Ттелефонное консультирование



страница39/44
Дата10.08.2013
Размер5.42 Mb.
ТипДокументы
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   44

Глава 23. СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ТЕЛЕФОННОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ


И бездна нам обнажена С своими страхами и мглами. И нет преград меж ей и нами: Вот отчего нам ночь страшна. Федор Тютчев

Обращения, связанные с сексуальной проблемати­кой, представляют серьезные затруднения не только для начинающих консультантов и могут приводить к растерянности и унынию. Эффективная помощь пред­полагает обязательное наличие знаний в этой области и соответствующих консультативных навыков.

Абонентов с сексуальными проблемами можно раз­делить на три типа: (1) ищущих и испытывающих не­достаток в информации; (2) желающих получить кон­сультацию; (3) мастурбирующих клиентов.

Информационные обращения являются наименее труд­ными. Их суть становится ясной с самого начала бесе­ды. Абоненты могут интересоваться сведениями о вене­рических заболеваниях, СПИДе, абортах, применении противозачаточных средств или особенностями сексу­альной ориентации. Следует дать необходимую инфор­мацию, о которой просит собеседник, и отослать в со­ответствующие службы для дальнейшей поддержки. Не рекомендуется решать конкретные сексуальные пробле­мы, в которых консультант чаще всего недостаточно компетентен.

В основе консультативных обращений лежит проблем­ная ситуация сексуального характера (сексуальные конф­ликты, дисгармония половой жизни, снижение потен­ции и т.д.). Многие абоненты обращаются, серьезно пе­реживая свои проблемы, и хотят остаться неузнанными. Большинство бесед ведется с мужчинами или подрост­ками, женщины редко обращаются за этой помощью. Работая с консультативными обращениями, важно не увлекаться сексуальными ценностями абонентов. Очень эффективным является использование активного выслу­шивания. После определения сущности обращения не сле­дует забывать о квалифицированной отсылке. На ней не следует настаивать. Выбор остается за абонентом, но его можно поощрить к продуманным действиям.

Во время консультативных бесед приходится сталки­ваться с немалым количеством мифов и предрассудков относительно сексуальной жизни. С ними часто оказы­ваются связаны сексуальные проблемы собеседника. Обычно эти мифы являются деструктивными и приво­дят к длительной сосредоточенности на вопросах по­ловой жизни, прежде всего сексуальной состоятельно­сти. Это обусловливает ряд хронических эмоциональных переживаний (страх, неуверенность) и ведет к функ­циональной импотенции, а также к восприятию сек­суальности как некоего неодушевленного механизма, отделенного от психики человека, что приводит к не­способности выражать или иметь по этому поводу ка­кие-либо переживания и, в свою очередь, крайне зат­рудняет процесс консультирования.

Мифы, касающиеся сексуальной жизни, проявляют­ся в виде широко известных комплексов, которые мож­но зафиксировать в ходе обращений.

Комплекс Алисы в стране чудес. Характерен для жен­щин, живущих грезами, фантазиями и мечтами.
Бога­тое воображение рисует им сценарий сексуальной жиз­ни, однако ориентация на него приводит к тому, что они живут одними ожиданиями встречи с желанным партнером. Воображаемой реальности всегда отдается предпочтение перед действительностью. Далеко не каждый партнер способен справиться с навязываемой Али­сой ролью. В мужском варианте этот стиль жизни име­нуется комплексом Дон-Кихота.

Комплекс Титании. Довольно близок к предыдуще­му, представляя его крайний вариант. У женщин име­ется жесткий воображаемый образ идеального мужчи­ны. Поэтому в жизни предъявляются непомерные тре­бования к партнеру. Чем сильнее его облик отходит от желаемого образа, тем больше он отвергаем или унич­тожаем. Этот комплекс с возрастом может приводить к кризисным переживаниям и потере смысла жизни.

