Лекции «Финансовые скандалы XVIII века»



Скачать 236.38 Kb.
Дата05.08.2013
Размер236.38 Kb.
ТипЛекции

Финансовые скандалы XVIII века

Новокрещенова Александра

ВШ-96


Тема моей лекции – «Финансовые скандалы XVIII века». Она, наверное, звучит слишком многообещающе. Я буду рассказывать все-таки о более прозаичных вещах: о лотерее, о Джоне Ло и так называемой финансовой системе Ло.

В качестве эпиграфа к своей лекции я хотела бы взять слова Казановы, одного из знаменитых авантюристов XVIII в. шулеру Кроче: «Знают ли они, что твое единственное достояние заключается в глупости людей?». А в качестве еще одного эпиграфа – слова Максимилиана Волошина, русского поэта: «Грядущее – извечный сон корней». Второй эпиграф я привела, потому что хотела бы, чтобы после моей лекции вы провели какие то аналогии с той ситуацией, которая сложилась у нас в стране, и сделали для себя определенные выводы. Это основная идея лекции – проведение параллелей между прошлым и настоящим.

Чем вообще знаменит XVIII век? Я надеюсь, вы знаете, что это век Просвещения. Я не хотела бы далеко углубляться в историю и рассказывать, почему именно он так называется. Это был век, который произвел своеобразный переворот в общественном сознании и освободил разум человека. Это век, когда была написана Энциклопедия и произошла Великая Французская революция. Это век, когда Екатерина Вторая в России готовила проект отмены крепостного права. То есть уже в XVIII веке, а не в 1861 году могла произойти отмена крепостного права в России. Для разработки этого проекта должна была собраться так называемая Уложенная комиссия. В наказе Уложенной комиссии Екатерина писала о таких вещах, которые были признаны крамольными даже на Западе. Хотя считается, что Запад – это источник прогресса, но даже западные монархи признали ее мысли крамольными – они полагали, что то, что позволено философу, недопустимо для монархии. Позже Уложенная комиссия была распущена, но все равно идеи такие возникали.

Как я уже сказала, XVIII век – это век торжества разума. В такие переломные этапы истории очень часто происходит освобождение общественного мнения, общественного сознания. Но в обществе освобождаются не только позитивные силы, которые способствуют прогрессу, развитию, всяким гуманистическим тенденциям, но и освобождаются так называемые деструктивные элементы, то есть силы, которые за счет той свободы, которую дает общество, реализуют свои корыстные цели. Это не значит, что такие люди ничем не примечательны, они часто обладают многими достоинствами и огромными знаниями в различных областях. Вообще это бывают фигуры значительные, но, тем не менее, цели их далеки от нравственных, и в историю они вошли под названием «авантюристы». Я думаю, вы знаете, что «авантюр» по-французски значит «приключение». Авантюристы – это люди, которые искали приключений для реализации каких то своих потребностей.
Стефан Цвейг написал о конце XVIII века: «От Семилетней войны до Французской революции почти четверть века над Европой душный штиль: великие династии Габсбургов, Бурбонов, Гогенцоллеров навоевались до изнеможения, но князьям скучно без войны, поэтому они организуют для себя всевозможные развлечения. На кроваво выжатые у народа деньги парижские танцмейстеры, обучающие манерам, дают возможность подражать Трианону и Версалю и играть в резиденции и «Roi Soleil» («Руа солей» – Король-Солнце, так называли Людовика XIV, короля Франции – А.Н.). От скуки князья становятся меломанами, покровителями искусства и любителями литературы, но, к сожалению, только Веймарский повелитель благородным жестом пригласил ко двору двоих писателей – Гете и Шиллера, которых мы сейчас считаем вообще очень крупными представителями западной литературы».

Организуются всевозможные увеселения – никого не интересует, насколько это действительно важно, насколько они имеют какую то ценность. Предоставлен большой простор, возможности для действий всевозможных авантюристов. «Едва донесся об этом слух и, фйють, уже слетаются авантюристы, по сотне личин и маскарадных нарядов никто не знает, из какого притона и каким ветром их сюда занесло. Ночь прошла, и они тут как тут в дорожных колясках, английских каретах, не скупясь снимают самые элегантные апартаменты в аристократических гостиницах. Они носят фантастические формы индостанской или монгольской армии, которых вообще никогда на существовало, они претендуют на то, что они обучались во всевозможных университетах, что они знаются со всеми князьями, но на самом деле они обладают какими-то помпезными именами, которые в действительности являются поддельными драгоценностями». Их карманы набиты проектами, они всегда готовы давать смелые обещания, готовы придумывать особые налоги, особые лотереи – как это делал Джакомо Казанова. Они предпринимают авантюры, даже когда у них в кармане нет вообще ни гроша.

И вот как пишет Цвейг: «Их охотно терпят как продажных девок, когда они развлекают и не слишком нагло грабят, но иногда они скользят из бальной залы прямо в тюрьму». Я думаю здесь уместно для аналогии с современностью привести анекдот: «Раньше я жил напротив тюрьмы, а теперь я живу напротив собственного дома». Вообще этим авантюристам лучше было не ждать, пока их обнаружат, потому что за ними тянется длинный шлейф всевозможных преступлений. Ну, «преступлений» – это, конечно, громко сказано; точнее сказать – проделок, всяких махинаций. Часто их изобличают и выдворяют из страны. Они прокладывают путь новой эпохе, это люди новой эпохи.

