Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник»)



Скачать 174.23 Kb.
Дата12.06.2013
Размер174.23 Kb.
ТипДокументы
Истина - во сне.
Независимое толкование сна господина Милорада Павича,

воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник»)

Жизнь и сновидения –

страницы одной и той же книги.
Шопенгауэр
Начать хотелось бы с того, что, несмотря на факт прочтения сна господина Павича от начала до самого конца, автор этих строк до сих пор дышит полной грудью, ходит по земле на двух ногах и даже видит иногда собственные сны.
Однажды поиски Истины привели меня к г-ну Павичу, который, звериным нюхом учуяв запах моей проблемы, великодушно разрешил мне погрузиться в его сон, а после – истолковать то, что мне удалось запомнить и впитать, дав мне при этом полную свободу интерпретации. Но перед этим предупредил, что занятие мое небезопасно, ибо дойдя в его сне до второго вторника, я, толкователь, рискую так и не переступить порога среды, так как граница между двумя этими днями пропитана редким ядом, способным умертвить любого любопытного соискателя Истины. Однако действие яда оказалось непредсказуемым, и у меня осталось совсем немного времени, чтобы предложить вам свой вариант толкования, на основе которого вы сможете сделать ваши собственные выводы. И не бойтесь, ибо, слетая с уст пересказчика и ложась на белую бумагу, слова теряют смысл, а, следовательно, не представляют для вас опасности, и только от вас, читающего эти строки, зависит, приобретут они силу (былую или обновленную), наполненную вашим смыслом, или же останутся мертвыми и присоединятся к их автору, чтобы не быть искалеченными чьей-то логикой и рационализмом.

Сны придуманы для того,

Чтобы мы не скучали во сне.
Пьер Дак
Итак, окунувшись в сон г-на Павича, я попал в совершенно новый фантастический мир, подобного которому доселе не встречал ни в одном другом сне. Целая волна новых ощущений, звуков, запахов, вкусов и образов нахлынула на меня и мгновенно сбила с ног так, что я застыл на ее поверхности, не понимая ничего, не в силах пошевелить ни одним членом своего тела. Но течение было сильным, и очень скоро меня принесло к границе между первыми пятницей и субботой, пересекши которую дышать мне стало гораздо легче. Вдобавок, мало-помалу стала возвращаться способность двигаться самостоятельно, и я даже успел разузнать кое-что о таинственных хазарах, их кагане и принцессе Атех, а также о некоем Авраме Бранковиче, дипломате, служившем в Адрианополе и при Порте в Царьграде. Но, едва подобравшись ко второму вторнику и занесши правую руку, чтобы сделать новый гребок, я остановился в нерешительности, вспомнив слова видящего этот сон, и тут какая-то неведомая, но до щекотки в пятках знакомая сила мощным движением подтолкнула меня и перебросила через опасное место. Не могу сказать пока, что это было, как не могу сказать определенно, коснулся ли я ядовитой границы и безопасно ли время, лежащее за ее пределами, но все же продолжаю свой путь и надеюсь пройти его до конца, иначе в моей жертве не будет смысла.
Сны – грандиозный сериал подсознания.

Ванда Блоньская
Должен сразу попросить у вас прощения, ибо я не в силах передать вам все увиденное мною в ходе моего необыкновенного путешествия простым человеческим языком. Дело в том, что сон г-на Павича принципиально нелинеен, он обладает любопытной особенностью, которая поначалу и сбила меня с толку. Сон этот замечателен тем, что соткан из множества фантастических лоскутков, фрагментов, если угодно, но при всей невероятности и внешней различности лоскутки эти, на первый взгляд не имеющие отношения друг к другу, в конце концов удивительным образом накладываются друг на друга, переплетаются, ложатся подле друг друга. И несмотря на самостоятельность каждого в отдельности, все они в итоге складываются в непостижимое с логической точки зрения невероятной красоты покрывало, подобное паутине, сотканной рыжими нитками нашего разума. Если вам интересно, почему вдруг я выбрал такое странное сравнение, то скажу вам вот что.

