I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10



страница3/33
Дата24.07.2013
Размер4.05 Mb.
ТипГлава
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

22

слова.

Л.П. Ефремов (1958: 11-12) относит к основным признакам заимствованных слов следующие: регулярное употребление вошедших в словарный состав языка заимствований и передачу их от поколения к поколению; приобретение заимствованными словами новых значений при сохранении первоначальных, изменение значений и переносное употребление заимствованных слов; участие заимствованных слов в процессе словообразования; дальнейшее фонетическое уподобление исконным словам; ликвидацию вариантов произношения и разнобоя в грамматическом оформлении, вытеснение заимствованным словом других слов; вхождение в устойчивые словосочетания; образование от заимствованных слов форм субъективной оценки.

Л.П. Крысин (1968), рассматривая признаки заимствованных слов, названные Л.П. Ефремовым, Ю.С. Сорокиным и другими исследователями, замечает, что, вероятно, не все они являются необходимыми для определения вхождения иноязычного по происхождению слова в язык-реципиент. Он предлагает выделить лишь те признаки, которые необходимы и в то же время достаточны для отнесения слова иноязычного происхождения к заимствованным словам. С точки зрения Л.П. Крысина (1968: 42-43), такими необходимыми и достаточными признаками являются:

«а) графемно-фонетическая передача иноязычного слова средствами заимствующего языка;

б) соотнесение его с определенными грамматическими классами и
категориями;

в) семантическая самостоятельность слова, отсутствие у него дублетных
синонимических отношений со словами, существующими в языке-
заимствователе;

г) для слова литературного языка — употребление не менее чем в двух
речевых жанрах, для термина - регулярное употребление в определенной

23

терминологической сфере».

Tea Шиппан (Schippan Т., 1992: 264) отмечает следующие критерии разграничения заимствованных и иноязычных слов:

- морфемная структура (Morphematische Struktur);

- включение в словообразовательную парадигму (Eingliederung in
Wortbildungsparadigmen);

  • звучание, произношение, акцентуация (Lautung, Akzentuiurung);

  • графическое отображение слова (Graphematik);

  • употребительность (Gelaufigkeit).

Об употребительности (частотности) слова как критерии включения иностранного слова в систему языка-реципиента пишет также К. Геллер (Heller К., 1966: 264-265). Он утверждает, что чаще встречающиеся иностранные слова воспринимаются индивидами как более «родные», в то время, как реже употребляемые немецкие слова обозначаются опрошенными как иностранные. Одновременно с тем К. Геллер указывает на то, что решающую роль в определении степени освоенности слова играет не только его «форма», но и «функция».

Параллельно лингвистами проводятся попытки определения критериев иностранного слова.

Советские лингвисты Л.Р. Зиндер и Т.В.
Строева (1957) характеризуют иностранные слова следующими признаками:

  1. резкое противоречие формы иностранных слов с системой языка;

  2. параллельное существование синонимичного слова в
    воспринимающем языке;

  3. слабое участие в создании словообразовательных гнёзд;

  4. «налёт чего-то специфически иностранного, чужеродного,
    характерного для быта, нравов, идей той среды, из которых слово
    заимствовано» (Зиндер Л. Р., Строева Т. В., 1957: 374-375).

Как мы видим, взгляды учёных достаточно варьируют, несмотря на,

24

казалось бы, широту представленных мнений, отсутствуют более или менее строгие критерии отнесения слов к той или другой группе, и кроме того, сам метод деления слов на Lehnworter и Fremdworter основан на смешении формального (ассимиляция слова в языке) и функционального (употребительность) признаков (Шахрай О.Б., 1961).

Мысль о целесообразности выделения необходимых и достаточных признаков для отнесения слова к заимствованным и иностранным заслуживает одобрения. Но названные признаки не могут быть приняты безоговорочно.