Конечно, авантюристов можно назвать жуликами, но они грабят намного изощреннее. Если раньше грабили на широких дорогах, отбирали деньги у безоружных, то сейчас они придумывают изысканные способы для этого грабежа, то есть они надувают тщеславных и облегчают кошельки легкомысленным. Вспомните, о чем говорилось в эпиграфе. «Они черпают свои состояния в глупости людей, вместо сильной мускулатуры у них присутствие духа, вместо бурного гнева – ледяная наглость, вместо грубого воровского кулака – игра на нервах, на психологии. Они грабят уже не с помощью пистолета или ножа, они грабят с помощью фальшивых векселей, и с помощью крапленых карт».

Естественно, чтобы достигать своих целей, то есть втираться в доверие к глупым людям и одурачивать их, надо быть хотя бы на порядок умнее, что придает авантюристам своеобразную привлекательность, а некоторые из них даже доходят в этом до гениальности. Я расскажу позднее о Джоне Ло. Некоторые считают его авантюристом и мошенником; некоторые считают, что его идеи предвосхитили то, что высказывал в XX веке Кейнс, достаточно значительный экономист.

Цвейг пишет: «Джон Ло – неизвестно откуда взявшийся ирландец, стирает в порошок французские финансы. Калиостро, деревенский парень из Сицилии, который за всю жизнь не смог обучиться грамоте видит у своих ног Париж и плетет веревку империи из знаменитого ожерелья». Я думаю, вы знаете историю с ожерельем... Или нет? История заключалась в том, что некие авантюристы, муж и жена, как они себя называли, граф де Ламот и графиня де Ламот, и Калиостро организовали своеобразную коалицию. Они знали, что кардинал де Роган хотел бы занять пост министра и очень нежно относится к королеве. Они предложили ему такую сделку: он покупает для королевы прекрасное ожерелье, а она взамен позволяет ему реализовать те надежды, которые он питал. Ожерелье кардинал купил, оно ему стоило очень дорого, и кардиналу организовали встречу с мнимой королевой. Естественно, для кардинала ничем хорошим это не закончилось. Полиция эту аферу разоблачила. Кардинал де Роган не пострадал, графиню де Ламот посадили, а граф де Ламот и Калиостро успели сбежать. Есть мнение, что эта история с ожерельем, а именно подозрение, что королева могла бы принимать в ней участие (нравы XVIII века были суровые), погубило ее репутацию и репутацию королевской фамилии. Это настроило общественное мнение против королевской семьи, что послужило одной из причин, может быть, косвенной, для французской революции.

Можно сказать, что венчает этот список, эту плеяду авантюристов Джакомо Казанова, которого называют «историографом» цеха искателей приключений. Почему его называют историографом?

Я думаю, вы знаете, что Казанова написал мемуары, когда он уже был старым, больным, не мог более искать приключений и работал библиотекарем в одном замке за весьма скромную сумму. Приезжавшие в замок дворяне с ним мало считались, и он от скуки начал писать мемуары. Поскольку у него была очень хорошая память, он смог очень точно воспроизвести события почти 60-летней давности (умер Казанова в 73 года). Он приводил практически дословно некоторые высказывания, и писал не только о себе, но о своих отношениях с различными людьми, которых он встречал на протяжении своей жизни – а жизнь у него была очень бурная. Он смог воссоздать картину всего этого века, века авантюристов, которые искали приключений. Поскольку это был именно тот круг, который он хорошо знал, мемуары получились очень живые и поэтому их высоко ценят.

Цвейг считал, что авантюристы XVIII века подготовили своеобразную платформу для высшего проявления авантюризма – для такой личности, как Наполеон Бонапарт. Он писал, что Бонапарт присвоил себе не только дворянский титул, как это сделал Казанова, назвавшись шевалье де Сенгаром, но присвоил себе и корону Европы.

В своей лекции я сквозь призму финансовых скандалов хотела бы рассказать о двух авантюристах XVIII века – о Джакомо Казанове и Джоне Ло. О Казанове – прежде всего в связи с лотереями, которые он проводил, но расскажу и о нем самом, поскольку личность эта довольно занимательная.

Среди многочисленных талантов Казановы выделяется искусство обольщения прекрасных дам в сочетании с изощренной изобретательностью. Но блестящий талант – это талант во всем: не только в том, в чем он хорошо разбирается, но и в том, в чем он вообще ничего не смыслит.

Казанова не занимался серьезно математикой, чтобы составить проект проведения лотереи, но он смог воспользоваться ситуацией так, что большая часть лавров за проведение лотереи во Франции досталась ему.

Как это все происходило: когда однажды Казанова приехал в Париж, его спросил кардинал де Берни (его старый знакомый по Венеции, который там был французским послом), смыслит ли он что-нибудь в организации лотерей. Естественно, Казанова ответил положительно, поскольку ему очень нужны были деньги. И хотя он вообще в этом ничего не смыслил, ему удалось добиться того, что лотереи были проведены удачно.

