Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение



Скачать 188.16 Kb.
Дата13.06.2013
Размер188.16 Kb.
ТипДокументы


Падший ангел

Летала я всегда паршиво. Парение в нескольких сантиметрах над землёй можно было назвать полётом только с большой натяжкой. И даже это давалось мне исключительно в минуты наивысшего вдохновения, а уж о том, чтобы выделывать в воздухе пируэты, не могло быть и речи. Не сомневаюсь, что случись мне свалиться с большой высоты, то от меня осталась бы малоаппетитная лепёшка. Вот почему, получив приглашение на фестиваль экстремальных полётов, я крепко задумалась.

«Замечательную» новость принёс Мишка. Он весь светился от счастья, размахивая над головой глянцевой открыткой.

— Я прошёл отбор! Я прошёл отбор! — пел он на разные лады.

Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение.

— Мишаня, а почему тут стоит и моё имя? — упавшим голосом спросила я, тыча пальцем в напечатанную мелким шрифтом сноску.

Там, чёрными буковками на небесно-голубом фоне было написано: «Партнёр для спарринг-полёта: А.Ольга». Ольга — это я, хотя друзья называют меня просто Лёля.

Мишка изобразил на лице «сюрпри-и-и-з!» и сообщил:

— Я выбрал тебя!

Я икнула и попыталась испуг панический превратить в испуг восторженный. Мишка был чрезвычайно горд собой, и огорошить его заявлением о своей полётной несостоятельности я не могла. Во всяком случае, прямо сейчас.

— Мишаня, а почему именно меня? — я стала осторожно прощупывать почву, как только ко мне вернулась способность говорить.

— А мне Кирюха посоветовал, — хитро улыбнулся Мишка. — Ты не злись, что он тебя выдал. Я и не догадывался, что у тебя высший разряд.

— Высший… что?.. — пролепетала я, осенённая смутной догадкой.

— Ну, высший разряд в полётах, — пояснил Мишка. — Лёля, не скромничай, Кирилл мне всё рассказал.

Так, картина прорисовывалась с неимоверной быстротой. Небольшое мысленное усилие — и я всё поняла.

Мишка появился в нашей компании недавно: Кирилл познакомился с ним в баре на нулевом уровне. Они вместе начистили физиономию какому-то инкубу, пристающему к вполне приличной девушке, а потом разговорились и обнаружили, что у них много общего. В частности, они оба увлекались экстремальными полётами. Правда, Кирюха уже давно считался профессионалом, а Мишка был всего-навсего начинающим.

Кирилл — это мой брат-близнец, отличный парень и душа нашей компании. Лина, моя подруга, давно положила на него глаз, но братец предпочитает встречаться с Ларой. Да, есть ещё Даня и Саня — вечные друзья-соперники, обожающие заключать пари на девушек. Их амурных сетей не избежала даже я, но это было ещё до того, как они стали нашими приятелями.

Нас всех объединяла страсть к авантюрам, и поэтому большую часть свободного времени мы проводили на нулевом уровне. Там, помимо местных жителей, которые сами по себе были колоритными существами, часто появлялись и обитатели нижнего мира.
Визиты на нулевой не были под запретом, однако нашу компанию уже неоднократно предупреждали, что пора с этим завязывать. Дело в том, что все мы были с седьмого, и наши жетоны представляли особую ценность для демонов. Но мы плевать хотели на все эти предупреждения, ведь ощущение опасности так приятно будоражило кровь, а на седьмом было ужасно скучно.

Кстати, не далее как на прошлой неделе мы здорово повеселились, сорвав выгодную сделку одному из приспешников. А потом выяснилось, что хозяином у него был принц с минус пятого уровня. Пришлось срочно уносить ноги от карательного отряда, который всерьёз намеревался разорвать нас на клочки. Впрочем, это я отвлеклась…

Так вот, Мишка органично влился в нашу компанию. Он был милым и наивным парнем, пожалуй, даже слишком наивным, иначе он ни за что бы не поверил Кириллу. Что заставило братца так жестоко подшутить над Мишаней, ещё предстояло выяснить. Сейчас же я оказалась в совершенно безвыходном положении.