Стоит отметить, что до середины прошлого века учёные тяготели к разграничению Lehnworter и Fremdworter на основе формальных признаков1. Тем не менее, необходимым признаком заимствованного слова не может считаться соотнесение его с определенными грамматическими классами и категориями. Эта характеристика присуща и иноязычным словам, поскольку вне этой соотнесенности слово не может функционировать в речи. Как отмечалось, при вхождении слова иноязычного происхождения в речь оно уже наделяется активными морфологически или синтаксически выраженными грамматическими категориями. Согласно словам Л.П. Ефремова (1959: 3-4), «иноязычный материал прокладывает себе дорогу в словарный состав языка освобожденным от всего того, что не может быть воспринято данной языковой системой, и, наоборот, наделенный всем тем, благодаря чему он становится новым словом в этой системе, иноязычный материал при заимствовании претерпевает фонетические изменения и наряду с этим приобретает грамматическую оформленность по законам грамматики заимствующего языка».

Таким образом, формальные показатели не могут доминировать при

1' А.А. Реформатский , например, указывал на формальный характер освоения. «Освоение иноязычных заимствований - это прежде всего подчинение их строю заимствующего языка: грамматическому и фонетическому» (Реформатский А.А., 2000: 139)

25

отнесении слов иноязычного происхождения к какой-либо из двух групп. Очевиден приоритет функциональных признаков над формальными. Прежде всего под функциональными критериями понимаются интенсивное употребление слова в речи, семантическая самостоятельность слова, участие заимствованных слов в процессе словообразования. При этом, на наш взгляд, необязательно наличие у слова всех признаков. К примеру, такие слова, относящиеся к словарному фонду русского языка, как желе, какао, с формальной точки зрения не освоены полностью грамматически (не имеют принятой для русского языка флексии), с функциональной точки зрения, они неактивно участвуют в словообразовании, и, тем не менее, являются фактами языка.

Несмотря на то, что не все учёные придерживаются взглядов о доминировании функциональных критериев к разделению слов иноязычного происхождения1, данный подход уверенно лидирует на современном этапе развития знаний о языке.

Соглашаясь с критикой, данной О.Б. Шахраем, Л.П. Крысин пытается дать более точную классификацию слов иноязычного происхождения. Он выделяет следующие группы иноязычной лексики:

  1. заимствованные слова;

  2. экзотическая лексика;

  3. иноязычные вкрапления.

Под заимствованными словами подразумеваются слова, оформленные средствами заимствующего языка, слова же, входящие в последние две группы, «чисто» иноязычны и в системе употребляющего их языка морфологически нечленимы (Крысин Л.П., 1968: 44-46).

Однако по сути эта классификация сводится к противопоставлению

1 Так, например, М.Д. Степанова и И.И. Чернышева в своей работе «Лексикология современного немецкого языка», не соглашаясь со взглядами Л.Р. Зиндер и Т.В. Строевой, говорят о неправомерности отнесения заимствованных слов к немецким лишь по функциональному признаку (Степанова М.Д., Чернышева И.И., 1962: 184).

26

заимствованных слов с одной стороны и экзотической лексики с иноязычными вкраплениями с другой.

Кроме того, как отмечает Н.А. Шестакова (1973: 10-11), классификация Л.П. Крысина неудовлетворительна потому, что «в ней нарушен principium divisionis: вычленение заимствованных слов осуществлено на основе их отношения к системе заимствующего языка, экзотической лексики — на основе содержательной структуры слов, а иноязычные вкрапления выделяются на основе формального показателя».

Русский лингвист И.И. Огиенко (1915: 10-11) даёт следующую классификацию слов иноязычного происхождения:

  1. «Слова, заимствованные издавна и вполне усвоенные, так что их
    иностранное происхождение не чувствуется. Они свободно употребляются в
    народе и имеют от себя производные», например буква, бутылка. •

  2. «Слова чисто иностранные, но употребляющиеся довольно часто.
    Они приобрели права гражданства и проникли даже в народный язык»,
    например, солдат, школа, аптека.

  3. «Слова чисто иностранные, употребляющиеся нечасто —
    варваризмы. Такие слова обычно легко заменимы русскими и употребляются
    только среди интеллигентов», например, культивировать, констатировать.