Казанова обладал большими талантами, но он их распылял в разных направлениях, он не мог сконцентрироваться на чем-то одном. В жизни для него самым главным была свобода, свобода во всем. Как только ему что-либо надоедало, он бросал все – бросал одну страну, переезжал в другую и начинал заниматься совершенно другим делом. Единственное, в чем он всегда хорошо разбирался, и что ему давало средства к существованию – это игра в карты. Он потрясающе играл в карты –там было, конечно, и шулерство, но все равно он был хорошим игроком. Может быть, поэтому ему и удалось организовать лотереи, ведь лотереи – это тоже вид Игры.

Мне хотелось бы немножко рассказать о лотереях вообще, об истории лотерей. По поводу того, где возникла лотерея, существует много точек зрения, я в разных источниках находила разные. Некоторые считают, что это чисто итальянское изобретение, а, например, в словаре Брокгауза и Эфрона написано, что впервые лотереи появились в Голландии. Но не будем сейчас углубляться в вопрос, где была родина лотереи.

Известно точно, что лотереи появились уже в XVI веке, а в XVIII веке они уже использовались государством как хороший способ пополнения казны. Первая публичная лотерея с денежными призами – Лото де Ферензе – состоялась в Венеции в 1530 году.

Другой своеобразный тип лотереи – можно сказать, лотерея в кавычках, произошла в Женеве. В совет Женевы нужно было выбрать пять новых членов из девяноста кандидатов. Соответственно, каждый писал имена пятерых человек, которых хотел бы видеть в совете, и записки с фамилиями были положены в урну. Затем вытащили пять записок наудачу. В зависимости от ставок, которые делали граждане, кто-то выигрывал, а кто-то проигрывал. Этот классический вариант «5 из 90» в дальнейшем послужил прообразом целого класса лотерей.

Что такое вообще лотерея? Какое ей можно дать определение?

Лотерея – это частный случай рисковой сделки. Брокгауз и Эфрон дают другое определение лотереи: «Лотерея – это вид обогащения одних лиц за счет других, в основе которого не лежит какой-либо правомерный факт распределения, а только слепой случай». Словарь говорит еще, что с нравственной точки зрения это проявление страсти, а не каких-то законов или правил поведения.

Вообще тот факт, что лотерея прежде всего основывалась на страсти, на азарте, на риске служил причиной спора о целесообразности их проведения, поскольку понятно, что тот, кто проводит лотерею, получает значительный выигрыш, а те, кто играет – отмечает номера или покупает билеты, – чаще всего проигрывает.

Сейчас у нас очень популярна моментальная лотерея, раньше она называлась лотерея аллегри, от слова «аллегри», которое значит «быстро». Понятно, что она дает возможность организаторам лотереи получить большую прибыль; в то же время, вероятность того, что вы сотрете монеткой защитную полосу и получите большой выигрыш, вообще очень маленькая.

В качестве примера я бы хотела рассмотреть четыре типа лотерей, которые существовали к началу XX века. Их определения дает нам словарь Брокгауза и Эфрона, и именно они с XVII по XIX века были наиболее широко распространены.

Существовала числовая лотерея, которую считали наиболее вредной, она называлась лотто. Возникла числовая лотерея в Генуе. Суть ее заключалась в том, что государство принимает пари на любые суммы. Вы могли поставить определенную сумму, скажем, сто франков, тысячу франков. Величина пари определялась номиналом билета. Нужно было выбрать 5 чисел из 90. Если вы указывали 5 чисел и предполагали, что из них в число выигрышных попадет 1 номер, это называлось «простая ставка»; если 2 номера – такая ставка называлась амба, 3 номера – терна, 4 – кватерна, и, соответственно, последний вариант – если вы указали пять номеров и предполагаете, что все они выиграют, – это квинтерна.

Понятно, что вероятность выигрыша при простой ставке больше. По-моему, это очевидный факт, и доказывать его не надо. При амбе, терне и так далее вероятность понижается. Почему же люди ставили на терну или кватерну? Потому что выигрыш не был пропорционален ставке. Если вы поставили простую ставку, это не значит, что сколько вы поставили, столько вы и получите в случае выигрыша. Вы получите в несколько раз больше. Соответственно, разница между простой ставкой и кватерной была на несколько порядков больше – может быть, даже в несколько тысяч или миллион раз.

Я думаю, стоит определить вероятность выигрыша для простой ставки. Не вдаваясь в подробности расчетов, скажу, что она равна 5 к 90, то есть одной восемнадцатой. В принципе, вы можете сами посчитать дальше, какая вероятность при амбе, терне и так далее. Даже 1/18 – это маленькая вероятность, а дальше – вообще очень-очень маленькая.