С одной стороны, надо было немедленно признаваться в обмане. Но… во-первых, в этом случае Мишка немедленно выбывал из состязания, потому что менять что-либо было уже поздно. Во-вторых, мне было жалко Кирилла. Он хоть и заслуживал хорошей трёпки, но Мишка был профессиональным бойцом и мог просто не рассчитать удар. С другой стороны, летать я не умела, хоть тресни. И научиться этому за три дня, которые оставались до начала фестиваля, было невозможно.

Времени на размышления у меня не было. Мишка ждал моего ответа, доверчиво улыбаясь и глядя на меня своими огромными голубыми глазищами. Ну, да… да, он мне нравился! И все-таки решение я приняла из жалости к своему непутёвому братцу, а не потому, что была готова на всё что угодно, лишь бы не огорчать Мишаню.

— Хорошо, я согласна… Но только ради тебя!

— Спасибо, Лёля! Ура-а-а!

Мишка подхватил меня на руки и закружил в воздухе от избытка переполнявших его чувств. А мне в голову пришла запоздалая мысль, что если он узнает об обмане не от меня, а от кого-то другого, то плохо придётся не только Кириллу.

— Пошли! Я знаю одно местечко, где нас никто не увидит, — заторопился Мишка, опуская меня на землю.

— Куда? Какое местечко? — спросила я, кокетливо опуская глаза.

«Ого! Он уже меня на свидание зовёт!» — радостно подумала я, предвкушая море удовольствия.

— Начнём тренироваться прямо сейчас, — объяснил счастливый Мишка. — Нам же нужно слетаться.

Бах! Честно признаюсь, в тот момент я была очень близка к тому, чтобы признаться во всём. Уж не знаю, что мне помешало… Наверное, гордость.

— Нет, сегодня я не могу, — решительно отказалась я, старательно пряча своё разочарование. — Давай завтра.

— Отлично! Тогда встречаемся утром, — покладисто согласился Мишка.
Злая, как фурия, я немедленно отправилась на поиски брата. Кирилл мирно дремал в гамаке у нас в саду. Резким движением я вытряхнула его на травку и еле-еле удержалась, чтобы не дать ему хорошего пинка.

— Ты чего?! С ума сошла?! — рявкнул Кирилл, поднимаясь на ноги.

Однако одного взгляда на мою перекошенную физиономию ему хватило, чтобы сбавить тон.

— Лёля, что случилось? — встревожено спросил он.

Ну я объяснила ему, что случилось! И при этом не скупилась на крепкие выражения, от которых уши любого добропорядочного ангела сразу бы завяли.

— Да-а-а… — глубокомысленно протянул Кирилл, когда я иссякла. — Не надо было мешать текилу с водкой… особенно, в таких количествах…

— Алкоголик! — безжалостно припечатала я братца. — Чудовище!

— Лёлечка, прости меня, пожалуйста, — миролюбиво попросил Кирилл. — Я не со зла, правда. Бес попутал…

— Ты это Мишке повтори! А я посмотрю, как он обрадуется, — буркнула я.

— Мишке?..

Кирилл побледнел. Видимо, он представил себе крепкие Мишкины мышцы и все последствия своего необдуманного поступка. Трусом брат не был, но он вполне реально оценивал свои шансы.

— Хорошо, — храбро сказал он, — пойдём, я всё ему объясню.

— Ты совсем дурак, да? От тебя же мокрого места не останется!

Долго сердиться на брата я не могла, всё-таки мы были близнецами.

— А у меня есть выбор? — хмуро поинтересовался Кирилл. — Рано или поздно Мишка обо всём узнает, так чего время тянуть?

Я вздохнула и приняла окончательное решение.

— Погоди со своими признаниями. Есть у меня одна идея…
Идея была не просто рискованной, она была безумной. М-да, предупреждали меня старшие, что долгое пребывание на нулевом уровне отрицательно сказывается на умственных способностях, да я, как всегда, проигнорировала добрый совет. Впрочем, тогда мне казалось, что это всего лишь очередная авантюра.

Я давно интересовалась артефактами. Полный контроль над положительной энергией обеспечивал мой жетон, и владела я ею виртуозно, за исключением левитации, разумеется. Ну, об этом я уже упоминала. Люди называют такую энергию магией, и они не ошибаются, разделяя её на белую и чёрную. Положительной энергией управляют на верхних уровнях, отрицательной — соответственно, на нижних. На нулевом затерялась масса артефактов, которые сами по себе нейтральны, но и они представляют собой определённую ценность как для нас, так и для демонов.

