М. Цветков, А. Железнёв.



Скачать 140.36 Kb.
Дата17.06.2013
Размер140.36 Kb.
ТипДокументы

М. Цветков, А. Железнёв. Ученик шамана.


Кто стережет сторожащих…
— Что, девчата, приуныли, или я не в масть сдал?

— Вы, учитель, просто, подлец!

— Чем же я Вас, красотки, смог так смертельно обидеть, причём сразу троих?

— Вас, учитель, стоит бы на кол посадить публично на Красной площади в Москве!

— А я Вам очень хочу рожу когтями разорвать в клочья от ненависти!

— Что такое произошло, я ничего не понял?

— Пётр Павлович, не волнуйтесь Вы так, милейший, ничего особенного не случилось, просто, девочкам не понравилось, что я из благородного рыцаря, глупого и доверчивого бессеребренника, сделал за полчаса циничного мужчину с богатым житейским опытом, которого просто так на женских штучках не обманешь.

— Я, всё равно, ничего не понял, учитель, объясните мне пожалуйста.

— А Вы, Пётр Павлович, не у меня спрашивайте, Вы у девочек поинтересуйтесь, я лучше водочки пригублю да послушаю.

— Ну, вот, все от меня отвернулись, а я знать хочу и научиться желаю, не станете мне рассказывать, пойду и повешусь в сарае, пусть вам всем стыдно станет.

— Хи-хи-хи, Петруша, может, тебе мыла дать? Верёвочка скользить будет лучше, шейку не порежет, будешь в гробике лежать — красивый как живой!

— А я готова табуреточку ножкой толкнуть! Смотрите, Пётр, какая у меня ножка сексуальная Не желаете погладить перед повешением?

— Хи-хи-хи, смотри, как бы он тебя не обкончал всю за ножку трогая, висельник наш озабоченный.

— Противные вы, бабы, да и только, злые и, вовсе, некрасивые.

— Ой, глядитя, обидевся!

— Да-да-да! Мы уже и некрасивые стали, и злые для него!

— Хи-хи-хи, а ещё пару часов назад этот Пётр меня за попу в сенях трогал и в любви признавался, говорил на веки и всё такое, и в квартирку свою московскую прописать предлагал, лишь бы я ему отдалась.

— Врешь, дурра, не было этого, не верьте ей, учитель!

— Ну, что же Вы, Пётр Павлович, не расстраивайтесь Вы так, люди в блокаду хлебом делились, а я что, пи.ду пожалею, да пользуйтесь на здоровье.

— Хи-хи-хи, да ему даже не донести, посмотрите, он опять весь мокренький.

— Скажите мне лучше, милейший Пётр Павлович, а что Вы там девушке про московскую прописочку-то по ушам катали, попочку её юную наглаживая?

— Он меня, учитель, ещё как наглаживал и сопел при этом очень надо сказать эротично, даже слюни текли как у московской сторожевой.

— Всё это враньё! Я и, в правду, пойду повешусь, вы все кретины и уроды, а вас, учитель, и правда, стоит четвертовать на Красной площади.

— Пётр Павлович, испейте водочки, успокойтесь, не стоит в столь юном возрасте вешаться в сарае, для этого можно место найти более помпезное.
А, кстати, сколько вам лет, страстный вы наш?

— Спасибо, учитель, за водочку, мне она сейчас как раз кстати, а лет мне, вот, уже скоро тридцать станет.

— Да что вы говорите, я бы вам не дал столько, разве только по совокупности … да вы пейте, не стесняйтесь, любезнейший, в морозилке литров 20 ещё стоит, не отказывайте себе в удовольствии и закусывайте, закусывайте, не стесняйтесь … вот, сёмужка свежесоленая, вчера только с Онеги подняли, грибочки солёные с лучком в маслице кубанском нерафинированном, кум прислал по случаю с казачком, картошечка варёная, зелень-мемелень всякая бабайская, опять же, лаваш листовой, вы в него сырок домашний заверните, очень душевно, знаете ли, получается, особенно с водочкой.

— Девочки, голубушки, вы бы поухаживали за Петром Павловичем уважаемым, а то ему времени на выпивку не хватает с этой закуской, глаза разбегаются, опять же, близость юных форм азарт гусарский возбуждает … ну что, Пётр Павлович, за прекрасных дам по маленькой, в чём поят лошадей, не возражаете?