Близким к описанным двум является комплекс Золуш­ки, характеризующийся большей, чем у Алисы, пассив­ностью. Активность завершается на этапе поиска встречи с возможным принцем. Этот комплекс в социуме и се­мье поддерживается мифом о неполноценности женщи­ны. Поэтому Золушкам характерна низкая самооценка, страх потерять лицо, оказаться глупой или нескромной. Любое проявление активности дискредитирует ее и ли­шает свойственных ей привлекательных женственных ка­честв. Золушки часто отпугивают мужчин и поэтому про­водят жизнь в растерянности, они постоянно сосредото­чены на множестве своих мнимых недостатков, отчего нередко появляется чувство безысходности.

Комплекс Рыцаря-Развратника. Отношение к сексу­альной жизни в этом случае у женщин является амби­валентным. Она хочет видеть в партнере, с одной сто­роны, воплощение мужественности, доверия и безопас­ности (рыцаря), а с другой — стихийность, грубую мужскую силу и неуемный темперамент (развратника). Соединить их в одном человеке может лишь редкий счастливый случай, в реальной жизни двойственная установка ведет к разделению партнеров. Этому фено­мену в мужском варианте соответствует комплекс Ма­донны-Блудницы {Ангела-Проститутки). Он приводит к тому, что женщина воспринимается не как личность, а как объект. Секс разъединяется с любовью, поэтому влечение проявляется к отдельным частям тела, а в суб­лимированном варианте — к некому идеальному образу. То, что влечение вызывается антиподами, у мужчин ведет к серьезной дисгармонии сексуальной жизни.

Комплекс Мессалины отражает повышенную сексуаль­ную возбудимость и потребность с предъявлением со­ответствующих требований к партнерам, которые час­то меняются.

Комплекс «закрывающихся дверей». Возникает у жен­щин как проявление кризиса сорокалетних, если жен­ственность полностью отождествляется с сексуальное- • тью. Возрастающий страх перед утратой женской при­влекательности и снижением сексуальной функции порождает провокационное поведение и всевозможные усилия сохранить уходящую молодость.

Комплекс кастрации. Свойственен женщинам с мас­кулинизированной психикой и соответствующим сти­лем поведения. Мужчины являются для них объектом пренебрежения или осмеяния и, прежде всего, бессоз­нательной зависти. Для стиля сексуальной жизни харак­терны настолько высокие требования, чтобы партнер заведомо не смог их исполнять.

Комплекс Дон-Жуана. Стиль поведения состоит в том, чтобы завоевывать и обладать женщинами. В нем получил максимальное воплощение миф о мужественности, отож­дествляемой с простотой, физической силой и стремле­нием любым путем добиться успеха у женщин. Количе­ство связей лишь внешне укрепляет мужскую значимость. За этим скрывается страх перед женщиной, отчужденность от ее переживаний или скрытая гомосексуальная ориен­тация. У женщин этот комплекс, часто внедряемый сис­темой семейного воспитания, вызывает длительный страх перед сексуальными отношениями. Мужчина платит за этот комплекс автоматизацией половой жизни, неспособ­ностью анализировать и спонтанно проявлять свои эмо­ции и, в итоге, снижением сексуальных возможностей.

Комплекс Отелло состоит, как хорошо известно, в патологической ревности. В его основе лежит сильный страх перед женщиной из-за ощущения неполноценно­сти. Нередко он возникает у склонных к алкоголизации мужчин. Консультирование идей ревности является достаточно ответственным. Ревность является сложной эмоцией. Ей предшествуют неуверенность, опасение, дискомфорт, возбуждение, рожденные фундаменталь­ным комплексом неполноценности. Она обязательно сопровождается мучительными сомнениями. Основное содержание ревности состоит в том, чтобы сохранить для себя значимый объект. Мысль о том, что эта «вещь» будет принадлежать другому, невыносима. Наличие ре­ального соперника не имеет решающего значения — если его нет, он воображается или придумывается. Рев­ность оказывается тесно связанной с завистью. Ревни­вый человек не только стремится иметь то, что имеет другой, но и одновременно желает, чтобы другой ли­шился этого. Это ведет к разнообразным фантазиям ревности, в которых ревнивец черпает удовлетворение. Близким к нему является комплекс Леонта, который распространяет идеи ревности не только на жену, но и на детей, основное его содержание — неверие в собствен­ное отцовство. Эти люди отличаются сутяжничеством и предпочитают решать сексуальные проблемы в медицин­ских учреждениях или юридических инстанциях.

