Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни



Скачать 247.8 Kb.
Дата12.06.2013
Размер247.8 Kb.
ТипАвтореферат



На правах рукописи
СЕРДЮК Елена Григорьевна


ЭЗОТЕРИЗМ В СОВРЕМЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

22.00.06 – социология культуры, духовной жизни


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп-2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Адыгейский государственный университет»


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Ляушева Светлана Аслановна


Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Гришай Владимир Николаевич
кандидат социологических наук, доцент

Аташукова Марина Казбековна


Ведущая организация: Невинномысский государственный гуманитарно-технический институт

Защита состоится «25» декабря 2009 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208.


Автореферат разослан « » ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С.А. Ляушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Гносеологическая ситуация в современной науке и познании в целом характеризуется ростом многообразия методов, форм познания и дискурсивных практик. Рациональность стала рассматриваться в многообразных формах своего проявления. Наука, научные принципы перестали быть единственным образцом и критерием рациональности. Постмодернистский плюрализм в области духовно-познавательной деятельности манифестировал равнозначность многообразных познавательных и дискурсивных практик. Новая познавательная ситуация породила неожиданные, сложные, порой парадоксальные формы постановки вопросов. Например, в конце XX в. многие паранаучные, эзотерические теории стали апеллировать к идеям и принципам естествознания, порой демонстрируя свойственную науке четкость, системность и строгость. С другой стороны – нарушение принятых и устоявшихся стандартов в науке расценивается как непременное условие и показатель динамики научного знания. Отклонение от принципов классической рациональности стало все более допустимым и приемлемым.

Такое ограничение идеи гносеологической исключительности науки вряд ли могло быть воспринято ученым миром с особым воодушевлением. Однако оно уравновешивалось многообразными возможностями расширения сферы научного интереса.
В объектное поле научных изысканий стали попадать явления исключительные, наука стала обращаться к формам и фактам познавательной деятельности, которые ранее квалифицировались как «пограничные», «сомнительные». Немаловажную роль играет становление новых форм диалога науки с другими формами освоения мира человеком, в частности, с эзотеризмом.

Актуальность исследования современного эзотеризма в современном духовной культуре общества определяется тем, что ценностные ориентиры в сфере религии претерпели существенные изменения в ситуации социокультурного кризиса.

Распространению эзотерических учений способствует современная массовая культура, направленная на субъект потребления, изменение системы и направленности образования, а также способа идеологического воздействия на человека через СМИ, Интернет. Это существенным образом усиливает важность исследования эзотерической культуры и самоопределения личности в ее пространстве, особенностей формирования и функционирования эзотерических компонентов современного общественного сознания и практики социальной жизни.

Исследования эзотеризма лежат в плоскости этнографии, филологии, политологии, теологии, культурологии, психологии и социологии и т.д. В связи с этим возникает потребность в дальнейшем комплексном изучении эзотеризма, эзотерической культуры и ее функционирования в социокультурной реальности.

Ценностные основания, структурные элементы, специфика эзотерических практик и их влияние на формирование массового и индивидуального сознания и на социальное поведение требует углубленного социологического осмысления современного эзотеризма.

Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время активизировалось изучение эзотеризма как особого культурно-исторического и социального явления. Аспекты его изучения весьма разнообразны: этнографический, культурологический, социальный, исторический, политический, богословский и др. Наряду с ними важное место принадлежит и его социологическому изучению, в рамках которого решаются специфические проблемы и задачи.

В диссертационном исследовании внимание акцентировано на социокультурную и культурфилософскую парадигму эзотеризма, представителями которой являются Н.А. Богомолов, И.А. Исаев, И.Т. Касавин, Ю.В. Курносов, Т.Г. Лешкевич, Б.И. Пружинин, В.М. Розин, Л.В. Скворцов и другие.1

Актуальным является анализ аксиологичекой и гносеологической составляющей эзотеризма, поэтому в рамках философского осмысления эзотеризма рассматривалась проблема самоопределения личности, формирования эзотерического сознания и самосознания, соотношения истины и веры в эзотерических учениях. В связи с этим внимание акцентировалось на работы Н. Бердяева, В. Соловьева, Б. Рассела, П. Флоренского, С. Франка, А. Швейцера, М. Шелера, А. Шопенгауэра, Г. Шпета, А. Шюца, М. Элиаде.

Безусловный интерес для осмысления проблемы представляют труды классиков социологии религии: Э.Дюркгейма, К. Маркса, М. Вебера, Б. Малиновского, Т. Парсонса, Р. Мертона, П. Бергера, Т. Лукмана и др. Большое значение имеют и труды отечественных ученых – Н.Я.Данилевского, С. Франкла, Л. Карсавина, П. Флоренского, П. Сорокина, позднее – Ю.А. Левады, Л.Г. Ионина, П.П. Гайденко и др.

