Алгебра родства



страница2/81
Дата27.07.2013
Размер9.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81

Введение: Феномен родства как объект научного познания
1.1. Генос и гнозис: от христианства к наукам о человеке

Если попытаться извлечь общий корень из противоречивых исследова­­ний таких ведущих философов науки, как Т.Кун, П.Фейерабенд и К.Поп­­пер, то историю научной мысли можно представить как парадоксаль­ное взаимодействие процесса поступательного накопления социальных знаний и парадигматических революций. Христианский постулат о еди­носущности трех божественных ипостасей – Бога-Отца, Бога-Сына и Свя­­того Духа был ключевым моментом в становлении новой религиозной сис­­темы. Эпоха Возрождения повлекла за собой переоценку телесного ес­тества человека, в результате чего католическая троица приобрела земные очер­тания, и мистическое триединство получило новое истолкование в виде «святого семейства». Проникновение фигуры природного отца Хри­ста в живописные темы, ранее рисовавшие пасторальную идиллию Де­вы Ма­рии и новорожденного Спасителя, шло параллельно с бурным эко­но­мическим ростом Европы и распространением европейцев по отдален­ным областям ойкумены. Эпоха Нового времени ознаменовалась утра­той цер­ковью своей роли посредника между семьей и божественным ми­ром, и семья оказалась вовлеченной в новые для нее отношения с государством.

Идеологией нарождавшейся буржуазной общественной сферы стала научная мысль. Европейская история Нового времени стала восприниматься как просветленный уход от семейно-родовых традиций (Gemein­schaft) в сторону общества свободных личностей, изъявляющих свою волю, примиряющих свои интересы и объясняющих окружающий их всех однородный мир в терминах формальной логики (Gesellschaft). Развитие геологии и географии ускорило переворот в представлениях европейцев о пространственно-временной онтологии человеческого существования и устранило господствовавшую библейскую хронологию, описывавшую историю человечества в два этапа: от сотворения мира, образования первого триединства и создания «первой семьи» и от рождения Христа, образования второго триединства и создания «второй семьи» (ср.: [2122]).

В этой атмосфере в центре внимания научной мысли оказался феномен, прежде скрытый в тайниках европейской семьи и христианского вероучения. Этот феномен – родство. Эпоха Просвещения и выросшие из нее (без верификации через посткантовскую философию) конкретные науки о человеке сформировали взгляд на человека как про­ду­цируемого геносом, который уводит его, в конечном итоге, в животное царство, и наделенного гнозисом как особым способом адаптации к окружающему миру.

В 1859 г. выходит в свет труд Ч.Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение избранных пород в борьбе за существование» [1218], ставшей источником одной из крупнейших научных систем современности – эволюционизма. В нем Ч.Дарвин провозгласил тезис, которому было суждено стать главным водоразделом между научной и религиозной метафизикой.
Таинство творения было заменено на родство по происхождению (descent), названное той «потаенной связью», которая связывает человека с живой природой.

В 1865 г. чешский монах и ученый Г.Мендель публикует свои работы, посвященные разработке методов изучения наследования признаков живыми организмами, заложив тем самым фундамент новой отрасли биологической науки – генетики. От Ч.Дарвина, Г.Спенсера и Г.Мен­де­ля, в конечном итоге, ведет свое начало социобиологическая парадигма родства, объясняющая процесс рождения форм социального поведения из субстан­ций генной наследственности и эволюционным детерминированием пси­хо­логических реакций потомков на социальную среду предков, или, иначе, механизм выживания родительских генов в популяциях потомков (см., например: [1058]). В 1869–1870 гг. соотечественник Ч.Дарвина Дж.Мак­леннан выдвинул теорию, по которой религия рождается из тотемизма, или ложного представления о родстве между человеком и животными (см.: [1696]). Ирония этого соположения теорий состоит в том, что наука оказалась связанной с религией сложными отношениями «родства» по истине: ложность религии стала истинностью науки, но истинность последней попала в опасную зависимость от истории первой. Фактически об­нажилась проблема языкового знака: «творение» может означать «родство», а «родство» – «творение»; антонимы обнаруживают свойства синонимов, если соблюдается условие неразделимости участников «коммуникации» – Бога, Человека и Природы. Сработал неизвестный К.Марксу закон отрицания означающего, по которому отрицаемое становится означаемым, а отрицающее становится означающим. Теология и антропология разошлись в языке описания своих свойств как объектов (эпистемология), но тесно сошлись в метаязыке представления своего родства как субъектов (онтология). Расхождение понятийных языков порождает их интегративное качество – праязык, который есть система терминов их родства.