Комплекс Тристана и Изольды. Характерен для партне­ров, у которых добрачные отношения вызывают двой­ственные чувства — удовольствия и вины одновремен­но. Эмоциональное напряжение является обязательным фоном партнерства. Оно исчезает после заключения бра­ка, поэтому удовольствие лишается прежней привлека­тельности и уходит интерес к совместной жизни.

Комплекс роковой женщины наделяет его обладательни­цу качествами соблазнительности, коварства, полной независимости, непредсказуемости поведения и безжало­стности в отношении к мужчинам. Если роковое начало преувеличивается, то возникает комплекс женщины-ведь­мы с явными демоническими качествами. В основе этого отношения у мужчин лежит глубокое неосознанное чув­ство страха перед женщиной (страх кастрации) и зрелой сексуальной активностью, которое сочетается с мечтатель­но-пассивным или негативным отношением к интимной жизни и скрытой гомосексуальностью Комплекс тоталитарной женщины. Порожден тотали­тарным сознанием, которое видело в женщине рево­люционерку, труженицу — рабочую лошадь, товари­ща-соратницу или героиню-общественницу. В этом ком­плексе отражено табу, наложенное на сексуальную жизнь в обществе. Этот комплекс приводит к хрони­ческому эмоциональному напряжению из-за интенсив­ного вытеснения сексуального влечения и различным нарушениям сексуальных функций и поведения. Доми­нирование этих мифологических представлений обус­ловливает рост агрессивности, в частности сексуально­го насилия. Кроме того, жизнь женщины становится непосильной, ее подстерегает множество разочарований и конфликтов в семейных отношениях. Комплекс яв­ляется актуальным и сегодня из-за роста феминисти­ческого движения и эмансипации женщины. В США он рассматривается как вариант аддиктивного поведения, для помощи при котором существуют группы подоб­ные «АА» («Анонимные Суперженщины»).

Описанные комплексы и мифы сексуальной жизни входят в жизненный сценарий человека57. Работа с ними составляет предмет очной психотерапии, но и в теле­фонной беседе возможно отметить один или несколь­ко так называемых «скриптовых сигналов» — высказы­ваний или фрагментов поведения, по которым опре­деляется характер сценария. У консультанта, как правило, нет возможности его детализировать, однако часто можно установить, пользуясь терминологией Э.Берна, принадлежность собеседника к победителям, не-побеждающим или неудачникам.

Победитель — это человек, который знает, что будет делать, если проиграет, но не говорит об этом («Я был не прав, стоит исправить это», «Теперь я знаю, что делать»). Неудачник не знает, что делать, если проиграет, но говорит о том, что будет делать, если выиграет. При наличии существенных причин для неудач он превраща­ется в мученика, что является лучшим способом побе­дить посредством поражения («Если бы только...», «Да, но...»). He-побеждающий всеми силами стремится сохра­нить существующее положение вещей («По крайней мере, я не... Спасибо, что не случилось...»).

Цель консультирования состоит в том, чтобы не­удачник почувствовал в себе возможности не-побеждающего («едва заметные изменения»), а не-побеждающий увидел возможности стать победителем.

Мастурбирующий абонент представляет собой особую разновидность манипулятора. Это определяет принци­пы ведения телефонной беседы.