Следует отметить, что в предметную область изучения вошли надобыденные состояния сознания и вектор внимания переместился от чувственных и рациональных форм работы с внешним миром в сторону разнообразных медитативных способов постижения как внешней, так и внутренней (психической) реальности. В этой области вызывают интерес труды С. Грофа, Ч. Тарта, Г. Прайса, К. Юнга и других.2

Значительный объем литературы, посвященной общим и специальным аспектам эзотеризма и усилению его роли в социальной жизни современного общества, не снижает потребность в социологическом анализе проблем, связанных с функционированием эзотерической культуры в России. Необходимость всестороннего анализа данной проблематики обусловила выбор темы диссертационного исследования.

Цель диссертационной работы заключается в социологическом анализе эзотеризма в постсоветской России.

Для реализации поставленной цели необходимо решение следующих задач:

– выявить основные формы нетрадиционных религий на современном этапе;

– определить специфику и особенности современного эзотеризма, религиозности и квазирелигиозности;

– показать особенности идеологического отчуждения на современном этапе;

– объяснить активизацию паранаучного и оккультного знания в современном молодежной среде;

- проанализировать социокультурные факторы и условия активизации нетрадиционных религий в сознании и поведении молодежи;

- проследить тенденции развития различных форм эзотеризма на современном этапе.

Объектом исследования являются нетрадиционные религии и эзотерические учения.

Предметом исследования выступает специфика современного эзотеризма.

Гипотеза исследования. Распространение эзотерических учений, а также нетрадиционных религиозных учений и движений в современной России является следствием социокультурного кризиса, важной стороной которого выступают серьезные деформации духовной культуры общества. Развитие эзотеических и квазирелигиозных представлений также напрямую связано с кризисом традиционных религий.

Методологическая база исследования представлена совокупностью философских, культурологических, социологических, логико-когнитивных методов, направленных на всестороннее и многомерное изучение предмета. Методологическая сторона работы предполагает междисциплинарную интеграцию исследовательских программ и подходов.

Основными методами исследования являются методы анализа (компаративного, логического) и синтеза, типологизация и классификация, методы формальной логики. Используются принципы непротиворечивости, последовательности, доказательности.

В качестве методом социологии религии использованы метод опроса, анализ исторических данных и документов, кросс-культурный анализ, позволивший сравнить религиозные и квазирелигиозные феномены, бытующие в разных культурных условиях.

Эмпирической базой диссертационной работы выступили как социологические исследования, проводившиеся в разные годы ВЦИОМом, социологическим центром Российского научного фонда и аналитическим центром Российской академии наук, центром «Религия в современном обществе» Российского независимого института социальных и национальных проблем, «Религия и ценности после падения коммунизма» (СПб., 1991-1999) и др., так и два социологических опроса среди студентов г. Новороссийск (в 2007 и 2008-2009 гг.), проведенных автором диссертации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- выявлена сущность эзотеризма как социокультурного явления на современном этапе развития российского общества;

- выявлена специфика влияния эзотерических учений прошлого на формирование современного эзотеризма;

- определена специфика ценностей современного эзотеризма в российском обществе;

- исследован эзотеризм в контексте религиозности и квализрелигозности;

- выявлены особенности проявления эзотеризма в молодежной среде.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Эзотеризм, рассматриваемый как специфический социокультурный феномен, характеризуется взаимообусловленностью онтологического, гносеологического, аксиологического и праксиологического аспектов. Это позволяет рассматривать эзотеризм в контексте социологических теорий.

2. Изменение позиций эзотеризма в обществе связано с двумя сосуществующими тенденциями – секуляризацией и сакрализацией. При этом можно выделить как позитивную, так и негативную роль эзотеризма. Первая заключается в развитии диалога между эзотерическими формами и наукой; вторая – в возможном развитии псевдонауки и т.п.

3. Любые оккультные и эзотерические учения обладают следующими свойствами: создание какого-либо всеобъемлющего мировоззрения; наличие объекта поклонения; формирование, исповедание и распространение учения, связывающего этот объект поклонения с мирозданием, высшими ценностями, проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими причинами бытия всего существующего и мира в целом; наличие и применение средств и методов почитания (обожествления) своего объекта поклонения.

4. Социокультурный кризис в российском обществе оказал влияние на возрождение эзотеризма, который оказался активно вовлечен в массовую культуру, что в свою очередь повлияло на его экзотеризацию: развитие различных синтезированных учений и принятие людьми ценностей, принадлежащих различным эзотерическим практикам.