В своё время я перерыла огромный архив в нашей библиотеке, по крупицам собирая сведения об артефактах, которые считались либо утерянными, либо находились в распоряжении демонов. Естественно, основной целью моих поисков было ожерелье птиц, вернее, его остатки.

Ожерелье никогда не было сильным артефактом, оно всего лишь позволяло своему владельцу летать, как птица. Всего лишь… Да мне хватило бы малюсенькой бусинки из этого ожерелья, чтобы подняться в небо! Увы… В нашем хранилище ничего похожего не было, да и на нулевом уровне тоже. Ожерелье птиц, разделенное на части, потерялось в мире демонов.

Однако я не сдалась. Как я уже говорила, на нулевом отиралось достаточно демонов, и некоторые были вполне адекватными. Правда, иметь с ними дело строго запрещалось, но я была одержима своей идеей. Никто, кроме Кирилла, не знал о моих приватных беседах. Кстати, мой брат не одобрял этого, но все-таки помогал своей безумной сестрице, когда это было необходимо.

Мне удалось напасть на след ожерелья птиц. Путем долгих и сложных переговоров я вышла на некоего Алекса, торговца артефактами. У него был фрагмент ожерелья, но цена, которую он запросил за него, была неприемлема. Даже у меня хватило ума отказаться от этой сделки. Тогда хватило…
Хранилище артефактов никогда не охранялось. К чему это на седьмом небе? У ангелов не может быть злых умыслов. Ага… Видимо, такие, как я, появлялись на седьмом нечасто. Да и я считала, что ничего преступного не совершаю. Конечно, если бы я взяла что-то из сильных и опасных артефактов… Действительно, что плохого в том, что демон немного попользуется перстнем золота? Ну, станет он богаче. На равновесие сил это никак не повлияет.

Так я рассуждала, осторожно выуживая из стеклянной колбы пресловутый перстень. Поместив его в специальный мешочек, блокирующий магию, я сняла перчатки и отправилась на поиски Алекса.

По уже знакомым каналам мне удалось назначить Алексу встречу в какой-то невзрачной забегаловке на нулевом уровне. Он не опоздал — с довольным видом плюхнулся на стул напротив меня и хищно улыбнулся. Если, конечно, этот демонический оскал можно было назвать улыбкой.

— Решилась, красавица? — нетерпеливо спросил он.

Красавица? Я чуть было не огрызнулась по привычке, но вовремя вспомнила, что всегда меняю внешность, посещая нулевой. Да, для Алекса я была стройной фигуристой блондинкой с изумрудными глазами и классически правильными чертами лица. Согласна, это банально. Зато так обезоруживающе действует на мужчин! Даже, если они демоны.

— У меня есть предложение, которое, возможно, тебя заинтересует, — произнесла я сухим, официальным тоном.

— Да? Уже интересно… Давай, выкладывай.

Уф-ф! И почему эти демоны всегда ведут себя так развязно? Алекс не был исключением — он вальяжно откинулся на спинку стула, закинул ногу за ногу и небрежно закурил, не забывая при этом плотоядно пожирать меня глазами.

— Э-э… У меня есть артефакт, который я согласна отдать тебе на три дня. Взамен ты дашь мне ожерелье птиц на этот же срок.

Алекс задумчиво затянулся, выпустил в потолок дым и протянул:

— И что это за артефакт?

— Вот…

Я выложила на стол мешочек с перстнем. Алекс потянулся за ним, но я шлепнула его по руке. Чёрт! И почему я такая честная?

— Стой! Это перстень золота. Перчатку надень и постарайся не касаться камня.

Алекс удивлённо приподнял бровь, но послушался. Повертев в руках перстень, он тут же проверил его на своей зажигалке. Я не обманывала — зажигалка стала золотой.

— Эй, полегче! — предупредила я. — Будешь им пользоваться, если мы заключим сделку.

— У меня есть условие, — изрёк демон, немного подумав. — Мне нужен залог. Гарантия, что ты вернёшься. Твой жетон подойдёт.

— Это даже не обсуждается, — отрезала я. — Я тебе и в прошлый раз сказала, что это невозможно.