Следующий тип лотереи – это простая лотерея, она считается менее рискованной, и поэтому более распространенной. Простые лотереи организовывались в основном для благотворительных целей: выпускался набор билетов по определенным суммам, фонд лотереи устанавливался заранее. Если билет был более дешевый, то вероятность выигрыша была меньше. Чем дешевле билет, тем их больше нужно выпустить на определенную сумму. Чем больше вы покупаете билетов, тем вероятность выигрыша больше, чем меньше – тем вероятность выигрыша меньше. Из суммы, определенной в стоимости билетов, вычитались расходы на организацию лотереи, на благотворительные цели, а оставшийся фонд распределялся специальным образом между игроками: выбирались какие-то номера, которые и были выигрышными.

Существовал еще такой тип лотереи, как классовая или классная. Билеты делились на классы, определенная сумма делилась на разное число билетов по разным классам. То есть можно было поставить на целую часть, на одну вторую, на одну четвертую и так далее. Существовал определенный фонд; из денег, полученных за организацию лотереи, вычитались расходы на организацию и иные цели, а остальные оставлялись на распределение выигрыша. Выигрыш был разным для разных классов, и проводилось несколько тиражей. Понятно было, что самые большие выигрыши будут в последнем тираже. Время проведения лотереи, сроки, количество билетов – это все указывалось в условиях лотереи, чтобы вы могли просчитать какие-то шансы, то есть это была менее рисковая лотерея.

И последний тип – это процентная лотерея, или так называемый выигрышный заем. Но это вообще даже серьезной лотереей считать нельзя, так как вы рисковали процентами.

Существовал какой-то государственный заем, и на те суммы, которые вы должны были получить по его окончании, начислялись еще проценты. При покупке билетов государственного займа вы одновременно получали право участвовать в лотерее, и если вы проигрывали, то ваши проценты снижались или совсем исчезали. Вы ставили на ваш процент и либо получали его полностью, либо немного больше, либо ваш процент снижался, либо вы не получали его вообще. Ну и, соответственно, устраивались розыгрыши в определенные промежутки времени.

Вы, наверное, уже поняли, каков был принцип классификации: более вредные и менее вредные лотереи. В зависимости от вероятности выигрыша: чем она меньше, тем риск участия в лотерее больше.

Вообще любая лотерея считалась очень вредной, потому что азартные люди ставили большие суммы для того, чтобы выиграть, покупали большое количество билетов, и это часто вело к разорению. В России вообще существовали такие прецеденты: прислуга грабила своих хозяев, чтобы купить билетик, и, может быть, выиграть большую сумму, чтобы выкупиться на волю.

То есть с нравственной точки зрения лотереи подвергались серьезной критике, поэтому во Франции, например, они были запрещены, но в начале XVIII века разрешены вновь как хорошее средство для пополнения госбюджета, для получения средств каким-то частным компаниям и т. д.

Теперь все-таки вернемся к Казанове. Я хотела бы рассказать, как он организовывал лотерею и показать, насколько надо быть предприимчивым, чтобы воплотить в жизнь идею, в которой вообще ничего не понимаешь.

После побега из тюрьмы, куда Казанова был заключен инквизицией за многочисленные свои проделки, шулерства, любовные интриги и так далее, Казанова приезжает в Париж. Сам побег из тюрьмы занимает в его мемуарах отдельную главу. Это была тюрьма, из которой невозможно было убежать, многие знаменитые люди того времени были потрясены тем, что проделал Казанова. Вообще он постоянно это рассказывал, все очень просили его рассказать историю побега, и ему пришлось даже записать ее. В результате и возникла потом вся его книга мемуаров.

Казанова приезжает в Париж и встречается со знакомым ему по Венеции посланником Дюберни. Тот предлагает ему свои рекомендации к господину Шуазелю, который сменил Дюберни на посту министра иностранных дел, и к Генеральному контролеру (так называли министра финансов во Франции) господину де Буланю. Вообще Франция находилась тогда в тяжелом финансовом положении, и государственный долг был очень велик. Нужно было что-то придумать, чтобы каким-то образом государству получить денежные средства.

Что можно было сделать? Вводить новые налоги? Надо понимать, что налогообложение – это, конечно, хорошо, деньги приносит большие, но чем его уровень выше, тем, соответственно, налогов собираемых вроде как и меньше становится, потому что кто-то уклоняется от налогов. Высокое налогообложение вызывает негативные социальные последствия.

Соответственно, надо было что-то придумать такое оригинальное и интересное, чтобы люди сами отдавали деньги. Задача Казанове ставилась такая: надо было отыскать 20 миллионов франков, не обременяя государство и не опустошая казну.

Казанова с легкостью сказал, что он готов это сделать: он может найти эти деньги, и довольно легким способом. Он так сумел повернуть беседу, что господин Шуазель сказал, что знает этот способ и описал его Казанове – а на самом деле Казанова не имел о нем ни малейшего понятия. Как он пишет в мемуарах, он был просто в шоке и не знал, что ему делать, как ему найти выход из этой ситуации.

Казанову пригласили к господину дю Верне. Казанова пишет: «И вот я у дверей того самого человека, который спас Францию от пропасти, на краю которой она находилась лет 40 назад благодаря системе Ло». Там ему был представлен господин Кальзабиджо, который составил в свое время проект лотереи в 90 билетов, выходящей раз в месяц, выигрыши в которой могут падать только на 5 номеров. Фактически Казанове сказали – вот это тот проект, о котором вы говорили, и ему ничего не оставалось, как согласиться с этим.