5. Эмпирические исследования подтвердили, что распространение эзотерических учений, а также нетрадиционных религиозных учений и движений в современной России является следствием социокультурного кризиса, важной стороной которого выступают серьезные деформации духовной культуры общества. Развитие эзотеических и квазирелигиозных представлений также напрямую связано с кризисом традиционных религий. Особенно активно эти процессы проявляются в молодежной среде.

Теоретическая значимость исследования состоит в углублении и конкретизации социологических знаний в области социологии религии и современных трансформаций общественного сознания. Полученные результаты могут быть использованы в качестве теоретико-методологической базы для дальнейшего исследования духовной сферы общества в целом и религиозности общества в частности.

Практическая значимость заключается в том, что его основные положения могут быть использованы в дальнейшей научно-практической деятельности по проблемам влияния нетрадиционных религиозных направлений на развитие культуры, а также в образовательно-воспитательном процессе в учебных заведениях, при разработке базовых и элективных курсов по социологии, социологии и философии религии и т.д.

Апробация результатов исследования.

Диссертация обсуждалась на кафедре философии и социологии Адыгейского государственного университета. Основные положения и результаты работы излагались автором на ряде конференций разного уровня и опубликованы в восьми статьях общим объемом 3,4 п.л.

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, содержащих четыре параграфа, заключения, списка использованной литературы.
ОБЩЕЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены цели и задачи, объект, предмет и методы исследования. Показаны научная новизна и практическая значимость диссертации. Представлена структура работы и дан обзор степени научной разработанности проблемы.

В первой главе «Религиозное сознание в современном российском обществе» определяются определяются основные подходы к пониманию сущности религиозной культуры современного общества, дается обзор методологических подходов к осмыслению религиозной культуры.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основы рассмотрения религиозного сознания и поведения» рассматриваются концептуальные социологические подходы к изучению феноменов эзотеризма, религиозности, квазирелигиозности, нетрадиционных религий и т.п.

В современном религиоведении пока нет разработанной типологии нетрадиционных религий, хотя и предложено много классификаций, учитывающих особенности их вероучения, обрядности, организационных форм. При этом принимаются во внимание внешние, феноменологические проявления нетрадиционных религий, а не их внутренняя, структурно-функциональная организация, определяющая их морфологию, с учетом которой и строится типология религий. В этих классификациях, наряду с неохристианством и неоориентализмом, выделяют ещё неоязычество, синкретические и универсалистские религии, врачевательные и психотерапевтические культы, эзотерические религиозно-философские течения, неомистицизм. Подобная группировка позволяет систематизировать чрезвычайное разнообразие нетрадиционных религий и выявить их более крупные и существенные особенности, однако еще не дает полного представления о их месте и значении в современном социокультурном контексте, об их социальной роли, воздействии на личность и общество.

Проблема роли и значения нетрадиционных религий в обществе, их воздействия на человека, его семейные отношения и привычный образ жизни оказалась более сложной и очень противоречивой. Социологи различают две-три фазы в развитии нетрадиционных религий, начиная с их становления под воздействием богоискательской среды и контркультуры, проникнутой религиозно-мистическими настроениями (эта фаза подчас малозаметна или даже отсутствует). Наиболее заметна фаза консолидации нового религиозного движения и резко негативного отношения к социальному окружению и к господствующим церковным организациям (этим объясняются их характерные названия: “религиозный протест”, “альтернативные религии”). Особенностью заключительной фазы развития новых религиозных движений является смягчение конфронтации с окружающим миром, умиротворение протеста и ассимиляция в среде “добропорядочных” религиозных объединений, пользующихся общественным признанием и правовым статусом. Однако, фактически, далеко не все нетрадиционные религии оказались склонны к умиротворению. К тому же возникшее антикультовое движение вовсе отрицает за ними эту возможность и право на законное сосуществование с традиционными религиями, поскольку объявляет их все, без исключения, неисправимо “деструктивными” культами, которые разрушают человеческую личность и в целом подрывают существование общества.

Нетрадиционные религии, получившие широкое распространение в последней трети XX века в западном мире (а с конца 80-х годов в России), представляют собой типологическое социальное явление, многократно наблюдавшееся в истории. Их особая активность проявляется в эпохи кризиса и общественных потрясений, в переломные периоды истории, связанные с глубокими изменениями экономики и быта, политических настроений, общего мироощущения человека. Сопутствующее этим явлениям усиление недоверия к официальной идеологии и господствующей религии способствует распространению новых религиозных движений, обличающих лицемерную апологетику властей и коррумпированность церковных институтов.

