Сталин И.В. О проекте конституции Союза ССР. Доклад на чрезвычайном VIII Всесоюзном Съезде Советов 25 ноября 1936 года. // Большевик. 1936. № 23. С. 19 - 20.

2 См.: Политдонесение секретаря парткома Дирежаблестроительной верфи Серебренникова в МК и РК ВКП(б) о мероприятиях по прароботке материалов VIII съезда советов. // ЦАОПИМ. Ф. 3 (МК ВКПб). Оп. 50. Д. 18. Л. 100.

3 Диковский С. На родине Кирова. // Правда. 1.12.36. С. 2.

1 Цит.по: Сувениров О.Ф. Трагедия РККА 1937 – 1938. – М.: «Терра», 1998. С. 27.

2 Ромашов Б. У бойцов Московской пролетарской дивизии. // Правда. 4.12.36. С. 2.

1 Чрезвычайный VIII Всесоюзный съезд советов: Прения по докладу Сталина о проекте конституции Союза ССР: Речь Н.С.Хрущёва. // Правда. 2.12.36. С. 4.

2 См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 96 и 111.

3 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАНИ). Фонд 77 (А.А.Жданова). Опись 1. Дело 841. Листы 50 об и 51 об.

1 Чрезвычайный VIII Всесоюзный съезд советов: Заключительное заседание .12.36. // Правда. 6.12.36. С. 1 и 4..

2 Великая радость! Митинги на московских предприятиях. // Правда. 6.12.36. С. 6.

3 Правда. 6.03.37.

1 Цит.по: Власть и оппозиция. Российский политический процесс ХХ столетия. / Рук.проекта В.В.Журавлёв.– М.: «Росспэн», 1995. С. 166.

2 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 826. Л. 32.

3 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 826. Л. 32.

4 См.: Васильков Ю. Заглянем в историю – в ней ответы. // Российская газета. 11.11.97. С. 3.

5 Протокол № 67 Оргбюро ЦК ВКП(б) от 25.03.37. // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп. 114. Д. 623. Л. 19.

1 Протокол № 67 Оргбюро ЦК ВКП(б) от 25.03.37. // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп. 114. Д. 623. Л. 123.

2 Протокол № 5 Оргбюро ЦК ВКП(б) от 8.03.37. // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп. 114. Д. 621. Л. 2. Копия.

3 Повестка дня Политбюро ЦК ВКП(б).? // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп.3. Д. 984. Л.6.

4 Повестка дня Политбюро ЦК ВКП(б).? // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп.3. Д. 984. Л.13.

5 Повестка дня Политбюро ЦК ВКП(б).? // РГАСПИ. Ф. 17 (ЦК ВКПб). Оп.3. Д. 984. Л.7.

1 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 47. Л. 1 – 2.

2 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 5 – 6.

1 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 7– 9.

2 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1993. № 6. С.18.

3 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1993. № 7. С. 4– 5.

1 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 5– 7.

2 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1994. № 8. С.12.

3 Там же. С. 6.

1 Там же. С. 17.

2 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. // Вопросы истории. 1994. № 8. С.18.

3 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 47. Л. 2.

4 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 47. Л. 3.

5 РГАСПИ. Ф. 77 (А.А.Жданов). Оп. 1. Д. 47. Л. 4 – 5..

1 Там же. Л. 6.

2 Цит.по: Чуев Ф. 140 бесед с Молотовым. – М.: «Терра», 1991. С. 356 и 360 - 361.

1 Цит.по: Чуев Ф. 140 бесед с Молотовым. – М.: «Терра», 1991. С.402.

2 См.: Правда. 17.12.37. С. 1.

3 См.: Выборы в Верховный Совет СССР и в Верховные Советы союзных и автономных республик 1937 – 1938 гг. (Цифровой сборник). – М., 1939. С. 5.

Похожие:

Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconКонституция СССР 1936г
Конституция СССР 1936-законодательное закрепление социальной государственной организации советского строя
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconКонтрольная работа по теме «Сталинская модернизация»
В годы Великой Отечественной войны высшим органом государственной власти в СССР был
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» icon«Сталинская модернизация»
А плюрализмом мнений в обществе б идеологическим господством компартии в общественной жизни в инакомыслием и критикой советской власти...
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconУчебный курс глава I. Предмет логики как науки 4 мышление как объект логики 4
Охватывает такие видовые соподчиненные понятия, как «Конституция унитарного государства» и «Конституция федеративного государства»,...
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconИнформационный материал к Парламентскому уроку – 2012 Конституция – это основной закон
Слово «конституция» в переводе с латинского означает «установление», «устройство»
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconГосударство и право в новое время
...
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconКонституция 1936 г
Новая избирательная система: всеобщие, равные, прямые выборы через тайное голосование
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconНазовите основные внутренние источники международного частного права в РФ и других государствах–членах СНГ
Конституция РФ (спорно: по мнению некоторых ученых, Конституция не является источником мчп)1
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconВопросы к экзамену по курсу «история украины»
Сталинская индустриализация и коллективизация и их последствия для украинского общества
Аксютин Ю. В. Сталинская конституция: демократические соблазны и риски режима личной власти. Авторская версия. Редакционную, под заглавием «\"Сталинская конституция\" 1936 года» iconПервая Конституция была принята 10 июля 1918 года в связи с образованием рсфср. После установления советского строя контрольные функции, в соответствии с принципом Вся власть Советам
Поскольку конституция обладает высшей юридической силой, все остальные акты должны ей соответствовать, что, в частности, обеспечивается...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org