«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!»



Скачать 87.62 Kb.
Дата28.07.2013
Размер87.62 Kb.
ТипДокументы
Валерий Сендеров

«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!»

Этот вопрос мне довелось не раз слышать в горных сёлах маленькой далёкой страны. Задают его неспроста и не сразу — после длительного общения, словно бы поверяя тебе страшную тайну. Мол, что делать: мы здесь от тебя далеко, и сегодняшний мир этого всё равно не поймёт. Но мы-то с тобой знаем, что это именно так!

Вот я и опять здесь, у истоков христианской культуры. Христианство Армения приняла в 301 году (за 12 лет до Византии). И именно здесь, в Арцахе (нынешнее название — Нагорный Карабах) век спустя создатель армянского алфавита Месроп Маштоц открыл в церкви Амарас первую армянскую школу.

Судьба восточного христианства была трагична не только здесь, но удары кочевников по Армении были из самых тяжёлых: горные хребты клином вставали на пути набегов, они были костью в горле языческих и мусульманских племён. И разжевать эту кость возможности не было: армянские воины всегда считались в мире одними из лучших, да и непроходимые горы не способствовали планам завоевателей. Набег шёл за набегом, не в силах окончательно покорить страну, захватчики мстили - истреблением детей, женщин, книг, церквей.

Веками воля к независимости была главным содержанием жизни армян. А далеко на Севере крепла великая единоверная держава, и взоры обратились к ней: прорусские устремления армян проявились уже при Алексее Михайловиче, а его сын заключил с карабахскими медиками (князьями) военный союз. Впрочем, русский поход в Закавказье был тогда прерван: у Империи ещё не было на него достаточно сил.

Дело продолжила Екатерина Великая, в её планах возвращения России византийского наследства Карабах играл важную роль. И в начале XIX в. княжества этой страны окончательно вошли в состав Империи. В 1813 г. близ села Гюлистан был подписан договор между Россией и Персией, по которому Карабах «на веки вечные» перешёл к России. Армяне навсегда стали нашими союзниками. Роль этого союза в кавказских войнах трудно переоценить: освобождённые армянские сёла посылали дальше с армией почти всех мужчин, а офицерский корпус вскоре состоял из русских лишь наполовину. (Ограничений в получении чинов не было: Николай I уравнял единоверное кавказское дворянство с русским в правах.) «Если задача неразрешима, пошлите в дело полсотни армян — и всё будет в порядке», — говаривал герой кавказской войны генерал Денис Давыдов.

Всё это не такая уж далёкая история, и жаль, что сегодня в России мало кто знает о ней: национальная идея должна строиться на знании прошлого, на гордости за его славу и отвержении постыдных страниц. У нас всё наоборот: гордимся позорищем «отечественной» войны, а о подлинно великих страницах собственной истории попросту забыли. Не зря, не случайно освобождение Кавказа все считали: деянием справедливым и благородным: Грибоедов, декабристы, Царь.

Но не знаем мы и событий новой истории.
Даже тех, которые нас касаются: нынешняя война цивилизаций начиналась здесь, в Карабахе. Два года ещё оставалось до чеченской войны, десять лет — до воздушной атаки на США. А карабахцы уже приняли на себя первый удар: тысячи моджахедов пытались раздавить маленькую страну. На азербайджанской стороне было всё: техника, деньги, наёмники, огромные человеческие ресурсы. Каков был карабахский потенциал?

Помню, один журналист задал тогда этот вопрос. «О, у нас огромный потенциал; каждый карабахский мужчина!» — с энтузиазмом воскликнули его собеседники.

Среди наёмников были и Басаев с Хаттабом, они привели сюда отряд из 73 человек. Итог оказался прост и предсказуем: начальники унесли ноги, прочие же «воины джихада» навсегда остались в этой земле. Русские добровольцы сражались рядом с армянами: небольшое число солдат и офицеров, был даже целый казачий отряд. Но на этой стороне служили бескорыстно, «за похлёбку», здесь были люди, которые поняли смысл и значение этой войны. А противник щедро платил. И к нему охотно шли: русские сидели за штурвалами азербайджанских самолётов (своих лётчиков у противника не было). У Карабаха же вовсе не было авиации, почти до конца войны,

«Нашу свободу можем защитить только мы сами!» - читаем мы на плакате. Перед нами пост военной полиции. До столицы НКР, Степанакерта, лишь 100 километров. Но едем мы долго; дорога вьётся серпантином, ныряет то вверх, то вниз. "Горные страны трёхмерны, они больше, чем на географической карте", — поясняют нам провожатые.

