Пределение предмета п р.: психология религии



страница4/6
Дата05.08.2013
Размер0.63 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

Тотем позволял дать выход раскаянию, осуществить примирение с отцом.

Однако и агрессивный полюс амбивалентного отношения находит в тотемизме свое удовлетворение. Тотемистическая трапеза — воспоминание о преступном деянии, повторение его, возобновление триумфа над отцом, когда отпадают ограничения “запоздалого послушания”. Жестокий праотец был, несомненно” образцом, которому завидовал и жаждал подражать каждый из братьев. В акте поедания они отождествляются с родителем, каждый из них усваивает часть его силы.

Социальные следствия были связаны прежде всего с двумя главными табу тотемизма. Запрет на убийство - “не убий”, подкрепленную религиозным обоснованием. Еще большее значение имело второе табу. Соперничество из-за женщин было главной причиной, разрушавшей солидарность общины и мешавшей братьям выступать сообща. Теперь препятствие было устранено, т. е. открывалась возможности социального взаимодействия и культурного развития. «Не прелюбодействуй» – воздержание от запретного некогда плода.

Чтобы внутреннее побуждение (т. е. бессознательное чувство вины) оставалось в силе, вину следовало периодически возобновлять (Тотемистические трапезы).

“Общество покоится теперь на соучастии в совместно совершенном преступлении, религия — на сознании вины и раскаянии, нравственность — отчасти на потребностях этого общества, отчасти на раскаянии, требуемом сознанием вины”, — писал Фрейд.
Религиозные следствия обнаруживались в том, что, по мнению Фрейда, “все последующие .религии были попытками разрешить ту же проблему.

Тотем, считал Фрейд, был первой формой замены отца, а бог — позднейшей, в которой отец снова приобрел свой человеческий образ.

Когда бог, символически представляющий отца, вновь обретает человеческий облик, то и в качестве жертвы — другой ипостаси отцовского символа — тоже может выступить человек.

В свете двух главных мотивов религиозного сознания интерпретировал Фрейд и христианскую идею о первородном грехе и искуплении. Первородный грех представляет собой, несомненно, преступление против Бога-отца: необходимость кровавой жертвы для искупления греха указывает на то, что им было убийство, которое можно искупить только ценой собственной жизни. Самопожертвование Сына ведет к примирению с Отцом. Сын также достигает цели по отношению к Отцу. Он сам становится Богом, наряду с Отцом, собственно вместо него. Религия Сына сменяет религию Отца. В знак такого замещения древняя тотемистическая трапеза снова оживает как причастие.
Религия - как коллективно вырабатываемая форма защиты от невроза
В этом качестве она представляет собой один из элементов “психического инвентаря культуры”, включающего в себя средства, призванные примирить людей с культурой и вознаградить за принесенные жертвы.
Психологическая природа религии в глубинной психологии К. Г. Юнга
Научные интересы К. Г.
Юнга, выдающегося швейцарского психотерапевта, простирались далеко за пределы медицины и oxватывали области философии и теории культуры.

Юнг разрабатывал собственное направление психологических, культурно-исторических исследований, оставаясь в русле платоновской и кантианской философии. Определяя религию как особую установку сознания, измененного опытом нуминозного, развивал идущую от У. Джемса традицию рассматривать субъективное, внутреннее, преимущественно иррациональное содержание религиозности как первичное и существенное, а порожденную установку сознания — как вторичную и производную, как рационализацию и систематизацию того, что открывается в опыте; соответственно, вторичными оказываются религиозные институты, культ. “Вероучения, — писал он, — представляют собой кодифицированные и догматизированные формы первоначального религиозного опыта. Содержание опыта освящается и обычно застывает в жесткой, часто хорошо разработанной структуре. Практика и воспроизводство первоначального опыта приобрели характер ритуала, стали неизменным институтом...”.

