Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли



страница1/16
Дата09.06.2013
Размер1.69 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16








СНОВА В НОВЫМ ДИВНОМ МИРЕ [1958]

Олдос Хаксли

Содержание

Предисловие
I Перенаселенность
II Количеств, Качество, Этика
III Сверхорганизаций
IV Пропаганды в Демократическом Обществе
V Пропаганды Под Диктатурой
VI Искусства Продажи
VII Промываний мозгов
VIII Химических Убеждений
IX Подсознательных Убеждений
X Гипнопедия
XI Образования для Свободы
XII, Что Может быть Сделано?


Предисловие

Душа остроумия может стать самым телом неправды. Однако изящный и незабываемый, краткость никогда не может, в природе вещей, показывать себя с лучшей стороны ко всем фактам сложной ситуации. На такой теме можно быть кратким только упущением и упрощением. Упущение и ­упрощение помогают нам понять - но помочь нам, во многих случаях, понять неправильную вещь; поскольку наше ­понимание может иметь только аккуратно ­сформулированные понятия abbreviator,­ не обширную, разветвляющуюся действительность, от которой так произвольно резюмировались эти понятия.

Но жизнь коротка и бесконечная информация: ни у кого нет времени для всего. Практически мы вообще вынуждены выбрать между незаконно краткой выставкой и никакой выставкой вообще. Сокращение - необходимое зло, и бизнес abbreviator должен сделать лучшую из работы, которая, хотя свойственно плохо, все еще лучше чем ничего. Он должен учиться упрощать, но не на грани фальсификации. Он должен учиться концентрироваться на основах ситуации, но не игнорируя ­слишком многие из второстепенных вопросов квалификации действительности. Таким образом он может быть в состоянии сказать, не действительно целая правда (для целой правды о почти любом важном ­предмете несовместимо с краткостью), но значительно больше чем опасная четверть истин и полуправды, которые всегда были монетой, находящейся в обращении мысли.

Предмет свободы и ее врагов огромен, и что я написал, конечно слишком коротко, чтобы сделать это полное правосудие; но по крайней мере я затронул много аспектов проблемы. Каждый аспект, возможно, был ­несколько упрощен на выставке; но эти последовательные упрощения составляют в целом картину, которая, я надеюсь, дает некоторый намек необъятности и сложность оригинала.

Опущенный от картины (не как являющийся незначительным, но просто для удобства и потому что я ­обсудил их в более ранних случаях) механические и военные враги свободы - оружие и "аппаратные средства", которые так сильно усилили руки правителей в мире против их предметов, и когда-либо более губительно дорогостоящие приготовления навсегда больше бессмысленных и убийственных войн.
Главы, которые следуют, должны быть прочитаны на фоне мыслей о венгерском восстании и его ­репрессии, о водородных бомбах, о стоимости того, что каждая нация именует как "защита", и о тех бесконечных колонках мальчиков одетых в форму, белого, черного, коричневого, ­желтого, идя покорно к общей могиле.

I.
Перенаселенность


В 1931, когда Дивный новый мир писался, я был убежден, что было все еще много времени. Полностью организованное общество, научная кастовая ­система, отмена по доброй воле методическим созданием условий,­ рабство сделало приемлемым регулярными дозами химически вызванного счастья, orthodoxies барабанивший в ночными курсами обучения во сне - эти вещи прибывали хорошо, но не в мое время, не даже во время моих внуков. Я ­забываю точную дату событий, зарегистрированных в Дивном новом мире; но это было где-нибудь в шестом или седьмое столетие A.F. (После того, как Форд). Мы, кто жил во второй четверти двадцатого столетия нашей эры, были жителями, по общему признанию, ужасного вида ­вселенной; но кошмар тех лет депрессии радикально отличался от кошмара ­будущего, описанного в Дивном новом мире. Наш был кошмар ­слишком небольшого количества заказа; их, в седьмом столетии A.F., слишком много. В процессе прохождения от одной противоположности до другого был бы длинный интервал, таким образом я вообразил, во время которого более удачливая треть человеческого рода сделает лучшие из обоих миров - беспорядочный мир либерализма и слишком аккуратного Дивного нового мира, где прекрасная эффективность не оставляла комнаты для свободы или личной инициативы.

