С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор



Скачать 196.97 Kb.
Дата21.06.2013
Размер196.97 Kb.
ТипДокументы


С.П. Маркова

«Утопия» Томаса Мор

а




Титульный лист Базельского издания

(1518 г.) «Утопии» Томаса Мора (Гравюра Ганса Гольбейна Младшего)
В 2016 г. исполняется 500 лет со времени выхода первого печатного издания знаменитой «Утопии» Томаса Мора. Слава этой небольшой книжечки, выпущенной на латинском языке под длинным названием в средневековом стиле «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии» в бельгийском городе Лувене, росла очень быстро. Контроль над изданием 1516 г. Мор поручил своим друзьям- гуманистам, жившим в это время в Лувене, - Эразму Роттердамскому и Петру Эгидию, которому автор посвятил в виде письма вступление к книге. Сегодня известно пять экземпляров лувенской публикации, один из которых находится в нашей стране. Интерес к книге вызвал новое издание в Париже в 1517 г., которое теперь такая же редкость, как и «Утопия» 1516 г. Один из экземпляров парижской публикации имеет Отдел редкой книги Государственной Публичной библиотеки Санкт- Петербурга.

Присутствие опечаток и ошибок в текстах двух первых публикаций заставило Эразма Роттердамского переиздать книгу, для чего он обратился к Фробену, базельскому типографу своих собственных произведений. В 1518 г «Утопия» вышла дважды со значительными исправлениями, сделанными Мором по просьбе Эразма. После смерти Мора в течение XVI в. книга выдержала четыре издания на языке оригинала и несколько публикаций на английском, немецком, французском, итальянском и голландском языках. В дальнейшем она издавалась с разной степенью периодичности в разных странах Западной Европы.

В конце XVIII в. «Утопия» пришла в Россию в двух вариантах: «Картина всевозможно лучшего правления или Утопия. Сочинения Томаса Мориса Канцлера Аглинского, в двух книгах», «Философа Рафаила Гитлоде странствование в новом свете и описание любопытства достойных примечаний и благоразумных установлений жизни миролюбивого народа острова Утопии» 1. Заголовки публикаций различаются, но их тексты идентичны. Они сделаны с французского варианта, переводчиком которого с английского, а не с латыни был Т. Руссо, архивист, член Клуба якобинцев.

Первый перевод «Утопии» на русский язык с языка оригинала, с латинского, сделал в 1901 г. начинающий историк, будущий российский академик Е.В. Тарле в приложении к публикации магистерской диссертации «Общественные воззрения Томаса Мора в связи с экономическим состоянием Англии его времени». Перевод не был первоклассным: для молодого историка важным было лишь желание познакомить читателя с основным источником своего исследования. Книга Е.В. Тарле была встречена с большим интересом. Л.H.
Толстой откликнулся на нее письмом автору, в котором писал, что «прочел прекрасную книгу с величайшим удовольствием и пользой» 2.

Распространение в России социалистических идей способствовало появлению в XX в. новых переводов «Утопии» на русский язык. В 1903 г. вышел перевод А.Г. Генкеля3, дважды переиздававшийся в 1918 г. Известный ученый-латинист профессор А.И. Малеин сделал высококлассный перевод «Утопии», опубликованный дважды, в 1935 и 1947 гг.4. В 1953 г. вышло отредактированное академиком Ф.А. Петровским издание перевода А.И. Малеина5. В 1971 г. текст был переиздан в книге «Утопический роман XVI-XVII вв.» в серии «Библиотека всемирной литературы». Последняя публикация «Утопии» на русском языке вышла в 1978 г. к 500-летию со дня рождения Томаса Мора6.

Наверное автор не предполагал, что этому его сочинению будет уготована такая долгая жизнь и мировая слава. Сокращенное название книги «Утопия», под которой она и известна широко в мире, превратилось в нарицательное понятие для обозначения особой литературной формы - утопического романа и для названия крупного направления в общественной мысли - утопического социализма.