Но проблема заключалась в том, что проект Кальзабиджо не был реализован по той причине, что государство и совет Военной Школы, для которой нужно было найти эти 20 миллионов, очень недоверчиво относились к такого рода авантюре и считали, что они получат больше убытка, чем прибыли, и что шансы действительно получить необходимую сумму очень малы.

За убеждение берется Казанова, втирается в доверие к Кальзабиджо, и тот приглашает его к себе домой. Оказывается, что настоящий автор проекта - брат Кальзабиджо, который, как пишет Казанова, был болен телом, но силен духом. Казанове показывают тетрадь с математическими расчетами. Казанова не очень в них разобрался, но уловил основную идею: что вероятность выигрыша для государства больше, чем вероятность проигрыша. Даже если проводить несколько тиражей, даже если в одном тираже государство потерпит убытки, в дальнейшем оно сможет получить большой выигрыш, который будет значительно превосходить те убытки, которые оно понесло.

Казанова предстает перед советом Военной Школы, и он их убеждает. Единственным условием он ставит то, что лотерея обязательно должна быть королевской. Во Франции в то время существовало значительное количество страховых компаний, товариществ, которые могли бы ее провести и обладали значительными средствами, но тем не менее Казанова говорит, что лотерея обязательно должна быть королевской.

Как он это мотивировал? Тем, что лотерея должна базироваться на предрассудке: король является гарантом всего – того, что вас не обманут, что обязательно выплатят вам выигрыш, что если вы проиграете, то по-честному, потому что никаких махинаций не будет.

Может быть, здесь как раз и имеет смысл провести параллель с современностью. В какой-то момент люди начали вкладывать деньги в банки, в МММ и в другие «пирамиды», потому что в советское время были так называемые облигационные займы. В лотерее, в которую играли с государством, всегда все выплачивалось, всегда все было точно, никто никого не обманывал. Поэтому люди верили, что просто не может быть иначе. Рекламная компания тоже может, конечно, помочь, но это не будет так эффективно, как использование существующих убеждений.

Вернемся к Казанове. Декрет был подписан, лотерею организовали, Казанове предложили 4 тысячи франков из дохода лотерей и 6 бюро по сбору денежных средств, из которых Казанова быстренько продал 5, а в последнем оставшемся посадил работать своего лакея. Для бюро нужен был человек, более-менее сведущий в расчетах, а лакей, как пишет Казанова, был хитрым и ловким малым.

В декрете существовал такой пункт, что выигрыш выплачивается через неделю после проведения тиража. Казанова же дал объявление, что его бюро будет выплачивать выигрыш через 24 часа, – этим он привлек (хороший пример рекламной компании) большое количество людей.

В Париже было всего от 18 до 20 терн (выигрышей), но они сделали лотерее репутацию, поскольку по терне выигрыш был очень значительным – в 1000 раз больше той суммы которую вы поставили. Многие в высшем свете прослышали о модной новинке. Фактор того, что это модно, престижно, сыграл свою роль, и аристократы просили Казанову взять у них деньги и сделать ставку, поскольку они хотели сыграть, но ничего в этом не понимали. В остальных пунктах приема сборщики были из простого сословия, а Казанова, благодаря своим замечательным талантам, смог проникнуть и в высшие слои общества – естественно, он собирал огромные суммы. А поскольку ему начислялся процент от этих сумм, то он заработал очень много денег.

Основанная 1857 году лотерея Военной Школы после смерти дю Верни превратилась в королевскую. Казанова же потом лотереи организовывал не только во Франции, но и в Германии. Вернее, он помог продолжению жизни лотереи как государственной.

В 1854 году он приезжает в Германию и встречается с младшим братом Кальзабиджо. Этому семейству понравилось получать доход от лотереи, ведь во Франции Кальзабиджо стал управляющим лотереи и доход он с этого имел огромный. В Германии организовали лотереи по тому же самому принципу, на основании тех же математических расчетов. Однако король Фридрих оказался умным: он понимал, что для него есть возможность проигрыша. Поэтому он хотел отказаться от того, чтобы лотерея была королевской.

Кальзабиджо попросил Казанову спасти статус королевской лотереи за определенное вознаграждение. Вот какой разговор состоялся в результате между Казановой и Фридрихом, если верить мемуарам Казановы:

Фридрих: Вам, конечно, известно, что 2 года назад я потерял 20 тысяч талеров.

Казанова: Ваше величество потеряли раз в два года, я не знаю цифры выигрышей, но цифра потери говорит мне, что они должны быть очень значительны в предшествующие тиражи.

Фридрих: Серьезные люди считают этот налог вредным.

Казанова: Мы не заботимся о добродетели, а говорим о политике. У короля всегда 9 шансов выиграть против одного проиграть.

Фридрих: Может быть, я думаю, как Вы, но вообще все ваши итальянские лотереи считаю надувательством.

Лотерея продолжила свое существование в Германии, но в конце концов все же погибла. Как пишет Казанова, погибла лотерея по вине директора, вдвое издержавшего к величине своего предполагаемого дохода – то есть понятно, что лотерея все-таки создает почву для злоупотреблений и, соответственно, все это очень печально заканчивается.