Когда душа видит сны, она – театр, актеры, аудитория.
Джозеф Адцисон
Во сне г-не Павича мы являемся одновременно ничем и его творцами. Будучи ничем, мы слепо бродим по узким коридорчикам без воздуха и света, не понимая, как здесь очутились (и очутились где вообще), и не видя в происходящем ни малейшего смысла (что, по-моему, естественно). Будучи же творцами, мы образно уподобляемся паукам, плетущим паутину, чтобы ловить с ее помощью нашу пищу (разноцветные лоскутки из сонной материи). Встречающиеся нам лоскутки бывают трех цветов (подобно буквам и словам книг, имеющим пол, цвет, запах, вкус и даже голос, в чем вы, несомненно, убедились бы, побывав там, где побывал пишущий эти строки). Цвета эти говорят о том, что толкование событий, имеющих место во сне г-на Павича, имеет тройственную природу (однако есть один заслуживающий вашего внимания нюанс, суть которого объясню на две ладони ниже). Мы-пауки ловим попадающиеся нам кусочки сна-покрывала, захватываем их и переносим по паутине в удобное место, чтобы высосать из них сок-смысл, переварить и оставить лежать в относительном покое. Особенность этих кусочков состоит в том, что их сок неиссякаем, а вкус и запах меняется каждый раз, как мы его пробуем. Таким образом, из пойманных лоскутков мы собираем покрывало; помещая же их на тот или иной узелок нашей паутины, мы собираем мозаику воедино, но швы между частями появляются только тогда, когда мы пропускаем их сок через себя, черпая из них крупинки истины (смысл) и оставляя им взамен крохотные частички нас самих. До последней стадии творения и паутина, и лоскутки, и само покрывало остаются неустойчивыми, и мы обладаем неограниченной возможностью перемещать уже переваренные куски и заново пробовать их на вкус, чувствуя при этом все новые составляющие ароматного букета и открывая доселе неизвестные нам подробности и детали событий во сне г-на Павича. Эта возможность кажется мне одной из самых значительных для ловца толкователя снов.

Если вы ущипнули себя,

но видение не исчезло,

– ущипните видение.
Геннадий Малкин
Не сочтите меня нескромным, если скажу, что за время моего путешествия я научился многому и не без гордости готов признаться, что добился несомненных успехов на поприще моего необычного ремесла. Сон г-на Павича даровал мне полную свободу действий с самого начала, только тогда, находясь в плену собственных предрассудков, я был слеп и не сумел увидеть этого. Дабы вы не повторили мою ошибку, говорю вам сразу: открытие, сделанное мною во время пути, имеет принципиальное значение для определения способа творения вашей паутины, ибо вы должны знать, что начать ваше путешествие вы можете в любом месте, в любой минуте, в любом вздохе, в середине, в начале и даже в конце, потому что у сна г-на Павича нет ни того, ни другого, ни третьего. Здесь все – не то, чем кажется, а время и пространство составляют единое целое, заменяя друг друга равноценно. Единственной ночью в Царьграде пронесется мимо вас вся жизнь, а подойдя к бесконечным водам мудрого Дуная, вы состаритесь на пятьдесят четыре года. Но попав во вчерашний вторник, вы откроете, что настолько юны, что еще не умеете ходить. Здесь вы можете пережить собственную смерть и остаться в живых, вынашивать ее в себе и переписываться с нею, встретиться с ней и плюнуть ей в лицо или поцеловать ее в губы так нежно и страстно, как не целовали никогда даже самое любимое вами существо.
Во сне г-на Павича понедельники кусаются, а среды хватают их за руку и тащат за собой на улицы Дубровника, чтобы поглядеть одним глазом на двоих как на праздник перед ликующей толпой избивают влюбленного в дьявола еврея с седым усом и красными глазами, который прячется под маской самого себя, во сне хромает на одну ногу и перерубает сорвавшееся с ветки яблоко саблей до того, как оно успеет коснуться земли.
Говорю я вам все это не для того, чтобы напугать, но чтобы показать вам, насколько необычен этот уникальный мир. Законы его не подчиняются общепринятой логике, время и пространство непоследовательны, и вы можете скакать из одного города в другой век, а окажетесь заточенным в клетке, подвешенной на ветке дерева над прозрачными водами неведомого вам моря. И сами не понимая, для чего, но откуда-то зная, что это жизненно необходимо для сохранения вашего рассудка, будете выгрызать зубами на панцирях черепах буквы послания на неизвестном вам языке и отпускать их в таком виде обратно в воду, чтоб они доставили сами себя адресату.
Во сне г-на Павича вы можете проснуться с ключом во рту и узнать, что ключ этот – есть ваш смертный приговор. В то же время вы сможете избежать его, съев день вашей смерти на завтрак, но, будь я проклят, вы не сделаете этого в попытке спасения единственной книги, которая, на ваш взгляд, представляет ценность для всех людей, ибо в ней спит спасительная Истина.