— За дам, никогда…

— Что никогда?

— Не возражал.

— О, да вы уже пьяненький, Пётр Павлович, быстро, однако, вас вставило … ну что, за маму!

— С радостью … мне петь охота.

— Погодите вы с этим колхозанством, Пётр Павлович, давайте-ка лучше поговорим о вашем намерении непременно жениться.

— Я готов жениться хоть сейчас, я жених справный, с достатком.

— И что же у вас в достатке присутствует, огласите весь список пожалуйста.

— А что, и оглашу … у меня трёшка в Москве, живу один, бизнес не последний в столице — машинами торгую, образование МГУ за плечами, плаваю в бассейне регулярно и в фитнес хожу, не женат и не был.

— Петенька, а я готовить умею и за тобой ухаживать буду, ты посмотри, какая я красавица!

— Ты, ты красавица, не отнимешь, а, вот, забожись мне верной быть, тогда женюсь.

— Век свободы не видать и на санках не кататься, Петенька, да я за тобой, как декабристка, пешком в Сибирь на каторгу.

— Ладно уж, в Сибирь, в Москву поедешь со мной … а у вас тут, милейший, отдельные нумера имеются? Нам с женой уединиться надо.

— Что, Пётр Павлович, уговорили вас, склонили к сожительству, или, просто, водочка растормаживает … смотрите, уединение чревато беременностью, потом не отвертитесь, подтянут за х.й во врата ЗАГСа,

а там и Сибирь предложенная не за горами. Только, вот, с дитём она за тобой не пойдёт, скорее, маляву на зону отправит, с её-то формами это не сложно будет сделать. Там вас, Пётр Павлович, и порешат, как стукачка ментовского … ладно, хватит барагозить, сели по местам, работать надобно.

Глава 3. Повелитель вселенной




я за взаимоотношения людей, за то, чтобы они были, жалко, что они обрываются, как всегда на слове, сказанном всуе …

— Меня интересует вопрос, который вырастает из твоего рыцарства. Ты начал заниматься боксом, начал проявлять себя, как сильную личность, как доминантного самца. Что тебе это дало, как люди стали на тебя реагировать? Что происходило внутри тебя в твоем сознании? Как ты начинал разделять людей на сильных и слабых? Что вело и руководило тобой в точке физического контакта с человеком, когда ты был вооружен техниками единоборств и рыцарскими понятиями?

— С раннего детства я любил читать книги про воинов, особенно, наемника одного, который ничего не боялся, всех пи.дил и все проблемы решал силой, и у него всегда все получалось.

— Чудный материал для подражания.

— Я занимался шахматами и, одновременно, лет в пять начал заниматься кикбоксингом. Мне очень нравилось. В детстве я даже со своей скромной конституцией и небольшой силой ронял людей.

— Это мы с тобой всё разбирали, это у тебя чисто воспоминания, это не перепросмотр — ты как бы хронологию описываешь. Я тебе говорю совершенно о другом. Смотри, ты получил в руки оружие на занятиях по кикбоксингу, и когда ты встречаешь человека на улице, ты его рассматриваешь, как объект твоего физического противостояния с ним. От сильного ты уходишь, а слабого ты можешь подчинить себе. Это элемент становления мировосприятия человека, который считает себя повелителем вселенной, той маленькой вселенной, в которой он живет и пытается в эту свою вселенную пустить людей только тех, кого он сильнее. Он никогда не пустит в свой мир человека, который может его избить, который умнее его. Понятно? Вот с этой точки нужно сейчас посмотреть на твое прошлое, как это все происходило. Ведь, твои неудачи в жизни, которые получились в результате той любовной перепитии, которая была, тех твоих неудачных финансовых проектов, того, что ты оставил учебу в Москве, то, что ты переехал к себе учиться, то, что ты в политической карьере не состоялся. Понимаешь? Это все удары, которые ослабляли тебя. Меня в данный момент интересует только один-единственный вопрос: твое отношение к людям, которые слабее тебя, как оно формировалось?

— Я после девятого класса начал презирать слабость в себе, слабость своего физического тела и стал, как сумасшедший заниматься спортом. Постоянно. Я стал не только презирать себя, я стал презирать людей, которые слабее меня были и не могли за себя постоять, которые боялись драться. Я стал драться.

— Это презрение к людям слабым, в чем оно выражалось?

— Я ставил их ниже себя. Я считал, что они не имеют права на существование, если они слабые.