Двадцать семь лет спустя, в этой третьей четверти двадцатого столетия нашей эры, и перед концом первого столетия A.F., я чувствую себя намного менее оптимистическим, чем я сделал, когда я писал Дивный новый мир. Пророчества, сделанные в 1931, осуществляются намного скорее, чем я думал, что они будут. Счастливый интервал между слишком небольшим количеством заказа и кошмаром слишком много не начал и не показывает признака начала. На Западе это - истинные, индивидуальные мужчины и женщины, все еще обладают большой мерой свободы. Но даже в тех ­странах, у которых есть традиция демократического правительства, этой свободы и даже желание этой свободы, кажется, находится на убывании. В свободе остальной части мира для людей уже пошел, или явно собирается пойти. Кошмар полной организации, которую я расположил в седьмом столетии После Форда, появился из безопасного, отдаленного будущего и теперь ждет нас, только вокруг следующего угла.

1984 Джорджа Orwell's был увеличенным проектированием в будущее подарка, который содержал Сталинизм и непосредственное прошлое, которое засвидетельствовало расцвет Нацизма. Дивный новый мир был написан перед повышением Гитлера к высшей власти в Германии и когда российский тиран еще не вошел в свой большой шаг. В 1931 систематический терроризм не был одержимым ­современным фактом, которым это стало в 1948, и ­будущая диктатура моего воображаемого мира была намного менее зверской чем будущая диктатура, так блестяще изображаемая Оруэллом. В контексте 1948 1984 казался ужасно убеждением. Но тираны, в конце концов, смертны и изменение обстоятельств. Недавние события в России и недавние авансы в науке и технике отняли у книги Оруэлла части ее ужасного правдоподобия. Ядерная война, конечно, сделает ерунду общих предсказаний. Но, предполагая в настоящий момент, что Великие державы могут так или иначе воздержаться от разрушения нас, мы можем сказать, что теперь выглядит, как если бы разногласия были больше в пользу кое-чего как Дивный новый мир чем кое-чего как 1984.

В свете того, что мы недавно узнали о поведении животных вообще, и человеческом поведении в частности стало ясно, что контроль через наказание нежелательного поведения менее эффективен,­ в конечном счете, чем контроль через ­укрепление желательного поведения наградами, и то правительство через террористические работы в целом менее хорошо чем правительство через ненасильственную ­манипуляцию окружающей среды и мыслей и чувств индивидуальных мужчин, женщин и детей. ­Наказание временно положило конец нежелательному поведению,­ но надолго не уменьшает ­тенденцию жертвы ­баловаться этим. Кроме того, психофизические побочные продукты наказания могут быть столь же нежелательными как поведение, за которое был ­наказан человек­. Психотерапия в значительной степени заинтересована в ­истощении или антиобщественных последствиях прошлых наказаний­.

Общество описало, в 1984 общество, которым управляют почти исключительно наказанием и страхом перед ­наказанием. В воображаемом мире моей собственной басни ­наказание является нечастым и вообще умеренным. Почти прекрасный контроль, осуществленный правительством, достигнут систематическим укреплением желательного ­поведения, многими видами почти ненасильственной манипуляции,­ и физической и психологической, и генетической стандартизацией. Младенцы в бутылках и централизованном управлении воспроизводства не возможно невозможны; но весьма ясно, что на долгое время вперед мы останемся viviparous разновидностью, размножающейся наугад. Практически генетическая стандартизация может быть исключена. Общества продолжат управляться постнатально - наказанием, как в прошлом и до когда-либо увеличивающейся степени более эффективными методами награды и научной манипуляции.