При всей разнородности состава нетрадиционных религий они все же представляют собой единую категорию — типологическое явление иной религиозности, радикально отличающейся от традиционной для данного общества в рассматриваемый исторический период. Для них характерна интенсификация социальных функций религии, а часто и пропаганда новых социально-религиозных утопий обновленческой, оппозиционной либо альтернативной направленности, разработанных на основе радикально измененных (обычно нетрадиционных) вероучений.

Новые религиозные движения как самая большая и важная группа современных нетрадиционных религий разделяется, в свою очередь, на ряд типологий, каждая из которых отличается особым отношением к социальной действительности и официально признанным в обществе религиозным организациям. Это, во-первых, два типа религий, стремящихся к радикальному обновлению существующего мира и современного нам человека; затем — несколько типов религий оппозиционного характера, занимающих миро-борческие и богоборческие позиции; наконец, два типа альтернативных религий, не приемлющих существующий мир и ищущих ему замену.

Распространение обновленческих религиозных движений свидетельствует о сложном, диалектическом изменении бытующей религиозности. Это обусловлено, с одной стороны, утратой доверия к христианскому представлению о трансцендентной природе морально-личностного начала в человеке (в сущности, за этим стоит кризис доверия к моральным устоям общества в современный период глубокого обострения социально-экономических и политических проблем в стране и на международной арене). С другой стороны (и это главное), растущий интерес к неоязычеству вызван упованием на возможность безграничного развития индивидуальных возможностей человека, рассматриваемых в качестве его внутреннего, пока еще скрытого и нереализованного божественного потенциала. Повод для такого умонастроения отчасти дало христианство, обещая, что в неопределенном будущем, “в конце веков” верующий обожится, т.е. обретет совершенный, божественный статус бытия. Сторонники неоязычества ратуют за более определенную, надежную и близкую перспективу своего сакрального совершенства, поскольку видят ее реализацию не в отдаленном царствии небесном, а “здесь и сейчас”, в своем земном существовании, и не по благодати, не по милости божьей, а в результате своих собственных достижений в овладении оккультными силами. Эти мистические воззрения в конечном счете также порождены возросшим неверием людей в возможности общества гарантировать общее благо своих граждан и защитить каждого из них в отдельности.

Так называемые новых оппозиционные религиозные движения характеризуются прежде всего отчужденным отношением к миру, непримиримым противоборством с ним либо стремлением подчинить его противоположным сакральным приоритетам, отказавшись от богопочитания и установив культ дьявола. Здесь перед нами особая группа оппозиционных (мироборческих и богоборческих) религий. Среди них преобладают феномены религиозности, возникшие еще в предшествующие эпохи, но переосмысленные в соответствии с современными социокультурными устремлениями.

Альтернативные религиозные движения получила известность в период затухания в западных странах молодежного движения протеста 60-70-х годов, когда “движение Иисуса”, секта “Дети Бога”, “движение Харе Кришна” явились феноменами религиозного протеста, пришедшими на смену антиавторитарным социально-политическим выступлениям молодежи. В результате отчетливо обнаружилась сугубо радикальная установка этого типа религиозных новаций, получивших название альтернативных религий.

Второй параграф «Эзотеризм: понятие, сущность и функции» посвящен изучению эзотеризма как одного из проявлений в общественном сознании духовного опыта.

В системе духовной культуры человечества значительную роль играют эзотерические учения, которые существовали практически во всех религиозных традициях. В этой связи актуальным становится вопрос о правильной интерпретации и систематизации духовного опыта человечества, связанного с эзотеризмом.

Конец XIX и начало XX веков – время кризиса европейского сознания. Успех естествознания и расцвет позитивных наук вызвали ответную реакцию общественного сознания, поэтому XIX век противопоставляет позитивизму интуитивизм и философию жизни, иррациональное мировосприятие и возрождение мистицизма. На рубеже XIX—XX веков Европа переживает мистический ренессанс, причем мистицизм конца века все больше окрашивается в восточные тона. Под влиянием философско-религиозных концепций брахманизма, индуизма, буддизма складывается теософия. Опираясь на тождественные, общие для различных вероисповеданий моменты, теософия пыталась создать своего рода универсальную религию нового типа, синтезирующую достижения естественных наук с философско-религиозными постулатами. Наукообразной формой теософия пыталась приблизиться к рационалистически мыслящему XIX столетию и этим облегчить неофиту постижение своих основ3.