В начале книги Мор подробно пишет, при каких обстоятельствах создавалась работа. В 1515 г. король Генрих VIII отправил Мора в составе посольства во Фландрию для урегулирования «немаловажных спорных дел» с испанским принцем Карлом. В 1516 г. Карл стал королем Испании, в 1519 г. императором «Священной Римской империи германской нации». Переговоры затянулись на несколько месяцев. Живя в Антверпене вдали от семьи и своих обычных английских дел адвоката, Мор начал писать книгу. Здесь была написана самая большая, вторая часть рукописи, где речь идет об острове, названном автором Утопией от греческого слова «несуществующее место», «место, которого нет». Следует заметить, что первоначально остров был назван Мором по-латыни «Нигдеей» (лат. nusquam - нигде). Первая часть рукописи писалась в 1516 г. в Англии и была посвящена положению дел в его стране. Эразм Роттердамский в письме к Ульриху фон Гуттену в 1519 г. объяснял, что свою книгу Мор «издал с намерением показать, по каким причинам приходят в упадок государства; но главным образом он имел в виду Британию, которую глубоко изучил и знал. Сначала на досуге он написал вторую книгу, а потом, пользуясь случаем, присоединил к ней первую, написав ее без подготовки. Из-за этого и получилась некоторая неравномерность изложения» 7.

«Утопия» начинается с рассказа том, что в Антверпене Мор встретил молодого человека «большой учености и нравственности», с которым проводил много времени в приятных беседах. Дальше идет вымышленная история о том, что однажды Петр Эгидий, как звали ученого антверпенца, привел на очередную встречу пожилого бородатого иностранца с лицом, опаленным солнцем, в плаще, небрежно брошенном на плечи. Это был моряк, путешественник Рафаил Гитлодей, который, как он сам рассказывал, участвовал во многих экспедициях с Америго Веспуччи, видел много новых стран и народов, знакомясь с их законами и образом жизни. Гитлодей поведал участникам беседы «об обычаях и учреждениях утопийцев». Первая часть беседы Томаса Мора, Петра Эгидия и Рафаэла Гитлодея была посвящена Англии, судьба жителей которой только и волновала Мора. Выяснилось, что о состоянии дел в стране иностранец знает не хуже Мора.

Эпоха, в которой жил автор книги, стала временем больших перемен в жизни английского общества, началом первоначального накопления капитала и формирования капиталистической системы, временем разрушения феодализма. Наиболее масштабные и трагические изменения происходили в деревне, в сельском хозяйстве. Здесь с последних десятилетий XV в., особенно интенсивно в XVI столетии, шел процесс разрушения феодальной системы хозяйства. Пашни превращали в пастбища, крестьян сгоняли со своих наследственных держаний, их дома разрушали, очищенные от крестьян земли огораживали, превращая в пастбища для овец. Освобождение земли от феодального крестьян­ства диктовалось потребностями развивающейся, перестраивающейся на капиталистический лад промыш­ленности, суконной мануфактуры. Острая нужда во все больших объемах шерсти диктовала необходимость конверсии пашни в пастбища. Овцеводство требовало таких пространств свободной земли, каких в средневековой вотчине никогда не было, поскольку вся земля в ней, в том числе и господская, была разделена на полосы и обрабатывалась по системе принудительного севооборота.

Огораживания XVI в. коснулись не всего крестьянства, а лишь его части, но эта часть была довольно значительной. Считая не только глав семейств, но и членов семей, огораживания затронули сотни тысяч людей. Обезземеленные крестьяне, лишенные крыши над головой, стали неотъемлемой частью английского общества, а нищенство, бродяжничество, воровство превратилось в общенародное бедствие.