Город уже близко. Слева от дороги появляется мемориал — кладбище погибших в этой войне. Справа — большой роддом. Мы в Степанакерте. Я был здесь недавно, 3 года назад. Перемены не так уж и велики, но выразительны, симптоматичны. На улицах днём и ночью торгуют цветами; в кафе живая музыка; довольно много такси. И нет одного большого дома, он хорошо запомнился мне с прошлых времён. В отстроенном уже городе он был памятником, выбитыми окнами, разрушенными стенами он призывал не забывать о войне. Теперь дом снесли. О войне здесь и так не забудут (жертвы были очень велики для маленькой страны). Карабахские дети по звуку умели определить, из каких орудий обстреливали их село или город — первая школа... Но жизненные акценты уже расставлены несколько иначе: военный синдром надо преодолевать.

Если судить по цифрам, жизнь здесь постепенно налаживается. Но дело не в показателях: динамика роста всегда выразительна в окрестности нуля. «Статический» же снимок сегодняшнего Карабаха даёт картину бедности — выразительной даже и по российским понятиям и масштабам. И ещё — веры в свои силы: в себя и в окружающих, в своё государство, в свой народ. И — в Россию...

Город Шуша, одна из главных культурных столиц Кавказа, разрушен войной: многие здания — поросшие кустарником руины. Люди всё же возвращаются сюда: чем-то затянуты выбитые окна, дымят буржуйки. Но уже восстановлено основное: две церкви, музыкальная школа, гуманитарный техникум, университет. Как бывало встарь, так и теперь: Церковь и книга — главные святыни.

Наша собеседница, Сусанна — шушинский бизнесмен. Прежде жила в Степанакерте - дом разрушили, мужа убили, отца — тоже. Перебралась сюда. Держит небольшую лавочку, на прилавке гречка, пшено, дешёвые конфеты (остались ли ещё где-нибудь у нас в России такие сельпо?). Торговля идёт под запись в долговую тетрадь: получив зарплату, люди стараются расплатиться за съеденное за месяц. Это — место работы, а в соседней комнате (точнее, за небольшим шкафом) — жильё: большая кровать, на ней бизнесмен Сусанна спит вместе с дочерью-восьмиклассницей, единственное «удобство» - водопроводная раковина.

И — «дела идут хорошо! А как же — сальдо всё-таки положительное, бизнес дает доход: и на еду хватает, и даже на платье дочери. И вообще — мы здесь, в Карабахе, работать умеем, живем дружно, законы соблюдаем. Вот и Россия нам помогает, — значит, всё будет у нас хорошо!»

«Россия помогает» — один из факторов грядущего преуспеяния... Это здесь слышишь на каждом шагу. «Да чем же это, интересно, она вам помогает?» — не удерживался я порой. Но неделикатный вопрос никого не ставил в тупик. «Конечно, помогает: так всегда было, так и будет. А сейчас... ну, это ничего, это не в счёт: ведь вам же самим очень трудно»... Русская помощь в сознании карабахцев — вопрос не низменного факта, который может быть, а может и не быть. Это — символ веры, краеугольный камень мироздания; и никакая реальность не может этот камень, этот порядок вещей поколебать.

Те же вопросы, что и в других послесоветских регионах, стоят и здесь. Но... противоположным образом. Например, проблема русского языка: нет учителей, нет учебников, нет денег на поддержание русских школ. Это как везде. А вот и отличие: карабахцы хотят, чтобы их дети учили русский. Хочет русская община. Хотят беженцы из Баку: для них русский - родной, армянского они подчас просто не знают. Хотят коренные карабахцы: для них русский тоже — один из двух родных. Я не раз слышал здесь, что 29 % слов в местной разговорной армянской речи — русские. Так ли это, или нет, но таково здесь самосознание.