Современный исследователь эзотеризма М.В. Розин пишет: «Эзотерическая мысль и религиозная мысль всегда шли рука об руку. Но если религиозные учения говорят о соборном спасении и Боге, то эзотерические – об индивидуальном пути спасения и других, нездешних, реальностях. Истоки эзотерической мысли теряются в учениях Заратустры, Христа, Будды, Магомеда, в таинствах древних египтян, в гностических учениях первых столетий нашей эры. Расцвет же эзотерической культуры - это начало нашего века, деятельность Е. Блаватской, Г. Гурджиева, Д. Кришнамурти и др.»4.

В истории XX в. наблюдалось три волны интереса к эзотерическому знанию. В первую очередь, это создание Е.П. Блаватской Теософского общества и Р. Штейнером – Антропософского общества. В России это было учение Г. Гурджиева; в Германии – Антропософское общество и движение «Жизненная сила». Вторая волна эзотеризма пришлась на 60-е годы ХХ в., когда возникло специфическое общественное движение, распространившееся в тех или иных проявлениях, которое встречается во всех странах и культурах, не обладая при этом единой организационной структурой. В 60-е годы возник интерес к «чему-то такому», не обязательно восточному, но лежащему за пределами понимания… На этой волне возник интерес к шаманизму (в том числе книги К. Кастанеды), появилось большое число психотерапевтических систем, которые были так или иначе связаны с различными архаическими пластами и воспроизводили всевозможные обряды вторичной инициации, шаманские и иные первобытные ритуалы. В это же время возникла трансперсональная психология C. Грофа, которая также во многом базировалась на этих практиках архаичной культуры. Оккультные и эзотерические системы второй волны были напрямую связаны с психологическими, психотерапевтическими системами.

По нашему мнению, есть основания выделить основные формы существования эзотеризма в современном российском обществе. Во-первых, это эзотерические духовные центры, которым свойственно признание всех религий и эзотерических направлений. Как правило, они имеют прочные связи с эзотерическими центрами. Мировоззренческие системы, проповедуемые в центрах, представляют собой, как правило, синтез восточных религиозных культов, теософии, оккультизма, современных эзотерических течений и обрывков некоторых психологических и философских теорий.

Во-вторых, философско-эзотерические сообщества, которые создаются для обсуждения широких вопросов философского и религиозного характера в рамках дискуссий. Группа постепенно превращается в арену выступления популяризаторов различных учений философии эзотеризма.

В-третьих, «магические» группы являются не столь идеологизированными, как прочие. Как правило, в подобных группах изучаются теоретические основы буддизма, эзотерических течений, проводятся медитации.

В-четвертых, глубинные практики, в частности, группа Рэйки, которая создавалась на основе людей, обучавшихся на семинарах, проводившихся «Учителями». Течение Рэйки - широко распространено, основа идеологии - подключение к «духовному каналу Рэйки» и занятия целительством.

В-пятых, духовные практики Востока.

В-шестых, парапсихологические школы, к ним также можно отнести психологические тренинги и психотерапевтические направления в эзотеризме (например, трансперсональная психология).

В-седьмых, обобщенное направление – мантика, к этому классу относятся оккультная магия, натуральная и теургическая магия, шаманизм.

Рассмотрев «эзотерический портрет» современной российской культуры, можно сделать вывод, что эзотеризм приобрел массовый характер, произошла экзотеризация эзотеризма. Эзотерические учения современной России формируют эзотерическую культуру, которая основной особенностью имеет синтез эзотерических учений Теософского и Антропософского обществ, Восточных практик, магии, оккультизма и естествознания. Следует отметить, что между эзотерическим и экзотерическим существует некоторая логическая взаимосвязь, но невозможно говорить об их равноценности, так как суть вещей всегда преобладает над их внешней стороной. По нашему мнению, эзотеризм должен оставаться «тайным знанием», доступным только для узкого круга «посвященных», а не превращаться в «сакральный хаос» и сплетение различных путей к духовной истине.

Вторая глава «Специфика эзотерических учений в условиях социокультурного кризиса» посвящена исследованию состояния религиозности в молодежной среде современной России на основе изучения феноменов новой религиозности, квазирелигиозности и оккультизма.

Первый параграф «Феномен религиозности и квазирелигиозности» посвящен анализу новой религиозности в российском обществе.

Понятие "новая религиозность" и его производные ("новые религии", "новое религиозное сознание", "новые религиозные движения", "нетрадиционная религиозность" и т.д.) широко используется в современных гуманитарных науках (прежде всего, в религиоведении и культурологии). Так, по словам П.С. Гуревича, "феномен нетрадиционной религиозности - одно из характерных явлений современной духовной жизни. Суть его состоит в распространении вероучений, не связанных с привычными, традиционными религиями. Спектр этих увлечений довольно широк. Не случайно по-разному обозначаются они и в культурологии: "внеисповедная религиозность", "светский гуманизм", "эзотерическая (т.е. предназначенная для посвященных) культура", "бунтарские духовные искания", "внеконфессиональная (т.е. внеисповедная) религиозность". Эти термины не все точны и удачны…"5. Сам П.С. Гуревич предпочитает пользоваться понятием "новые религии"; но, на наш взгляд, правомернее говорить о "новой религиозности".