Она обычно начинается с многочисленных и весьма неопределенных вопросов типа: «Я хотел бы только поговорить», «Мог бы я побеседовать о чем-то та­ком...», «Не знаю, могу ли я сказать об этом», «Я сму­щаюсь», «Нельзя ли побеседовать с женщиной-консуль­тантом?» и т.д. Их бывает настолько много, что нетруд­но заметить некоторую неуместность или нарочитость. У консультанта может возникнуть важная догадка, что его хотят использовать. Осознав, не следует упускать это из вида. Иногда вместо неопределенного начала появ­ляется чрезмерная ясность: собеседник сразу представ­ляется. Может именовать себя подростком: «Мне сем­надцать лет», спрашивает об имени консультанта или быстро начинает интересоваться его личными сведени­ями. Нарочитость повышенного внимания дополняется особыми колебаниями голоса: появляются шепотные интонации, он как бы говорит очень близко к уху или, наоборот, как находящийся на далеком расстоянии. Кроме того, в голосе могут совершенно отсутствовать эмоции. В используемых оборотах речи довольно часто звучит смущение и робость, постепенно становящиеся неестественными. Если беседа выходит на обсуждение какой-либо сексуальной проблемы, то нередки заявления о своем простодушии и наивности «в этих вопро­сах» либо отмечается склонность к описанию конкрет­ных сексуальных деталей или использованию научных терминов, характеризующих половые контакты или гениталии. Попытки перейти к обсуждению чувств на­талкиваются на противодействие, собеседник вновь возвращается к фактам или деталям. Он длительно ко­леблется или явно противодействует разрешению пред­ложенной проблемы и по ходу беседы сопротивление становится все более очевидным. Осознание манипулятивных установок абонента наталкивает на подозрение, что голос консультанта используется для сексуального возбуждения. У многих это открытие вызывает возму­щение, может оскорбить, расстроить или привести в панику. К этим чувствам следует быть готовым. Иден­тификация мастурбирующего абонента никогда не при­носит эмоционального удовлетворения.

В такой беседе прежде всего следует сохранять конт­роль. Еще важнее твердость. Ее следует проявлять в про­тивостоянии переходу обсуждения на сексуальные де­тали. Если подозрения, что абонент мастурбирует, пе­реходят в уверенность, следует сказать, что он раскрыт, его цели ясны и без обсуждения завершить беседу: «Если у Вас есть какие-либо проблемы, я всегда готов(а) выслушать Вас, но, если вы хотите мастурбировать, наша служба не предназначена для этих целей». Это, пожалуй, один из исключительных случаев в телефон­ном консультировании, когда беседа прерывается со­трудниками службы на полуслове без каких бы то ни было извинений.

Сохранение контроля и твердости в подходе к мас­турбирующим абонентам является залогом, что они не будут злоупотреблять службой и ее сотрудниками. Пос­ле такого завершения беседы целесообразной является работа с супервизором над чувством вины за эти ре­шительные действия или другими эмоциональными переживаниями.
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Берн Э. Секс в человеческой любви / Пер. с англ. М.: Брат­ство, 1990.

Имелинский К. Сексология и сексопатология / Пер. с польск. Л.: Медицина, 1986.

Исаев Д.Н., Каган В.Е. Психогигиена пола у детей. Руковод­ство для врачей. Л.: Медицина, 1986.

Кон И. С. Введение в сексологию. М.: Медицина, 1988.

Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. М.: Олимп; Изд-во ACT, 1998.

Короленко Ц.П. Мифология пола. Красноярск, 1994.

Кэмерон-Бэндлер Л. С тех пор они жили счастливо. Простая и эффективная психотерапия сексуальных проблем и труд­ностей во взаимоотношениях. Воронеж: НПО «МОДЭК», 1993.

Лев-Старович 36. Секс в культурах мира / Пер. с польск. М.: Мысль, 1991.

Лоуэн А. Любовь и оргазм / Пер. с англ. М.: Ин-т общегу­манитарных исследований, 1997.

Лоуэн А. Радость / Пер. с англ. Минск: ООО «Попурри»/
1999. *

Мэй Р. Любовь и Воля / Пер. с англ. М.: Рефл-бук; К.: Вак-
лер, 1997. |

Некрасов С.Н., Возиликин И.В. Жизненные сценарии и сек-, суальность. Свердловск: Изд-во Уральск, ун-та, 1991. *

Русский Эрос, или Философия любви в России. М.: Про-: гресс, 1991.

Сосновский А.В. Лики любви (Очерки истории половой мо­рали). М.: Знание, 1992.

Фромм Э. Искусство любить. Исследование природы любви / Пер. с англ. М.: Педагогика, 1990.

Шерман Р., Фредман Н. Структурированные техники семей­ной и супружеской терапии. Руководство. М.: Класс,1 1997.