Мне снилось стадо баранов – вожаков.

Каждый несся с колокольчиком. А за ними – ни одной овцы.
Станислав Ежи Лец
Итак, с чего бы вы ни начали творение вашего покрывала, теперь вы знаете, что «где» и «когда» здесь носят одну фамилию, и это облегчит вам процесс сбора и осмысления фрагментов сна. Возьмите этот небольшой кусочек зеленого цвета, вкусите его, подержите во рту и определите, сладок ли он, горек или солен, что напоминает вам его вкус. Запомните все и поместите кусок на один из узлов вашей паутины. Теперь хватайте вон тот, что поблескивает желтым рядом с кроваво-красной глыбой, ощупайте его, бросьте на другой узелок, и пусть он ждет, когда вы вернетесь и обратитесь к нему вновь. Мало-помалу ваша паутина начнет обрастать новыми нитями и прикрепленными к ним разноцветными чешуйками, и, подобно пауку, вы сможете перебегать от одной чешуйки к другой, ловить в пространстве сна новые, возвращаться к оставленным ранее, менять их местами, группировать по вашему усмотрению. Такова существенная особенность путешествия по миру сна г-на Павича.
Теперь же, растолковав вам основы творения вашего смыслового покрывала, я осмелюсь нырнуть под него и ознакомить вас с теми природами, противоречиями и сущностями, которые открылись мне во время моего путешествия.
Начать следует с той самой тройственной природы толкования событий, имеющих место во сне г-на Павича, о которой я вскользь упоминал прежде. А имел я в виду вот что. В своих поисках человека, во снах которого жив таинственный хазарский народ, я набрел, наконец, на поэта и искусствоведа, оказавшегося впоследствии тем самым, за которым я гнался все это время. Имя его – Милорад Павич, и он серб, и профессор, и действительный член Сербской Академии наук и искусств, и соискатель Нобелевской премии в области литературы. Знай я то, что знаю теперь, первым делом обратил бы внимание на то, что г-н Павич живет в Балканском регионе, являющемся пограничной точкой трех мировых культур (православия, католицизма и ислама), что, естественно, не могло не отразиться в его снах.
Центром нашей паутины является знаменательное для судьбы хазарского народа событие – «Хазарская полемика», с которой и начинается мой пространственно-временной отсчет. Здесь же мы впервые сталкиваемся с вышеупомянутой тройственностью толкования. Как-то ночью хазарскому кагану приснился странный сон, в котором ему явился ангел и произнес взволновавшие кагана слова. Каган знал, что для того, чтобы укрепить свое государство, он и его народ должны принять одну из трех важнейших в то время религий. Тогда решил он воспользоваться случаем и связался с правителями трех окружавших его каганат государств, сообщив каждому примерно следующее: он и его народ примут ту религию, представитель которой убедительнее всех истолкует его сон. В ответ на это три государства послали в столицу хазарского царства по одному лучшему представителю своей веры от каждого (Фараби ибн Кора – с исламской стороны; Константин Философ, он же св. Кирилл – с христианской стороны; Исаак Сангари – с еврейской). Каждый из них должен был убедить кагана в том, что его религия достойна того, чтобы хазары стали исповедовать именно ее. Все три стороны по очереди толковали сон кагана и приводили доводы в пользу своей веры. Но мне так и не стало доподлинно известно, к чему пришел каган в ходе полемики, на чью сторону в итоге перешел.