Опыт, отраженный в мифах и догматах вероучений, — это прежде всего опыт встречи с бессознательным. Используя для его обозначения предложенный Рудольфом Отто термин “нуминозное”, Юнг подчеркивал специфику, которая делает такой опыт “священным” для субъекта, - сверхзначимость, эмоциональную насыщенность, принципиальную “инакость” по отношению к обыденному эмпирическому опыту.

Религия, как на то указывает латинское происхождение этого слова, есть тщательное наблюдение за тем, что Рудольф Отто точно назвал “numinosum” — т.е. динамическое существование, или действие, вызванное непроизвольным актом воли…Какой бы ни была его причина, нуминозное выступает как независимое от воли субъекта условие”.

Идея спонтанности является одной из ключевых идей для понимания концепции Юнга в целом, его видения психической природы человека. Бессознательное не только не зависит от субъекта, но и подчиняет его себе; особенно ярко это видно в невротических заболеваниях.

Очевидно, что представления Юнга о бессознательном существенно отличались от воззрений 3. Фрейда.

Фундаментальные слои лишены индивидуального своеобразия и более или менее идентичны у всех людей. Они суть данность психической жизни, которая не приобретается человеком процессе личного существования, не формируется в ходе становления индивида, а наследуется им как филогенетический опыт, опыт поколений.

Юнг многократно наблюдал, как в сновидениях, галлюцинациях, состояниях бреда, фантазиях его пациентов возникали мотивы, встречающиеся в тех или иных мифологиях и религиях, причем не могло быть и речи о каком бы то ни было культурном влияний. Многочисленные аналогии в мотивах и структурное единообразие мифологий разных народов и вероучений разных религий, а также спонтанное возникновение подобных “коллективных” образов в художественном творчестве стали для Юнга убедительным подтверждением гипотезы о единообразии содержаний глубинных слоев бессознательного у всех людей, что и легло в основу его представления о коллективном характере. Идея генетического носителя этих содержаний и их передачи вместе с наследственной информацией, попытки указать те структуры мозга, которые образуют анатомический субстрат этого феномена придали идее коллективного бессознательного оттенок биологизма.
Будучи особым миром, бессознательное по ряду позиций аналогично миру внешнему, прежде всего в плане автономности, спонтанной активности, независимости от сознания. Взаимодействие с этим миром человек опосредует, помещая между ним и собой промежуточное звено, каковым является материальная культура. Аналогичным образом организуется взаимодействие с миром психического бессознательного — от него нельзя отгородиться наглухо, ибо контакт с ним абсолютно необходим для поддержания психического равновесия сознательной личности, но в то же время следует защищаться от опасностей связанных с этим контактом. И здесь человек тоже создает опосредующее звено, которое обеспечивает необходимый уровень и формы взаимодействия; таким звеном выступает духовная культура человечества, или культурные символы.
Понятие символа — одно из ключевых в теории Юнга.

« Когда мы исследуем символ, он ведет нас в области, лежащие за пределами здравого рассудка». (Вода (символизирующая бессознательное) или огонь (символ Духа). Однако, претерпев некоторую рациональную обработку, войдя в состав мифа (сказки, тайного учения, религии), естественные символы превращаются в культурные, которые в своей значительной части являются, религиозными.
Догмат, — утверждал Юнг, — обязан своим существованием, с одной стороны, так называемому непосредственному опыту „откровения" (богочеловек, крест, непорочное зачатие, Троица и т. д.), с другой — сотрудничеству многих умов, которое не прекращалось на протяжении веков”. Культурные символы сохраняют в себе всю значимость, притягательность, очарование и ужас исходного нуминозного опыта.

Культурные символы, прежде всего религиозные, выполняют двойную функцию в опосредовании взаимодействия между сознанием и бессознательным — коммуникации и защиты.

Однако религиозные символы не вечно остаются живыми. Прежде всего на степени жизнеспособности сказывается процесс рациональной обработки — чем больше в них привнесенного, рационального, систематического, чем дальше они от порождающей их стихии, тем меньше способны передавать значение первоначального опыта.