Армия лишенных средств существования людей пополнилась еще двумя категориями пауперизированного населения. После окончания Войны Роз, в 1485 г. первый Тюдор, Генрих VII, запретил ливрейные баронские свиты, большие отряды вооруженных людей, которые всегда окружали магнатов в средние века. Король, видимо, опасался, что «ливреи» могут стать основой для возобновления гражданской войны. Члены этих феодальных военных свит, потерявшие свои занятия и источник существования, были самой деморализованной частью пауперов, которым проще было заниматься разбоем в отличие от крестьян, привыкших к труду и потому даже лишенные средств к жизни они пытались найти какой-либо вид заработка.

Еще одна категория безработных стала создаваться уже после выхода в свет «Утопии», с 30-х гг. XVI в. в ходе Реформации. Секуляризация церковных земель и роспуск монастырей выбросили на дороги Англии тысячи монахов. Монастырские и церковные земли через корону, как правило, попадали в руки «новых дворян», которые включали их в процесс огораживания, изгоняя крестьян, обрабатывавших эти земли.

В первой части «Утопии» Мор дает представление о страшных бедствиях, обрушившихся на английских крестьян в связи с огораживаниями. Вот несколько показательных характеристик. «Ваши овцы обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят, стали такими прожорливыми и неукротимыми, что поедают даже людей, разоряют и опустошают поля, дома и города. Во всех частях королевства, где добывается более тонкая и потому более драгоценная шерсть, знатные аристократы и даже некоторые аббаты в своих имениях не оставляют ничего для пашни, отводят все под пастбища, сносят дома, разрушают города, оставляя храмы для свиных стоил»8. Мор подробно рассказывает, как шло разрушение прежней системы хозяйства. Огораживатели «уничтожают межи полей, окружают единым забором несколько тысяч акров, выбрасывают вон крестьян... Те не знают, куда деться, идут просить подаяние и воровать... А что им остается другое, как не воровать и попадать на виселицу по заслугам или скитаться и нищенствовать». Как бродяги они попадают в тюрьму «за свое праздное хождение, никто ведь не нанимает их труд, хотя они самым пламенным образом предлагают его. А хлебопашеству, к которому они привыкли, нечего делать там, где ничего не сеют» 9.

Сокращение хлебопашества привело к тому, что «поднялась цена на хлеб. Мало того, и сама шерсть возросла в цене настолько, что покупать ее стало совершенно не под силу более бедным людям, занимавшимся приготовлением из нее одежды, и потому большинство из них от дела должно переходить к праздности»10. Мор вводит новый термин при объяснении причин этого явления. Продажу шерсти «нельзя назвать монополией, так как этим занято не одно лицо», но она стала «олигополией», поскольку «это дело попало в руки немногих и притом богатых людей, которых никакая необходимость не вынуждает продавать раньше, чем это им заблагорассудится, а заблагорассудится им не раньше, чем станет возможным продать за сколько им заблагорассудится»11. Господство олигополии, говорит Мор устами Гитлодея, вызвало дороговизну всех продуктов. «К нищите и скудости, - пишет он, - присоединяется неуместная роскошь во всем» - в еде, одежде, образе жизни. Создаются в большом числе притоны, харчевни, публичные дома, винные и пивные лавки, появляются «бесчестные игры»12. Движение к капитализму во всех странах идет одной дорогой!

Правительство Тюдоров реагиро­вало на обезлюдение деревни и пауперизм законодательными постановлениями. Первыми среди них стали законы против процесса огораживания. Королевская власть понимала, что происходящее в стране грозит опасными политическими последствиями для общественной системы и государства, волнениями и восстаниями. Крестьянство платило значительную часть государственных налогов и составляло основной контингент английской пехоты. Теперь же оно приходило в упадок. Соображения фискального, военного и полицейского характера заставляли всех королей династии Тюдоров, начиная с ее основателя Генриха VII и заканчивая Елизаветой, издавать многочисленные акты против огораживаний13. Поскольку законы против огораживаний издавались, но не выполнялись, о чем, в том числе, свидетельствует неоднократное повторение их текстов в новых актах, корона начала генеральную ревизию огораживаний. Комиссии по их проведению впервые были созданы в 1517 г. для 35 графств страны из имевшихся 40.