Однако, рассмотрев эту классификацию, можно заметить следующую особенность: 2-я группа обозначается И. Огиенко как слова чисто иностранные (соответственно Fremdworter), что нам кажется не совсем верным: эти слова полностью ассимилированы в языке, «приобрели права гражданства» (Огиенко И.И., 1915: 11), имеют регулярное употребление; что даёт им, на наш взгляд, полное право называться заимствованными. Разграничение слов заимствованных и «чисто» иностранных представляет собой сопоставление с традиционным делением на Lehnworter и Fremdworter.

Тем не менее, это одна из первых попыток классифицировать слова иноязычного происхождения с учётом не только освоения слова, но и степени

27

его распространенности, употребительности. К этому мы вернемся немного позже.

Большое внимание проблемам, связанным с процессом заимствования уделяли Л.Р. Зиндер и Т.В. Строева. Согласно предложенной ими классификации, немецкий словарный состав делится с точки зрения его происхождения на 2 группы:

  1. слова немецкие;

  2. слова иностранные.

К немецким словам причисляются как исконно немецкие слова, так и заимствованные, «прочно вошедшие в словарь, претерпевшие в разной мере преобразования своего первоначального облика и приспособившиеся к немецкому языку в своей грамматической структуре согласно законам развития немецкого языка», например, Pferd, pflanzen, Fabrik (Зиндер Л. Р., Строева Т. В., 1957: 372). В этой же общей группе выделяется и особый слой лексики - интернационализмы.

Верным решением авторов в данном случае является отнесение полностью ассимилированных слов иноязычного происхождения в разряд немецких. Этот пункт между тем послужил причиной для критики классификации со стороны М.Д. Степановой и И.И. Чернышевой. Эти лингвисты выражают своё несогласие с тем, что к «немецким словам причисляются не только ранние заимствования..., полностью ассимилировавшиеся, но и слова, звуковой состав которых явно показывает их иноязычное происхождение и которые в силу этого никак не могут восприниматься как немецкие» (Степанова М. Д., Чернышева И. И. 1962: 183-184).

Мы же позволим себе не согласиться с данной точкой зрения, ибо, на наш взгляд, формальные признаки ассимиляции не являются превалирующими.

Р. Келлер (Keller R., 1986: 596) делит все заимствования на 2 большие

28

группы: словарные заимствования (Wortentlehnung) и кальки (Lehnpragungen). Каждая группа подразделяется на подгруппы. Словарные заимствования (а именно они нас и интересуют) согласно Келлеру включают в себя:

  1. неассимилированные иностранные слова (direkt ubernommene
    Fremdworter): Barrister, Ghostwriter, Make-up;

  2. частично освоенные иностранные слова (Fremdworter z.T. angepasst):
    fighten, Teenagern (Dat, PI);

  3. слова греческого и латинского происхождения (Griech.-lat, Lehngut):
    Option, redundant;

  4. заимствованные слова (освоенные) (Lehnworter): Boot, Streik, Partner;

  5. псевдозаимствования (Pseudoentlehnungen): Twen, Sexical.

Одним из интересных решений Р. Келлера было вынесение такой группы заимствований как псевдозаимствования - слова, состоящие из иноязычных (как правило, английских) составных частей или имеющие иноязычную структуру, но не существующие в соответствующем языке, к примеру, Greenager - по образцу слова Teenager - обозначает детей младше 13 лет, Handy - не существующее в английском в качестве существительного - сотовый телефон, «мобильник». В качестве примера в русском языке можем привести слово «бутерброд» — в немецком языке ему соответствует сочетание «ein belegtes Brotchen».

На наш взгляд, данному виду заимствований ранее не уделялось должного внимания по причине его редкости. Количество псевдозаимствований резко возросло в последней четверти прошлого века в связи с интернационализацией английского языка в мире.

Как мы видим, Р. Келлер выделяет промежуточную группу между Lehnworter и Fremdworter - частично ассимилированные иностранные слова. В связи с этим возникают некоторые противоречия. По всей видимости, наличие этой группы говорит о том, что под «непосредственно перенятыми иностранными словами» он понимал полностью неосвоенные,

29

неассимилированные слова. В то же время мы уже пришли к выводу о приобретении словами иноязычного происхождения в момент их вхождения в речь некоторого минимального набора качеств для их начальной опосредованности в языке-реципиенте. Иными словами, на наш взгляд, не существует совершенно неосвоенных иноязычных слов. Вследствие этого нам непонятны критерии отнесения слов к какой-либо из этих двух групп. Границы между первыми двумя группами очень размыты, сложно отследить ту грань, тот решающий критерий, по которому слово переходит из разряда неосвоенных в разряд частично освоенных.

