Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.)



Скачать 57.26 Kb.
Дата20.06.2013
Размер57.26 Kb.
ТипДокументы
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -IVвв. н.э.).*

Гендерное направление, возникшее в конце 60 - х годов XX века на базе радикального феминизма, было сориентировано в исторической науке на поиск "женской истории" в русле всеобщей истории. 80-ые годы породили более гибкое понимание гендера как проблемы не только экспликации женской истории и психологии, но и как проблемы комплексного изучения женственности и мужественности в социокультурном пространстве, привлекая к гендерным исследованиям значительно большее количество ученых-гуманитариев, порой весьма далеких от феминизма взглядов. Таким образом, современное понимание гендерного аспекта в историческом исследовании предполагает рассмотрение всеобщей истории как гендерной истории, а точнее как истории интергендерного взаимодействия  взаимодействия,, охватывающего все сферы исторического бытия: экономическую, социальную, правовую, этническую, религиозную. Переломные периоды в истории вызывают особый интерес исследователей, так как именно для таких периодов присущи глобальные культурные трансформации, которые носят системный характер.

В этой связи определенный научный интерес представляет изучение гендерных аспектов такого примечательного явления в религиозной жизни Римской империи II-IV вв. как распространение мистериальных культов ориентального генезиса. Базой исследования могут служить достаточно многочисленные нарративные и эпиграфические источники, относящиеся к периоду Римской империи. Характеристика "феминности" и "маскулинности" в ориентальных мистериях предполагает изучение степени репрезентации и значения мужских и женских персонажей в мифологических структурах соответствующих культов (идеологический аспект), а также исследование социоролевых функций мужчин и женщин в культовой практике рассматриваемых мистерий (социальный аспект).

Культы Кибелы (Magna Mater), Исиды (Isis), Сирийской богини (Dea Syrea) имели довольно развитые мифологии, относимые рядом исследователей к "мифам об умирающих и воскресающих богах", связанных с культом плодородия [1, 2]. Следует отметить, что в имперский период в культовой идеологии данных мистерий уже доминировали сотерологические мотивы. В рассматриваемых культовых мифах присутствуют божественные пары: Исида и Осирис, Кибела и Аттис, Атаргатис и Хадад. Очевидно, что в этих мифологических союзах доминировали женские персонажи. Кибела, оскорбленная изменой Аттиса, насылает на него безумие, способствуя первоначально смерти, а затем и воскресению божественного возлюбленного (Ovid. Fast. IV. 223-246). Исида разыскивает тело погубленного Сетом божественного супруга, и воскрешает Осириса (Plut. De Iside et Osiride, 13–18).
В древнеегипетской мифологической традиции Исида и Осирис выступают как равновеликие начала: он - повелитель подземного мира и грозный судия, определяющий посмертную участь души; она - всемогущая владычица мира земного и небесного, покровительница магии, повелительница судьбы и гарант бессмертия [3]. Если верить Апулею, в период империи авторитет Исиды среди верующих уже значительно превышал авторитет ее божественного супруга Осириса (Apul. Metam. XI., 1-6, 25). Возникший в эллинистический период синкретический культ Сараписа в общественном и индивидуальном религиозном сознании отождествлялся с образом Осириса [4]. Эпиграфический материал, по крайне мере с территории Италии, вполне подтверждает мнение Апулея Мадаврского. Количество надписей, посвященных Исиде, более чем в два раза превышает количество посвящений Серапису [5]. Примечательно, что в посвятительных надписях Исида именуется не иначе как "Госпожа", "Непобедимая", "Повелительница", "Святая", "Торжествующая", "Мириадоименная" [6]. Серапис не обладает подобным спектром эпитетов, хотя и его именуют "Святым", "Непобедимым", "Охранителем" [7].