В научной литературе существует точка зрения, что инициатором расследований был Томас Мор. Документальных доказательств этому нет, одни лишь предположения, основанные на факте выхода в свет в 1516 г. «Утопии» с ее критикой событий в стране. Мор не был и не мог быть в то время, когда еще не являлся активным политическим деятелем, автором программы ревизии огораживаний. Совершенно точно он не возглавлял работу комиссий. Его имя встречается в списках членов комиссии для графства Гамшир, одной из второстепенных. Судя по данным источников, практическая роль Мора в деятельности государственного расследования огораживаний довольно скромная. Но даже тогда, когда он стал канцлером королевства, сменив на этом посту Томаса Вулси, проводившего самую энергичную борьбу с огораживаниями, Мор не проявил самостоятельных активных действий в этом отношении. Возможно, это объясняется коротким сроком его пребывания на высоком государственном посту (два с половиной года), и тем, что в его канцлерство в стране началась реформация. Развод короля с женой, вызвавший разрыв с римским папой и католицизмом в целом, отвлекли внимание Мора от огораживаний. Отказ канцлера поддержать короля в этом важнейшем для монарха деле стоил Мору, как известно, жизни.

Параллельно с законами против огораживаний, расследованиями их выполнения Тюдоры издают репрессивные законы против тех, кто подвергался эвикциям. Это направление в законодательной практике короны известно в исторической литературе под названием «кровавое законодательство». Первый такой закон вышел в 1495 г., последний в 1597 г., оставаясь в той или иной форме до 1814 г. Уличенных в бродяжничестве секли, клеймили, обрезали уши, вырывали ноздри, при повторном аресте вешали. Вешали без суда и следствия за воровство иногда «по двадцать человек на одной виселице»14.

Томас Мор через Гитлодея протестует против жестокостей английского законодательства: «Такое наказание воров выходит за границы справедливости и вредно для блага государства. Оно слишком ужасно для кары за воровство и все же недостаточно для его обуздания. Действительно, простая кража не такой огромный проступок, чтобы за него рубить голову, а с другой стороны, ни одно наказание не является настолько сильным, чтобы удержать от разбоев тех, у кого нет никакого другого способа снискать пропитание»15. «Совершенно несправедливо отнимать жизнь у человека за отнятие денег. Я считаю, что человеческую жизнь но ее ценности нельзя уравновесить всеми благами мира» 16.

Мор, осуждая происходившее в стране, обращался к виновникам бедствий, к правительству со страстным призывом: «Вышвырните эти губительные язвы, постановите, чтобы разрушители ферм и деревень или восстановили их или уступили желающим восстановить и строить. Обуздайте скупки, производимые богачами, их своеволие, переходящее как бы в их монополию. Кормите меньше дармоедов. Верните земледелие, возобновите обработку шерсти. Пусть с пользой займется им эта праздная толпа, те, кого бедность сделала ворами» 17.

Внимательный анализ текста «Утопии» дает основание говорить, что автор пытался решить три основные задачи: нарисовать картину бедствий, обрушившихся на жителей острова, выразить свое отношение к ним; найти объяснение причин происходящего; предложить выход из складывающейся ситуации. С первой задачей он успешно справился. «Утопия» - одно из самых первых и самых страстных документальных свидетельств очевидца трагедии, случившейся с английским крестьянством.