Знаете вы или нет, что Казанова был в России, был в Петербурге и общался с Екатериной Второй? В России он тоже попытался продвинуть свою идею об организации лотерей, но Екатерина ее не поддержала и привела очень веский аргумент. «Мне предлагали, – сказала она, – устроить в моей империи лотерею, но с условием, что ставка будет не меньше 1 рубля, чтобы оградить кошелек бедного, который не знает тонкостей игры, от обманчивого соблазна, представляемого ею, который мог бы думать, что по терне легко выиграть». То есть Екатерина заботилась уже не только о пополнении казны любыми способами, которыми только возможно это сделать, она заботилась еще о таком факторе, как престиж государственной власти в глазах общественности.

В 1760 году все-таки была устроена лотерея в пользу раненых, предлогом была благотворительность, а не просто пополнение госбюджета, и тем не менее Екатерина отзывалась о ней так: «Лотерея нанесла существенный публике убыток с повреждением перед оною столь нужного и драгоценного государственного кредита» Она называла это «неприятным скучным делом». То есть все-таки она понимала, что необходимы какие-то гарантии, что государство прежде всего заботится о своих гражданах, а потом уже о самом себе, о своих доходах.

Считается, что у нас в стране государство не заботится о своих гражданах, а на Западе все очень прогрессивно и все очень хорошо, но мы видим, что в XVIII веке как раз все было наоборот.

Думаю, о лотерее я уже достаточно сказала и теперь хотелось бы рассказать о другом авантюристе – Джоне Ло, тоже довольно скандальной фигуре.

Джон Ло родился в 1671 году в Эдинбурге в Шотландии, умер в 1729 году в Венеции.

Несмотря на то, что после реализации его системы произошел огромный скандал, что финансы Франции были очень сильно расстроены, считается, что он был не чистой воды авантюристом, а продвигал более серьезные идеи, чем Казанова, который заботился только о своей выгоде. После краха во Франции системы Ло, о нем заговорили по всей Европе, стали публиковаться книги о тех событиях, которые произошли.

В XIX веке с созданием банков, огромным развитием кредита, финансовых спекуляций поднимается новая волна интереса к деятельности Ло, и на него начинают смотреть не только как на авантюриста, но и как на гениального экономиста, который смог предсказать то, что через столетие было реализовано в трудах великих экономистов. XX век – век инфляции – опять выводит вперед эту замечательную личность, и уже с другой стороны показывает значение системы Ло.

Какие были основные идеи Ло?

Ло хотел через изобилие кредита и бумажных денег поддерживать процветание в экономике. Он считал, что деньги могут дать экономике возможность нормально работать. Один американский экономист писал: «Параллель между Джоном Ло, Генеральным контролером финансов Франции, и Джоном Мейнардом Кейнсом уходит так глубоко и охватывает столь широкую область, затрагивая даже некоторые аспекты их личной жизни, что иной спиритуалист мог бы найти в Кейнсе перевоплощение Ло через два столетия».

Ло родился в Шотландии, как я уже сказала (там же, где родился Адам Смит, всем известный экономист), отец его был золотых дел мастером, давал деньги в рост, но после покупки Лорестоуна стал дворянином. Характерно, что Ло вел жизнь, которая была свойственна всем авантюристам той эпохи, то есть был прекрасным игроком в карты, и игра для него была средством существования.

Монтескье, знаменитый французский философ XVIII века, пишет в своих «Персидских письмах» («Персидские письма» – это его роман в письмах, там он выводит героями персов, которые приезжают во Францию и пишут о том, что они видели во Франции, о своих впечатлениях): «игра в большом ходу в Европе, быть игроком – это своего рода общественное положение, звание заменяет благородство происхождения, состояние, честность; всякого, кто его носит, оно возводит в ранг порядочного человека».

Ло некоторое время жил в Англии. Там в начале XVIII века был создан Английский Центральный Банк, была создана биржа. Соответственно, проводились различные спекуляции. Он долго вращался в финансовых кругах и имел возможность понять, какие механизмы движут различными денежными спекуляциями, какие механизмы вообще существуют в экономике. Но так получилось, что в Англии он не смог себя реализовать, потому что за убийство на дуэли ему было запрещено пребывать в Англии.

В Шотландии его не поддержал парламент, который счел его предложения слишком рискованными. В 1705 году Ло написал книги «Деньги» и «Торговля» в связи с предложением обеспечения нации деньгами.

Что Ло считает самым главным в экономике страны? Он видит, что внутренняя торговля – это занятость людей и обмен денег на товары. Ло также говорит, что хорошее законодательство может привести к тому, что денежные средства будут вкладываться именно в те отрасли экономики, которые нужно поддерживать, но никакие законы не могут дать людям работу, если в обращении нет достаточного количества денежных средств, из которых им могла бы выплачиваться денежная плата. И он предлагает ввести эти денежные средства не путем добычи золота и так далее, а путем печатания денежных банкнот – бумажных денег, которые не были бы полностью покрыты золотом.