Интересным шагом автора явилось вычленение группы латинских и греческих заимствований, хотя особой необходимости в этом, по всей видимости, нет. Греко-латинские заимствования вошли в систему немецкого языка давно, за это время они полностью ассимилировались и их иноязычное происхождение выдают лишь их суффиксы: -tat, -tion, -ismus, -ieren и пр., во всём остальном, повторимся, они идентичны ассимилированным заимствованным словам.

Как видно из проведённого анализа, попытки усовершенствовать существующую классификацию слов иноязычного происхождения на основе разграничения Lehnworter и Fremdworter привели лишь к принятию некоторых оговорок в ней, как правило, выделению в каждой из этих групп каких-либо подсистем.

Некоторые исследователи предлагают отказаться от разграничения слов на основе признака ассимиляции. Г. Гнеусс (Gneuss H., 1955: 19) утверждает, что заимствованным словом (Lehnwort) может называться любое слово, перенимаемое из одного языка в другой на любой стадии перехода.

X. Циндлер (Zindler H., 1959 цитируется по: Трошкина В.И., 1987: 13) пишет о том, что различие между «заимствованием» и «иноязычным словом» субъективны, и многие новейшие исследования отказываются от разграничения этих терминов.

30

Данная позиция, на наш взгляд, не лишена смысла. Уже неоднократно многими лингвистами отмечалась идея о том, что заимствованное слово хоть и создаётся по иноязычному образцу, но оформляется и функционирует по законам языка-реципиента. В таком случае (помимо прочих недостатков данного разграничения) нам кажется не совсем логичным обозначать слова, пусть и не вошедшие в систему языка, но функционирующие в речи, иностранными. Также кажется нелогичным обозначение слов иноязычного происхождения, вошедших в систему языка, заимствованными. Слово «заимствованное» однозначно указывает на происхождение слова, что для исследования языка в его синхроническом рассмотрении не имеет принципиального значения. Функционирующая в системе языка заимствованная лексическая единица ведёт себя так же, как и исконно немецкая, развивается по тем же законам.

Л.Ю. Гранаткина (1951: 42-43) в своей работе предложила классификацию слов иноязычного происхождения по принципиально иным критериям. Она выделяет 2 основных дифференцирующих критерия:

  • степень общенародной распространённости слова;

  • обладает ли слово интернациональным распространением или
    встречается лишь в конкретном языке.

В качестве дополнительных, «добавочных» критериев выступают следующие:

  • степень усвоенности формы иноязычного слова (куда входит и
    степень его словообразовательной активности);

  • сфера использования иноязычного слова (в стилистическом плане);

  • принадлежность к сфере экспрессивной или нейтральной лексики и
    «ряд других различительных признаков, которые выясняются в ходе
    характеристики отдельных типов иноязычных слов» (Гранаткина
    Л.Ю., 1951:42).

В соответствии с данными признаками автором выделяются следующие

31

типы в составе иноязычных слов (неполностью ассимилированных заимствований):

  1. Интернациональные слова, напр., Technik, Demokratie, Saison и др.

  2. Популярные иностранные слова, напр., Friseur, kapieren, kaputt.

  3. Малопопулярные иностранные слова, напр., suspekt, Soiree.

  1. Индивидуальные либо окказиональные заимствования1, напр., all
    right, Epicerie (фр. бакалейная лавка), my dear (англ. моя дорогая).

На наш взгляд, данная классификация наиболее полно соответствует необходимости разграничения лексики иноязычного происхождения в немецком языке. Формальные критерии в ней имеют второстепенное значение, за основу положен принцип общенародной распространённости слова.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении существующих классификаций лексики иноязычного происхождения, нельзя констатировать единения мнений учёных. Разграничение иноязычной лексики на слова заимствованные и иностранные в целом охарактеризовано как не соответствующее потребностям языка, основанное на второстепенных показателях. В то же время, взамен не было предложено классификации, которая была бы принята большинством лингвистов. В силу этого вопрос о дифференциации иноязычной лексической подсистемы остаётся открытым.