В России старомодная, диктатура с 1984 стилями Сталина начала уступать более современной форме тирании. В верхних уровнях иерархического общества Советов укрепление желательного ­поведения начало заменять старшие методы ­контроля через наказание нежелательного поведения. Инженерам и ученым, учителям и администраторам, красиво платят за хорошую работу и так умеренно обложены налогом, что они находятся под постоянным стимулом добиться большего успеха и так быть более высоко вознагражденными. В определенных областях они в свободе думать и сделать более или менее, что они любят. Наказание ждет их только, когда они отклоняются вне своих предписанных пределов в царства идеологии и политики. Именно, потому что им предоставили меру профессиональной свободы, российские учителя, ученые и технический персонал достигли таких замечательных успехов. Те, кто живет около основы советской пирамиды, не наслаждаются ни одной из привилегий, предоставленных к удачливому или особенно одаренному ­меньшинству. Их заработная плата является скудной, и они платят, в форме высоких цен, непропорционально большой акции налогов. Область, в которой они могут сделать, поскольку они нравятся, чрезвычайно ограничена, и их правители управляют ими больше наказанием и угрозой наказания ­чем через ненасильственную манипуляцию или укрепление желательного поведения наградой. Советская система комбинирует элементы 1984 с ­элементами, которые являются пророческими из того, что продолжалось среди более высоких каст в Дивном новом мире.

Тем временем безличные силы, над которыми мы не имеем почти никакой контроль, кажется, выдвигают нас всех в направлении Храброго Нового кошмара Worldian; и это безличное подталкивание сознательно ускоряется ­представителями коммерческих и политических организаций, которые развили многие новые ­методы для того, чтобы управлять, в интересе некоторого меньшинства,­ мыслей и чувств масс. ­Методы манипуляции будут обсуждены в более поздних главах. В настоящий момент позвольте нам ограничивать наше внимание к тем безличным силам, которые теперь делают мир настолько чрезвычайно опасным для демократии, столь ­очень неприветливой к свободе личности. Каковы эти силы? И почему имеет кошмар, который я ­спроектировал в седьмое столетие A.F., сделанный столь быстрым прогрессом в нашем руководстве? Ответ на эти ­вопросы должен начаться, где у жизни даже наиболее очень цивилизованного общества есть свои начала - на уровне биологии.

На первом Рождестве население нашей планеты было приблизительно двумястами пятьюдесятью миллионами - меньше чем половина населения современного Китая. Шестнадцать ­столетий спустя, когда Отцы Паломника приземлились в ­Плимутской Скале, человеческие числа поднялись на немного больше чем пятьсот миллионов. Ко времени подписания Декларации независимости мировое ­население передало семьсот миллионов марок. В 1931, когда я писал Дивный новый мир, это стояло в только менее чем двух миллиардах. Сегодня, только двадцать семь лет спустя, есть два миллиарда восемьсот миллионов из нас. И завтра - что? Пенициллин, DDT и чистая вода - дешевые предметы потребления, эффекты которых на здравоохранение вне всей пропорции к их стоимости. Даже самое плохое правительство достаточно богато, чтобы предоставить его предметам существенную меру смертельного ­контроля. Регулирование рождаемости - совсем другой вопрос. Смертельный контроль - кое-что, что может быть предоставлено для целых людей несколькими техническими персоналами, работающими в плате доброжелательного правительства. Регулирование рождаемости зависит от сотрудничества всех людей. Это должно быть осуществлено бесчисленными людьми, от которых это требует больше разведки и двинется на большой скорости, чем большинство изобилующих неграмотных в мире обладает, и (где химические или ­механические методы контрацепции используются), ­расходы большего количества денег, чем большинство этих миллионов теперь может позволить себе. Кроме того, нигде нет никаких ­религиозных традиций в пользу неограниченной смерти, тогда как религиозные и социальные традиции в пользу ­неограниченного воспроизводства широко распространены. По всем этим причинам смертельный контроль достигнут очень легко, регулирование рождаемости достигнуто с большой трудностью. Показатели смертности поэтому упали в последние годы с потрясающей внезапностью. Но коэффициенты рождаемости или остались в их старом высоком уровне или, если они упали, упали очень немного и по очень медленной норме. В последствии человеческие числа теперь увеличиваются более быстро чем в любое время в истории разновидностей.