Вторая задача оказалась сложнее. Позиция Мора в этом случае была не такой однозначной. С помощью мифического собеседника Гитлодея он формулирует свои широко известные принципы существования «благополучного общества». Один из них - «объявление имущественного равенства». «Если каждый старается присвоить себе сколько может, то, каково бы ни было имущественное изобилие, все оно попадает немногим»18. Второй - уничтожение собственности. «Правильное и успеш­ное течение государственных дел» возможно «только с совершенным уничтожением частной собственности»19. Мор с помощью Гитлодея размышляет о том, что наверное можно было бы сохранить собственность, установив в обществе определенные запретительные меры, как-то: никто не должен иметь земельной собственности сверх определенного предела; денежное имущество каждого должно быть ограничено законами; законы должны запретить королю проявлять не праведно свою власть, а народу быть своевольным; запретить покупку должностей и т.п. Но все эти меры, считает Гитлодей, лишь «облегчат и смягчат бедствия точно так же, как постоянные припарки подкрепляют тело безнадежно больного» 20.

Твердо уверенный в том, что если есть частная собственность, если «все мерят на деньги», невозможно успешное существование общества, Мор вынужден делать оговорки. Он отвечает Гитлодею: «Никогда нельзя жить богато там, где все общее. Каким способом может получиться изобилие продуктов, если каждый будет уклоняться от работы, так как его не вынуждает к ней расчет на личную прибыль, а с другой стороны, твердая надежда на чужой труд дает возможность лениться. И будет ли уважение к власти у людей, между которыми нет никакого различия» 21.

После дискуссии с Гитлодеем по поводу вечной проблемы частной собственности Мор приступает к решению третьей задачи: дает подробную картину жизни общества на острове Утопия, где все счастливы, где нет частной собственности, нет денег. Эта часть беседы Томаса Мора и Петра Эгедия с Гитлодеем представлена во втором разделе книги.

Рассказ путешественника начинается с описания внешнего вида острова-государства, изображение которого представлено в базельском издании книги 1518 г. На острове 54 города, абсолютно похожих друг на друга, поэтому Гитлодей описывает только один, главный, расположенный в центре страны. По внешнему виду столица Утопии напоминает Лондон эпохи Мора, с рекой, как Темза, впадающей в море, мостом через нее, городской стеной с частыми башнями и бойницами. Но в отличие от средневекового Лондона в Амауроте, так называлась столица государства, ухоженные, чистые улицы в 24 фута шириной (в реальном Лондоне 10-12 футов). Дома в три этажа построены из камня, песчаника или кирпича. Окна в них защищены стеклом, «которое там в большом ходу». Во времена Мора стеклянные окна были только в домах очень богатых людей. К « задним частям домов примыкают сады». Вокруг каждого города располагаются поля и деревни, в домах которых есть все необходимые земледельческие орудия. Обрабатывают поля горожане, которые «каждые два года по очереди» переселяются в деревню, а затем возвращаются к городским ремеслам. На их место едут другие семьи. Так Мор решает одну из многих сложных проблем в жизни человеческого общества - проблему сельского труда, который во все времена, тогда особенно, представлялся тяжелейшей, каторжной работой.

Если занятие земледелием было «общим» делом «для всех мужчин и женщин», от которого никто не был избавлен, то ремесленным трудом утопийцы занимались семейно- профессионально. Главный признак утопийской семьи в принадлежности ее членов к определенному виду ремесла. Если вдруг обнаруживалось, что кого-то из членов семьи «не влечет семейное занятие, он мог уйти в другое хозяйство, ремеслу которого он хотел бы обучиться»22. В ремесленные занятия в равной мере вовлечены и мужчины, и женщины, труд которых более легкий. Таким образом Мор решает еще одну проблему - равноправия между полами. Человек своего времени Мор неоднократно подчеркивает, что отношения в семьях патриархальные: «Во главе семейства стоит старший. Жены прислуживают мужьям, дети родителям, младшие старшим» 23.