П. Сорокин предсказывает смену господствующего на протяжении Нового времени чувственного типа культуры идеациональным или идеалистическим типом, указывая при этом на современный "рост неинституционализированной религиозности и интенсивный поиск основополагающей реальности и высших ценностей"6.

Такие мыслители как, например, А. Тойнби и М. Элиаде довольно позитивно оценивают роль нетрадиционной религиозности (в частности, восточного мистицизма) в современной западной культуре. Т. Роззак и Т. Лири - апологеты "контркультуры" 1960-х гг. - заявляют, что мистика и психоделика может спасти от катастрофы технократическое западное общество. Подобные же утверждения характерны и для представителей движения "New Age" ("Новой эры", "Нового века") - например, для М. Фергюсон, Ф. Капры, Ш. Маклейн.

Среди современных западных исследователей религии, изучавших интересующую нас проблему, следует назвать А. Баркер, М. Баха, П. Бергера, Р. Беллу, Э. Бенца, С. Брюса, У. Бэйнбриджа, Дж. Бэкфорда, Э. Вандерхилл, Ч. Глока, Г. Казанову, К. Кэмпбелла, М. Кюльхенштейна, Дж. Нидлмана, Дж. Салиба, Р. Старка, Б. Уилсона, Р. Уоллиса, Р. Элвуда. Изучение новой религиозности указанными авторами (список которых далеко не полон) ведется в двух основных направлениях: изучение новых религиозных движений (т.е., институциональных форм новой религиозности) и изучение современных тенденций социокультурной динамики религии, причем приоритет обычно отдается именно первому направлению (впрочем, это же характерно и для отечественных исследований феномена новой религиозности).

Е.Г. Балагушкин, Ю.В. Курносов, В.М. Розин, Л.В. Скворцов, Л.В. Фесенкова и ряд других исследователей рассматривают эзотерику как современный социокультурный феномен и обнаруживают связь между ней и новой религиозностью, хотя и отмечают различия между эзотеризмом и собственно религией7.

М. Эпштейн говорит о "новом сектантстве", но описывает не реально существующие группы, а определенные умонастроения и искания, характерные для позднесоветского общества, обычно никак организационно не оформленные; авторский вымысел причудливо переплетается с реальностью.

Некоторые авторы говорят о "новом язычестве", расширительно трактуя этот термин (не как "возрождение национальной веры", но как современное мировоззрение в духе "New Age").

В результате анализа автором диссертации дается свое определение новой религиозности - это качественно новый (т.е., радикально отличающийся от исторически сложившихся, традиционных для данного общества религий), характерный для современного этапа развития культуры тип религиозности.

Второй параграф «Религиозные и квазирелигиозные представления современной молодежи» содержит результаты эмпирического социологического исследования, проведенного автором.

Последние годы многие ученые – философы, социологи, религиоведы и др. – обращают внимание на тот факт, что недостаточно исследований религиозности современной молодежи. Конкретно-социологические изучения отношения молодежи, в том числе и студенчества, к религии, проводившиеся ранее, показывали довольно низкий уровень религиозности, крайне слабую осведомленность студентов в вопросах вероучений и культа в различных религиозных системах и т.д.

Нами было проведено два социологических опроса среди студентов г. Новороссийска. Первый опрос проводился в 2007 году с целью выяснения уровня религиозности студентов. Были опрошены 645 человек путем случайной выборки.

Анализ полученных данных показал следующее распределение респондентов по отношению к религии: 4,3% ответили, что убеждены в том, что Бог есть, 50% - «Убежден, что Бог есть», 45,7% не определились с ответом – «Не знаю, может быть, Бог есть, а может быть, его нет».

Что касается группы неверующих, что они в основном относят себя к последователям православия, в Библии читали отдельные места или не читали ее вообще. Церковные службы посещали случайно. Эта группа считает, что с помощью науки нельзя ни доказать, ни опровергнуть бытие Бога; что религия делает человека нравственнее, добрее; указывает на положительную и отрицательную роль православия в истории нашей страны, на частичную неоправданность борьбы против религии и церкви в советское время.