— М-да? — Алекс скептически на меня посмотрел. — Мой жизненный опыт говорит о другом.

— Это неравная сделка! — возмутилась я. — Ожерелье птиц всего лишь даёт возможность летать, а мой жетон это… это…

— Да, красавица, это власть над тобой. Полная и безграничная, — усмехнулся Алекс. — Я знаю об этом. Но я вижу, что тебе позарез нужно это ожерелье, так что цена приемлемая. Заметь, первый раз я просил жетон навсегда, сейчас — на три дня, да и то в качестве залога.

Я скрипнула зубами. Как же, в качестве залога! Да ни один мало-мальски уважающий себя демон не упустит возможности получить власть над ангелом! Но мне нужно было это ожерелье…

— Без жетона я не смогу воспользоваться ожерельем, — выдвинула я свой последний аргумент. — Так что соглашайся на перстень.

— Ну хорошо, я сегодня добрый. Меняю ожерелье на перстень сроком на три дня, плюс сутки владения твоим жетоном после возврата артефактов.

Дался ему мой жетон! И как он хочет меня использовать, интересно? Стоп! Что значит использовать? Я что, уже согласилась на это идиотское условие?! Да меня живо в Зазеркалье отправят, если я на такое соглашусь! Если, конечно, демон сдержит слово и вернёт мне жетон через сутки. А он навряд ли его сдержит, и тогда… Тогда я навсегда останусь в рабстве у демонов?!

— Я могу дать слово, что сделка будет честной. И что на равновесии сил это никак не отразится, — добавил Алекс, внимательно наблюдая за сменой эмоций на моей физиономии.

Честное слово демона? Я не удержалась от смешка, представив себе этот детский сад.

— Я поклянусь огнём…

О! А вот это уже интересно! Я не знала случая, когда демон нарушал такую клятву. Впрочем, последний раз демон клялся огнём перед ангелом в далёкие доисторические времена, когда нулевой уровень ещё не был заселён.

— … но ты же понимаешь, что взамен я потребую от тебя клятву света.

Ого! Впрочем, кто бы сомневался…

— Я согласна! — выпалила я. — Пошли!

Мы переместились в безлюдное место. Кажется, это был какой-то необитаемый остров: смертным ни к чему нервные потрясения. Две страшные клятвы, начертанные древними магическими рунами, завершили нашу сделку.
Стоит ли говорить о том, что я галопом помчалась проверять своё приобретение? Нет, я не сомневалась в том, что ожерелье настоящее. Но одно дело — держать его в руках, и совсем другое — воспользоваться его силой. Вся прелесть была ещё и в том, что ожерелье птиц давало не только возможность летать, но и умение делать это красиво.

О! Это было сказочно! Только поднявшись в небо, я поняла, чего была лишена. Ещё никогда я так отчаянно не завидовала Кириллу, который мог летать без всяких ухищрений. Я была уверена, что теперь не подведу Мишку во время спарринг-полёта: я столько раз наблюдала за тренировками брата, что с закрытыми глазами могла повторить любое движение, любой элемент, любую фигуру.

До самого рассвета я парила меж звёзд, опьяненная полётом, и сожалела лишь об одном: о том, что через три дня я опять превращусь в неуклюжую толстушку Лёлю.
Кирилл долго допытывался, как я собираюсь решить проблему с Мишкой и фестивалем. Я загадочно молчала, но вовсе не потому, что не доверяла брату. Я не хотела, чтобы Кирилл был замешан в истории с демоном. Тренировки с Мишкой проходили плодотворно, к нашему обоюдному удовольствию. Пару раз он даже поцеловал меня, правда, в щёчку, но мне всё равно было жутко приятно. Я попросила его сохранить в тайне факт моего участия в фестивале, так что наши друзья ни о чём не догадывались.
Сам фестиваль я не запомнила: все мысли были о предстоящем выступлении. Бедный Кирилл чуть не получил от меня по шее. Ну, в конце концов, сколько можно ходить за мной по пятам и ныть: «Ой, что будет… что будет!..» Суп с котом будет!

Наконец нас объявили. Когда мы вышли на стартовую площадку, над трибунами раздался дружный хохот. Ничего удивительного: многие знали меня лучше, чем Мишка. Нисколько не смутившись, я поднялась в воздух. Смешки стихли. Не удержавшись, я посмотрела вниз — столько удивлённых лиц разом мне ещё никогда не доводилось видеть!