— Внутри тебя зарождалась гордыня, которая отличает человека высокомерного, надменного, тщеславного. Твоя походка менялась, твое отношение к самому себе менялось. Ты стал недосягаемым для людей. Ты стал человеком высшего сорта. Всего на всего, физическая сила и некоторый комплекс обид — они сформировали в тебе отношение к миру, как к вселенной, населенной слабаками, которых ты ненавидишь.

— Моей настольной книгой стал Ницше, идея сверхчеловека. И себя я стал называть сверхчеловеком.

— В чем проявилось твое сверхчеловечие?

— В том, что у меня появилась лучшая девушка, меня стали уважать люди, которые до этого, ну…

— Которые тебя не воспринимали, вообще, как личность.

— Я старался показать им свою позицию.

— Ты дрался, доказывая им свою силу, физическую силу. Просто наводил страх на людей, и за счет этого страха ты получал доминантность в этой стае. Это животные инстинкты управления окружающим миром на основе физической силы — лучшая самка, почитание, самый сильный.

— Да.

— Что тебя привело в школу повелителей?

— Меня привели идеи, которые очень четко легли на мое восприятие мира. Идея сильного сверхчеловека. Там было очень логично все объяснено с моей точки зрения. То, что я чувствовал внутри себя, получило словесное описание. Эти сложные конструкты еще более хорошо и четко обосновывали позицию моего превосходства над другими людьми. Я подумал, что я получу в руки инструмент, который сможет сделать меня еще сильнее и который позволит мне достичь социальных вершин.

—То есть, в добавок к физической силе ты решил получить еще и интеллектуальную силу. Вполне похвальное стремление.

— Да.

— Того, что ты читал у Ницше — тебе не хватило, и ты решил добавить в школе повелителей?

— Да.

— Ну, и какой результат получился?

— Потихонечку я как бы начинал двигаться куда-то за счет того, что я читал больше разных книг по психологии, но при достаточно низком уровне общения и низких социальных ступенях лестницы получались неудачи в результате приемов, которые я применял. Я винил только себя, потому что думал, что я неправильно что-то сделал. Неудачи ещё больше увеличивали страх, одновременно, чтобы он меня не сжигал, у меня усиливалось чувство собственной важности, чувство превосходства над другими людьми.

— То есть, заталкивая страх внутрь себя, ты с еще большим усилием и цинизмом пытался изучать, довлеть и руководить окружающим миром. Я правильно понял?

— Все правильно. Каждое свое действие я строил с позиции доминантной особи, которой все в этом мире подвластно. Я начинал бороться со всякими мощными государственными структурами, пытаясь сокрушить их, я не понимаю, как они меня не перемололи. Было очень страшно, но так как стереотипов поведения для меня не существовало, я продолжал быть всемогущим.

— Как Дон-Кихот бился с ветряными мельницами.

— Да. Потом моя личная сила стала подходить к концу, и дошло до того, что я вписался в один коммерческий проект, проработал там, мне говорили, вроде, как партнером месяца три, мне стало тяжело ходить, при всей моей физической подготовленности у меня часто болела голова, я ощущал себя таким слабым, что бывало спал и не выходил по несколько дней никуда из дома. Я чувствовал, что уже умираю.

— Это твое надуманное состояние. Мы сейчас не говорим об энергетике, мы сейчас пытаемся пересмотреть прошлое, мы с тобой сейчас смотрим на психологические аспекты. Нас интересует время, когда ты, считая себя самым сильным повелителем вселенной, попал в предприятие, где тобою, просто-напросто, пользовались, одновременно говоря — ты наш партнер. Ты подсознательно понимал происходящие, но не хотел себе в этом сознаться, вот твое самочувствие и стало плохое. Откуда корни растут, понимаешь?

— Да.

— Ты, которого обучили как доминантную особь повелителя человечества, наделенную сверхвозможностями, который весь из себя красивый и сильный, который может, любя самого себя, послать всех куда угодно, в один прекрасный момент оказался в руках людей, которые хитрее, мудрее, сильнее тебя, людей которые используют и крутят тобой, куда хотят. Ты, понимая это, все равно туда лезешь, не в состоянии с этим справиться. Тебя научили не сдаваться, тебя научили биться до конца, тебя обучили сражаться за свои идеалы рыцаря. Понимаешь?

— Да.