Несколько ранее, в 1836 г., В. фон Гумбольдт опубликовал свой трактат «О различии в строении человеческого языка и его влияние на духовное развитие человеческого рода» [260]. В нем он сформулировал свое видение языка как «порождения» духом формы своего выражения. И опять мы сталкиваемся с родством теперь уже в немецкой форме Ge­sch­lecht («род, поколение») и в контексте истории различий «творений ду­ха» состоящих в родстве людей. Развивавшаяся в те времена сравнитель­ная лек­сикография и индоевропеистика особое внимание уделяли за­пи­си и со­поставлению «элементарной лексики» и прежде всего ТР. Напри­мер, спи­сок В.Лейбница, явившийся основой для лексикографических опы­тов П.Пал­ласа, Т.Джефферсона, cэра У.Джоунса, открывшего в 1786 г. родство греческого, санскрита и латинского языков, и А.Кэмбелла, дока­зав­ше­го в 1816 г. родство дравидийских языков и впервые записавшего особенно­­сти дравидийской ТР, содержал в числе значимых propinquitates & ae­ta­tes иденонимы pater, mater, avus, filius, filia, frater, soror, patruus, maritus, uxor (см.: [1415; 2123]).

В 1848 г. в России славянофил Ф.И.Буслаев посвятил несколько глав своей магистерской диссертации «О влиянии христианства на славянский язык» этимологическому анализу терминологии общественного быта в славянских языках [153]. Ф.И.Буслаев выделил в истории славянских языков две эпохи – мифологическую и христианскую. Он пришел к заключению, что, во-первых, происхождение всех славянских ТР можно объяснить через сопоставление их с санскритскими терминами («санскрит остается источником объяснению слов, по преимуществу имеющих смысл родства»), а во-вторых, конкретные значения исторически преобразуются в отвлеченные, а термины семейного быта имеют тенденцию превращаться в слова, обозначающие более широкие общественные связи. Причиной распада родовых связей и выделения семьи, по его мнению, послужило распространение среди славян христианства.

В подобном же ключе было написано более обстоятельное исследование П.А.Лавровского «Коренное значение в названиях родства у славян», увидевшее свет в 1867 г. [508]. П.А.Лавровский попытался выделить исконные значения русских ТР, показать на примере славянских языков механизм изменения значения слов, служащих в языке обозначением родственных отношений, с течением времени и зависимость этих изменений от лом­ки социальных институтов. Работы Ф.И.Буслаева и П.А.Лав­ровского по­служили основой для формирования историко-филологической традиции анализа ТР как определенного класса лексики конкретного языка и реконструкции их праязыковых форм и значений2.

В этот же период православной церковью стало уделяться специальное внимание утверждению порядка брачных связей и в связи с этим – оп­ределению характера самого родства. В серии работ, посвященных этой теме, ключевое место занимает исследование протоиерея И.Сквор­цова, опубликованное в нескольких номерах «Руководства для сельских пас­тырей» за 1861 г. [786]. И.Скворцов остановился на видах род­ства («ду­­хов­ное», «кровное», «физическое», «юридическое» и др.), привел под­­роб­ную таблицу русской ТР и сравнил современную ему ТР с некоторы­ми древ­нерусскими терминами [786, с. 79, 208]. Более полное сопостав­ление бы­­ло произведено позднее священниками С.Григоровским [253, с. 31; 254] и В.П.Сахаровым [751].
1.2. «Системы родства и свойства человеческой семьи»

В 1857 и 1859 гг. вышли в свет предварительные публикации американского юриста Л.Г.Моргана под названием «Законы родства по происхож­дению у ирокезов» [1768] и «Системы родства краснокожей расы» [1769], за которыми, в 1871 г., последовал обобщающий труд «Системы род­ства и свойства человеческой семьи» [1773]. Л.Г.Морган обратил вни­ма­­ние на то, что при назывании родственников ирокезы-сенека руковод­ст­­вуются принципами, отличными от тех, которые цивилизованному ев­ро­­­пейцу кажутся очевидными и единственно возможными. Европеец на­зо­­­вет брата своей матери и брата своего отца «дядей», а отцом будет счи­тать только своего непосредственного родителя. Между тем, у ирокезов при­­­нято одним термином называть отца и его брата, а брата матери выделять особым термином. Л.Г.Морган полагал, что Лига ирокезов как полити­че­с­кая структура представляла собой просто усложненную форму ирокезс­кой ТР [1768]. В дальнейшем выяснилось, что ирокезский способ груп­­пи­ровки родственников составляет вовсе не случайность, а зако­но­мерность, встречающуюся у разных племен американского конти­нен­та. Проана­лизировав собранный материал по индейцам, Л.Г.Мор­ган сделал важный вывод:

«Хотя она [ТР индейцев. – Г.Д.] и отличается сложностью и своеобразием, но основывается на четких идеях, которые находятся между собой в таких разумных и определенных отношениях, что образуют систему» [1769, с. 1; выделено мной. – Г.Д.].