В то же время в коллективном бессознательном присутствуют некоторые устойчивые структуры, заявляющие о себе в системах культурных символов; такие структуры Юнг обозначил термином “архетипы”. В психологическом плане архетип, по Юнгу, связан не только деятельностью свободной фантазии и выступает не только как образ-представление, он теснейшим образом сопряжен также сферой эмоций и мотивов поведения.

Архетип — праформа поведения и мышления, система установок и реакций, которые направляют жизнь человека. Архетип включает в себя бессознательный импульс к некоторому поведению и в этом смысле он коррелирует с понятием инстинкта В сущности, архетип является инстинктивным импульсом.

Наиболее известными из описанных Юнгом apхетипов являются Тень, Анима, Старый мудрец, Четверица, Мандала.

Смысл, который несут архетипические образы, может быть различен, но он почти всегда связан с проблемой равновесия сознания и бессознательного — одной из ключевых, как полагал Юнг, проблем человеческой души, для анализа которой он ввел понятия “энантиодромия” (или “сбегание противоположностей”) и “индивидуация” (дифференциация с целью развития индивидуальной личности).

Психология религии Э. Фромма
Решающее влияние на развитие психологии религии после Второй мировой войны оказал Э. Фромм, с именем которого связан новый этап в психологии бессознательного.

Целый ряд работ Фромма посвящен психологии религии, наиболее известные из них — “Психоанализ и религия”, “Дзен-буддизм и психоанализ”, “Учение о Христе и другие очерки о религии, психологии и культуре”, “Вы будете как боги», “Искусство любить”, “Душа человека”.
Существенно отличало Фромма от Фрейда то, что первый решился подойти с методами психоанализа к вопросам, которые по существу относятся к сфере философии; и морали: что есть добро и зло, добр или зол человек по своей природе, что является истинной природой человека, а что — ее извращением, в чем смысл человеческой свободы и человеческой любви. Фрейд усиленно работал над тем, чтобы мораль не мешала медицине, — Фромм каждой строкой доказывал, что медицина ничего не сделает без морали: психическое здоровье неразрывно связано с нравственной позицией. Фактически он разработал собственное этическое учение, в котором как полюсы добра и зла фигурируют предложенные им понятия “синдром роста” и “синдром распада». Фромм впервые поставил душевное здоровье в прямую зависимость от этических качеств, рассматривая моральную испорченность одновременно и как следствие, и как причину болезни.
Фромм ясно понимал, что до появления психотерапии только религия была ответственной за душевное и духовное здоровье человека, что в религиях мира тысячелетиями накапливались знания; которые для современного психолога могут стать кладезем премудрости, если суметь к ним подступиться, что задача священника в значительной степени совпадает с теми, которые сегодня решает психотерапевт: “...В настоящее время две профессиональные группы занимаются душой человека — священники и психоаналитики”. Фромм сознательно принимал у религии эстафету заботы о духовном здоровье человека, в то время как прежний психоанализ претендовал только на попечение о душевном здоровье. Если для Фрейда и Юнга религия - только объект исследования, то Фромм нередко видел в ней партнера психотерапии и в исследовательском плане, и в плане врачевания.
« Любой человек является религиозным, а религия — неизбежно присущей всем историческим эпохам. Одной из разновидностей религии Фромм считал невроз. Он переиначивал формулу Фрейда, полагавшего религию коллективным неврозом, и трактовал невроз “как личную форму религии или, точнее, как регрессию к примитивным формам религии, находящимся в конфликте с официально признанными формами религиозной мысли».
Фромм различал авторитарную и гуманистическую религии. Авторитарной религию делает идея, согласно которой человек должен повиноваться внешней силе. Гуманистическая религия, напротив, сосредоточена на человеке и его способностях, ориентируя индивида на самостоятельность, веру в собственные силы, реализацию своего потенциала. Гуманистическая религия развивает способность любить ближнего и самого себя, чувство солидарности со всеми живыми существами. Целью человека в такой религии является достижение величайшей силы, а не величайшего бессилия, добродетелью — самореализация, а не покорность.
Фромм считал, что религиозность не обязательно связана с теизмом, и идею Бога рассматривал как символическую.