Проблема заключается в том, что помимо трех представителей от каждой церкви, были также и три хрониста Хазарской полемики (соответственно, Спаньярд аль-Бекри, Мефодий Солунский и Иегуда Халеви), и не стоит удивляться, что в своих хрониках каждый из них утверждал правду, обратную правде оппонентов, говоря, что хазары приняли именно его веру, а не двух других участников полемики. Каждый из трех тактично тянул одеяло не себя, не задумываясь о том, что ангелоподобный прачеловек Адам Кадмон (Рухани) имеет тело настолько огромное, что его хватит не только людям, исповедующим все религии мира, но и язычникам, и даже атеистам, коли те соберут в своих снах хоть часть его щедрого тела, соприкоснувшись и слившись с ним, и познав , и вкусив . Но люди не знали этого и продолжали делить все на «свое» и «чужое», не подозревая, что скоро хазарский народ исчезнет именно по этой причине.
Таким образом, я обнаружил во сне г-на Павича тройственность во всем, что касается событий, тем или иным образом связанных с Хазарской полемикой. Привожу вам некоторые примеры:

♦♦♦ Религии: христианство – иудаизм – ислам;

♦♦♦ Представители религий в ходе Хазарской полемики (см. выше);

♦♦♦ Хронисты Хазарской полемики (см. выше);

♦♦♦ Три среза времени:

IX в. – предположительное время Хазарской полемики

XVII в. – первое издание «Хазарского словаря» и история трех людей, участвовавших в его создании (Юсуф Масуди – с исламской стороны; Аврам Бранкович – с христианской стороны; Самуэль Коэн – с еврейской). Пишущий сии строки просит у вас прощения за то, что не уделяет истории трех этих необыкновенных людей должного внимания, ибо у него осталось не так много времени, чтобы закончить свою работу до того, как руки его отпустят перо, а веки сомкнутся навечно. Так что я с великим сожалением вынужден умолчать о тех чудесах, что повидал на этом этапе своего путешествия по сну г-на Павича, и теперь со слезами досады на глазах продолжаю:

XX в. – события Царьградской конференции, посвященной хазарскому вопросу, связанные с убийствами последних свидетелей и реконструкторов «Хазарского словаря» (д-р Исайло Сук, д-р Абу Кабир Муавия, о коих ниже)

♦♦♦ Три демона из трех упомянутых мною ранее религий

♦♦♦ Три части пламени свечи и –

♦♦♦ – три души человеческих, составляющие одну целую

♦♦♦ Прошлое – настоящее – будущее
Возможно, это не все, но, на мой взгляд, наиболее яркие примеры тройственности во сне г-на Павича, которые мне удалось привести на ваш суд. Не перечислив их, я не вправе был бы рассуждать об Истине и сущности Адама Кадмона.
Любопытным в моем путешествии мне также показалось неоднократное появление цифры «семь» в разных уголках причудливого мифологичного мира. Так, например, почитая своего Бога, покровителя соли, хазары были уверены, что только его взгляд не ранит (в отличие от всех остальных) и даже верили, что, проливая соленые слезы, плачущий человек на мгновение приближается к Богу. В связи с этим, хазары умели различать семь видов соли, а на трапезном столе хазарской принцессы Атех всегда стояли семь чашек с разными видами соли. Немаловажно, что цифра «семь» фигурирует и в мифе о сотворении первого и последнего человека, Адама, старшего брата Христа и младшего брата Сатаны.