— Психологические штампы, которые в тебя имплантировали, подвели к простым и хитрым ребятам, и они с успехом пользовались тобой, как хотели, нажимая на рычаги твоей совести и чести, честолюбия и глупости, они вели тебя туда, куда им было нужно. В этом нет ничего дурного, это нормальное поведение человека в обществе, так сказать, деревенского дурачка, которым пользуются без зазрения совести. Этот тебе понятно?

— Да.

— Что внутри тебя сейчас происходит?

— Точка сборки в каком-то шаре колючем.

— Больно?

— Очень.

— Терпи. Давай двигаться дальше. Значит, повелитель вселенной — реакция на подобные неудачи? Получается, ты ходил по улице и тебе было плохо, чувствовал, что умрёшь, это защитная реакция тела?

— Реакция была драться.

— То есть, ты шел на тренировку и дрался?

— Или не на тренировку.

— На улице где-то с кем-то дрался?

— Ну да.

— То есть, пытаясь опять же выбрать человека не сильнее себя.

— Да, конечно.

— То есть, это однозначно?

— На улице как приходилось, так и выбиралось. Шел и взглядом подавлял, словами подавлял, показывал свое превосходство.

— Все равно ты выбирал человека слабее себя.

— Конечно.

— Повелитель вселенной в твоем понимании — это человек, который сильнее тех, кто слабее его. Человек, который никогда не лезет в драку с заведомо отрицательным проигрышным результатом.

— Абсолютно так. Потом с этим проигрышем очень и очень тяжело смириться.

— Просто не выжить.

— Да.

— После работы в фирме, в которой тебя использовали, ты шел совершенно опустошенный, совершенно больной, и тебе нужно было каким-то образом разрядить ситуацию. Хорошо, на твоем пути не встретился человек, который предложил бы тебе наркотиков или что-то еще, чтобы забыться от этих проблем. Тебе просто повезло, что ты занимался с детства спортом, и в семье тебя достаточно жестко держали от всех этих соблазнов мирских. Другим в этом плане повезло намного меньше. Очень много людей, попав в подобную ситуацию, когда ты знаешь, и привык, и понимаешь одно, а на самом деле получается совсем другое, попадали в зависимость от пагубных привычек. Что-нибудь еще можешь сказать, вспомнить по поводу этого периода, когда ты интенсивно учился, пытался принять на себя философию сверхчеловека? Именно, чтобы насаждать свою исключительность и сверхвозможности на все окружающее?

— Одной из самых плохих вещей было то, что я слышал только свою точку зрения, и в этом плане в моей общественной деятельности возникали проблемы. Первый раз я ездил участником в Северодвинске за команду на молодежный форум, наша команда заняла первое место по проектам. Второй раз я ездил куратором и так как был максимально внимательным к каждому члену команды, моя команда тоже заняла первое место. А третий раз, я тогда познакомился с этой школой и стал учиться, стал сверхчеловеком, и существовало только мое мнение, я поссорился с преподавателями, с представителем администрации, говорил, что я все знаю, я сам могу научить. Результат — моя команда заняла последнее место.

— Это не может радовать.

— Начался разлад. И все равно не признался тогда себе в том, что я всему виной. Я обвинял внутри себя всех остальных. Кого угодно, только не себя.

— Себя, любимого, ты же не мог обвинить.

— Конечно.

— Это же выходит за рамки восприятия повелителя вселенной. Ты всегда прав. Ты во всем и всегда прав. Ты не можешь быть неправым. Ты не можешь быть человеком, который склонит перед кем-то голову. Повелитель вселенной – это всемогущее существо. Что-нибудь еще подобное можешь вспомнить?

— Везде, на всех обсуждениях, круглых столах существовала только моя точка зрения. Главное, что «я», «я», «я», везде «я». И я очень удивлялся, почему люди не воспринимают мою точку зрения как божественное откровение для себя. Либо спорят, либо молчат, либо злятся.

— Потом делают тебе гадости.

— Очень много людей своим поведением я настроил против себя. Никто меня не любил, хотя боялись. Я отодвинул их от себя. Всех, практически.

— Признав свою исключительность, ты отодвинул от себя людей?

— Кроме нескольких, которых я считал своими друзьями, и которые тоже были повелителями вселенной в этой тусовке.

— Исключительными повелителями вселенной. Это хорошо, что ты так это сейчас вспоминаешь. Самое главное, чтобы не было ни к кому обиды.