Карабахцы обращаются к российским властям, пытаются наладить контакты с общественными организациями. Ответом — глухая стена. «Радетелей за права русских» карабахская община не интересует: здесь никого не притесняют, шума не поднимешь. Кашу, одним словом, напарить не на чем. А какие-то там учебники...

Столь российского региона, как Карабах, в самой России, быть может, и нет. И сказывается это не только в главном, но и в выразительных деталях. Зайдя в кафе, часто услышишь здесь русские военные песни, «афганские» и «чеченские». В Москве они вытеснены в подземных переходах импортной и доморощенной попсой.

Что же мы — Карабаху? Увы, на нашем отношении к армянским проблемам тяжко ощущается запущенность наших духовных болезней. Запущенность, если не безнадёжность.

В нашей стране пока ещё есть два общественных мнения. Одно, условно говоря, «верхнее»: интеллигентское и СМИ. Второе — «низовое», народное. Кто из них кого формирует и как — вопросы не для этой статьи, и, может быть, эти общественные мнения скоро сольются. Но сегодня ещё имеет смысл рассматривать оба потока.

Мало есть вопросов, в которых солидарны респектабельные «Известия» и красно-коричневое «Завтра». Но армянский вопрос — воистину таков. Как ярким светом высвечивается «патриотизм» наших двуцветных (красно-коричневое) армянской проблемой. Наивные люди могут спросить: как же это наши ревнители Самодержавной Державы могут так армян презирать, поносить, а пуще всего — люто ненавидеть? Да ведь наша история... да ведь наши цари...

Но все эти восклицания — для людей уж очень наивных. Евразийская у красно-коричневых империя — и с той, настоящей ничего общего у неё нет. И не случайно на страницах «имперского» органа фанатик Джемаль с остолбенелым упорством призывает русских стать тюрками: а то будет поздно. В нашем «завтра» всё ярче проступает третий, зелёный, вполне гармонирующий с двумя уже приевшимися, цвет.

Но в прохановском детище есть всё-таки некоторый слоновий плюрализм: даёт же этот орган слово Новодворской, главному своему единосущному врагу. Так и армянская точка зрения может в «Завтра» появиться. А уж после можно в десятке статей полновесно и безнаказанно её избивать.

В либерально-высоколобых «Известиях» армянской точки зрения нет и в помине. Зато выходит красочное приложение «Известия. Азербайджан». Приложение это — единственное: никакой иной страны, удостоенной чести иметь своё приложение в крупнейшей российской газете, на карте мира нет.

«Известия» — газета тоже патриотическая, только с другого, чем «Завтра», края: с цивилизованного, европейского. Может, её высокообразованные сотрудники считают Азербайджан главным союзником России? Или важнейшей на карте мира страной? Или — самой интересной, интригующе-волнительной для российского читателя?

Чтобы получить ответ на все вопросы, достаточно сравнить основные «Известия» и «Известия. Азербайджан». В основной газете ядовито высмеивается Ким Чен Ир, великий отец корейской нации. А в приложении прославляется отец нации азербайджанской (а теперь уже и его наследное потомство). И никакой иронии в прославлении Алиева-отца и Алиева-сына нет. (Так получается ещё смешнее, но это уже явно помимо воли авторов панегириков).

Всё выглядит просто: если на «Известия. Азербайджан» жирно написать «На правах рекламы», читатель этого и не заметит. Похоже, известинцы даже выпячивают откровенно коммерческий характер данного издания: дескать, чего же вы от нас хотите — делаем деньги, это и дураку ясно. А бизнес — дело почётное, на этом мы и в основных своих материалах стоим.

Что ж, логично — если бы речь шла о нейтральной для нашей страны теме. Есть, скажем, две западные фирмы, можно у одной продукт покупать, а можно у другой — вот мы ту и рекламируем, которая платит...

Народное мнение армян от других «чёрных», как известно, не отличает: все — «лица кавказской национальности». Проблема данной национальности ставится в нашем обществе в двух аспектах. С точки зрения прав человека, все люди равны и хороши. С точки зрения массовой психологии, тоже все равны. Кроме кавказцев: «Они наши рынки все захватили». Что ж, первая точка зрения бесспорна, но и вторую со счетов не сбросишь. Есть, однако, и иной, третий, подход

Уважение в каждом человеке образа Божия — удел элиты. Нереалистично думать, что масса начисто забудет об этнических отличиях. Как это ни печально, но свои «чёрные» у всякого народа есть. И если человек толпы ценит своих друзей, если он не агрессивен без повода к тем, кого, справедливо или нет, он считает своими врагами... Что ж, такой человек сносен в настоящем и небезнадёжен в будущем.