Глава 24. ТЕЛЕФОННОЕ ОБЩЕНИЕ С ДУШЕВНОБОЛЬНЫМИ


Это крыши разлетелись, Открывая в небо ход. Это звезды развертелись, Сокращая чисел год. Это вод небесных реки Пали в землю из дыры. Это звезд небесных греки Шлют на землю нам дары. Даниил Хармс «Падение вод»

Для большинства стран, в которых существуют служ­бы неотложной телефонной помощи, характерен рост обращений лиц, страдающих психическими заболева­ниями. Это связано с общей тенденцией деинституциализации, связанной со стремлением уменьшить число больных и ограничить длительность их пребывания в лечебнице, чтобы реабилитация преимущественно про­ходила в амбулаторных учреждениях и структурах со­циальной помощи58. Таким образом, ответственность за психических больных, которая раньше лежала преиму щественно на врачах и порой в условиях властного прессинга приводила к злоупотреблениям, разделяется между различными учреждениями социальной помощи. Эта положительная тенденция интеграции душевно­больных в обществе нередко сталкивается с рядом се­рьезных сложностей. Получая свободу, бывший паци­ент психиатрической лечебницы часто соприкасается с негативным, подозрительным или отвергающим отно­шением социального окружения и вынужден полагать­ся только на свои силы.

Даже сегодня большинство людей боятся психичес­ких расстройств и избегают общения с душевнобольны­ми. Когда-то датский философ С.Кьеркегор мрачно за­метил: «Человеческая трусость не может вынести того, что нам имеют поведать безумие и смерть». Их считают «чужаками», не желающими приспособиться к жизни в обществе. Общественным сознанием они стереотипно делятся на «психов» и «невротиков». При этом преуве­личивается общественная опасность душевнобольных: по признаку агрессивности происходит совмещение в бы­товом сознании образов «психически больного» и «пре­ступника». Поэтому к ним применяют не всегда оправ­данные меры изоляции в лечебницах. Значительная часть социума отрицательно относится к пребыванию психи­чески больных на свободе, что затрудняет их интегра­цию. Сам диагноз психического заболевания осложняет социальную адаптацию этих людей. Поэтому даже лица с пограничными психическими расстройствами избега­ют обращаться за помощью в центры психического здо­ровья. И сегодня, как пишет сторонник гуманистичес­кого отношения к психически больным Ричард Лэйнг, «наша цивилизация подавляет не только "инстинкты", не только сексуальность, но и любую форму трансцен­дентального. И неудивительно, что среди одномерных людей тот, кто имеет опыт существования в других из­мерениях, от которого он не в состоянии полностью отречься и которого ему не забыть, поставлен перед безысходной альтернативой — либо ему грозит быть уничтоженным, либо он должен передать этот опыт».

Крайне низкой остается осведомленность общества о природе психических болезней. Даже среди лиц, имею­щих высшее образование, около половины ничего не знают об этих расстройствах. Изучение психиатрии сту­дентами медицинских институтов приводит к существен­ному ослаблению жалости, сочувствия и попечительско­го отношения к душевнобольным. Среди врачей позитив­ное отношение к этим больным выявлено при одном из социологических опросов лишь у 2/3 опрошенных пси­хиатров и 1/3 педиатров. При этом 4/5 хирургов и аку­шеров-гинекологов относились к этим пациентам недо­статочно позитивно, а 12% отозвалось о них негативно.

Проведенное нами анонимное социологическое интер­вью по телефону показало, что 13,5% опрошенных от­носятся к душевнобольным с отвращением и насторожен­ностью, 14,3% респондентов полагали, что от душевно­больных следует избавляться. По их мнению, в первую очередь уничтожению (физическому!) подлежат страдаю­щие психическим заболеванием с раннего детства и осо­бенно дети с умственной отсталостью. Более терпимы были опрошенные к тем, кто заболел душевным рас­стройством позднее, и наиболее лояльными — в отно­шении к больным алкоголизмом. На фоне того, что по­ловина опрошенных вообще ничего не знала о формах помощи душевнобольным, некоторые респонденты (2,4%) полагали, что к душевнобольным и сегодня при­меняются карательные меры воздействия. От оказания помощи душевнобольным отказались, если бы предста­вилась возможность, 10% респондентов, а 1,4% опрошен­ных охотно применили бы к ним репрессивные меры.