L4. Причины процесса заимствования и факторы, влияющие на его

интенсивность

Вопрос, касающийся причин заимствования, не является новым. Он неизменно привлекал внимание многих лингвистов.

В исследованиях конца XIX - нач. XX вв. языковые и неязыковые причины заимствования рассматривались нерасчленённо (работы Ш. Балли

1 Индивидуальные или окказиональные заимствования Л.Ю. Гранаткина называет также «цитатами».

32

(1961), И. Огиенко (1915)). С появлением работ И.А. Бодуэна де Куртенэ (1963), В.А. Богородицкого (1935), В.М. Жирмунского (1965), Б.А. Ларина (1977) процесс лексического заимствования уже характеризуется в рамках социологического направления.

И.А. Бодуэн де Куртенэ (1963: 342) подразделяет причины заимствования на лингвистические и иелингвистические (историческое родство; родство, опирающееся на общность и сходство черт языков, соседствующих между собой и связанных общим географическим субстратом; сходства и различия общечеловеческие) и подчёркивает, что «во всех трёх случаях должны объяснять рассматриваемые факты одновременно как в связи с историей, так и с географией, наконец, с физиологией и психологией и даже с физикой и механикой».

Заимствование слова может происходить согласно многим внешним причинам. Преимущественно это вызвано простейшей объективной необходимостью. Для многих новых явлений и вещей требуются новые обозначения, новые слова. Использование заимствованного слова происходит тогда, когда для обозначения задуманного отсутствует эквивалент в исходном языке. Во многих этих случаях простое перенятие иностранного выражения избавляет от семантически неточного перевода или затруднительной парафразы содержания.

Импорт иностранных выражений вызывается и чисто экономическими причинами, если (ещё) не существует родного слова для значения, нуждающегося в обозначении, - изобретение и проведение соответствия средствами своего языка является продолжительным процессом, в конце которого не гарантируется общее восприятие означенного единства на протяжении долгого времени. Так, к примеру, в немецкий язык из английского пришло слово der Scanner, обозначающее устройство для считывания графической и текстовой информации в компьютер. Recycling, заимствованное в ходе выросшего значения защиты окружающей среды, не

33

идентично немецким «Wiederverwertung» (повторное использование) или «Aufbereitung» (очистка), а обозначает введение материальной субстанции в уже имеющийся круговорот. В этом смысле заимствование имеет цель уточнить или детализировать какое-либо понятие, а также заменить «двучленное наименование одночленным» (Крысин Л.П., 1968: 26).

Одним из важных факторов, способствующих широкому употреблению заимствований, может считаться их способность к выразительности, вариативности и краткости речи. К примеру, английские слова в большинстве своем являются краткими, зачастую безаффиксными. В зависимости от контекста или типа текста необозримая тенденция к краткости в речи может стимулировать использование англицизма. Так «Trucker» (из англ. водитель грузовика) состоит из двух слогов и семи букв, в то время, как такое же немецкое слово «Lastwagenfahrer» из 5 слогов и 15 букв. Такое же соответствие существует для синонимов Speed и Geschwindigkeit, (скорость) и других слов.

Заимствования выполняют важные функции и в том случае, когда с их помощью избегаются частые повторения слов, стилистически варьируются или синтаксически выстраиваются высказывания.

В исследованиях последних лет всё чаще подчёркивается значительная роль внешних, неязыковых факторов, влияющих на заимствование. К внешним причинам заимствования, как правило, относят наличие более или менее тесных политических, экономико-промышленных и культурных связей между народами.

Относительно экстралингвистических факторов Г. Пауль (1960: 462) писал: «Заимствование иноязычного материала ... наблюдается в тех случаях, когда иностранный язык или культура ценятся выше родного языка и отечественной культуры, вследствие чего речь, пересыпанная иностранными словами и оборотами, считается высшим признаком светскости и утончённости вкуса».