Видения из твоих снов жрут из твоей тарелки.
Станислав Ежи Лец
Согласно хазарской вере, Адам был сотворен из семи частей. Сотворил его Сатана: мясо из глины, кости из камня, глаза, скорые на зло, из воды, кровь из росы, дыхание из ветра, мысли из облаков, а ум из быстроты ангелов.
Я запомнил это место и оставил его, чтобы потом вернуться сюда вновь и подумать. Путешествовал я еще долго, прежде чем вспомнил, что наяву когда-то, тысячи миль назад, я читал похожие мифы. Вообще же я часто замечаю, что мое действительное прошлое часто перекликается с настоящим во сне. Что же касается сна г-на Павича, то живая природа букв и слов, а также многочисленные числовые совпадения, присутствующие в нем, и, словно сговорившись, тихонько медленно, но верно окружающие меня со всех сторон, куда ни посмотрю, эта агрессивная их хищническая манера подвигла меня к доселе не использовавшемуся способу толкования – . Вы, конечно, не обязаны верить всему, что говорится в моем толковании, но, честное слово, как только я подумал об этом, в голове моей сразу всплыл миф о Големе. В книге, продиктованной бесконечной мудростью, ничто не может быть случайно, даже количество слов, в ней содержащихся, или порядок букв; именно так мыслили каббалисты и, побуждаемые жаждой проникнуть в тайны Господа, занимались подсчетом, комбинированием и перестановкой букв Священного Писания. Одной из тайн, которые они искали в Библии, было создание живых существ. Человек, созданный путем комбинации букв, был назван «»; само это слово буквально означает бесформенную, безжизненную глыбу.
И только собрался я вернуться к оставленному мною недавно Адаму, как память моя встрепенулась, встала на дыбы и помчала меня на своей гладкой изогнутой дугой спине, унося куда-то в прошлую даль так стремительно, что из-под копыт ее посыпались горящие красные искры, и падая на некогда проложенную ею же самой тропинку, они опаляли ее, оставляя после себя черные зияющие дыры, затягивающиеся сами собой мгновенно, как раны на моей душе. Пока память мчала меня неведомо куда, изрыгая густые клубы пара из раздувающихся бешено ноздрей, я сидел, порывисто дыша и вцепившись в ее гриву мертвой хваткой, скованный страхом, что вот-вот она сбросит меня и я останусь совсем один во сне г-на Павича и без ее помощи точно потеряюсь в бесконечном времени лиц и букв, останусь здесь навсегда и уже никогда не проснусь.
Теперь, описывая такой поворот событий, я все еще чувствую, как сердце мое колотится где-то в горле, и не сиди я в кожаном кресле подле камина с пером в левой руке, непременно потерял бы равновесие и рухнул бы на пол, борясь с головокружением. Но раз я здесь, вы можете без сомнений заключить, что я все же выбрался из невыносимого плена ужаса, сковавшего меня в те бесконечно долгие семь секунд, пока я мчался на спине своей взбесившейся памяти в XVII в., к развалинам римского театра, где, как мне почудилось, вот-вот должно было произойти нечто ужасное. И я вспомнил. Память моя остановилась, позволила мне спешиться и стала потаптываться с ноги на ногу, изредка мотая головою то на Восток, то на Запад. Я же отчетливо понял, что, несомненно, был здесь раньше. И тут в голове моей возникло имя. Потом второе. Первое было Петкутин. С каббалистической точки зрения я мог бы предположить, что Петкутин был «големом» Аврама Бранковича, вложившего в свое дитя не только жизнь, но и зародыш его же смерти, растущий и развивающийся вместе со своим хозяином. Но Петкутин умудрился перехитрить свою собственную смерть так, что та не смогла отличить его от обычного вышедшего из чрева матери человека. Второе имя было Калина. И когда призрак его жены набросился на Петкутина и стал разрывать его на куски, и когда к одной паре голодных ртов присоединились сотни других, Петкутин умер человеком по своему желанию, умер от отчаяния, потому что жена не узнала его после своей ужасной гибели. Аврам Бранкович похвалил великолепную жертву своего сына и приступил к созданию более совершенного существа.