Выступили мы неплохо, если не сказать — замечательно. Мишка остался доволен, и это было главное. С трудом дождавшись объявления, что наш полёт засчитан, я по-тихому смылась. Конечно, рано или поздно мне придётся объяснить друзьям, каким таким непостижимым образом я воспарила над землёй, но только не сейчас. Потом придумаю что-нибудь и совру. А теперь надо было торопиться, пока кто-нибудь из старших не заинтересовался моими внезапно проявившимися способностями.
Меня поймали при переходе. Поймали — в буквальном смысле этого слова. Папа не стал мелочиться и послал за мной лучших гвардейцев — настоящих воинов света. В этом был определённый смысл: лучше меня только воины владели положительной энергией, и папа прекрасно об этом знал.

Честно говоря, я здорово струхнула. Это для смертных на нулевом уровне папа — воплощение спокойствия, справедливости и мудрости. А на самом деле он здорово умеет злиться, особенно когда дело касается нас с Кириллом. Так уж получилось, что из всех папиных детей мы — самые ужасные. Это он так говорит. В чём-то он, конечно, прав. Ангельской кротости в нас нет ни капли, да и папино терпение мы испытываем с завидной регулярностью.

Самое неприятное то, что солгать папе невозможно, даже теоретически. Он всегда знает правду и не нуждается в наших объяснениях и оправданиях. Вот раскаяние он принимает, но только надо успеть вставить хоть слово до того, как он начнёт метать гром и молнии. И все-таки папа всегда справедлив — он никогда не сердится на нас с братом по пустякам.

Едва взглянув на папу, который ждал меня, нервно расхаживая по своему огромному кабинету, я попятилась и попыталась улизнуть за дверь. Ага, не тут-то было! Дверь с громким треском захлопнулась, чуть не прищемив мне нос. Последний раз я видела папу в таком гневе, когда он обнаружил, что Кирилл тайком таскает яблоки из сада и шутки ради подбрасывает их смертным. Всё бы ничего, да только яблочки были с древа молодости. Для Кирилла тогда всё закончилось более чем плачевно: папа его банально выпорол.

— Ольга! Это переходит всякие границы! — рявкнул папа, нисколько не заботясь о силе своего голоса.

С потолка посыпалась штукатурка, но стёкла уцелели. Папа немного сбавил тон, видимо, ему не хотелось пятый раз за год делать ремонт в своём кабинете.

Я слушала выговор, испуганно вжавшись в стену. Что и говорить, я действительно была виновата. Оставалось только гадать, какое наказание меня ждёт. Но оказалось, что на этот раз папа знает далеко не всё. После его слов «месяц домашнего ареста, и я найду тебе занятие, чтобы раз и навсегда отучить тебя от необдуманных поступков» я нашла в себе силы обречённо прошептать:

— Я должна встретиться с демоном ещё раз.

— Что-о-о?!

Одно стекло все-таки вылетело, и в саду беспокойно заметались птицы.

— Я должна встретиться с демоном. Я дала клятву света.

Я обречённо зажмурилась, приготовившись к самому худшему. Однако в комнате наступила тишина. Чуть-чуть приоткрыв один глаз, я взглянула на папу и испугалась ещё больше. Папа обессилено опустился в кресло и аж посерел от расстройства. Уж лучше бы он злился!

— Что ты ещё натворила?.. Рассказывай! — потребовал он, с трудом выговаривая слова.

Я не стала ничего скрывать. Да и какой в этом был смысл? И так понятно, что на этот раз я не отделаюсь обычным детским наказанием. Даже если демон меня не обманет, и я смогу вернуться домой, то лучшим выходом для меня будет Зазеркалье. В худшем случае, я навсегда останусь в рабстве у Алекса. Ну, или у другого демона, если он решит меня продать. И где были мои мозги, когда я заключала сделку с демоном? Видимо, папа прав, я — настоящее чудовище.

— Что ж, Ольга, ты сделала свой выбор, — обречённо заключил папа, когда я замолчала. — Я ничем не могу тебе помочь. Ангел не может нарушить клятву света. Уходи.