Кроме того, ежегодные увеличения самостоятельно ­увеличиваются. Они регулярно увеличиваются, согласно правилам сложного процента; и они также увеличиваются нерегулярно с каждым заявлением, технологически обратным обществом принципов Здравоохранения. В настоящее время ежегодный прирост в мировом ­населении бежит к приблизительно сорока трем миллионам. Это означает, что каждые четыре года человечество добавляет к его числам эквивалент существующего населения Соединенных Штатов, каждые восемь с половиной лет эквивалент существующего населения Индии. По курсу увеличения, преобладающего между рождением Христа и смертью Королевы Элизабет I, потребовалось шестнадцать столетий для населения земли, чтобы удвоиться. При существующем темпе это удвоится через меньше чем половину столетия. И это фантастически быстрое удвоение наших чисел будет иметь место на планете, большинство желательных и ­производительных областей которой ­уже плотно населено, чьи почвы разрушаются безумными усилиями плохих фермеров поднять больше пищи, и чей легко доступный минеральный капитал тратят с опрометчивой расточительностью пьяного моряка, избавляющегося от его накопленной платы.

В Дивном новом мире моей басни была эффективно решена проблема человеческих чисел в их отношении к природным ресурсам. Оптимальное число для мирового населения было вычислено, и числа были поддержаны при этом числе (немного менее чем два миллиарда,­ если я помню справедливо), поколение после поколения­. В реальном современном мире не была решена популяционная проблема. Напротив это становится более серьезным и более огромным с каждым мимолетным ­годом. Именно на этом мрачном биологическом фоне все политические, экономические, культурные и психологические ­драмы нашего времени заканчиваются. Поскольку двадцатое столетие тянется, поскольку новые миллиарды добавлены к существующим миллиардам (будет больше чем пять с половиной миллиардов из нас к тому времени, когда моя ­внучка пятьдесят), этот биологический фон ­продвинется, когда-либо более настойчиво, когда-либо более угрожающе, к фронту и центру исторической стадии. Проблема быстрого увеличивания чисел относительно природных ресурсов, к социальной стабильности и к благосостоянию людей - это - теперь центральная проблема человечества; и это останется центральной проблемой конечно в течение другого столетия, и возможно в течение нескольких столетий после того. Новый возраст, как предполагается, начался 4 октября 1957. Но фактически, в существующем контексте, весь наш обильный разговор постспутника является несоответствующим ­и даже бессмысленным. Насколько массы человечества заинтересованы, ближайшим временем не будет Космическая эра; это будет Возраст Перенаселенности. Мы можем пародировать слова старой песни и спросить,

Будет место, которым Вы настолько богаты
Зажгите огонь в кухне,
Или маленький бог места поворачивает слюну, плевать, плевать?

Ответ, это очевидно, отрицательно. Урегулирование ­на луне может иметь немного военного преимущества для нации, которая делает урегулирование. Но это не сделает ничего ­вообще, чтобы сделать жизнь более терпимой, в течение пятидесяти лет, которые это возьмет наше существующее население, чтобы удвоить, для недокормленных и распространяющихся ­миллиардов земли­. И даже если, в некоторой будущей дате, эмиграция ­в Марс должна стать выполнимой, даже если бы какое-нибудь ­значительное число мужчин и женщин было достаточно отчаянным, чтобы выбрать новую жизнь при условиях, сопоставимых ­тем, которые преобладают на горе дважды столь же высоко как Гора Эверест, что различие, которое сделает? В ходе множества прошлых четырех столетий людей, пересеченных под парусом от Старого Света до Нового. Но ни их отъезд, ни поток возвращения пищи и сырья не могли решить проблемы Старого Света. Так же отгрузка нескольких избыточных ­людей к Марсу (по стоимости, для транспортировки и ­развития, нескольких миллионов долларов за голову) не сделает ничего, чтобы решить проблему повышающихся популяционных давлений на нашу собственную планету. Нерешенный, та проблема отдаст нерастворимый все наши другие проблемы. Хуже все еще, это создаст условия, в которых свобода личности ­и социальная благопристойность демократического образа жизни станут невозможными, почти невероятными. Не все диктатуры возникают таким же образом. Есть много дорог к Дивному новому миру; но возможно straightest и самые широкие из них - дорога, мы путешествуем ­сегодня, дорога, которая ведет через гигантские ­числа и ускоряющиеся увеличения. Позвольте нам кратко рассматривать причины для этой близкой корреляции между слишком многими людьми, слишком быстро умножения, и формулировки авторитарных основных положений, повышения тоталитарных ­систем правительства.