— Нет. У меня нет обид ни к кому.

— Есть обида к самому себе?

— Может быть. Да. Да-да-да. Она сидела во мне. Начал воевать с чувством собственной важности, обида к миру ушла. У меня сейчас обида на себя. Именно поэтому точка сборки колючая.

— Нельзя никого винить, винить нужно только самого себя. В том, что происходит вокруг нас виноваты всегда мы сами, а не люди. Мы всегда что-то сказали не так, отнеслись к человеку не так. Без уважения. Уважение к самому себе — это очень нужная вещь. Но зачастую она приводит к цинизму в отношениях с другими людьми.

— Мне плохо, учитель, меня рвёт и кашель душит.

— Уже начинает вылетать. Не сдерживайся в позывах тела.

— Я выйду на улицу, извините, мне плохо.

— Иди, только не блюй в доме. …

… можешь продолжать?

— С тех пор, как я начал со своим чувством собственной важности бороться, мне тяжела была обида к самому себе. Я понимал, она меня тормозит.

— Ты ее увидел, ты ее почувствовал, ты ее даже руками потрогал, ты ее сейчас уже ощущаешь. Обида на самого себя за свою собственную глупость. По другому назвать твои действия никак нельзя — только глупость. Ты человек социальный, живущий в социуме, и ты не имеешь права быть исключительным. Если бы ты был императором России, ты мог бы насаждать свои мысли, свои понятия на всю Россию, на своих подчиненных. Но и тогда в тебя бросили бы бомбу, как сделали это народовольцы в царя. А когда ты простой человек, обыкновенный, социально ничем не выделяющийся, ты наживаешь бесконечное множество врагов, тех, кто тебе в самый неподходящий момент подставит подножку. Понимаешь?

— Да.

— Мы должны эти моменты пересмотреть. Давай готовь круг, бубен. Мы это сейчас все уберём из тебя.

— Я готов.

— Ну, тогда полетели, повоюем.

— Мне стало легко, в груди, будто шар с гелием или каким-то легким газом. И точка сборки перестала колоться. Я ее ощущаю, она сбросила панцирь.

— Она перестала быть прибитой, приколоченной зажатой формой твоего восприятия прошлого. Она стала легкой и чистой.

— Да.

— Попробуй проинтерпретировать прошлое, которое мы разбирали. В такой форме, которая сейчас тебе видится. Твое прошлое доминантного самца, повелителя вселенной, как ты к нему сейчас относишься?

— Ну, я поиграл в детство.

— Поиграл в детство. Правильно. Маленький обиженный мальчик, который привык к тому, что когда он садится за стол, ему дают самое вкусное и только то, что он хочет и то, что он будет. Он не будет есть борщ, ему нужно есть мороженное. И когда ему уступают, потому что он маленький, вот это все и создает подобные проблемы. Отказаться от них просто так человеку невозможно. Почему человек не может быть текучим, почему человек не может на оскорбление, брошенное ему в лицо, сказать: «извините, я был не прав, не обижайтесь на меня, я исправлюсь». Человек, зажатый в панцирь детства, как ты его назвал, в панцирь собственной исключительности, начинает кричать, доказывать свою правоту, оскорблять, унижать, мстить, воевать, делать различные вещи, которые приводят в конечном итоге к краху всего того, что человек создавал в своей жизни. Понятно тебе?

— Точка сборки у меня сейчас течет влево, вправо, как вода.

— Замечательно. Если тебе сейчас сказать, что месье Дик,Кий, да вы, просто, кретин! Вы тупоголовый, надменный, чванливый урод. Даже, если тебе это сказать по телевизору на твоем местном канале, сказать, что ты не адвокат, а ты просто дебил, продажная шкура ментовская. Ты разведешь руками, порвешь на себе белую рубаху и скажешь: «Да. И что теперь делать?»

— Я вам даже видео могу показать, где я просто полный отморозок и балбес из провинции!

— Сумасшедший и голова без мозгов. То есть понимаешь, как относиться с юмором к самому себе и посмеяться над самим собой. Для тебя это не будет чем-то таким, что повлечет за собой переживания, повлечет за собой комплекс вины или комплекс неполноценности, который грузом ляжет на тебя, и будет мешать двигаться вперед, для тебя это ничто. Твое признание своей некомпетентности в какой-то области, всего на всего, здесь и сейчас я признал себя некомпетентным. И ваше мнение меня не интересует. Я отойду, узнаю, получу информацию и двинусь вперед. Но если вы будете считать меня некомпетентным сегодня, завтра и послезавтра, это не значит, что я им останусь. Это значит только то, что вы сделаете ошибку, считая меня некомпетентным. Вы, опираясь на свои знания, посчитаете меня слабым противником и проиграете. Понимаешь?