Л.Г.Морган расширил масштабы своего исследования и через корреспон­дентов собрал ТР этнических общностей Полинезии, Азии и Европы. Помимо ирокезского способа группировки родственников, стал известен «малайский» вариант, также сильно отличающийся от ТР европейских обществ; и «эскимосский», не похожий ни на ирокезскую терминологию, ни на малайскую, ни на европейскую. Л.Г.Морган обнаружил сходство между ирокезской и тамильской ТР и, назвав выявленный тип «турано-ганованским» (второе слово происходит от названий стрелы и лука у сенека), интерпретировал это обстоятельство как свидетельство азиатского про­исхождения индейцев. Он поделил из­вест­ные ему но­мен­кла­туры (всего 6 типов) на две глобальные ка­те­го­рии – «классифика­ционные» (clas­sificatory) и «описательные» (descrip­tive): первые обнару­живаются исключительно в «индо-аме­ри­кан­с­ком» мире, вторые – в «индо­-ев­ропейском». Первые способствуют «концентра­ции крови» и исто­ри­че­ски пред­шествуют вторым, которые возникли с по­яв­ле­ни­ем частной соб­­ствен­­ности и приводят к «рассеиванию крови»; но и те, и дру­гие объ­яс­няются общим происхождением народов, у которых они обнаруживаются [1773, c. 13].

Таким образом, Л.Г.Морган вышел за пределы традиционной для его времени лексикографии и принялся выявлять «органические формы» [1773, c. V-VI] ТР как частей системы. В естественном языке оказались сло­ва, которые не просто изредка и по отдельности меняют свои зна­че­ния, прямолинейно реагируя на случайности объективного мира, а учас­т­ву­ют в едином семантическом процессе, который охватывает все глобаль­ное многообразие языков. Осознавая значение открытых им закономер­но­с­тей для исторической филологии, но писал в предисловии к «Системам родства и свойства человеческой семьи»:

«Поразительные результаты сравнительной филологии и эффективность тех методов, которыми она как научная дисциплина руководствуется, позволяли надеяться, что в конечном итоге ей удастся распределить все народы земли по семьям, имеющим такие же четкие границы, как арийская и семитская. Не исключено, правда, что конечный набор этих семей будет значительно превышать число известных на сегодняшний день. Когда эта работа филологов будет завершена, останется без ответа вопрос о том, можно ли на материалах языка установить родство между двумя и более семьями. Такой результат вполне вероятен, однако до сих пор ни один анализ языка – каким бы тонким и глубоким он ни был – не был в состоянии преодолеть барьер, разделяющий арийский и семитский языки (а ведь это языки наилучшим образом изученные) и вскрыть те процессы, которые повлекли за собой их выделение из общего источника. В своем нынешнем состоянии они радикально отличаются друг от друга. Именно знание той роли, которую играют системы родства и свойства для решения этого животрепещущего вопроса, заставило предпринять исследование, результаты которого изложены в данной книге» [1773, с. V-VI].

Как показывают новейшие исследования (см.: [1296; 1297; 1298]), мор­гановское понимание родства обнаруживает хитрое сплетение концепции во­площенного в слове юридического кодекса и религиозной по своему про­исхождению идеи животворящей божественной субстанции, общей для людей и животных. Этим объясняется сходство моргановских «таб­лиц родства» и схем расположения бобровых хаток, которые он рисо­вал в сво­ем малоизвестном натуралистском исследовании по этологии аме­ри­кан­ского бобра [1771]. Л.Г.Морган полагал, что и люди, и животные наде­лены в одинаковой мере способностью к осмысленной коммуника­ции (в том числе и межпоколенной); только бобры мыслят хатками, ко­то­­рые об­разуют своего рода семантические системы, и общаются на «язы­­ке» ка­на­лов и плотин, а люди мыслят себе подобными, тоже организу­ют их в сис­темы и общаются при помощи звуков. По мысли Л.Г.Мор­га­на, именно ос­мысленная коммуникация среди бобров позволила им, как и ин­дейцам, ко­лонизовать весь американский континент. Cходство коммуникативного по­ведения людей и животных мыслилась Л.Г.Морганом как общее происхо­ждение природного свойства целеполагания и витальной силы из едино­го трансцендентального источника.

Юридические правила брака, имеющиеся в человеческом обществе, определяют правила передачи этой животворящей субстанции следующим поколениям, перегораживая потоки крови подобно тому, как бобры перегораживают речные потоки плотинами. Передаваемые из поколения в поколение по пролегающим через естественный язык «каналам крови» [1773, c. XXII], они сохраняют отпечатки прохождения человеческим обще­­ством различных стадий развития и в чем-то напоминают юнговские ар­хетипы. Примечательно, что понимание языка, сложившееся у Л.Г.Мор­гана в ходе исследование им СР и во многом повторяющее его понимание генеалогического родства, предвосхищает соссюровский тезис о про­из­во­ль­­ности языкового знака и непреложности связи означаемого и означающего для носителей конкретного языка3. Ср.:

«Их [cистем родства. – Г.Д.] использование и сохранение вверено всем без исключения лицам, которые говорят на общем языке, а их каналом передачи является кровь» [1773, c. 15].