34

Современные зарубежные исследователи также неоднократно подчёркивают социальную сущность анализируемого процесса и рассматривают его с социолингвистической точки зрения, выдвигая экстралингвистические факторы на первое место (А. Мартине (1972), Э. Хауген (1972), В.Ю. Розенцвейг (1972)): "Язык одолевает своих соперников не в силу каких-то своих внутренних качеств, а потому, что носители его являются более воинственными, фанатичными, культурными, предприимчивыми. Ничто в характере латинского, арабского, испанского и английского языков не предрасполагало к распространению их далеко за свои первоначальные пределы" (Мартине А., 1972: 81-82). Данный тезис легко подтверждается ситуацией из современной жизни.

После окончания второй мировой войны Америка заняла руководящие позиции в мировой политике и культуре. В связи с этим увеличилось и распространение «американизмов», которые находятся по существу на положении интернациональной лексики, поскольку они употребляются во многих языках. Америка как «руководящее» государство при помощи СМИ создала вокруг себя особый ореол, всё попадающее под который, в том числе и лексика, наделяется притягательностью, динамичностью, кажется ярким, модным. Иначе, на наш взгляд, ничем нельзя объяснить употребление в некоторых сферах немецкого языка fantastic вместо fantastisch, long вместо lang, shop вместо Laden и пр. (примеры взяты из: Worterbuch uberflussiger Anglizismen, 2000).

В данном случае основным мотивом употребления иноязычной лексики, а именно англоамериканизмов, на наш взгляд, является повышение престижа. Особенно это касается языка молодежи, в котором присутствует большое количество англоязычной лексики, связанной прежде всего с поп-/рок-музыкой: Feeling, Power, Song, Sound. (Reinke M., 1994: 296), а также языка средств массовой коммуникации и рекламы. Следует также отметить, что большая часть этой лексики является так называемыми «модными

35

словами», которые по существу обречены на недолгое существование.

Значительную роль в распространении лексики иноязычной играют средства массовой информации. Л.П. Крысин (1968: 57) по этому поводу высказывал следующую мысль: "Каждый журналист, который находит в какой-нибудь иностранной газете слово, обозначающее, по его мнению, новое понятие или изящно выражающее старое, может при удачных обстоятельствах навязать это слово всей нации...": брифинг, саммит, дайджест, спонсор, паблисити, ноу-хау, бартер, менеджер, электорат, инаугурация, истэблишмент, промоушен, паблисити.

В то время как выше названные факторы в той или иной степени характерны для всего мира, существует особые мотивы, способствующие проникновению иностранных слов в язык, характерные лишь для отдельных стран. Таким характерным мотивом, присущим в последнее время Германии, Дитер Циммер (Zimmer D., 1997: 30) называет кризис национального самосознания («Identitatskrise»).

Действительно, волна презрения, обрушившаяся на немцев после 1-ой и 2-ой мировых войн, породили в них, так называемый, комплекс неполноценности, стыд за то, что являешься немцем. Согласно многим проведённым опросам, жители современной Германии более склоняются к тому, чтобы быть, называться европейцами, нежели немцами. Именно этот кризис выступает одной из причин создания Европейского союза (инициатором его создания, как известно, была Германия), и именно он способствует активному «поглощению» немецким языком иноязычной лексики.

1.5. К вопросу об англоязычных заимствованиях в современном

немецком языке

После политических событий 1945 года закономерно усилился приток заимствований из английского языка в немецкий. Следующими событиями,

36

повлиявшими на интенсивность данного процесса в 90-х годах, были падение Берлинской стены и появление и распространение всемирной сети Internet. Первое из этих событий явилось причиной того, что поток заимствований прорвался с запада на восток Германии. Второе послужило мощным импульсом для распространения английской лексики по всему миру и по Германии в частности.

В настоящее время практически все заимствования поступают в немецкий язык из английского. В современной немецкой лингвистике их принято называть англицизмами или англо-американизмами. Немецкими учеными данное понятие трактуется неоднозначно. Приведём некоторые из существующих дефиниций слова «англицизм».