А я же, вспоминая о трагической судьбе любви Петкутина и Калины, убеждаюсь в который раз в том и говорю теперь вам: что во сне г-на Павича противоречие мужского и женского неразрешимо, а любовь прямиком приводит к трагедии, яркий пример чему я только что вам привел. Дугой пример по тому же случаю вот-вот предстанет пред вашими изголодавшимися по крови глазами, ибо моя резвая память уже мчит меня в четвертую четверть XX в., где в этот момент совершается акт возмездия над Никоном Севастом (в лице д-ра Исайлы Сука), которого ровно 293 года назад именно на этом самом месте обещал убить Юсуф Масуди (в лице бельгийца Ван дер Спака). Одновременно происходит еще одно убийство (д-ра Абу Кабира Муавии), а в смерти д-ра Сука обвиняют д-ра Дороту Шульц (переродившегося Самуэля Коэна). Странным, на мой взгляд, образом проявляется здесь вдруг идея совершенно из другой религии. , реинкарнация.
Во сне г-на Павича время сжимается, пространство сводится в одну точку, помогая охотнику настигнуть его жертву и искателю истины приблизиться к Гармонии на волосок Адама Кадмона. Но это не касается противоречия между мужским и женским началом. Объясню я свое открытие через следующий пример. Вы помните оставленный вами на другом конце вашей паутины лоскуток желтого цвета, тот, что носит имя Самуэля Коэна? Если шагнуть на триста лет назад, то перед глазами вашими предстанет сцена прощания Коэна с возлюбленной Ефросинией Лукаревич, диаволом, знавшим имя Иеговы и поссорившимся с ним. В силу обстоятельств влюбленные вынуждены расстаться, но Ефросиния обещает любимому, что когда-нибудь в будущем отыщет его, и они снова будут вместе. Я же, зная о противоречии мужского и женского начал в мире сна г-на Павича, уверен, что любовь их обречена так же, как любовь Петкутина и Калины. Трагедия влюбленных разыграется одновременно с событиями при Царьградской конференции. Ефросиния действительно найдет Коэна почти триста лет спустя, но, увы, Самуэль не узнает ее даже несмотря на то, что на руках у нее будет по-прежнему два больших пальца, ей по-прежнему будет нравиться все, что красного, голубого и желтого цвета, и она (в лице маленького сына Ван дер Спаков) с прежней нежностью будет подавать ему трубку. Коэн (в лице д-ра Дороты Шульц) уже давно состоит в браке с Исааком. Но супружеская жизнь ее превратилась в сущий ад, с тех пор как муж ее был ранен на войне д-ром Муавией. Ни одному из них не суждено узнать счастья. Лукаревич в отчаянии убивает «мучителя» своего(-ей) возлюбленного (-ой). Но ничто уже невозможно изменить.

Мне приснилась действительность.

С каким облегчением я проснулся!
Станислав Ежи Лец
Ну, что ж, вижу, славное получилось у вас лоскутное покрывало. Хочу надеяться, что мое толкование сна г-на Павича помогло вам в поисках вашей истины. Не забывайте, под вашим прекрасным покрывалом, как под покровом ночи, глубоко на дне вашего сна лежит Бог, и только от вас зависит, насколько вы сможете приблизиться к нему в вашем путешествии.
А мое время, увы, убегает от меня, как таракан, с каждой секундой рука моя слабеет и опускается. Но ликует во мне моя верная память, длинные грива и хвост ее развеваются так свободно, и я чувствую приближение Истины, ее дыхание у меня за плечами; но я не в силах уже повернуться к ней и провалиться в ее объятия. Я повидал слишком многое, потерял слишком любимое и сотворил слишком страшное, но теперь, постепенно погружаясь в бесконечный сон, я наконец понял, что давным-давно нашел то, что искал...
Хазарский народ, запертый посреди трех враждующих миров, исчез, уничтожив за собой последние следы... Поиски компромисса в решении противоречия мужского и женского начала приведут к неизбежной трагедии... Порог отравленного вторника навсегда останется в гостях у болтливой субботы...
…один шайтан играл мне на лютне из панциря белой черепахи...

…другая диаволица поила меня по ночам своим черным молоко...

…третий сатана написал с меня чудотворную икону, а потом съел ее...

…и время мое истекло, но на прощанье хочу все же открыть вам небольшой секрет.
Когда я, наконец, встретился лицом к лицу с г-ном Павичем, перед тем, как нырнуть в его сон, я взглянул в лужу у него под ногами и с удивлением заметил про себя через его отражение, что у г-на Павича нет перегородки между ноздрями...