Производительный труд, обяза­тельный для всех, отнимает у каждого человека не более шести часов в день. Должностные лица (сифогранты) наблюдают за тем, чтобы «никто не сидел в праздности», но они следят и затем, чтобы никто «не работал с раннего утра до поздней ночи», не утомлялся «подобно вьючному скогу». Неприятные и тяжелые работы на острове выполняют рабы. Существование рабства, конечно, противоречило принципам равенства, объявленным Мором. Он объясняет его присутствие не хозяйственными потребностями, а тем, что рабство было мерой наказания за преступления, средством трудового перевоспитания. Кроме того, утопийцы выкупали у соседей людей, приговоренных к смертной казни. Гитлодей говорит, что приговоренные к смерти у других народов предпочитали идти в рабство к утопийцам добровольно. Существование рабства в Утопии - это альтернатива кровавым законам Тюдоров. Мор был решительным противником смертной казни, считая, что ничто в мире по ценности не может сравниться с человеческой жизнью.

Поскольку в Утопии нет частной собственности, то все материальные блага принадлежат всем: земля, недра, продукты. Здесь все бесплатно, здесь нет денег. Золото и серебро утопийцы ценят ниже, чем полезное им железо. Из золота они делают ночные горшки, посуду для грязных надобностей, куют цепи и кандалы для преступников, обвивают шею и пальцы опозорившихся граждан. Гитлодей утверждает, что поскольку на острове нет частной собственности и денег, здесь нет объективных условий для воровства, убийств, обмана, предательства, с которыми в Англии и других европейских странах борятся с помощью жестоких законов.

Как удовлетворяются жизненные потребности граждан острова? Ответ у Гитлодея простой: все необходимое берется на общественных складах, каждый получает все, что ему нужно. «Недостатка в предметах первой необходимости нет, потому что нет паразитизма, без дела тут не живет никто, как у всех народов, где не трудятся женщины, священники, монахи, все богачи с их челядью, где многие заняты ненужными ремеслами. А ведь так немного требуется для надлежащего удовлетворения

потребностей» - восклицает Гитлодей24. Во время работы утопийцы «покрываются кожей или шкурами, которых может хватить на семь лет. Когда они выходят на улицу, понадевают сверху длинный плащ... Каждый довольствуется одним платьем и притом обычно на два года»25.

Питаются они, как правило, в общих столовых, где «всегда готова роскошная и обильная пища». За едой «они зажигают курения, распрыскивают духи и вообще делают все, что может создать за едой веселое настроение. Ни один ужин не проходит без музыки»26. Каждая трапеза сопровождается увлекательными беседами. Семьи, желающие питаться самостоятельно (а их очень немного), получают продукты на общественных складах. Индивидуализм семейного питания Мор не считает опасным для устоев общества, а вот дома и земельные участки перераспределяются через каждые десять лет.

Политическая система на острове для эпохи Мора, когда всюду господствовал абсолютизм,

удивительна. В ее основе лежит принцип народовластия. Каждые тридцать семейств избирают ежегодно должностное лицо - сифогранта. Во главе десяти сифогрантов с их семействами стоит транибор. «Все сифогранты, числом двести, после клятвы, что они выберут того, кого признают наиболее пригодным, тайным голосованием намечают князя, именно одного из тех четырех кандидатов, которых им предложил народ». Его должность «несменяема в течение всей жизни, если этому не помешает подозрение в стремлении к тирании» 27.

Интересна религиозно-этическая концепция Томаса Мора, человека, принадлежавшего к крылу христианского гуманизма в европейском Ренессансе XVI в. Главное в этике утопийцев - обеспечение счастья человека, которое выражается в получении удовольствия от жизни, которое в свою очередь представляет «духовную свободу и образование». В своей этической философии граждане идеального государства руководствовались религией, которая провозглашала бессмертие души, веру в загробное воздаяние за земные дела. Мор смело провозглашает идею полной религиозной свободы, идею веротерпимости. Религии этопийцев отличались в каждом городе. Общим для них являлось то, что они предписывали верующим строгое соблюдение разумных и полезных для общества норм морали и политического порядка. Религиозно-этическая концепция «Утопии» Мора явно возникла под влиянием гуманистического движения за реформу церкви, от которой он сам в ходе реформации в Англии отошел.