Границы между группами верующих и колеблющихся недостаточно четко выражены. Так, мнение о том, что наука опровергает бытие Бога, разделяют 7,6% верующих респондентов и 2,5% колеблющихся между верой и неверием. Среди опрошенных к последователям православия отнесли себя не только 89,3% верующих, но и 73,4% колеблющихся между верой и неверием. В этих двух группах относительно высокий уровень студентов, не определивших своего отношения к религии.

Среди студентов гуманитарных специальностей религиозность несколько выше (58%), чем среди студентов технических и естественно-научных специальностей (39%).

Что касается второго социологического опроса, то он проводился автором в сентябре 2008 – феврале 2009 гг. Его целью было выяснение квазирелигиозных представлений в сознание студенческой молодежи. Выборочная совокупность составила 680 человек, в том числе студентов третьего курса – 48%, четвертого – 34%, пятого – 18%.

Наиболее общим подходом, открывающим возможность исследования данной проблематики, является анализ отношения к смерти и представлений о бессмертии. Осознание и переживание факта ограниченности жизни помогает людям остро осознать, что же они действительно хотят делать в этой жизни и как хотят ее прожить. Смертность человека заставляет его биться над вопросом, есть ли смысл жить вообще и есть ли смысл конкретного скоротечного существования. Утверждая осмысленность жизни, индивид справляется со страхом смерти, преодолевая смерть в моральном и духовном плане. Поиск смысла жизни – есть борьба за человеческое бессмертие. В то же время, современная ситуация формирует множественные иерархические смыслы бытия, близкие идее богоподобия.

Наше исследование было направлено на анализ основных концепций смысла жизни, взятых в контексте потенциального бессмертия: социально-демографической, социально-творческой, религиозной, нигилистической и потребительской.

Анализ результатов показал, что подавляющее число респондентов – 92% - в той или иной степени отметили, что «После смерти человек продолжает жить в своих делах, пока его помнят люди», 85% согласились и согласились частично, что «после своей смерти человек продолжат жить в своих детях и внуках». Значимыми являются религиозные смыслы: христианское (ответ «После смерти человека душа его попадает в ад или рай в зависимости от того, как он прожил жизнь» в той или иной мере выбрал 61% респондентов), реинкарнационное («После смерти человека душа его вновь появляется в этом мире» - согласны и согласны частично 74%). Достаточно выражена неопределенность в отношении религиозных представлений о бессмертии. Нигилистическое представление о смысле жизни не свойственно современному студенчеству: с тем, что «после смерти человека исчезает все, поэтому любые дела и стремления напрасны», согласились полностью или частично лишь 13% из числа опрошенных.

Корреляционный анализ показывает внутреннюю взаимосвязанность исследуемых концепций смысла жизни. Религиозные концепции смысла жизни положительно коррелируют с социально-творческой и социально-демографической концепциями. Специфично влияние христианского и реинкарнационного представлений о смерти: христианское представление в большей мере коррелирует с социально-демографической смысложизненной концепцией, а реинкарнационные представления – с социально-творческой. Положительная корреляция религиозной, социально-творческой, социально-демографической концепций смысла жизни в современном массовом сознании указывает на сопоставимость структуры современных представлений о бессмертии с представлениями, распространенными в дореволюционной России.

В заключении подводятся главные итоги диссертационного исследования, обобщаются основные теоретические и эмпирические результаты диссертации.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих работах:

  1. Сердюк Е.Г. Эзотерические учения как феномен духовной жизни / Е.Г. Сердюк // Вестник Адыгейского государственного университета Серия «Регионоведение: философия, история, социология, экономика, юриспруденция, политология, культурология». - Майкоп: изд-во АГУ, 2008. - Вып. 8. – 2008. – 0,4 п.л.

  2. Сердюк Е.Г. Религия как социальный институт / Е.Г. Сердюк // Нравственность и религия. - Пермь, ПФ РГСУ, 2006.- 0,4 п.л.

  3. Сердюк Е.Г. Семиотика сакрального пространства в новых религиях (на примере ЮСМАЛОС) / Е.Г. Сердюк // Семиотика культуры и искусства. - Краснодар, КГУКИ, 2007. - Т.2. – 0,3 п.л.

  4. Сердюк Е.Г. Религиозное и квазирелигиозное сознание в советской идеологии / В.П. Гриценко, Е.Г. Сердюк // Социально-экономический ежегодник-2007. – Краснодар: ЮИМ, 2007. – 0,5 п.л. (0,3 п.л.).

  5. Сердюк Е.Г. О соотношении научного и псевдонаучного знания / Т.Ю. Данильченко, Е.Г. Сердюк // Социально-экономический ежегодник-2007. – Краснодар: ЮИМ, 2007. – 0,6 п.л. (0,3 п.л.).