а Истина адекватное отражение действительности, воспроизведение ее такой, какова она есть вне и независимо от сознания. Истина внутренне противоречивый процесс, связанный с постоянным преодолением заблуждений. Истина относительна, поскольку мышление отражает субъект не полностью, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Однако в каждой относительной истине содержится «частичка» абсолютного знания, которое полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания (абсолютная истина).
β Гармония (греч. – harmonia – связь, стройность соразмерность) – эстетическая категория, обозначающая соразмерность частей и целого, сочетание различных компонентов на основе определенных закономерностей, единство многообразного. В античности гармония мыслилась как упорядоченность Космоса, противостоящая Хаосу.
δ Кабала, Каббала [< др.-евр. kabbalah тайное учение]. В иудаизме в эпоху средневековья: учение, считающее, что основу всех вещей составляют цифры и буквы еврейского алфавита, а основу исцеляющих средств — амулеты и формулы.
γ Привожу один из вариантов легенды о создании Голема:
«Предполагают, что, если раввин поймет или откроет секрет имени Бога и произнесет его над человеческим телом, вылепленным из глины, тело оживет и будет называться «голем». В одной из версий этой легенды на лбу у голема написано слово ЕМЕТ, что означает «истина». Голем растет. Приходит время, и вот он уже такой огромный, что его хозяин не в состоянии до него дотянуться. Хозяин просит, чтобы голем завязал ему туфли. Голем наклоняется, и раввину удается, дохнув, стереть «алеф», то есть первую букву слова ЕМЕТ. Остается МЕТ – «умер». Голем превращается в прах». [Хорхе Луис Борхес. Каббала.; Борхес Х.Л.Книга вымышленных существ / Пер. с исп. Е.Лысенко; ст. и сост. Ком. Н.Горелова. - СПб.: Азбука-классика, 2004. -384с]
ε Вера в переселение души является характерной особенностью, например, индуизма, самой распространенной религии современной Индии. Важное место в индуизме отведено учению о сансаре (санскр. – «странствование») – перерождении, переселении душ из одной телесной оболочки (не только человека, но и животного или растения) в другую в соответствии с законом кармы (санскр. «действие», «обязанность») – воздаяния, возмездия. Высший смысл человеческой жизни приверженцы индуизма видят в том, чтобы выйти из состояния перерождений и соединиться с Брахманом — Мировой душой, Абсолютом, что возможно лишь при строжайшем соблюдении дхармы.
Афанасьевой Елены,

студентки 1-го курса ф-та ЛиМКК, Л-101

Москва, 2006.




Похожие:

Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconДидактика художественной прозы XX века О. В. Павленко Д
Постмодернизм, имея свое философское обоснование, тоже ставит определенные дидактические задачи, которые мы и попытаемся рассмотреть...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconМилорад Павич Биография Белграда
Биографии писателя, города, страны и текста причудливым образом переплетаются в новом сборнике эссе Милорада Павича "Биография Белграда",...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconСтруктура и функции героя в романах Лоренса Даррелла «Александрийский квартет» и Милорада Павича «Хазарский словарь»
Важной составляющей в подобном типе романа оказывается система персонажей, изучение которой позволяет как выявить важные структурные...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconРешение задач во время естественного ночного сна. 14 Механизм сна
Однако оказалось, что активность мозга во время сна часто выше, чем во время бодрствования. Было установлено, что активность нейронов...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconВсемирный день сна
Всемирный день сна, который проводится в рамках проекта Всемирной организации здравоохранения (воз) по проблемам сна и здоровья....
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconИнформация о результатах проверки муниципальных автономных учреждений культуры «Централизованная библиотечная система» г. Тобольска и «Центр досуга «Речник»
«Централизованная библиотечная система» г. Тобольска и «Центр досуга «Речник» (далее по тексту Централизованная библиотечная система...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconПарадигматика и синтагматика в морфологии
Фердинанда де Соссюра, основоположника этой концепции, психологическое толкование), или парадигматических (лингвистическое толкование),...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») icon5. Основные областные мероприятия
Визит в Новосибирскую область Министра науки и технологий Республики Индия господина Капил Сибала и Чрезвычайного и Полномочного...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») icon13 февраля (суббота), 14. 00 Акция солидарности с жителями поселка «Речник» Лужков должен ответить за погром в «Речнике»! Приходите и подпишитесь за отставку Юрия Лужкова
Московский Совет состоится общегородская акция солидарности с жителями поселка «Речник» и за отставку мэра Москвы Юрия Лужкова. Акция,...
Независимое толкование сна господина Милорада Павича, воплотившегося в «Lexicon Cosri» («Хазарски речник») iconРобин Шарма 200 уроков жизни
Большинству людей достаточно 6 часов сна для хорошего состояния здоровья. Попробуйте в течение 21 дня вставать на час раньше, и это...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org