— Я… я верну артефакт, — прошептала я, — а потом уйду в Зазеркалье… Прости… мне ужасно жаль, что я такая дура…

Папа ничего мне не ответил, он даже не посмотрел в мою сторону. Я с горечью отметила про себя, что он не возражает против моего решения отразиться в зеркале смерти, и тихо покинула его кабинет.
Алекс уже ждал меня в назначенном месте.

— Опаздываешь, красавица! — недовольно сказал он. — Как всё прошло? Ожерелье не подвело?

— Не подвело… — процедила я сквозь зубы.

Больше всего на свете мне сейчас хотелось стукнуть Алекса по башке чем-нибудь тяжёлым, забрать артефакт и отправиться домой. Но клятва связывала мне руки, и я с ужасом осознавала, что в ближайшие сутки мне придётся заниматься невесть чем в угоду этому демону.

Я сняла ожерелье и бросила его на стол:

— Перстень!

Алекс протянул мне мешочек. Хм, он действительно возвращал мне артефакт, а не подделку.

— Жетон, красавица…

Дрожащими руками я сняла с шеи цепочку, на которой висел жетон ангела — самая желанная добыча демонов.

— Лёля, нет! Остановись!

Кирилл возник как будто из воздуха. Очевидно, он следил за мной. Милый братец, и почему я тебя не слушала! Однако помешать Алексу забрать у меня жетон он не смог.

Одним движением руки Алекс отшвырнул Кирилла, а потом схватил жетон и злобно прошипел:

— Я был о тебе лучшего мнения!

Как будто меня волнует его мнение! Я бросилась к Кириллу и помогла ему подняться.

— Не надо, успокойся, — умоляла я брата, который был полон решимости удавить демона на месте. — Ты ничего не изменишь!

Но Кирилл ничего не слышал и рвался в бой. Я повисла на нём мёртвой хваткой, а Алекс спокойно отошёл в сторону и, помахивая моим жетоном, презрительно произнёс:

— Если ты не остановишься, я прикажу ей убить тебя.

Эта угроза была вполне реальной, и Кирилл в ужасе уставился на меня:

— Зачем ты это сделала, сестрёнка?

Мне не понадобилось отвечать, братец всегда был догадливым мальчиком. Собственно, всё началось с его глупой шутки.

Я не держала зла на Кирилла. На сделку с демоном я пошла по своей воле.

— Алекс, пожалуйста… дай мне всего две минуты, хорошо? — покорно попросила я демона.

А что мне оставалось делать? Теперь я была в полной его власти.

Алекс не возражал.

— Кирилл, зная твой характер, заклинаю: не вздумай признаваться в соучастии, тем более что это неправда, — быстро сказала я.

— Я должен был догадаться, что ты задумала… В этом есть и моя вина!

В глазах у Кирилла стояли слёзы.

— Нет! Забудь об этом! Меня в любом случае ждёт… не важно, что! А у тебя отец отнимет возможность летать. Разве ты забыл его последнее предупреждение?

— Наплевать! Я должен…

— Ничего ты не должен, — я вздохнула и ласково посмотрела на брата. — Поверь мне, ты, привыкший к полётам, не сможешь без них существовать. Теперь я это понимаю. Такая жертва была бы слишком большой ценой за мою глупость. Тем более что мне ты этим не поможешь. Вот, держи, — я протянула ему мешочек с перстнем, — верни это в хранилище.

— Сестрёнка, я...

— Ну, хватит! — вмешался Алекс. — Две минуты прошли, и я больше не собираюсь здесь оставаться.

Он грубо схватил меня за плечо и телепортировал.
Вероятно, Алекс перенёс меня к себе домой. Я была не в том состоянии, чтобы адекватно оценивать происходящее, поэтому просто опустилась на пол и разрыдалась. Мне было безумно страшно.

Когда слёзы иссякли, я с удивлением обнаружила, что сижу в кресле, а Алекс, устроившись напротив меня, задумчиво вертит в руке мой жетон. Заметив, что я немного успокоилась, он произнёс:

— Значит, ты — принцесса с седьмого неба…

Это был не вопрос, а утверждение, поэтому я промолчала.

— И ты не блондинка…

Что? Я запоздало сообразила, что без жетона поддерживать иллюзию чужой личины невозможно, и я давно уже представляю собой то, чем являюсь на самом деле. Ну да, у меня каштановые волосы, и карие глаза, и я толстая…

— Это имеет принципиальное значение? — я гордо вскинула голову и ощетинилась.