  6. Сердюк Е.Г. Идея просветления человека у Даниил Андреева / Е.Г. Сердюк // Аспирантские чтения. – Краснодар: КГУКИ, 2008. – 0,5 п.л.

  7. Сердюк Е.Г. Влияние эзотерических учений на современную молодежную культуру / Е.Г. Сердюк // Наука-2009: Ежегодный сборник научных статей молодых ученых и аспирантов АГУ. – Майкоп: изд-во АГУ, 2009. – 0,6 п.л.

8. Сердюк Е.Г. Эзотерические и квазирелигиозные представления современной молодежи / Е.Г. Сердюк // Наука. Образование. Молодежь: Материалы VI Всероссийской научной конференции молодых ученых (5-6 февраля 2009 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2009. – Т.1. – 0,4 п.л..

Сдано в набор 18.11.2009. Подписано к печати 19.11.2009.

Формат 60х90 1/16. Бумага офсетная № 1. Печать-ризография.

Усл. печ. л. 1,08. Тираж 100 экз. Заказ № 5.


1 См.: Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации.– М., 2001.; Розин В.М. Эзотерический мир. // Общественные науки и современность. – М., 1992.– № 4; Розин В.М. Учение Даниила Андреева «Роза Мира» // Вопросы философии. – 1998.– № 2 и др.

2См.: Гроф С. За пределами мозга. – М., 1992; Гроф С. Путешествие в поисках себя. – М., 1994; Гроф С. Холотропное сознание. – М., 1996; Психология религиозности и мистицизма: Хрестоматия. – М., 2001; Тарт Ч. Состояния сознания // Магический Кристалл: магия глазами ученых и чародеев. – М., 1994; Прайс Г. Сознание сверхсознания и сознание сверх материи // Магический Кристалл: магия глазами ученых и чародеев. – М., 1994; Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления. – Мн., 2003; Юнг К.Г. Ответ Иову. – М., 2001; Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. – Мн., 2004.

3 См.: Шахматова Е. Оправдание мистицизма: Россия и Европа в зеркале Востока // Россия и Запад: Диалог или столкновение культур. – М., 2000. – С. 47-75.

4 Розин В.М. Эзотерический мир // Общественные науки и современность. – М., 1992. – №4.– С.165.

5 Гуревич П.С. Культурология. М., 2003. С. 256.

6 Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. М., 1997. С. 218.

7 Дискурсы эзотерики (философский анализ) / Отв. ред. Л.В. Фесенкова. М., 2001; Курносов Ю.В. Тайные доктрины вчера и сегодня. (Эзотеризм как культурно-исторический феномен). М., 1996; Розин В.М. Эзотерический мир. Семантика сакрального текста. М., 2002; Скворцов Л.В. Гипотетический эзотеризм и гуманитарное самосознание: Избр. тр. М., 2000.


Похожие:

Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconСоциокультурные условия интернационализации духовной жизни (на материалах Республики Адыгея) 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни

Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconПрограмма «Социология образования»
Классификация социологических наук. Социологический анализ. Уровни познания. Обыденное, философское и социологическое познание. Социология...
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconДинамика гендерных культур (на примере российского и западного социумов) 22. 00. 06 Социология культуры, духовной жизни

Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни icon«социология культуры аннотация программы учебной дисциплины для направления подготовки 040100. 62 «Социология»
Понятие культуры, выделение аспектов в определении феномена культуры. Различия между обыденным и научным понятием культуры. Социология...
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни icon«Эллинизм: культура, традиции и язык в российской государственности и в социуме Сибири»
Предмет конференции: анализ взаимодействия Эллинизма и славянского мира на социокультурном пространстве Востока России
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconСоциологический анализ проблем образования
Филиппов Ф. Ф. Социологический анализ проблем образования / Франция глазами французских социологов. – М.: Наука, 1990. – 280. С....
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconРоль Языка в формировании духовной культуры
Предметные формы духовной культуры – это результаты духовной деятельности и отношения между людьми, развитие и реализация способностей...
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconГ. Ижевск, Россия Культурно-обусловленные особенности австралийцев в современном академическом пространстве
Удаленность Австралии долгое время являлась фактором, затрудняющим общение с представителями этого континента, постижение австралийского...
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconРождественские чтения Семья в современном мире
В отличие от этого в русской православной культуре достоинство и значение человека были связаны с соборным бытием, то есть с общностью...
Эзотеризм в современном социокультурном пространстве: социологический анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни iconСоциологический анализ поведения пользователей в интернет-пространстве
Такие сведения содержатся в докладе аналитической службы «Global Faces and Networked Places», выпущенном Nielsen Online. Доклад исследует...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org