Важной особенностью гумани­стического мировоззрения автора книги был рационализм, вера в человеческий разум, беспредельные возможности которого получали божественную санкцию. Основой процесса познания Мор считал практику, человеческий опыт. Науки, распространенные в Утопии, основывались на изучении природы. Гитлодей особенно отмечает, что наука утопийцев не имеет ничего общего с гаданиями и суевериями. На острове успешно занимаются астрономией, изобретают приборы, с помощью которых ведут наблюдение за движением небесных тел. Они ничего, говорит Гитлодей, не знают об

«обмане лживых прорицателей по звездам». Гитлодей предлагает длинный перечень античных авторов, пользовавшихся большим уважением в Утопии, что являлось свидетельством особого отношения Мора-гуманиста к античной культуре. Большинство граждан Утопии посвящали свой досуг наукам. Для гуманистов XV-XVI вв. физический труд - необходимое условие «обеспечить средства к жизни». «Телесному рабству» они противопоставляли интеллектуальную деятельность. Она, и только она, должна заполнять досуг человека, только она достойна человека.

Можно еще долго говорить о деталях организации жизненного уклада утопийцев. Но необходимости в этом нет, потому что детали являются фантазией человека XVI в., в практическое осуществление которой он сам не верил. «В утопийской республике имеется много такого, чего я больше желаю в наших государствах, нежели ожидаю»28, - говорил Мор в заключении книги. Важнее другое. Картиной жизни благополучного, счастливого общества в «Утопии» Мор отрицал строй жизни в современной ему Англии и всей Европы. «При неоднократном и внимательном созерцании всех процветающих ныне государств я могу клятвенно утверждать, что они представляются не чем иным, как неким заговором богачей, ратующих под именем и вывеской государства о своих личных выгодах» 29.

Он предлагал принципиально иные способы организации человеческих обществ без частной собственности, при соблюдении подлинного правового, материального и социального равенства всех. Разум и вера обеспечи­вают осуществление этих принципов. Рационализм и вера не противопоставляются друг другу, убеждения утопийцев становятся философской верой. Система политиче­ского управления, по убеждению Мора, должна, основываться на демократических всеобщих выборах. При этом руководить государством могут лишь ученые-интеллектуалы, люди безупречных моральных качеств, которые заботятся только об общественном интересе. Разум - один из главных принципов организации утопийского общества - должен сделать людей в совершенном обще­стве умеренными в потреблении, понимающими, что безудержное накопительство в конечном счете не принесет выгод ни одной стороне и обернется большими неудобствами для всех. Вместе с тем, принципы равенства и справедливости - не примитивное уравнительство. Это и учет заслуг перед обществом, не унификация всех, но поощрение индивидуальности.

В каждую эпоху европейской истории после смерти Мора читатели «Утопии» находили в ней ответы на многие вопросы, поставленные временем, поэтому известность книги и ее автора никогда не пропадала. Накануне 500-летнего юбилея первой публикации «Утопии» многое в утопической программе английского гуманиста оказывается актуальным. И, может быть, в особенности понимание того, что общество неукротимого потребления обречено на гибель, что только нравственность и разум, воспитанием которых следует заниматься с рождения человека, способны противостоять бессмысленному, безудержному, смертоносному накопительству.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Картина всевозможно лучшего правления или Утопия. Сочинения Томаса Мориса Канцлера Аглинского, в двух книгах. Переведена с Аглинского на Французский Т. Руссо, а с Французского на Российский. С дозволения Управы Благочиния. В Санкт-Петербурге на иждивении И.К. Шнора. 1789 года. Стр. 210; Философа Рафаила 1 итлоде странствование в новом свете и описание любопытства достойных примечаний и благоразумных установлений жизни миролюбивого народа острова Утопии. Перевод с Аглинского языка, сочинение Томаса Мориса. Цена без переплета 1 руб. В Санкт-Петербурге. С дозволения Управы Благочиния. На иждивении И.К. Шнора. 1790 года. Стр.210.