Как большая и увеличивающаяся пресса чисел более тяжело на доступные ресурсы, экономическое положение общества, подвергающегося этому испытанию, когда-либо становится более сомнительным. Это особенно верно для тех слаборазвитых областей, куда внезапное понижение показателя смертности посредством DDT, пенициллина и чистой воды не сопровождалось соответствующим падением коэффициента рождаемости. В частях Азии и в большинстве поселений Центральной Америки и Южной Америки увеличиваются настолько быстро, что они удвоят себя через немного больше чем двадцать лет. Если производство пищи и произведенных ­статей, зданий, школ и учителей, могло быть ­увеличено по большей норме чем человеческие числа, будет возможно улучшить несчастную партию тех, кто живет в этих слаборазвитых и перенаселенных странах. Но к сожалению эта нехватка стран не просто сельскохозяйственные машины и индустриальный завод, способный к оказыванию этими машинами, но также и капиталом, требуемым создать такой завод. Капитал - то, что перенесено после того, как насущные потребности населения были удовлетворены. Но насущные потребности большинства людей в слаборазвитых странах полностью никогда не удовлетворяются. В конце каждого года почти ничто не перенесено, и нет поэтому почти никакого капитала, доступного ­для того, чтобы создать индустриальный и сельскохозяйственный завод, посредством которого могли бы быть удовлетворены потребности людей. Кроме того, есть, во всех этих слаборазвитых ­странах, серьезной нехватке обучаемых ­трудовых ресурсов, без которых ­нельзя управлять современным индустриальным и сельскохозяйственным ­заводом. Существующие ­образовательные услуги неадекватны; так ресурсы, финансовые и культурные, для того, чтобы улучшить существующие услуги ­с такой скоростью, как требования ситуации. Тем временем население некоторых из этих слаборазвитых стран увеличивается по курсу 3 процентов в год.

Их трагическая ситуация обсуждена в важной книге, изданной в 1957 - Следующая Сотня Лет, Профессорами Харрисоном Brown, Джеймсом Bonner и Джоном Weir Калифорнийского Института Технологии. Как человечество справляется с проблемой быстрого увеличивания чисел? Не очень успешно. "Свидетельство предполагает скорее настоятельно, что в большинстве слаборазвитых стран партия среднего человека ­ухудшилась заметно через последнюю половину столетия. Люди стали более плохо питаемыми. На человека есть меньше доступных товаров. И фактически каждая попытка улучшить ситуацию была аннулирована неустанным ­давлением длительного прироста населения."

Всякий раз, когда экономическая жизнь нации становится ­сомнительной, центральное правительство вынуждено принять дополнительные обязанности за всеобщее благосостояние. Это должно решить сложные планы относительно контакта с критической ­ситуацией; это должно ввести когда-либо большие ограничения после действий его предметов; и если, как вероятно, ухудшая экономический результат условий в политическом ­волнении, или открытое восстание, центральное правительство должно вмешаться, чтобы сохранить общественный порядок и его собственную власть. Все больше власти таким образом сконцентрировано в руках руководителей и их бюрократических менеджеров. Но природа власти такова, что даже те, кто не искал это, но имели вызванное на них, имейте тенденцию приобретать вкус к больше." Приведите нас не в искушение," мы молимся - и с серьезным основанием; поскольку, когда люди соблазняются слишком соблазнительно или слишком долго, они вообще уступают. Демократическая конституция ­ - устройство для того, чтобы препятствовать тому, чтобы местные правители уступили тем особенно опасным искушениям, которые возникают, когда слишком большая власть сконцентрирована в слишком немногих руках. Такая конституция работает вполне прилично, где, как в Великобритании или Соединенных Штатах, есть традиционное уважение к конституционным процедурам. То, где республиканец или ограниченная монархическая традиция слабы, лучше из конституций, не будет препятствовать тому, ­чтобы честолюбивые политические деятели уступили с ликованием и удовольствием к искушениям власти. И в любой стране, где числа начали нажимать тяжело на доступные ­ресурсы, эти искушения не могут быть не в состоянии возникнуть. Перенаселенность приводит к экономической ненадежности и ­социальному волнению. Волнение и ненадежность приводят к большему количеству ­контроля центральными правительствами и увеличением их власти. В отсутствии конституционной традиции эта увеличенная власть будет вероятно осуществлена диктаторским способом. Даже если бы Коммунизм никогда не изобретался, это, вероятно, случилось бы. Но ­Коммунизм был изобретен. Учитывая этот факт, ­вероятность перенаселенности, приводящей через волнение к ­диктатуре, становится действительной уверенностью. Это - довольно безопасная ставка, что, двадцать лет с этого времени, все перенаселенные и слаборазвитые страны в мире будут под некоторой формой тоталитарного правила - вероятно Коммунистической партией.