Шуток по поводу своей фигуры я уж точно не потерплю. Но Алекс вдруг посмотрел на меня такими грустными глазами, что я растерялась.

— Ты действительно считаешь, что я — монстр? — спросил он.

— Ты — демон… — ответила я, однако, уверенности в моем голосе не было.

Скажите на милость, какой же это демон, если у него такой мягкий взгляд? Я, конечно, не знаток демонической сущности, но… Нет, мне просто показалось. Да нет, не может быть! О! Куда катится мир! Не знаю почему, но в тот момент я вдруг чётко поняла, что мне не стоит опасаться Алекса.

— У тебя будут большие неприятности?

Я вздрогнула. Куда уж больше! Но я ответила почти равнодушным тоном:

— Я уйду в Зазеркалье, если ты меня отпустишь.

— Если отпущу?.. — Алекс усмехнулся. — У тебя хватит духу посмотреться в Зеркало Смерти?

— У меня нет выбора.

— Отчего же? Выбор у тебя есть. Оставайся здесь, и ты будешь жить.

— Жизнью рабыни? Нет уж, лучше смерть.

— Почему, Ольга?

— Не знаю… Возможно, я слишком плохой ангел, но… но все-таки я — ангел.

Алекс опять усмехнулся, ещё раз посмотрел на мой жетон и вдруг бросил его прямо мне в лицо. Я поймала тяжёлую пластину на лету и ошарашенно уставилась на демона.

— Забирай его и вали отсюда! Живо! — приказал он.

— Что? — пролепетала я, отказываясь верить в происходящее.

— Убирайся! Немедленно! Пока я не передумал!

Вот теперь Алекс был похож на настоящего демона. Он стоял передо мной с каменным лицом и огнём в глазах.

Ему не пришлось меня упрашивать — в следующее мгновенье я исчезла из комнаты.
Я переместилась прямо к Часовне Смерти. Я не собиралась ни с кем прощаться. К чему? Только лишние расстройства. Кирилл, конечно, будет ужасно переживать, но ему придётся с этим смириться.

К слову, умирать мне совсем не хотелось, и поэтому я улеглась на траву рядом с Часовней и стала смотреть в небо. Времени у меня было — максимум до рассвета. Я была уверена, что никто меня не потревожит: ангелы редко посещали это место.

Мы бессмертны, но даже бессмертие может надоесть. Для таких случаев и существовала Часовня. В ней висело огромное зеркало, закрытое шторой. Достаточно было отразиться в нем — и жизнь ангела обрывалась.

О чём я думала, глядя на чистое звёздное небо? Не о смерти. Я думала о том, что никогда уже не буду летать. Слёз не было, да и раскаяния тоже. Наверное, я действительно была паршивым ангелом, потому что сейчас сожалела лишь об одном: о том, что напоследок не могу подняться в небо.

С первыми лучами солнца я поднялась и вошла в Часовню. Там стояла мёртвая тишина. Тяжёлая штора, закрывающая зеркало, казалось, была сделана из куска гранита. Я уже протянула руку, чтобы отдёрнуть её в сторону, как услышала, что в Часовню кто-то вошёл.

— Не надо, Лёля… остановись…

Это был папа. Он выглядел безумно уставшим и постаревшим лет эдак на тысячу, но в его глазах не было гнева. Его взгляд был печален и ласков.

— Давай выйдем отсюда, Лёля…

Я послушно последовала за ним, недоумевая, что такого могло произойти. Неужели он меня простил? Нет. Такие проступки никогда не прощаются. Тогда зачем он оттягивает неприятный момент? Что он хочет мне сказать?

— Кирилл всю ночь умолял меня о снисхождении к тебе…

Ах, так вот в чём дело! Ну и что? Для папы это никогда не было аргументом.

— …но не это привело меня сюда…

Ага. Зная папу, могу со стопроцентной уверенностью сказать, что он специально ждал, когда я войду в Часовню, чтобы потом эффектно появиться у меня за спиной.

— Я правильно понял: демон не воспользовался властью над тобой?

— Нет, — я безразлично пожала плечами, — он меня отпустил. Не знаю, почему, но отпустил.