Эти данные могут рассматриваться как важные сви­детельства враждебного отношения современного обще­ства к душевнобольным. Оно вполне укладывается в русло злокачественной агрессивности, долгое время продуцировавшейся тоталитарной властью, о которой писал Э.Фромм, оставшейся в наследство нынешнему обществу. Интенсивность садистического отношения, по его мнению, всегда определяется общественной атмосферой, во многом ответственной не только за разви­тие социального, но и за степень выраженности инди­видуального садизма. Имеются проблемы с отношени­ем к психически больным и в западном обществе, где они сталкиваются с существенными трудностями в по­вседневной жизни и часто страдают от изоляции. Од­нако сеть социальных служб, оказывающих им по­мощь, является весьма разнообразной и разветвленной. Кроме того, немало семей изъявляют желание взять по­печение над душевнобольными, которые подолгу жи­вут с ними под одной крышей — нередко на условиях полной благотворительности (например, в США)59.

Следует различать несколько типов бесед, которые приходится вести с бывшими пациентами психиатри­ческих больниц:

  1. находясь в относительно благополучном состоя­нии психического здоровья, то есть ремиссии — свет­лом промежутке между обострениями болезни — они могут попасть в кризисную ситуацию в силу соци­альных обстоятельств;

  2. их обращение может быть связано с ухудшением психического здоровья;

  3. психически больные люди могут стать регулярными абонентами, находя в консультанте отзывчивого собеседника по различным вопросам их своеобразной
    активности (изобретательства, реформаторства, пара­психологии, оккультизма и т.д.);

жертвы бывшей советской репрессивной пси­хиатрии, выражающие возмущение методами лечения поведением врачей и испытывающие психологичес­кий кризис.

Естественно, что стратегия консультирования в каж­дом случае имеет свои особенности.

1. Абонент может позвонить, находясь в спутанном сознании или испытывая страхи и галлюцинации: слы­шать «голоса», «ощущать» воздействие на свои мысли и чувства и т.д. Они могут переживать ужас от происходя­щего, им кажется, что с ними разыгрывается какой-то кошмарный спектакль или злая шутка. Внутренний мир оказывается полностью дезорганизованным и расщеп­ленным, происходящее воспринимается как нечто не­преодолимое, непредсказуемое и неконтролируемое.

При таком состоянии собеседника полезнее всего сосредоточиться на активном выслушивании, сравни­мом с подходом к человеку, которому непременно надо выговориться. Поэтому консультанту следует запастись изрядным терпением. Не стоит излишне вникать в суть болезненных переживаний или следить в деталях за причудливой сменой фабул и обстоятельств, которые бывают лишены естественной логической связи. Было бы напрасно ожидать, что собеседник может воспри­нять реальность такой, какой она видится консультан­ту. Между нашей действительностью и «миром» душев­нобольного существуют неодолимые преграды. Наша реальность определенна и ясна, их «мир» хаотичен, непредсказуем и темен. Однако терпеливое активное выслушивание приводит к тому, что возникают «едва заметные изменения», проявляющиеся в незначитель­ном прояснении сознания или большей определенно­сти ситуации. Не следует чрезмерно уповать на устой­чивость этих изменений. Они могут внезапно сменить­ся новым приступом душевного расстройства. Оно бывает причиной того, что люди обращаются в службу на следующий день, послезавтра, и консультанту сле­дует вновь терпеливо выслушивать их, стремясь дости­гать тех, порой незначительных, улучшений в состоя­нии собеседника, которых можно достичь.

2. Абонент, страдающий душевным заболеванием, мо­жет обратиться по обычным житейским проблемам например, жалуясь на одиночество, изоляцию или враж­дебное отношение окружающих. В этом случае упомина­ние об имевшем место в прошлом психическом заболе­вании стоит пропустить или оттеснить на периферию внимания и вести телефонный диалог так, как он обыч­но ведется с человеком, находящимся в кризисной си­туации. Именно проблемы отношений с окружением Вхместе с осознанием того, что психическая болезнь яв­ляется серьезным препятствием в достижении жизнен­ных целей, создают трагическую коллизию, выход из которой может видеться в отказе от жизни. Эту опас­ность не следует упускать из поля зрения, она является достаточно вероятной. Активное выслушивание помога­ет человеку не чувствовать себя брошенным. Знание си­туации, в которой живут душевнобольные, делает не­обходимым проявление эмпатического сочувствия, и консультирование проводится так же, как со здоровым человеком, столкнувшимся в жизни с проблемами.