— Афигительно.

— Разница вся только в том, что когда ты считаешь себя исключительным, ты становишься статичным. Твоя точка сборки зажата формой повелителя вселенной, она не дает тебе возможности двигаться и развиваться. Она не воспринимает другую информацию. А какая может быть информация, если ты сверхчеловек? Никакой информации быть не может. Ты уже достиг недостижимых высот в своем развитии. И как только я понимаю, что ты считаешь себя сверхчеловеком, я буду подогревать это твое понимание мира и как можно сильнее фиксировать точку сборки в этом месте. И пользоваться тобой. Понимаешь?

— Да.

— Я тебя буду использовать, как рабочий материал, как лошадку — ты самая сильная, самая красивая! Давай, вези! Ну-ка, в эту горку, попробуем, сможешь ты или нет? Повелитель вселенной, ты же все можешь! И ты будешь рвать жилы, и упираться, и лезть в эту горку. Понимаешь?

—Да.

— А когда ты освободился от своей исключительности, когда ты понял, что можешь признаться в чем угодно — «я глупец», «я жалкая ничтожная личность». Но это не значит, что ты через секунду останешься этой же жалкой ничтожной личностью. Это есть форма социального обмана. Повелитель вселенной не может обманывать, потому что он уже достиг вершин … лондонского дна! Ему двигаться уже больше некуда. Понимаешь?

— Да, учитель, я вижу это так же реально, как Вас.

— Сейчас тебе это понятно, понятно на телесных ощущениях, на том, что ты видишь.

— Я понимаю абсолютно все.

— Ну, легче стало?

— Конечно. Сейчас пойду летать.

— Я вас поздравляю, летучий вы наш! Голландец!


Похожие:

М. Цветков, А. Железнёв. iconМ. Цветков, А. Железнёв.
Пётр Павлович, голубчик Вы наш, никак протрезвели? Что это с глазами Вашими приключилось такое? Что это вы ими, как рак беременный,...
М. Цветков, А. Железнёв. iconМ. Цветков, А. Железнёв.
Я считаю, учитель, то, что сейчас произошло на моих глазах и то, что я услышал, это верх цинизма, это не достойно человека, это антиобщественно,...
М. Цветков, А. Железнёв. iconЗадания для участия в первом туре викторины «Ох, уж эта математика»
Из множества чистых цветков лотоса были принесены в жертву: Шиве – третья доля этого множества, Вишну – пятая и Солнцу – шестая;...
М. Цветков, А. Железнёв. iconПрофсоюзное движение: новые импульсы, новая ответственность
Цветков, А. Процент в разрезе – четверть века спустя: история одной статьи / А. Цветков // Солидарность. –2011. –№19
М. Цветков, А. Железнёв. iconМолекулярно-генетические основы структурного разнообразия цветков О. Н. Тиходеев

М. Цветков, А. Железнёв. iconМалина хороший медонос, мед, собранный пчелами с цветков, высокого качества, светлый, душистый и вкусный
Малина — хороший медонос, мед, собранный пчелами с цветков, высокого качества, светлый, душистый и вкусный
М. Цветков, А. Железнёв. iconСпектральный и фотометрический мониторинг далеких массивных сверхновых в сао ран
Москвитин А. С. (1), Фатхуллин Т. А. (1), Соколов В. В. (1), Комарова В. Н. (1), Соколова Т. Н. (1), Drake A. (2), Roy R. (3), Kumar...
М. Цветков, А. Железнёв. iconЦветков Эрнест – Имагинатор
Это уникальный дневник ее автора, замечательного человека психолога, психотерапевта, психоаналитика. Его встречи с Имагинатором Мастером...
М. Цветков, А. Железнёв. iconВ. Д. Цветков золотая гармония и сердцЕ
...
М. Цветков, А. Железнёв. iconАлексей Цветков
В европе " Глобальное Действие Людей " заявило о себе раньше всех, в 99-ом году, знаменито регулярными столкновениями в Лондоне и...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org