Как это развитие затронет перенаселенный, но высоко промышленно развитый и все еще демократические ­страны Европы? Если бы недавно сформированные диктатуры были враждебными к ним, и если бы нормальный поток сырья от слаборазвитых стран был ­преднамеренно прерван, то нации Запада оказались бы очень плохим способом действительно. Их ­индустриальная система сломалась бы, и высоко ­развитая технология, которая до настоящего времени разрешила им выдерживать население, намного больше чем это, которое могло быть поддержано в местном масштабе доступными ресурсами, больше не будет защищать их против последствий наличия слишком многих людей на слишком маленькой территории. Если это должно случиться, огромные полномочия, вызванные неблагоприятными условиями на центральные правительства, ­могут прибыть, чтобы использоваться в духе тоталитарной диктатуры.

Соединенные Штаты не в настоящее время перенаселенная ­страна. Если, однако, население продолжает увеличиваться при существующем темпе (который выше чем то из увеличения Индии, хотя счастливо намного ниже чем норма теперь поток в Мексике или Гватемале), проблема чисел относительно доступных ресурсов могла бы хорошо стать неприятной к началу ­двадцать первого столетия. В настоящий момент ­перенаселенность не прямая угроза личной свободе ­американцев. Это остается, однако, косвенной угрозой, угрозой в, каждый удаляет. Если перенаселенность должна вести слаборазвитые страны в ­тоталитаризм, и если эти новые диктатуры должны соединиться с собой с Россией, то военное положение Соединенных Штатов стало бы менее безопасным и приготовления к защите, и возмездие должно будет быть усилено. Но свобода, поскольку все мы знаем, не может процветать ­в стране, которая находится надолго на военной опоре, или даже почти военной опоре. Постоянный кризис оправдывает постоянный контроль всех и всего агентствами центрального правительства. И постоянный кризис состоит в том тем, что мы должны ожидать в мире, в котором перенаселенность производит положение дел, в котором диктатура под Коммунистическими покровительствами становится почти неизбежной.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Леонард Хаксли Портрет Олдос Хаксли
Картины? – переспросил мистер Биггер. – Вы хотите взглянуть на картины? Ну что ж, сейчас в наших залах выставлено немало современных...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Хаксли о дивный новый мир «Олдос Хаксли о дивный новый мир»
Так, с помощью гипнопедии, у каждой касты воспитывается пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Хаксли. «О дивный новый мир» роман-антиутопия
Америку «эры Форда», насыщено прямыми отголосками тревог, вызываемых у Хаксли усиливающейся обезличенностью, которую он воспринимал...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОб авторе этой книги Олдос Хаксли
Третья. Личность, святость, Божественное воплощение
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Леонард Хаксли Улыбка Джоконды
Дверь закрылась. Оставшись один, мистер Хаттон встал и заходил по гостиной, поглядывая на знакомые вещи, которые встречало здесь...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Леонард Хаксли Банкет в честь Тиллотсона
Это было поистине великое событие: Споуд, несомненно, делал шаг вперед, важный шаг к тому самому успеху – социальному, материальному,...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос хаксли как исправить зрение
Перед вами, читатель, весьма необычная книга. Ее написал человек, который в юности практически ослеп, и, когда казалось, что никакой...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Леонард Хаксли Баночка румян
А месье говорил то громче, то тише; голос его приобретал неожиданный пафос, менял модуляции – от мягких увещеваний до внезапных воплей,...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconОлдос Леонард Хаксли о дивный новый мир
Так, с помощью гипнопедии, у каждой касты воспитывается пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у...
Снова в новым дивном мире [1958] Олдос Хаксли iconНовогоднее послание на 2002: abide in silence пребывай в безмолвии
С новым годом! ЎFeliz ano nuevo! [испанский] Bonne annйe! [французский] Nav varsha ki anant shubhkamanai. [хинди] с великим Новым...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org