Но что будет с народом, который намертво забыл о своих друзьях? И записывает всех, кто внешне на него не похож, — в «чёрные», во враги?

Миграционная политика той, настоящей России неизвестна у нас. А жаль — много можно найти любопытного. Начиная с Боярской Думы, русская власть считала привлечение в страну армян — «народа веры христианской, ремесленного и торгового» — великим для нас благом. «Кавказской национальности» давались всевозможные льготы, ее освобождали от налогов, порой на десятилетия. И власти знали, что делали: армяне — прекрасные мастера. Когда армянских ремесленников русские выводили из Персии, там разрушались водопроводы: поддерживать их в хорошем состоянии было некому. «Мы даём дозволение, выходящим из-за Кавказских гор, селиться и признаём за полезное основать города для армян», -— писала Екатерина князю Потемкину. Такая была у России политика; себе — польза, убыток — врагу. Сегодня мы, похоже, убеждены: наоборот — патриотичней.

Дело не в знании императорских указов: у здорового народа память хранится в генах. Он интуитивно различает тех, кого привечали его цари, на кого полагались в боях его предки.

Конечно, современный человек может всех этих вещей просто не понять. Или притвориться непонимающим, так ведь жить проще. Что нам Армения и Карабах с точки зрения прагматической, утилитарной? Что они, что Азербайджан с Турцией... Друзей у нас, как говорят истинно-цивилизованные люди, всё равно нет. Зато есть интересы. Нефть, Азербайджан, трубопровод, Турция, баксы… Что ж, можно жить в XXI веке и так. Ископаемые у нас пока есть, образование тоже пока хорошее — вот и будем на Запад алмазы и мозги продавать. Так можно существовать, и даже вполне комфортно, уютно... Только давайте тогда страну переименуем. Изгадили гимн -- давайте теперь сотрём с карты и само слово «Россия». Всё равно ведь мы уже — другая страна.

Похожие:

«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconФрансуа Мориак Мартышка
И ты еще смеешь говорить, что знаешь урок? Ты ровно ничего не знаешь! Изволите видеть, он учил урок! Учил? Наизусть выучил?
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconЗнаешь ли ты жизнь Д. И. Менделеева? Вопросы: Сколько братьев и сестер было у Д. И. Менделеева?
Знаешь ли ты жизнь Д. И. Менделеева? Знаешь ли ты периодическую систему элементов Д. И. Менделеева?
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconПапа на переломе второго и третьего тысячелетия
Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня?...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconИстория России. Всеобщая история История России Древняя и средневековая Русь Что изучает история Отечества
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconГолос слов
Ты лепишься. Она лепит тебя, и ты лепишь её, но не знаешь, не знаешь что она твоя. Медленно, очень медленно, нет, ещё медленнее,...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconРеферат виды лицензий и способы распространения программного обеспечения Завьялова Дарья
Это как наблюдать строительство дома из окна своей квартиры или же работать на этой стройке инженером. Знаешь исходный код знаешь...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconПрограмма: Армения, Грузия, Карабах – 9 (9 дней / 8 ночей)

«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» icon“Парикмахеры против спида”
Знаешь ли ты, что 60% вич-положительных людей даже не подозревают о своем диагнозе? Уверена ли ты, что не находишься в группе риска?...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» iconЗакон республики татарстан о внесении изменения в бюджетный кодекс республики татарстан принят
Татарстана, 2004, n 4-5; 2005, n 6 (II часть), n 10 (I часть), n 12 (IV часть); 2006, n 6 (I часть), n 12 (I часть); 2007, n 8, n...
«А ты знаешь, что Карабах – часть России?!» icon-
Знаешь, что Ницше сказал о Шекспире? Что этот человек должен был много выстрадать, чтобы почувствовать такую потребность разыгрывать...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org