«Англицизм — это родовое понятие заимствований из американского английского языка, британского английского языка, а также остальных английских языковых областей, таких как Канада, Австралия, Южная Африка кроме всего прочего» (Yang W. цитируется по: Guckel К., Ziemer Т., 1999: 6).

«Англицизм - это языковой знак, который целиком или частично состоит из английских морфем, которые также могут быть орфографически приравнены немецкому языку (например, record -> Rekord). He имеет большого значения, используется ли англицизм в английском языке обычным образом или нет» (Tautenhahn К., 2000: 20).

«Англицизмы - это в большей или меньшей степени интегрированные языковые структуры лексики, синтаксиса или идиоматики из английского языка в неанглийском языке» (http://www.etymologie.info/~e/u_/uk-ismen_.html - этимологический словарь в сети Интернет).

Таким образом понимание слова «англицизм» значительно варьируется: происхождение иноязычной лексики не вызывает разногласий, в то же время, как мы видим, встаёт вопрос об ассимиляции заимствований в языке-реципиенте. В дальнейшем мы будем придерживаться понятия «англицизм» в трактовке, данной К. Таутенхан.

37

Согласно Б. Кеттеману (2002) количество англицизмов в немецком языке за последние 500 лет изменилось следующим образом:



3500

3000

2500

2000

1500

1000

500

0

1500

1700

1800

•TV

1900

2000

Рис. 1. Количество англицизмов в немецком языке за последние 500 лет.

Таким образом, судя по данному графику, на рубеже тысячелетий в немецком языке насчитывается около 3500 заимствований из английского языка. По другим данным, число англо-американизмов в современном немецком языке значительно выше. Так в списке англицизмов, который составляется обществом немецкого языка (VDS) насчитывается 4600 слов.

Такое обилие заимствований из английского языка позволяет пуристам характеризовать современный немецкий язык следующими обозначениями: Denglisch, Engleutsch, Neuanglodeutsch, Germeng, Germlisch, Njudeutsch и т.п.

Хрестоматийным примером такого явления можно считать отрывок интервью модельера Jil Sander газете Frankfurter Allgeneine Zeitung:

«Mein Leben ist eine giving-story. Ich habe verstanden, daB man contemporary sein mufi, das./w/wre-Denken haben muB. Meine Idee war, die hand-tailored-Geschlchte mit neuen Technologien zu verbinden. Und fur den Erfolg war mein coordinated concept entscheidend, die Idee, daB man viele Teile einer collection miteinander combinen kann. Aber die audience hat das alles von Anfang an auch supported. Der problembewuBte Mensch von heute kann diese Sachen, diese refined Qualitaten mit spirit auch appreciaten. Allerdings geht unser voice auch auf bestimmte Zielgruppen. Wer Ladysches will, searcht nicht bei Jil Sander.

38

Man muB Sinn haben fur das effortless, das magic meines Stils» (Zimmer D., 1997: 21-22).

Удивительное состоит в том, что эта модельер - немка, употребление англицизмов в её речи не оправдано какими-либо объективными факторами. По всей видимости, их функция в её речи заключается лишь в повышении престижа.

Так или иначе, но тот факт, что в немецком языке в настоящее время функционирует множество новейших англо-американизмов не подвергается сомнению. Очевидно и то, что данные англо-американизмы, попадая в заимствующий язык, для успешного функционирования в его системе должны подводиться под его активные категории, преломляясь и преобразуясь под его влиянием.

Всё это не могло не отразиться в трудах современных лингвистов. Современные заимствования в немецком языке в различных аспектах изучали Б. Кеттеман (2002), К. Ацтенбек (1999), Д. Циммер (1997), Г. Вегенер (1999, 2002), Г. Цифонун (2002), М. Лойтер (1999), К. Питтнер (2001), Г. Сэнфорд (1998), К. Шерер (2000), П. Шлобински (2000) и др.

Большинство из этих работ описывают лексику узких подсистем языка. Так работа К. Таутенхан (Tautenhahn К., 1998) посвящена англицизмам в спортивных рубриках газеты «Freie Presse», П. Шлобински (Schlobinski P., 2000) большое внимание уделяет функционированию англо-американизмов в сети Internet, исследование К. Крюгер (Kriiger К., 2002) направлено на изучение англицизмов в молодежном журнале для девушек Young Miss. A. Вестерхус (Vesterhus A., 1991) анализирует англицизмы в рекламе автомобилей.