Проявление феминной доминанты можно проследить в культовой практике исследуемых мистерий. Жрецами малоазийской Кибелы становились люди, подвергшие себя ритуальному оскоплению и переодевавшиеся в женскую одежду. Иерофанты Сирийской богини и ритуалом посвящения и внешним обликом походили на галлов-служителей Кибелы (Apul. Metam. VIII, 25-29; IX,9-10). Сходство их было столь разительно, что современники иногда путали адептов двух разных культов [8]. Трудно себе представить более радикальное уничижение мужского начала и превалирование начала женского. Ритуальная практика мистерий Исиды не знала подобных обрядов. Адепт культа, платоник Апулей Мадаврский, характеризуя обряд посвящения, пишет о многих ограничениях, но не одно из них не связано с нанесением увечий (Apul. Metam. XI, 21 -25). Скептически относящийся ко всем восточным мистериям Ювенал, подвергая осмеянию культ Исиды, не упоминает о наличии жестоких обрядов (Iuvenal. Sat.VI, 510-550). Свидетельства нарративных источников периода империи указывают на равное обращении к культу Кибелы, Сурии, Исиды мужчин и женщин (Apul. Metam. XI, 10; Ovid. Amores, 74; Porph. Vita Plot.,19;). Только насмешник-Ювенал подчеркивает большее тяготение женщин к восточным мистериям (Iuvenal. Sat. VI., 520-540; Ibid. Sat. IX, 20). Анализ данных эпиграфики показывает, что, по крайней мере в Италии, мужчины и женщины оставили почти одинаковое количество посвящений Исиде [9]. Труднее составить представление о месте женщин в культовой иерархии мистерий Исиды. Апулей среди высших жреческих категорий упоминает только мужчин (Apul. Metam. XI, 6, 10-14). Многочисленные эпиграфические свидетельства позволяют судить лишь о равном участии мужчин и женщин в культовой практике, но не дают возможности определить статусное положение в культовой иерархии [10]. Для определения статусного положения женщин в культовой иерархии Кибелы и Сурии нет необходимости привлекать обширный эпиграфический материал. В этих культах высшим иерархом (архигаллом) становился только профессиональный жрец-евнух. Посвященные женщины могли участвовать во второстепенных обрядовых функциях.

Среди других ориентальных мистерий принципиальные отличия характерны только для культа Митры. Мифология митраизма фактически лишена женских персонажей. Полностью они отсутствуют в двух базисных мифологических сюжетах: борьба Митры с жертвенным быком и соперничество с божеством Гелиосом (Helios-Sol). Не фигурируют женские персонажи в расширенном варианте мифа, где основной сюжет предваряют эпизоды, навеянные греко- римской традицией: борьба Зевса (Юпитера) с титанами. [11]. Только астрологичеcкие аспекты культовой идеологии содержат женские образы - олицетворения планет (Луны и Венеры), а также зодиакального созвездия Девы (Virgo) [12]. Таким образом, мифология митраизма демонстрирует ярко выраженные маскулинные тенденции.

Относительно состава митраистических общин нарративные источники противоречивы: одни авторы констатируют наличие среди мистов и мужчин и женщин (Tert. Praescr. haer. XL; Porph. De abstin. IV, 16), другие - категорически отрицают саму возможность посвящения в культ женщин [13]. Разрешить это противоречие могут только данные эпиграфики. Из 217 надписей, связанных с культом Митры в Италии, только в трех фигурируют женщины. Две надписи оставлены совместно с мужчинами [14]. Только единственная надпись принадлежит женщине: некая Вария Квинтия делает посвящение Богу Непобедимому Митре [15]. До сего момента не обнаружено ни единого эпиграфического свидетельства с указанием на посвящение женщины хотя бы в низшую степень культовой иерархии. Митраистические общины представляли собой закрытые мужские клубы мистов, восходящие к тайным мужским союзам первобытной эпохи. Таким образом, среди ориентальных мистерий поздней античности только культ Митры демонстрирует абсолютное преобладание маскулинной тенденции.