Мы выпускаем бумагу, естественно, выпуск бумаги не стоит столько, сколько можно на ней написать. Вот, например, возьмем наши 10 тысяч рублей. На выпуск одной бумажки потрачено явно не 10 тысяч рублей, а гораздо меньше, а стоит она вроде бы 10 тысяч рублей. В свое время у нас в стране писалось, что для банкноты в 25 рублей, по моему, 10 рублей обеспечивались активами и золотом – можно было на них купить золото. А рубль, трешка и пятерка вроде бы активами обеспечивались, но золотом – уже нет, то есть фактически были деньгами из воздуха.

Через 200 лет Кейнс назовет металлические деньги варварски пережитком.

Так что идея у Ло, в принципе, была новая и хорошая. Система Ло завершалась двумя принципами, из которых особо важно то, что для банков была предусмотрена политика кредитной экспансии, то есть предоставление ссуд в объеме, во много раз превышающем хранящийся в банке запас металлических денег, и что банк должен был быть государственным и должен был проводить экономическую политику государства.

В банк вносится собственный капитал реальными деньгами в размере одного миллиона и вклады людей в виде монет –золота, серебра и так далее, – соответственно, на 2 миллиона золотом. Банк выпускает один миллион банкнот, которые ничем не обеспечены, просто берет и печатает их. Он как бы выдает ссуду на миллион, то есть мы предъявляем эти банкноты к оплате, в любой момент мы можем этим золотом вернуть людям деньги. Польза от этого –облегчение расчетов и, прозаическая часть, – сбережение золота от стирания. Понятно, что для развития экономики такой банк мало чем может помочь.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда банк выдал ссуду на 10 миллионов бумажных денег. Вы решили, что бумажки вам не нужны, а нужно вам золото, и приходите вы дружно все в банк с 10 миллионами. Как вы думаете, сможет ли он вам вернуть все деньги, даже если очень захочет, и будет ли он к вам очень благожелательно настроен? Не сможет. Банк прекратит платежи, даже если владельцы только 3 миллионов банкнот предъявят их к погашению. Эти 10 миллионов обращаются в экономике, вы можете их на какие-то свои нужды расходовать, ну и естественно, что они способствуют нормальному функционированию экономики.

Этот принцип – сейчас, по-моему, очевидный, сейчас такая ситуация часто складывается и это вполне нормальное явление. Но для XVII века это была новая идея. Для сравнения: в Англии в XVII веке функции банкиров выполняли ювелиры и золотых дел мастера, к концу века преобладали ссуды земельным собственникам на непроизводительные цели. Только десятая часть денежных ссуд отдавалась купцам-предпринимателям. Несмотря на то, что происходило удешевление кредита, золото, особенно в провинции, еще полностью преобладало над банкнотами, и только в двадцатые годы XVIII века в Англии финансистов наряду с их прежним названием «ювелиры» стали именовать банкирами. В начале XIX века один публицист писал, что некоторые люди помнят время, когда торговец или фермер никогда в жизни не видел бумажных денег. И речь здесь идет о банкнотах Английского Банка, не говоря уже о каких-то местных банкнотах.

Понятно, что идеи Ло были прогрессивными, принципы частичного резервирования сейчас широко используются. И Ло был одним из первых, кто разглядел, что кредит играет очень важную роль в развитии производства, что он фактически необходим. Но Ло не смог понять того, что если давать очень большие ссуды, то вероятность того, что банк не сможет выплатить свои долги и обанкротится, очень велика, а если это осуществлять на уровне государства, то это грозит крахом всех финансов государства.

Во Франции был огромный государственный долг, кредит был подорван, в хозяйстве было упадок и застой, соответственно, его идеи могли быть приняты с большим энтузиазмом, тем более что во Франции был монарх, а не парламент, как в Шотландии, который слишком долго все обсуждал. Людовику XIV идеи Ло доверия не внушали. Но когда он умер, то регентом стал Филипп Орлеанский, а Ло ему уже в течение длительного времени внушал свои идеи, и, видимо, показывал ему свою книгу. Филипп его идеи воспринял.

Здесь я хотела бы еще чуть-чуть процитировать Монтескье. «Персидские письма» были выпущены в 1721 г., а крах системы Ло произошел в 1720 г., то есть прошел всего один год, и впечатление было очень свежим. В одном из писем описание авантюр Джона Ло представлено в виде отрывка из сочинений древнегреческого мифолога, который ученый муж посылает в Персию: «На острове неподалеку от Аркады родился ребенок, отцом которого был бог ветров Иол, а матерью – каледонская нимфа. Во время своих скитаний он узнал, что в Беттике повсюду блестит золото и устремился туда. Сатурн, правивший в то время, оказал ему довольно суровый прием, но когда этот бог покинул землю, молодой человек стал появляться на перекрестках и не переставая кричать хриплым голосом: «Народы Беттики, вы считаете себя богачами, потому что у вас есть золото и серебро! Весьма скорблю о вашем заблуждении... Поверьте, покиньте страну презренных металлов, переселитесь в царство воображения, и я обещаю вам такие сокровища, что вы придете в изумление! Тотчас он развязал несколько принесенных с собой сундуков и раздал свой товар желающим...» Я думаю, что под товаром подразумевались банкноты.