3. Весьма изобретательным консультанту приходится быть, если беседа касается необычных увлечений, осо­бых форм проведения времени, своеобразной активно­сти, которые встречаются у психически больных. Мож­но столкнуться с проблемами изобретения «вечного дви­гателя», создания «лекарства от всех болезней», способов обнаружения «инопланетян», создания новых теорий развития общества, руководств по исцелению от «бесов и одержимости» и т.п. Как показывает практика консуль­тирования, психически больные проявляют незаурядный интерес к различным паранормальным явлениям. Тако­выми сегодня считаются феномены, которые невозмож­но объяснить с помощью научных подходов, посколь­ку они относятся к действию сверхъестественных духов­ных или природных сил. К ним относятся различные виды экстрасенсорных восприятий, «чудесных» исцеле­ний, телекинеза, телепатии, ясновидения, прорицаний. К этим феноменам относятся также такие явления, как «жизнь после смерти», реинкарнация, левитация, аст­ральное проектирование, уфология и пр.

В этих случаях основным инструментом консультиро­вания также остается активное слушание. Эти абоненты часто не испытывают нужды в эмпатическом понимании. По складу своего характера они лишены способности к эмоциональному резонансу — отражению переживаний других людей. Их поведение часто дает окружающим мало информации об их личности. Немецкий психиатр Эрнст Кречмер писал о шизоидных личностях, что они «подоб­ны римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца; однако в сумерках их внутренних покоев справляются тайные пиры» {Кречмер, 1930). Это быстро ощущается по характеру общения, которое похоже на длительный монолог с обильным словесным напором, который нельзя остановить, пока абонент не выговорится. Однако недостаток эмпатии не означает, что ее не сле­дует использовать в консультативном процессе. Напротив, активное слушание и рефлексия помогают прояснить си­туацию и определить проблему, сосредоточившись на мыслях и чувствах собеседника. Кроме того, искреннее внимание консультанта к «странной» проблеме становится для таких абонентов якорем в море человеческого непо­нимания и способно вызвать положительные эмоции и доверие. При необходимости диалога по этим проблемам консультанту важно быть предельно внимательным, из­бегать оценок теорий или «открытий» и предупреждать нецелесообразные действия, направленные на их вопло­щение, поскольку это приводит к дополнительным не­желательным сложностям в жизни. Эта консультативная позиция является наиболее адекватной ситуации, но и она бывает уязвима: следует быть готовым к проявлени­ям гнева и обиды из-за нежелания активно поддержать своеобразные начинания абонента. В этих беседах часто встречаются «вспышки» незавершенного диалога, когда рассерженный абонент может прекратить разговор. Про­явление разочарования или отчаяния по этому поводу не­уместны, прекращение беседы не грозит печальными по­следствиями собеседнику. Следует быть готовым к тому, что он позвонит опять и снова возникнет необходимость идти по узкой тропе активного выслушивания к незна­чительным и кратковременным изменениям.

4. Жертвы бывших психиатрических репрессий мо­гут быть как психически здоровы, так и больны. В про­шлом они подвергались преследованиям со стороны властей за свое инакомыслие или неприемлемые фор­мы поведения. В их консультировании прежде всего сле­дует уделить внимание признакам расстройств адапта­ции, который может развиться у жертв психологичес­кого или психофармакологического насилия. Осознавая брутальные формы психиатрического террора в про­шлом, консультанту важно принять чувства собеседни­ка, которые порой бывают весьма агрессивными. В слу­чае недостаточных знаний следует разъяснить измене­ние правил приема и учета больных в лечебных учреждениях, возможность обжалования диагноза в не­зависимых психиатрических комиссиях, получения пра­вовой и иной поддержки.