Одновременно с этим мало внимания уделяется соотнесению англицизмов с их прототипами в исходном языке и анализу изменений, которые первые претерпевают в языке-реципиенте. Попытку сопоставить семантику заимствованных слов и этимонов предприняла в своей работе

39

К. Таутенхан (Tautenhahn К., 2000: 40-50), при этом она, однако, исследовала лишь слова, зафиксированные лексикографическими источниками, соответственно, опираясь на указанные в них значения.

Наряду с этим в немецком языке существует множество англицизмов, которые не настолько закрепились в языке, чтобы быть лексикографически обозначенными. Их функционирование для нас представляет наибольший интерес. Несмотря на новизну таких заимствованных слов, они вполне успешно трансформируются под воздействием формальных и функциональных средств языка, при этом сохраняя некоторые этимологические особенности. Изучением этого мы и займёмся в следующей главе.

На основании всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Проблематика процесса заимствования проработана достаточно подробно. Тем не менее, спор о многих связанных с этим явлением вопросах остаётся открытым.

Под «заимствованием» нами понимается сложный социолингвистический процесс, характеризующийся включением лексики иноязычного происхождения в речь языка и её последующим освоением в ней.

Ассимиляция слов иноязычного происхождения осуществляется в 2 этапа: усвоение (то есть включение лексической единицы в речь) и освоение (включение лексической единицы в систему языка).

При усвоении иноязычной лексической единицы она в обязательном порядке наделяется некоторыми формальными признаками, необходимыми для её начального функционировании в речи. В первую очередь это фонетическое уподобление средствам языка и её морфологическая оформленность.

40

Лексико-семантическое освоение характеризует включение иноязычной лексики в лексико-семантическую систему языка. Однозначная семантическая интерпретация слова широким кругом носителей данного языка и его регулярная употребляемость являются признаком закреплённости слова в лексической системе языка.

Заимствование иноязычных элементов вызвано рядом лингвистических и экстралингвистических причин. Экстралингвистические причины являются доминирующими и могут быть различными для конкретных стран в разные периоды времени.

'>()ССММСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ

41 ьи

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconI. Теоретические предпосылки исследования музыкальной культуры Месоамерики §
I. Теоретические предпосылки исследования музыкальной культуры Месоамерики
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconВзаимосвязь физических качеств с овладением
Теоретические предпосылки исследования влияния физических качеств на техническую подготовку в теннисе
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconПрограмма по истории западной философии раздел западноевропейская философия средних веков тема духовные и идейно-теоретические предпосылки западноевропейской философии средневековья
Тема духовные и идейно-теоретические предпосылки западноевропейской философии средневековья
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconС. И. Бурмасова процесс лексического заимствования и влияющие на него факторы
Эволюционные процессы затрагивают, в первую очередь, лексико-семантический ярус языка, поскольку именно лексика обращена к объективной...
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconСибирское отделение ран
Исследования охватывают области синтеза, характеризации, измерения термохимических и физических свойств низкотемпературных образцов...
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconИ нститут неорганической химии им. А. В. Николаева
Исследования охватывают области синтеза, характеризации, измерения термохимических и физических свойств низкотемпературных образцов...
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconЗакономерности языкового развития как предпосылки сравнительно-исторического исследования языков
Основные школы советской лингвистики, идеи Л. В. Щербы, Е. Д. Поливанова, Г. О. Винокура, Н. Ф. Яковлева, И. И. Мещанинова, типологические...
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconЗанятие 23. Споры о "Вашингтонском консенсусе"
Вашингтонский консенсус : исторические и теоретические предпосылки, основные положения и механизмы реализации
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconПрограмма дисциплины «Культурология»
Теоретические предпосылки этого курса могут быть кратко сформулированы в виде нескольких утверждений
I. теоретические предпосылки исследования 9 Различия в понимании сущности лексического заимствования 10 iconТ. В. Белых дифференциальная психология теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности Учебное пособие
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org