Мы далеки от радикального вывода Л. Мартина, который видел в распространении митраизма историческую метаморфозу отхода от феминизированных религий, свойственных раннему эллинизму [16]. Однако необходимо признать, что митраизм пользовался необычайной популярностью в империи: это был динамичный культ, оказавший влияние на процесс формирования духовной среды периода поздней античности.
1. Мелетинский Е.М. Мифы древнего мира в сравнительном освящении // Типология и взаимосвязь литератур древнего мира. М., 1971. С. 68--133;

2. Burkert Walter. Ancient mystery cults. Cambridge, Mass.,London, 1987. P.74-75

3. ЛипинскаяЯ., Марциняк М. Мифология древнего Египта. М. :Искусство, 1983. С.45-108.

4. Пьер Левек. Эллинистический мир. М. : Наука, 1989. С.151-152.

5. Malaise Michel. Les conditions de penetration et de diffusion des cultes egyptiens en Italie. EPRO -22. Leiden: E.J.Brill, 1972. P.64.

6. Vidman. Ladislav. Sylloge Inscriptionum religionis Isiacae et Sarapiacae. Berolini: Walter de Gruyeter &Co, 1969. NN 397, 402, 407, 535, 411, 639.

7 Ibid. NN 533, 583, 376.

8. Дж. Дж. Фрэзер. Золотая ветвь. М. : Политиздат, 1984. С.329.

9. Malaise Michel. Ibid. P.64.

10. Vidman Ladislav. Ibid. NN 328, 450, 450a, 482, 487, 488, 507, 538, 539, 557.

11. Иванов П. В. Мифологические представления италийских митраистов (опыт реконструкции и интерпретации по данным иконографии и эпиграфики) //Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 1998. Вып.1. С.77-79.

12. Vermaseren M.J. Corpus Inscriptionum et monumentorum religionis Mithriacae. - Vol. I. Hague Comitis. Nijhoff, 1956. NN 182-183, 287, 299, 389, 736.

13. Burkert W. Ancient mystery cults. P. 106.

14. Vermaseren M.J. Corpus Inscriptionum et monumentorum religionis Mithriacae. - Vol.I. Hague Comitis. Nijhoff, 1956. NN 524, 696.

15. Ibid. N705.

16. Martin L.N. Hellenistic religions: An introduction. N.Y. Oxford, 1987.

*Статья опубликована в Сб. От мужских и женских к гендерным исследованиям: Матер. Межд. Науч. Конф. 20 апреля 2001года. Тамбов, 2001.С. 22 - 26.



Похожие:

Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconМаскулинность и феминность в психологии нации
В каждом конкретном случае географический фактор отражается на социально-психологических качествах, присущих населению вообще и представителям...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconПерспективы: маскулинность в современной мировой истории
Теория и общество. Специальный выпуск: Маскулинность (Октябрь, 1993), т. 22, №5, с. 597-623
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconВ. В. Гусаков Армянские письменные источники о международном положении Центральной Азии в эпоху поздней античности (III-V вв н. э.)
Армянские письменные источники о международном положении Центральной Азии в эпоху поздней античности (III-V вв н э.)
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconВозможные темы рефератов
...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconУчение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья
Работа выполнена в секторе Философских проблем истории науки Института философии ран
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconОсновная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 032700 «Филология»
Охватывает круг вопросов, связанных с политической, социальной, культурной и повседневной истории евреев в Восточной Европе в период...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconАрабоязычный перипатетизм
Обращение к античности включало также сферы политики, этики, поэтики и риторики. В качестве комментаторов античного наследия арабоязычные...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconЭксперт-курс «византийское искусство»
Искусство поздней античности и раннехристианское искусство. Фаюмский портрет. Мозаики римских вилл. Живопись катакомб. Раннехристианские...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) icon1. Литература поздней античности как переходное явление
Вергилий, а потом и другие. Античность была необходима, т к часто являлась единственным источником знаний) и христианства (религиозные...
Иванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.) iconГ. В. Синило (Минск) традиция книги псалмов в еврейской литургической поэзии поздней античности и раннего средневековья книга
Второго Храма. Кроме того, она дала толчок развитию постбиблейской еврейской литургической поэзии – начиная с конца эпохи Второго...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org