Исходную ситуацию человека в мире Фромм, пользуясь термином К. Маркса, определял как отчужденность. Быть отчужденным — значит, быть отрезанным от мира, не имея возможности воспользоваться своими человеческими силами.

В качестве форм преодоления отчуждения и одиночества Фромм называл всевозможные оргиастические состояния, подчинение группе, творческую деятельность и любовь. Однако единство, обретенное в плодотворном труде, не является межличностным; единство, достигнутое в оргиастическом слиянии, преходяще; единство за счет подчинения — лишь псевдоединство. Все это — частичные решения проблемы; полное решение — в межличностном единстве, любви, слиянии с другим человеком. Подобная страсть сильнее любых иных человеческих стремлений.

Но наряду со зрелыми формами любви есть ее незрелые формы, которые Фромм называл симбиотической связью, и выделял в ней следующие разновидности: нарциссизм, некрофилию и инцестуозную фиксацию. Эти три явления в совокупности образуют так называемый синдром распада. Противоположный ему синдром роста включает в себя, соответственно, любовь к нему, биофилию, стремление к независимости и свободе.

Религии оказываются гуманистически ми или авторитарными в зависимости от того, какая из тенденций представлена в них более широко.

Главные учения всех значительных гуманистических религий могут быть сформулированы в одном предложении: цель человека — преодоление его нарциссизма.
Бихевиористские концепции религии
В основе бихевиористских концепций лежит принцип объяснения наблюдаемого поведения воздействием окружающей, среды. Значительное влияние, которое оказала на это направление теория рефлексов И. П. Павлова, сказалось, в частности, на выборе ключевых терминов бихевиоризма: как правило, речь идет о стимулах и реакциях, и главной задачей исследователя становится выявление устойчивых стимул-реактивных пар и условий их формирования.

Классический бихевиоризм — Дж. Уотсон, Б. Скиннер — провозглашает принципиальный отказ от рассмотрения каких бы то ни было субъективных факторов.

Отсюда логически вытекают основные принципы бихевиоризма:

радикальный отказ от использования интроспекции как метода исследования, опора исключительно на методы лабораторного Наблюдения;

признание идентичности механизмов, направляющих поведение человека и животных, привнесение в анализ поведения человека результатов, полученных в экспериментах над животными;

решительное отрицание любых внутренних факторов, участвующих в формировании поведения (врожденных различий между людьми, инстинктов, дарований, и т. п.).
Одним из первых “пророков” бихевиоризма был американский психолог Дж.Уотсон, Уотсон не оставил работ, специально посвященных проблемам психологии религий, но свое отношение к ней и понимание ее природы он высказал достаточно ясно: “Религиозные философские догмы... долго удерживали нас от того, чтобы дать хотя бы самые скромные логические формулировки тех Путей, которые проходит наше мышление. На протяжении веков церковники — фактически те же шаманы — держали публику под контролем, заставляя ее верить, будто все, что ни есть на свете из ненаблюдаемых вещей, должно быть таинственным и непостижимым, должно быть колдовским, должно быть гораздо более могущественным, чем вещи, которые можно наблюдать. Мотивы этого очевидны. Только таким единственным путем шаманы могут сохранить свой контроль. Науке приходится чуть ли не подрывными методами прокладывать свой путь через эту стену религиозной защиты”.
Образованные люди должны, отказавшись от религии, заменить ее экспериментальной этикой.
Заложенная Уотсоном традиция негативного отношения к религии оставалась преобладающей в бихевиористских концепциях практически на протяжении всего XX в.