— Детка, не все демоны — абсолютное зло…

Оп-па! И это я слышу от папы?!

— ...как и не все ангелы — абсолютное добро…

А вот это точно про меня!

— Я решил, что смерть будет для тебя слишком суровым наказанием…

Неужели?!

— …но не радуйся раньше времени. Ты больше не можешь оставаться на седьмом.

Изгнание? На нулевой уровень? Интересно, на какой срок? Только не навсегда!

— Тебе придётся искупить свою вину.

Кто бы сомневался! Но что-то мне не нравится его тон… Что папа ещё придумал?

— Ты поступаешь в распоряжение координаторов.

Что-о-о?! Только не это! Уж лучше Зеркало!

Моё лицо исказилось от ужаса, и я непроизвольно сделала шаг по направлению к Часовне.

— Я так и думал, что это испугает тебя куда сильнее, чем Зазеркалье, — спокойно заметил папа. — Впрочем, ты можешь выбирать.

Нет! Нет! Нет! Я закрыла лицо руками и заплакала. Это было жестоко! Очень жестоко! Хорошенький выбор — смерть или муштра! Да я и дня там не выдержу!

Агентство координаторов находилось в пространстве между мирами. На самом деле это был суровый военный лагерь, в котором готовили координаторов — суперзасекреченных агентов, способных изменить ход истории не только какого-нибудь государства, но и отдельно взятой планеты.

— Ты останешься бессмертной, но твой жетон я заберу, — добавил папа.

— Значит, у меня будет шанс вернуться? — спросила я сквозь слёзы.

И в самом деле, рано мне ещё в Зазеркалье! А работа в качестве координатора… может быть, даже будет интересна…

— Всё зависит только от тебя, — ответил папа. — Я вижу, ты уже приняла решение. Жетон…

Он протянул руку, и я осторожно положила в открытую ладонь тяжёлую холодную пластину. Всё! Теперь я — падший ангел… Путь домой закрыт для меня на долгие годы, возможно, даже на столетия. Но где-то внутри меня крепла уверенность, что я обязательно вернусь. И тогда седьмое небо позволит мне взлететь так высоко, как только позволит размах моих крыльев.


Похожие:

Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconКак отличать истинное учение от ереси Проповедует Казаков Олег 11. 03. 2007г
Уильяма Брэнема или, в других переводах, Бранхама. Из беседы с ней я понял, что она искренне верит в Иисуса Христа как Господа и...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconИнформация о Linux Ниже собраны команды операционной системы Linux, которые могут быть полезны вам при работе с midas. Однако прежде, чем перейти к ним, несколько слов о том, как начать работу в Linux
Для того чтобы работать в Linux на каком-либо компьютере, необходимо иметь логин (login) и пароль (password), действительные на этом...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconРадиобеседа о. Георгия чистякова о вероисповедном разделении христиан
Николай Афанасьев, с ним вместе служил архимандрит Киприан Керн, с ним вместе служили еще очень многие и многие те наши соотечественники,...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconЛыжи для любителей
...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconПод Воронежем 14-летнего мальчика сбила моторка: нужна помощь очевидцев!
Новости kp. Ru последние новости России, Украины и мира, новости шоу-бизнеса, бизнес-новости дня
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconЗемская и городская реформы
«двинув,— по мысли мини­стра внутренних дел П. А. Валуева,— крестьянский вопрос, надлежит вместе с ним или вслед за ним дви­нуть...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconЛитературный вечер "Владимир, или прерванный полёт"
И сегодня, стоит открыть книгу на знакомой песне (грамзапись с песней Высоцкого), сразу же слышится мелодия и голос, и вместо того,...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение icon3 составить родословную семьи Васильевых
И это не справедливо, что село, история которого, связана с именами деятелей науки Казанского Государственного университета Васильевых,...
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconВозлюби болезнь свою
Книга обладает целительной силой, и позитивное воздействие начинается с того момента, как только вы возьмете ее в руки
Я искренне обрадовалась этой новости и веселилась вместе с ним, но ровно до того момента, как прочла приглашение iconСпорт экспресс новости (Новости сайта) 16. 11. 2009 9
«Росевродевелопмента». Перед этой компанией никаких обязательств больше нет», – говорится в отчете девелопера за 2008 г. Илья Бродский...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org