Ло потребовалось некоторое время, чтобы преодолеть сопротивление советников регента, которые боялись радикальных мер и не доверяли ему столь рисковые операции. Ему пришлось отказаться от идеи создания государственного банка и создать частный банк, – а понятно, что создание государственного банка было принципиально, поскольку ситуация была такой же, как с Казановой, когда он сказал, что лотерея обязательно должна быть государственной.

Тем не менее, Ло с самого начала опирался на регента, Банк назывался Всеобщий банк и был тесно связан с государством, его банкноты внедрялись в обращение и принимались даже с некоторой премией против монет. Ссуды давались под меньший процент, чем у ростовщиков, что тоже привлекало к ним интерес, и в экономике началось какое-то оживление.

Планы Ло, к сожалению, простирались дальше, чем обыкновенный кредит. Он создает второе предприятие – Компанию Индии – и пытается реализовать свои интересы в Америке (компанию называли Миссисипскою). Компания широко развернула деятельность в Америке, была объединена с Всеобщим банком, который с 1719 года перешел к государству и стал именоваться королевским.

Второе направление деятельности Джона Ло – акционирование и централизация капитала. Это тоже была новая идея, поскольку такие общества стали активно организовываться только в середине XIX века. Понятно, что Ло абсолютно отвергал политику меркантилистов, может быть, он был ближе к физиократам, но все равно понятно, что он сделал определенный важный шаг в экономике.

Система Ло породила ажиотаж, спекуляцию акциями на бирже. Спрос на акции превышал выпуск при объявлении подписки, у дверей компании дни и ночи стояли очереди, поскольку за акцию, которая стоила накануне 5 тысяч, завтра можно было получить 7–8. Как я прочитала в одной книге, секретарь Ло нажил целое состояние на взятках, которые он брал у посетителей, дожидавшихся приема Ло. Одна дама, которая очень хотела купить акции, приказала своему кучеру опрокинуть экипаж перед окнами дома Ло, чтобы он вышел и помог ей, и чтобы она могла бы как-то к нему проникнуть.

В январе 1820 года Ло становится официально Генеральным контролером финансов, но уже в разгар успеха начинает ощущаться неизбежность краха, так как все средства вкладывались в погашение госдолга. Люди постепенно начинают избавляться от акций, потому что они не приносят реального дохода. Ситуация сложилась такая: были выпущены билеты на сумму в 3 млрд. франков, реально существовал 21 млн звонкой монеты, 28 млн в виде слитков и 280 млн в виде векселей. По-моему, нетрудно посчитать, какую сумму банкиры задолжали.

Так как Ло обладал государственной властью, он пытался регулировать ситуацию, начал издавать законы о том, что курс акций должен быть твердым.

В 1728 году его посещает Монтескье, который в свое время, «Персидских письмах» очень нелестно о нем отзывался, как мы с вами видели. Но, видимо, он понял, что какое-то рациональное зерно было в системе Джона Ло.

К каким важным социальным последствиям привела эта система? Они были таковы, что на спекуляциях смог нажиться и составил себе состояние определенный класс людей, и в принципе это, может быть, косвенным образом послужило экономической предпосылкой Французской революции.




Похожие:

Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconСентиментали́зм
Просвещения. В европе существовал с 20-х по 80-е годы XVIII века, в России с конца XVIII до начала XIX века
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconXviii века. Правление Екатерины I относится к периоду
Россия в послепетровское время. Внешняя и внутренняя политика России во второй четверти-второй половине XVIII века
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» icon«Культура России во II половине XVIII века»
Цель: Познакомить учащихся с выдающимися памятниками изобразительного искусства второй половины XVIII века, дать представление о...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconРусская армия во второй половине XVIII века по «Науке побеждать» Александра Васильевича Суворова
Целью данной работы является выяснение устройства русской армии во второй половине XVIII века на основании произведения генералиссимуса...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» icon«Китайские мотивы» в архитектуре Царского Села ХVIII века
«образа Китая», сформировавшегося в XVIII веке в Европе, на формирование российского культурно-исторического самосознания. В силу...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconУрал в начале XVIII века
России в первой четверти XVIII века. Старые металлургические районы (Тульский, Подмосковный, Олонецкий, Липецкий), имевшие слабую...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconЖизнь и быт основных сословий XVIII века Цель
Показать обучающимся особенности жизни основных сословий России XVIII века на фоне переходного периода в развитии страны – разложение...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconПервая половина XVIII века стала для России эпохой географических открытий и освоения территорий восточных земель: Сибири, Камчатки, бассейна Каспийского моря
...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconРоссийский бренд-капитал: тенденции развития и финансовые технологии Хотинская Анастасия Викторовна
В зарубежных компаниях с конца ХХ века бренд-капитал – ключевой инструмент корпоративного менеджмента. В россии до настоящего времени...
Лекции «Финансовые скандалы XVIII века» iconКонтрольный тест “Россия в I половине XVIII века
Как назывался в XVIII веке налог, взимаемый со всех мужчин податных сословий?
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org