Однако не все бихевиористы занимали последовательные антирелигиозные, позиции — существовали теории, в рамках кото-рых религия получала позитивную оценку как вид поведения, способствующий выживанию и приспособлению к среде, или как фактор оптимизации биологических процессов в организме. Характерными представителями такого подхода к религии были У. Уэллс и Д. Траут. Их произведения, написанные в период относительно раннего бихевиоризма, еще отдают дань биологизму в психологии; авторы оперируют такими терминами, как “наследственность, приспособление к среде, видовой отбор, принцип экономии, инстинкт”. Религия выступает здесь как врожденная инстинктивная предрасположенность, сформировавшаяся в результате естественного отбора, что, по сути, восходит к взглядам, И. П. Павлова.
Другой представитель данного направления Траут также рассматривал религиозное поведение как средство воспроизведений реакций, обеспечивающих достижения цели. Религиозные образы и нормы имеют значение гарантов в достижении определенных целей, которые иным способом недостижимы, — взаимопонимание, пища, кров, покой или секс. Напрасно психология разоблачает религиозные взгляды как иллюзорные, аутические или патологические. Если развитие науки и разрушит эту технику адаптации, то оно же создаст новую веру, веру ученых. Научное поведение, по мнению Траута, является не менее религиозным, поскольку направлено на достижение тех же позитивных целей.
Кроме того, для религиозного поведения характерна

свобода от конфликта,

постоянство и неослабевающая интенсивность.
Вопросам религии уделял внимание и наиболее известный представитель бихевиористского направления Б. Скиннер. Он не оставил разработанной концепции религии, однако посвященная ей глава в книге “Наука и человеческое поведение”, а также отдельные замечания о религии, которые встречаются в других работах, достаточно отчетливо представляют его позицию. Высказывания Скиннера распределяются между двумя темами: источник религиозного поведения и роль религиозных институтов и контроле поведения.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Пределение предмета п р.: психология религии iconВопрос Предмет философии религии. Философия религии
«науки о религии», или религиеведения, на­ряду с такими дисциплинами, как психология, социология и история религии. В и гараджа,...
Пределение предмета п р.: психология религии iconКритика теологической интерпретации предмета и задач социологии религии
Критика теологической интерпретации предмета и задач социологии религии // Яблоков И. Н. Методологические проблемы социологии религии....
Пределение предмета п р.: психология религии iconПрограмма вступительного испытания по предмету «Психология»
«Общая психология и психология личности», «Психология развития и образования», «Организационная психология и психология менеджмента»,...
Пределение предмета п р.: психология религии iconМетодологические основы рациональной дефиниции религии (к вопросу о предмете религиоведения)
...
Пределение предмета п р.: психология религии iconПримерная программа по праву составлена на основе федерального компонента государственного стандарта среднего (полного) общего образования
Пределение учебных часов по разделам курса и рекомендуемую последовательность изучения тем и разделов учебного предмета с учетом...
Пределение предмета п р.: психология религии iconГлобальный террори зм и мировые религии
Религии: буддизм/шинто 69,6 %, новые религии 24,4 %, христианство 1,6 %, другие 4,4 %
Пределение предмета п р.: психология религии iconВопросы вступительного экзамена в аспирантуру по философии
Сущность и основные составляющие религии. Функции религии. Исторические формы религии
Пределение предмета п р.: психология религии iconВопрос ы вступительного экзамена в аспирантуру гуманитарных факультетов мгу
Сущность и основные составляющие религии. Функции религии. Исторические формы религии
Пределение предмета п р.: психология религии iconСловарь терминов по дисциплине «Педагогическая психология»
...
Пределение предмета п р.: психология религии iconПлан и содержание лекций Общий план курса
Проблема предмета социологии. Специфика предмета социологии. Роль понятийно-категориального аппарата социологии в определении ее...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org