2. Толстой Л.Н. Собр. Соч.: в 20 т. Т. 18. М., 1965. С.287.

3. Мор Т. Утопия / пер. с латинского А.Г. Генкель при участии Н.А. Макшеевой. С биографическим очерком Т. Мора, составленным Н.А. Макшеевой. СПб., 1903.

4. Мор Т. Утопия / пер. с латинского и комментарии А.И. Малеина. M.-JI., 1947.

5. Мор Т. Утопия/ пер. с латинского и комментарии А.И. Малеина и Ф.А. Петровского. М., 1953.

6 Мор Т. Утопия М., 1978.

7.Эразм Роттердамский - Улъриху фон Гуттену //Мор Т. Утопия. Приложение. М., 1953. С.244.

8. Мор Т. М., 1953. С. 62-63.

9. Там же. С. 63-64.

10. Там же. С.64.

11. Там же. С. 65.

12. Там же. С. 66.

13. Маркова СП. Англия эпохи средневековья и раннего нового времени. М., 2007. С.197-206.

14. Мор Т. Утопия. М., 1953. С.58.

15. Там же. С.58.

16. Там же. С. 68.

17. Там же С. 66.

18. Там же С.97.

19. Там же. С. 97.

20. Там же. С. 97-98.

21. Там же. С. 98-99.

22. Там же. С. 119-120.

23. Там же. С. 128.

24. Там же. С. 121-122.

25. Там же. С. 125.

26. Там же. С. 136.

27. Там же. С. 116.

28. Там же. С. 222.

29. Там же. С. 218.




Похожие:

С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconУтопия Г. Кудрявцев «Утопия»: Academia; 1935 Первая книга
Беседа, которую вел выдающийся муж Рафаил Гитлодей, о наилучшем состоянии государства, в передаче знаменитого мужа Томаса Мора, гражданина...
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconСеминар 6 Цепи Маркова. Определение. Марковское свойство
Цепь Маркова является моделью зависимых испытаний, в которых исход в данном испытание зависит лишь от последнего известного исхода...
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconЛекция 6 Нормальные алгоритмы Маркова
А. А. Марковым, представляют собой класс алгоритмов, применимых к словам некоторого алфавита. Каждый нормальный алгоритм Маркова...
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconМаркова, С. П. Английские купцы-авантюристы / С. П. Маркова. Майкоп: Изд-во агу, 2010. – 192 с. Глава III провинциальное отделение Компании купцов-авантюристов в Йорке (С. 104-158)
Маркова, С. П. Английские купцы-авантюристы / С. П. Маркова. Майкоп: Изд-во агу, 2010. – 192 с
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconС. П. Маркова tomac мор — «человек для всех времен»
Человек для всех времен Глава кружка гу­манистов университета Джон Колет так отзывался о Т. Море: «в бри­тании есть, пожалуй, всего...
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор icon«факторизация опросника К. Томаса»
Метод факторного анализа применяется в данной работе для оценки качества опросника конфликтного поведения К. Томаса
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор icon§ 12. Цепи Маркова
Неограниченная последовательность опытов с единственно возможными и попарно несовместными исходами А1, А2, …, Am называется цепью...
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconОтчет Определение факторной структуры опросника К. Томаса
В данной работе метод факторного анализа применяется для оценки качества опросника стратегий конфликтного поведения К. Томаса
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconУтопия «альтернативной социальности»
Утопия «альтернативной социальности» и формирование информационного общества: был ли шанс у ссср?
С. П. Маркова «Утопия» Томаса Мор iconРосбалт, 17. 08 Учреждена журналистская премия имени Томаса Колесниченко
...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org