Таким образом, общим в подходе к консультирова­нию психически больных в службах неотложной теле­фонной помощи должно быть поощрение любых по­зитивных действий, к которым они склоняются, и пре­дупреждение совершения поступков, которые будут иметь для них неблагоприятные последствия. В числе возможных рекомендаций-отсылок могут быть исполь­зованы: направление к лечащему врачу, поощрение продолжать терапию, просьба посетить психиатричес­кий стационар или те учреждения, где им может быть оказана необходимая помощь.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Адлер Н., Глузман С. Пытка психиатрией. Механизм и по­следствия // Обозрение психиатрии и медицинской пси­хологии им. В.М.Бехтерева, 1992. № 3. С. 138—152.

Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа. Познание и врачевание от древности до наших дней / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1995.

Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непос­вященных / Пер. с англ. СПб.: МФИН, 1992
Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий. Их статика, динами­ка, систематика // Избранные труды. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.

Иванюшкин А.Я. Биоэтика и психиатрия // Биоэтика: про­блемы и перспективы. М.: Издание Ин-та философии РАН, 1992. С. 53-77.

Короленко Ц.П., Дмитриева Т.В. Социодинамическая пси­хиатрия. М.: Академический проект; Екатеринбург: Де­ловая книга, 2000.

Кречмер Э. Строение тела и характер. Ростов-на-Дону: Фе­никс, 1999.

Леонгард К. Акцентуированные личности / Пер. с нем. Киев: Вища школа, 1989.

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подрос­тков. Л.: Медицина, 1983.

Лэнг Р.Д. Расколотое «Я» / Пер. с англ. СПб.: Белый кро­лик, 1995.

Риман Ф. Основные формы страха / Пер. с нем. М.: Але-тейя, 1998.

Хелл Д. Ландшафт депрессии / Пер. с нем. М.: Алетейя, 1999.

Хэлл Д., Фишер-Фельтен М. Шизофрении / Пер. с нем. М.: Алетейя, 1998.

Этика психиатрии: Сб. статей / Пер. с англ. Киев: Сфера, 1998.

Donets О., Kadysheva N. Mental Patients in Telephone Counselling: Coping with Hopelessness // Help & Hope. The XIII Congress of IFOTES: Papers. 1994. P. 50-56.

Khersonsky В., Mokhovikov A. Repressive Psychiatry in a Totalitarian State // IMAGO (Japan), № 6. 1993. P. 87-103.

Mokhovikov A., Keir N. Befriending Mental Patients: Copinq with Hopelessness / Crisis, № 4. V. 20. 1999. P. 150—154

ПРИЛОЖЕНИЯ
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   44

Похожие:

Ттелефонное консультирование iconКонсультирование. Создание доверительных отношений между психологом и клиентом
Это и есть психологическое консультирование, причем консультант избегает прямых советов, а стремится разбудить и задействовать внутренний...
Ттелефонное консультирование iconЕлена Анатольевна Яковлева
Нгу ф психологии; повышение квалификации по программе "индивидуальное психологическое консультирование"
Ттелефонное консультирование iconЗаполнение декларации и консультирование по получению налогового вычета в связи с приобретением жилья, лечению и обучению

Ттелефонное консультирование iconВид операции Тариф
Консультирование по вопросам открытия счетов, заполнения расчетных документов, осуществления расчетов
Ттелефонное консультирование iconДата Время
Индивидуальное консультирование воспитателей по вопросам планирования и организации предметно-развивающей среды в группах
Ттелефонное консультирование iconДата Время
Индивидуальное консультирование воспитателей по вопросам планирования и организации предметно-развивающей среды в группах
Ттелефонное консультирование iconПрограмма 2000 Страна-партнер : Российская Федерация Область сотрудничества : Финансы техническое задание
Охватывает прямое консультирование, являются
Ттелефонное консультирование iconНазначение надбавок Размер надбавок
Консультирование и рецензирование рефератов и других творческих работ (почасовая)
Ттелефонное консультирование iconКодекс лучшей практики соглашение о взаимоотношениях между правительством и некоммерческим
Включите консультирование в ваш постоянный цикл планирования и проводите консультации заблаговременно
Ттелефонное консультирование iconВыпускная работа студентки 2-годичной программы «Системное консультирование и системные расстановки»
Применение метода расстановок в терапии травмы, обзор современных методов травматерапии
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org