Идея отставания языка от социальной эволюции проистекала из убеждения Л.Г.Моргана, что превратности среды обитания вызывают в человеческой душе (mind) скоростной поток вполне осознанных образов, тогда как человеку требуется время прежде, чем он сможет осмыслит свой опыт посредством дискретных фонетических элементов (consciousness) (см.: [1297]). ТР являлась для Л.Г.Моргана средоточием этих «элементов памяти и опыта» [1773, c. XXII], которые позволяют перешагнуть границы языка и постичь как древние этапы истории народов (уже не просто языков!), так и общие для живой природы принципы осмысленного и коммуникативного поведения. В определенной мере можно сказать, что смысл, который изначально вкладывал в изучение родства один из «отцов» антропологии, состоял в осуществлении своеобразного психоанализа всемирной истории как восхождения по опорной оси мироздания и снятия кардинального для иудео-христианства противопоставления древa познания, доставшегося человеку, и древа жизни, оставшегося у Бога4.

Сог­ласно Т.Тротманну [2122, c. 147-178], только под влиянием своего близ­­кого друга, пресвитерианского священника Дж.Макилвейна, автора ин­­струкции по чтению и интерпретации Библии «Древо познания добра и зла» (1847), знакомого с европейским эволюционизмом и историко-фи­ло­ло­гическими исследованиями и увлеченного поисками в районе оз. Верх­не­го следов библейского потопа, Л.Г.Морган переключился с проблемы гло­ба­льного этногенеза на проблему интерпретации «органических форм» род­­ства с точки зрения «гипотетической истории» восхождения чело­ве­че­с­ко­­го общества от промискуитета и дикости к юридически нормирован­­ным по­­ловым связям и цивилизации (см.: [609]). Научный метод Л.Г.Мор­гана сфор­­мировал исследовательскую парадигму, которая на протяжении без ма­­лого 150 лет составляет существо этносоциологической программы изу­чения феномена родства.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81

Похожие:

Алгебра родства iconПравило родства родство — это отношения между индивидами, определяющие социальные роли каждого в семье или в родовой семье русского человека. Кровное родство по прямой линии
Первый опыт моего общения с близкими и дальними родственниками показал, что мы, русские люди, плохо уже знаем степень родства и названия...
Алгебра родства iconРабочая программа дисциплины "Линейная алгебра" Направление подготовки 010200 «Математика и компьютерные науки»
Дисциплина "Линейная алгебра" обеспечивает подготовку по следующим разделам математики: линейная алгебра и аналитическая геометрия,...
Алгебра родства iconОткрытая математика Алгебра
Открытая математика Алгебра: полный интерактивный курс «Алгебра» для учащихся школ, лицеев, гимназий, колледжей, студентов технических...
Алгебра родства iconГраф научных интересов магистранта Мукосей О. И. механико-математический факультет
Теории полугрупп, групп, колец, модулей и алгебр, полей и многочленов; линейная и полилинейная алгебра, гомологическая алгебра и...
Алгебра родства iconТема 1-2 курс
Предлагается разобраться в определении алгебры Хопфа и рассмотреть простейшие примеры: универсальная обертывающая алгебра простой...
Алгебра родства iconРабочая программа элективных курсов по математике «Алгебра плюс: элементарная алгебра с точки зрения высшей математики. Рациональные алгебраические уравнения и неравенства»
Образовательная область «Математика»» и авторской программы: «Алгебра плюс: элементарная алгебра с точки зрения высшей математики....
Алгебра родства iconБазовая («классическая») алгебра отношений (реляционная алгебра)
Небольшой набор операторов, которые позволяют манипулировать соотношениями и имеют достаточно богатые возможности
Алгебра родства iconПрограмма по учебному курсу «Алгебра» для 10 класса
Сборник “Программы общеобразовательных учреждений Алгебра и начала анализа 10-11 классы; Москва «Просвещение» 2011г
Алгебра родства iconРабочая программа по элективному курсу «Алгебра плюс: элементарная алгебра с точки зрения высшей математики» III- ступени обучения
Общее количество часов по плану 35
Алгебра родства iconМетодические рекомендации по использованию учебных пособий «Алгебра и математический анализ, 10»
Планирование ориентировано на использование учебных пособий «Алгебра и математический анализ, 10», «Алгебра и математический анализ,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org